«БОГ ГОВОРИТ - Я ДУМАЮ» Моррис Венден

Глава 2.
Человекоцентричные люди

Однажды мой приятель зашел навестить своего друга. В это время тот в своей мастерской орудовал огромным молотком. Желая внести в монотонность жизни нотку приключения, мой знакомый положил палец на верстак и весело сказал: «А ну-ка, ударь!» Хозяин подумал, что его гость обязательно уберет свой палец, а тот подумал, что его друг ни за что не ударит молотком. Произошло неприятное недоразумение, и мой друг устремился к доктору, неся перед собой палец, который был похож на кусочек гамбургера. Я рассказывал эту историю и раньше, и однажды кто-то сказал мне, что он пытался повторить такую же шутку, но только со своими дорогими часами. Все закончилось тем, что он ушел с расплющенной жестянкой вместо часов.

Зависимость людей друг от друга может стать огромной проблемой. И этим вопросом я хочу заняться подробнее, поскольку мне кажется, что назрела практическая необходимость разобраться в том, что является основанием нашей веры и наших поступков. Обусловлены ли наши верования зависимостью от других людей? Может быть, мы находимся под влиянием людей с ярко выраженными лидерскими или харизматическими качествами, которые знают, как воздействовать на массы и как заставить их делать то, что им угодно? Почему мы имеем именно такой строй мыслей, какой имеем? На чем мы основываемся, когда делаем выбор в пользу тех или иных поступков?

Во времена Христа вокруг этого вопроса разгорались самые бурные дебаты. В те дни вполне естественными были вопросы: «А кто еще в это верит?» или: «Кто из начальников думает так же?»

Ревностные иудеи тщательно выполняли полученное задание. Все свое знание закона они бросили на то, чтобы заманить Иисуса в ловушку. И начальники были разочарованы, когда служители, посланные ими для того, чтобы привести Иисуса, вернулись одни. «Итак, служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его? Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек. Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились? Уверовал ли в Него кто из начальников или из фарисеев?» (Ин. 7:45—48).

Совершенно очевидно, что эта болезнь охватила Церковь очень давно! И началась она даже не во времена Христа. Есть один ветхозаветный текст, который звучит почти неправдоподобно. Он может сделать из вас параноика. Он может заставить относиться с подозрением к каждому человеку. «Не верьте Другу», — сказано в этом тексте.

Имеется в виду, что нам не следует доверять своим друзьям?

«Не полагайтесь на приятеля; от лежащей на лоне твоем стереги двери уст твоих».

Остерегаться тех, кто настолько близок вам?

«Ибо сын позорит отца, дочь восстает против матери, невестка — против свекрови своей; враги человеку — домашние его» (Мих. 7:5—7).

Жил когда-то на назаретских холмах маленький Мальчик, больше всего любивший читать священные свитки, знакомство с которыми помогало Его духовному возрастанию. Позже Он вспомнил этот текст из Ветхого Завета. Мальчика звали Иисус. Чему учит нас это правило, записанное в Ветхом Завете и повторенное в Новом? Остерегаться тех, кому хотел бы довериться? Сделали ли мы вывод, что нельзя доверять никому? Что имеет в виду псалмопевец, когда говорит: «Лучше уповать на Господа, нежели надеяться на человека» (Пс. 117:8)?

И что значат слова другого псалма: «Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения. Выходит дух его, и он возвращается в землю свою: в тот день исчезают все помышления его» (Пс. 145:3, 4)? И что имел в виду Павел, когда говорил: «Перестаньте говорить: я Павлов, я Аполлосов, я Петров» (1 Кор.3:4, перефразированное)? О чем, собственно, говорили эти библейские писатели? Какую границу хотели они прочертить?

