«БОГ ГОВОРИТ - Я ДУМАЮ» Моррис Венден

Глава 8.
Комплекс саранчи

Сейчас я назову десять имен из Библии и хочу, чтобы вы ответили, что это за люди: Саммуа, Сафат, Игал, Фалтий, Гаддиил, Гаддий, Аммиил, Сефур, Нахбий и 1еуил. Помните, кто это такие? Все они упомянуты в Библии. Вот еще два имени, которые на этот раз многое вам скажут: Халев и Иисус Навин. Причина, по которой первые десять имен вам практически не знакомы, заключается в том, что обладатели этих имен стали жертвами комплекса саранчи. А всякий, кто одержим этим комплексом, вряд ли надолго задержится в Божьей Книге памяти. Фактически деятельность названных людей длилась всего шесть недель, после чего они умерли в страшных мучениях.

Дети Израиля были на пути к земле обетованной. Они прошли уже немало, но знали бы они, сколько еще им предстоит пройти! Два года прошло с тех пор, как они покинули Египет; они останавливались уже у горы Синай и вот теперь подошли к самым границам земли обетованной. Оставалось сделать только шаг, но люди пришли к Моисею с идеей, которую Моисей принял и исполнил. Идея заключалась в следующем: «Мы не очень-то уверены, что нам удастся овладеть этой землей. Пошлем туда для начала соглядатаев». Итак, из каждого колена было избрано по одному человеку, и двенадцать соглядатаев отправились осматривать землю. Шесть недель их не было, и наконец они вернулись, нагруженные виноградными гроздьями и другими плодами. Весь народ израильский собрался, чтобы услышать их рассказ; взволнованные люди были полны надежд на землю ханаанскую.

Трудно сказать, сколько там было людей. Называют разные числа — от ста тысяч до двух миллионов. В любом случае это было очень представительное собрание. Собравшиеся услышали два рассказа. Первый был от лица большинства. Все они согласились с тем, что это была чудесная страна, где течет молоко и мед. Все согласились с тем, что земля эта изобилует плодами и приятна для жизни. Но все они согласились и с другим: овладеть этой землей невозможно. Книга Чисел в главе 13 сохранила их рассказ: «Мы ходили в землю, в которую ты посылал нас; в ней подлинно течет молоко и мед, и вот плоды ее; но народ, живущий на земле той, силен, и города укрепленные, весьма большие; и сынов Енаковых мы видели там. Амалик живет на южной части земли, Хеттеи, Иевусеи и Аморреи живут на горе, Хананеи же живут при море и на берегу Иордана» (ст. 28—30).

Пока звучал этот унылый доклад, человек по имени Халев не мог найти себе места: он видел, как угнетающе действуют эти слова на собравшихся людей. Шум недовольства и разочарования становился все громче, и тогда Халев не смог больше сдерживаться. Вскочив, он прервал говоривших: «Пойдем и завладеем ею, потому что мы можем одолеть ее» (ст. 31).

Но большинство не дало Халеву договорить. «А те, которые ходили с ним, говорили: не можем мы идти против народа сего, ибо он сильнее нас. И распускали худую молву о земле, которую они осматривали, между сынами Израилевьми, говоря: земля, которую проходили мы для осмотра, есть земля, поедающая живущих на ней, и весь народ, который видели мы среди ее, люди великорослые. Там видели мы и исполинов, сынов Енаковых, от исполинского рода; и мы были в глазах наших пред ними, как саранча, такими же были мы и в глазах их» (ст. 32—34).

После этих слов все собравшиеся, как записано, подняли вопль. Все в одно и то же время. Я и представить себе не могу, что такое вопль, поднятый двумя миллионами (пусть даже сотней тысяч) людей, но, должно быть, это было что-то ужасное. Они не плакали тихонько, прикрываясь носовыми платочками. Они подняли вопль. Наверное, и ночью раздавались эти страшные стоны и рыдания.