Прежде всего, нам вовсе не хочется, чтобы люди превратились в толпу, в которой никто никому не доверяет, хотя, надо сказать, наступили такие времена, что доверять можно все меньше и меньше. Когда-то, на заре нашей истории, люди, отправляясь в другие места, возвращали своим кредиторам деньги, просто приколов купюры к въездным воротам, где они оставались нетронутыми даже в течение нескольких дней. Как изменились времена! Недавно мне попался на глаза один доклад, где говорилось: 80% тех, кто обращается в автосервис, рискуют быть обворованными. Раньше человеку доверяли до тех пор, пока он своим поступком не доказывал, что доверять ему нельзя. Теперь человеку не доверяют до тех пор, пока он не докажет, что доверять ему можно. Не очень-то мне нравится жить в таком мире.

Итак, что же подразумевается в этих библейских текстах, в которых говорится: не доверяй никому?

Насколько я это понимаю по контексту. Библия говорит лишь об одном: не доверяй никому в вопросах истины. Не доверяй никому совершать за тебя твои духовные поиски. Не доверяй никому свою судьбу в вечности. Утвердись сам в том, во что ты веруешь и почему ты веруешь. Вот какая весть передана нам в этих текстах. Мне хотелось бы, чтобы вы как следует поразмышляли об этом.

Мы живем в такие времена, когда многие люди отличаются религиозной безграмотностью и наивностью. Это факт, который постоянно находит свое подтверждение. Недавно мне рассказали такую историю.

Однажды пастор пришел в класс к детям, чтобы узнать, как они изучают Библию в школе.

— Кто разрушил стены Иерихона? — спросил он.

— Это не я, сэр, — ответил каждый из мальчиков.

— Типичное состояние для этого класса? — спросил пастор учителя.

— Это честные ребята, и я верю им, — ответил учитель. — Не думаю, чтобы они сделали что-нибудь такое.

В состоянии полной прострации пастор отправился к директору школы и рассказал ему о своем посещении занятий и о том, какие ответы он услышал от учеников и их учителя.

— Пастор, и этого учителя, и этих ребят я знаю очень давно, — заверил директор. — Если они говорят, что не делали этого, мне вполне достаточно их слова.

Потрясенный служитель вынес это дело на рассмотрение совета церкви. Дискуссии продолжались два часа, пока наконец члены совета не вышли с предложением: «Пастор, вряд ли стоит поднимать так много шума из-за такого пустяка. Давайте просто покроем убытки, а расходы спишем на общее содержание церкви».

Да, мы живем во времена религиозного недопонимания, а подчас и незнания Библии. Создается впечатление, что люди, которые ни за что не будут обращаться со своим бизнесом так, как они обращаются с Богом, полностью утратили свой рассудок.

Недавно в газете я увидел заголовок: «Церковь приветствует ослабление уставных правил». В статье сообщалось: «В церковных кругах Америки стало известно, что ослабление нормативов, касающихся поста перед принятием причастия и вечерними богослужениями, приведет к новой эре духовности. Новое постановление регламентирует воздержание от употребления твердой пищи и спиртных напитков всего за три часа перед принятием причастия. Раньше пост должно было -начинать в полночь. Теперь же дозволяется принимать безалкогольные напитки еще за три часа до богослужения, а воду разрешается пить в любое время. И это, — заявляют авторы, — приведет к новой эре духовности».

Каким же нужно быть человеком, чтобы прочитать подобное сообщение и не прийти в ужас? Насколько нужно быть приученным не думать, чтобы спокойно жить в такой антирелигиозной атмосфере? Что же получается? Даже в самолеты люди садятся с портативными компьютерами, карманными калькуляторами, портфелями и дипломатами, набитыми деловыми бумагами. Они не отдыхают, не ходят в гости — они работают. Они всегда устремлены вперед и вверх. На свое дело, на свою работу они расходуют все без исключения силы. Но если бы их отношение к работе было таким же, как и их отношение к Богу и вере, они обанкротились бы уже через несколько недель.

Да, я бросаю вызов всем нам! Я призываю задуматься над тем, что является основанием нашей жизни. Не слишком ли мало мы размышляем над этим вопросом?

Основатели нашей Церкви не ленились размышлять об этом. Вот, например, одна из волновавших их проблем: «Сатана непрестанно стремится обращать наше внимание на людей, а не на Бога. Он побуждает человека видеть своих наставников в епископах, пасторах, преподавателях богословия, вместо того чтобы, изучая Писание, самому узнать, в чем состоит его долг» («Великая борьба», с. 595). А вот другой пример: «Нашим людям угрожает большая опасность: они полагаются больше на человека, и смертную плоть делают своей опорой. Те, кто не выработал в себе привычки самим исследовать Библию, кто не привык анализировать свидетельства, целиком и полностью полагаются на руководителей». Звучит резко. Но продолжим цитату: «Те, кто не выработал в себе привычки самим исследовать Библию, кто не привык анализировать свидетельства, целиком и полностью полагаются на руководителей и во всем соглашаются с принимаемыми ими решениями. Таким образом, многие могут отвергнуть вести, которые Господь посылает Своему народу, лишь потому, что эти вести оказались непринятыми руководящими братьями» («Свидетельства для проповедников», с. 106, 107). Итак, даже руководителям Церкви не доверяйте в вопросах истины и в том, что сопряжено с вашей судьбой в вечности.

Но для чего же тогда существуют руководители? Для чего пасторы? Я часто думаю об этом! И насколько я понимаю, работа руководителя должна заключаться в том, чтобы побуждать людей самостоятельно заниматься поиском, исследованием и осмыслением. Человек не обязан верить тому, что говорит пастор, до тех пор, пока он сам не изучит этот вопрос и не придет к своим собственным заключениям.

Как-то мне позвонила одна женщина, совершенно подавленная возникшими затруднениями. Ее сын, старшеклассник, столкнулся с огромными проблемами, когда задумался над вопросами веры. Бога, Библии и вечности. Он перестал ходить в церковь, но был готов до полуночи пытать свою мать расспросами по этим вечным, великим вопросам. Она не знала, что отвечать ему, и потому обратилась ко мне. Я сказал ей: «Благодарите Бога, что у вас появилась необходимость самостоятельно размышлять». — «Да, но я не могу привести никаких обоснований, — ответила мне женщина, — я просто всегда верила, и все».

Уважаемая, этого не совсем достаточно! Хвалите Господа, что ваш сын по крайней мере задает вопросы, в то время как многие из его ровесников совершенно безразличны к религии. И благодарите Бога за возможность упасть на колени, заглянуть внутрь себя и убедиться в том, что вы можете дать ответы. Разве не к этому побуждает нас Слово Божье?

А как быть с людьми, которые постоянно опасаются, что кто-то из их близких будет уведен в сторону? Известно ли вам, что некоторые наши организации, некоторые церкви, может быть, некоторые школы или учителя не совсем ортодоксальны? Приходилось ли вам думать о них? Переживать за них?

Я хочу поставить вопрос прямо: а существует ли вообще такая организация или такая личность, которая может заявить о своей непогрешимости, о своем устойчивом иммунитете к ошибкам?

«Ну как же, Г. Ричарде», — скажете вы.

Это будет слишком легкий способ подловить меня.

«Но разве не могу я доверять Грэму Максвеллу, или Джеку Провонше, или Билли Грэму, или Добсону?» — спросите вы.

Нет, Библия говорит: не доверяй никому в поисках истины, до тех пор пока сам не обретешь ее.

Мне хотелось бы напомнить афоризмы, которые любили повторять наши предшественники: «Доверие мудрости человеческой не помогает умножению благодати». «Разум, привыкший полагаться на мнение других, рано или поздно будет совлечен с истинного пути». «Смысл воспитания в том, чтобы научить молодежь быть мыслителями, а не зеркалами, в которых отражаются чужие мысли». «Не позволяйте никому завладеть вашим разумом. Не позволяйте никому думать за вас, исследовать за вас и молиться за вас». Не позволяйте этого никому и никогда.