Идея комитета уполномоченных (в нашем случае — двенадцать соглядатаев) даже сегодня вызывает усмешку. Как-то я услышал, что идеальная форма комитета — это семь человек при двух отсутствующих. В другой раз кто-то сказал мне, что комитет из пяти человек обычно состоит из председателя, имеющего решающее слово, трех человек, которые всегда будут «за», и одного «козла отпущения», который возьмет на себя функцию представлять меньшинство.

Что касается мнения меньшинства в разбираемом нами случае, оно не было принято к сведению. Но позже выяснилось, что именно точка зрения большинства оказалась неверной. Впрочем, ничего удивительного в этом нет. Что касается отношений с Богом, большинство всегда оказывается на ложном пути. Вы сомневаетесь в этом? Тогда вспомним великое предостережение, которое оставил нам Сам Иисус: широкие врата ведут к погибели, а именно этими вратами и стремится пройти большинство. К жизни истинной ведет прямая и узкая тропа, но немногие вступают на нее. Поэтому если в конце истории этого мира вы хотите оказаться вместе с Богом, то это значит, что вы хотите оказаться в меньшинстве. Именно поэтому любая организация, взывающая к большинству, не доказывает этим своей надежности. Она доказывает лишь то, что к ней нужно как следует присмотреться. И тем не менее мир в большинстве своем основывается именно на принципе большинства. На этом принципе строится вся реклама, для создателей которой аксиоматичной является формула: «Делай то, что делает толпа. Поступай так, как требует большинство».

Помните, я говорил как-то о рекламе пива «Акме», развешанной по всей стране? На рекламных щитах были изображены самые разные люди, которые, по замыслу авторов, должны были символизировать собой все слои населения. Абсолютно все слои населения пьют пиво «Акме»! «Инженеры железнодорожного транспорта пьют пиво "Акме"!» «Секретари солидных учреждений пьют пиво "Акме"!» Я увидел даже щит, на котором была изображена симпатичная седая старушка, отдыхающая в кресле-качалке: «Симпатичные старушки пьют пиво "Акме"!» Предполагалось, что сразу после этого вы побежите в ближайший магазин, чтобы купить целую упаковку пива, — и только потому, что это «делают абсолютно все!»

Я помню замечательный плакат, представленный на конкурс Вирджинией Нэпьер, работавшей тогда на отделении искусств в университете Ла-Сьерра. На плакате был изображен бродяга, неизвестно куда едущий в поезде. Под изображением этого заросшего, с красными усталыми глазами человека стояли слова: «Все бродяги пьют пиво "Акме"!» Плакат завоевал первое место в конкурсе средств пропаганды здорового образа жизни.

Если вы строите свое мнение на основании мнения большинства, то знайте, что вы на ложном пути. Так было и во времена древнего Израиля. Устремившись вслед за большинством соглядатаев, люди возроптали и произнесли слова, которые были не чем иным, как молитвой: «О, если бы мы умерли в пустыне!» (14:2). Господь услышал их странную мольбу и ответил на нее. Это редкий пример того, как на молитву приходит ответ, противоречащий воле Бога. Вы знали раньше, что ответ на молитву может противоречить воле Божьей?

Люди выкрикивали и другие слова: «Не лучше ли нам возвратиться в Египет?» (ст. 3), и часть их действительно заторопилась в Египет — так им хотелось, чтобы над ними был надзиратель, который давал бы им еду. Сказать, что все общество выведенных из плена израильтян было в смятении, — значит не сказать ничего. Плач и вопли не прекращались, но среди всей неразберихи и всеобщего отчаяния были все же два человека, которые не поддались комплексу саранчи. Это были Халев и Иисус Навин, которые ходили от шатра к шатру, убеждая людей: «Если Господь милостив к нам, то введет нас в землю сию и даст нам ее. (В конце концов, разве не обетованная это была земля?) Только против Господа не восставайте и не бойтесь народа земли сей, ибо он достанется нам на съедение: защиты у них не стало; а с нами Господь; не бойтесь их» (ст. 8, 9).