Верующие, с которых начиналась наша Церковь, любили собираться в амбаре у Хирама Эдсона. Вы слышали когда-нибудь об амбаре Хирама Эдсона? Там собиралась молодежь для того, чтобы вместе молиться и исследовать Библию в поисках истины. «Но разве не была передана им истина как драгоценный дар?» — спросите вы.

Нет, все было не так. Они занимались исследованием и учились отбрасывать шелуху, и молились, и трудились до седьмого пота, и постились — до тех пор, пока не пришли к великой истине. Это открытие стало великим даром, но они искали и исследовали Писание сами, и они пришли к собственным заключениям относительно тех высоких истин, которые и по сей день остаются для нас драгоценным приобретением.

Иногда я подумываю о том, не следует ли нам устроить еще один амбар Хирама Эдсона, чтобы попробовать решить проблемы нашего опыта веры. Сегодня некоторые из них стоят особенно остро, потому что в свое время на них просто не обратили должного внимания. Почему бы не обсудить, например, вопрос о Божественной силе и человеческом усилии? Каждому эта проблема видится по-своему, и к обсуждению можно было бы привлечь некоторых наших крупных мыслителей. Смятение! А может быть, вопрос о тренировке воли? Смятение! Оказываюсь ли я каждый раз потерян, когда совершаю грех? Кто говорит «да», кто «нет». Еще большее смятение! А вопрос о природе Христа? Он волнует многих и повсюду. Так не собраться ли нам в амбаре Хирама Эдсона или в доме на озере Тахо? Или лучше собрать всех мыслителей и выковать единое мнение, которое и распространить потом через церковную печать? Или мы заранее знаем, что это бесполезно? Может быть, по-настоящему общее мнение вырабатывается в наших жилищах, где мы встречаемся, чтобы вместе преклонить колени. А может быть, когда-то — не важно, скоро наступит этот день или нет, — взойдя на вершины гор, с которых будут подниматься последние облачка дыма. Божий народ откроет для себя, что всех их объединяет одно разумение истины, потому что Один Дух вел их всех.

Почему человек попадается в ловушку обмана? Потому ли, что вокруг слишком много обманщиков? Нет, потому человек обманывается, что он сделал выбор в пользу обмана. Он не сделал выбора в пользу самостоятельного поиска и исследования.

Иисус знал, что на настоящее постижение и принятие истины способны лишь те, кто не знает усталости в поисках ее. Это и делало Его Великим Учителем: Он не давал готовых ответов. Он знал, что ни в кого нельзя вложить готовое знание. Человека нужно ввести в атмосферу поиска, и он должен сам искать и найти. Через апостола Павла Он передал нам весть, что следует учиться, дабы «представить себя Богу достойным» (см. 2 Тим. 2:15).

Мартин Лютер не побоялся выйти со своими знаменитыми тезисами: оправдание по вере, но не по делам; Sola Scriptura, или «только Писание», священство всех верующих. Если бы я спросил вас сейчас, кто вы по вероисповеданию: католик, протестант или иудей, большинство из читающих эту книгу ответили бы: «Я протестант».

В таком случае я задам вам следующий вопрос: а против чего вы протестуете?

«Простите, — удивитесь вы, — предполагается, что я должен против чего-то протестовать?»

Да, быть протестантом — значит протестовать против чего-то. Подумайте над этим и решите для себя, против чего вы протестуете.

Лютер взорвал всю религиозную систему своего времени, а между тем он просто призывал к тому, к чему неустанно звала первоапостольская Церковь. Вот почему в Новом Завете говорится, что жители Верии были благомысленнее фессалоникийцев. Они ежедневно разбирали Писания, чтобы выяснить, согласуется ли принесенное им Павлом слово со Словом Божьим (Деян. 17:11).

Если бы мы горячо призвали людей еще раз пересмотреть свои убеждения и выяснить для себя, на твердом ли фундаменте они основываются, то услышали бы от многих: «Да, я верую. Теоретически». Но мне представляется, что назвать по-настоящему верующим можно лишь того человека, который имеет уверенность в том, чему он верит благодаря тесным взаимоотношениям с Иисусом Христом. Ибо если я не нахожусь в живом общении со Христом, тогда я неизбежно попаду в зависимость от людей.

Если я сам себе кажусь замечательным человеком, если я всегда собой доволен и свысока поглядываю на других, то нет сомнений: я полагаюсь лишь на себя и потому попадаю под библейское определение глупца: «Кто надеется на себя, тот глуп» (Притч. 28:26). Если же я страдаю от заниженной самооценки, если у меня нет живых отношений с Богом, так что я мог бы полностью довериться Ему, тогда я непременно доверюсь людям: пасторам, епископам, профессорам богословия — любому, кто обладает соответствующим даром и умеет приводить человека в состояние покоя. Я обязательно доверюсь кому-то другому, если не доверюсь Богу. А если я не доверю себя Богу, то можно ожидать, что рано или поздно, но я буду уведен с истинного пути.

Давайте вместе вспомним сцену у колодца. Самария, жаркий полдень и женщина, идущая к колодцу за городом, потому что в самом городе, Сихаре, ее откровенно сторонятся. Она не была членом городского совета. Она не возглавляла группу девочек-скаутов и не была директором программы «Дом и семья». Она была изгоем общества, потому что у нее и раньше было слишком много мужей, а человек, с которым она жила сейчас, вовсе не был ее мужем. Но у колодца именно с ней произошло важное событие. Это было событие, предусмотренное Провидением: она встретилась с Иисусом, Спасителем мира. Вы знаете, какой у них был разговор. Самое важное — это то, что ее сердце было тронуто. Она приняла истину. Забыв обо всем на свете, она поспешила в город, желая поделиться с другими своим открытием: «Пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала: не Он ли Христос?» (Ин. 4:29).

Если вы внимательно прочитаете эту историю, то обнаружите кое-что интересное: «И многие Самаряне из города того уверовали в Него по слову женщины, свидетельствовавшей, что Он сказал ей все, что она сделала» (ст. 39). Итак, они выбрали ее авторитетом своей веры. Произошло нечто удивительное. Этот случай был из разряда сверхъестественного, и кто из людей может остаться равнодушным к проявлениям чудесного? Жители города решили, что женщина и есть та личность, на которую они могут положиться. Они уверовали благодаря ей. Но Библия на этом не останавливается и сообщает, что «еще большее число уверовали по Его слову» (ст. 41). Самаряне пришли к Иисусу сами и позже говорили женщине: «уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он — истинно Спаситель мира, Христос» (ст. 42).

Вот в чем дело! Желая подняться к горнему, человек зачастую, как говорят летчики, идет по ветру. И нередко человек может стать жертвой духовного головокружения. Поэтому-то правильность своего курса он склонен определять по тому, чувствует ли он себя в движении хорошо, а не по тому, насколько выбранное им направление соответствует существующим картам.

Жители Ангвина, штат Калифорния, никогда не забудут того дня, когда небольшой светлый самолет поднялся из аэропорта Пасифик Юнион Колледж. День был туманный, но сидящим в салоне самолета было необходимо добраться до академии в Монтерей Бэй, где у них была назначена встреча. К несчастью, самолет вел неопытный пилот, и, вместо того чтобы поверить приборам управления, он доверился интуиции. Жители городка до сих пор не могут избавиться от этого кошмара; и по сей день им чудится в воздухе рев двигателя, который умолк лишь после того, как самолет врезался в землю, похоронив под обломками обоих пассажиров. Увы! они поверили не точным приборам, а своим ощущениям: им показалось, что они выбрали правильный курс.

Со мной произошел однажды случай, когда мне казалось, что я двигаюсь в неверном направлении, хотя оно на самом деле было единственно правильным. Как-то мой сын прибежал домой страшно взбудораженный. Он только что был на берегу океана, где друзья-студенты учили его подводному плаванию с дыхательным аппаратом. «Папа, — сказал он мне, — чтобы научиться плавать под водой, не требуется никаких специальных занятий. Нужно запомнить всего три-четыре правила и все. Ты обязательно должен пойти с нами в следующее воскресенье».

Признаться, я не почувствовал очень большого вдохновения. Но мне хотелось быть образцовым отцом, и, кроме того, я вспомнил своего" друга. Он нес миссионерское служение далеко от дома, а когда вернулся, то узнал о новом увлечении своего сына: это были прыжки с парашютом. И мой приятель взобрался под самые небеса и прыгнул оттуда вместе со своим сыном. Я решил, что тоже совершу подобный подвиг со своим мальчиком. Весь вечер в субботу я посвятил тренировкам в нашем домашнем бассейне. Там для меня не составило труда поплавать со всеми этими воздушными баллонами и другими приспособлениями. И на следующий день мы отправились к океану. Ожидалось, что день будет ясным, небо голубым, а вода спокойной и прозрачной на все десять метров в глубину. Вместо этого штормило и дул сильный ветер. Вода настолько взбаламутила песок, что, погрузившись в воду, мы не видели собственной руки. И все же я отплыл к тому месту, где мы собирались погрузиться в двенадцатиметровую глубь воды. Но как только я опустился в непроглядные темные воды, я тут же сказал себе: «Нет уж, спасибо. Никуда я нырять не буду». И я развернулся и попытался плыть по направлению к берегу.

На мне был акваланг, у меня были баллоны с воздухом, которые могли бы удержать меня на поверхности. Но мне приходилось бороться с такой мощной водной стихией, что и думать об этом не стоило. Я барахтался в волнах, пытаясь держать курс на берег, но мне казалось, что меня все дальше уносит в океан. Я вновь надел дыхательную маску, и трех моих судорожно-глубоких вздохов было достаточно, чтобы в баллоне не осталось ни глотка воздуха. Творилось что-то ужасное! Наконец, ощутив вдруг странное спокойствие, я сдался. Я совершенно отчаялся и решил, что мне остается только одно: опуститься на дно. И вдруг я почувствовал, как мои колени коснулись дна! Оказывается, уже в течение какого-то времени я находился на таком расстоянии от берега, что мог дойти до него пешком. У меня было ощущение, что я плыву не в ту сторону, хотя все это время я двигался в нужном направлении.

Друзья, не поддавайтесь течениям и собственному головокружению. В самый отчаянный момент вашего сражения в океане жизни к вам может явиться сатана и сказать: «Ты пропал. Есть люди, которые и рождены-то лишь для того, чтобы стать топливом пламени ада. Ты — один из них. Так что не трать времени попусту». Но он обманывает вас. Если вам покажется, что все вас отвергли, что у вас больше нет надежды, в момент самого страшного отчаяния вы непременно ощутите под ногами твердую почву дружелюбных берегов небесной отчизны.

Радостно знать об этом, не правда ли? Пусть наш" путь озаряют слова Иисуса: «Приходящего ко Мне не изгоню вон»; «Приидите ко Мне... и Я успокою вас» (Ин. 6:37; Мф. 11:28). Это говорит Тот же Иисус, Который беседовал у колодца с женщиной. Он обращается к нам и сегодня, и Он есть наше основание. Он должен быть нашим единственным авторитетом и основанием. Вы согласны?

Завершая эту главу, я не удержусь от маленького постскриптума: пожалуйста, прошу вас, не принимайте на веру ничего из написанного здесь до тех пор, пока вы сами для себя не определите истинность моих слов.