И чем же ответило общество? «Побить их камнями!» И люди схватили камни и занесли их над Халевом и Иисусом Навином, но внезапное сияние остановило их. В скинии собрания явилась слава Господня, свидетельствуя, что Тот, Кто свыше наблюдал за происходившим, вынес Свое решение. Не требовалось больше никаких слов, слишком много их было сказано. Десять соглядатаев, зараженных комплексом саранчи, уползли в свои шатры, где и умерли, пораженные Господом. Весь лагерь израильтян стал страшной язвой. Она не коснулась лишь Халева и Иисуса Навина. Их имена вошли в историю, и память об их мужестве и сегодня вносит в растревоженные сердца надежду и высокую устремленность. «Нам ничего не страшно, если Господь милостив к нам».

Давайте посмотрим еще несколько примеров из истории. Вот восемь человек — снова меньшинство! — которые входят в ковчег, выстроенный Ноем. А вот Даниил с тремя своими друзьями. Всего несколько человек, которые оказались неподвластны комплексу саранчи. А помните Иакова? Он отправляется в Египет, чтобы перед смертью увидеть сына. Он входит во дворец и говорит: «Царь, Господь да благословит тебя». И возлагает руки на голову фараона. По человеческим меркам, он совершил нечто необычайное. Обычно царствующая особа возлагает руки для благословения. Но ведь то был Иаков, который, пребывая с Богом, не страшился дворцов из слоновой кости и львов, высеченных из камня, которыми был уставлен тронный зал.

Не забудем и другого человека, который живет в пустыне и время от времени появляется среди людей. Затем наступает день, когда он выходит к реке и начинает проповедовать о грядущем Мессии. Толпы людей приходят слушать его! Прямо и безбоязненно стоит он потом перед царем Иродом. Почему? Ведь он был совершенно одинок, он был в абсолютном меньшинстве — этот человек, голос которого не подхватывал мощный хор единомышленников. Откуда же в нем такая уверенность? От осознания того, что Бог больше всего человечества и что, будучи с Ним, можно не бояться земных властей.

И еще один — действительно один! — Человек в саду. Ученики оставили Его... Мы видим Его среди распятых разбойников... Но прежде чем наступил час Голгофы, накануне Он был на другой горе — Елеонской. Несколько учеников собрались вокруг Него: простые рыбаки, женщины. И перед лицом этого меньшинства Он сказал, что Его благая весть будет проповедана всему миру! Ни малейшего доказательства не мог Он представить в пользу Своих слов. Всего один Человек, Который был также Богом, оставшийся в одиночестве, преданный всеми, — •на кресте.

В конце своих сорокалетних скитаний не так-то легко было для израильтян встретиться с «великорослыми людьми», которые были известны и их отцам. Разница была только в том, что этих великанов стало еще больше, и дело тут вовсе не в демографическом взрыве. За прошедшие сорок лет «великорослые» женщины рождали крупных младенцев, которые и выросли в новое мощное племя. Ко всему прочему, эти люди не испытывали страха перед народом Божьим, потому что сам народ Божий повел себя дерзко и неразумно. Сначала люди сказали: «Мы никуда не пойдем, даже если Халев и Иисус Навин говорят, что идти можно». Но вот Моисей сообщает им, что их странная молитва услышана и что они найдут свою кончину в этой пустыне, и они говорят обратное: «Нет, вот теперь-то мы и пойдем». Это чем-то напоминает извечную историю о мальчике и каше: мама говорит:

«Сынок, ешь кашку». А сынок отвечает: «Не хочу и не буду». И тогда мудрая мама меняет тактику и уговаривает: «Ни в коем случае не ешь эту кашу!» После чего сын моментально съедает ее. Такое, кстати, не раз случалось и у нас дома. И вот приблизительно такими людьми и были израильтяне. Они решили: «Теперь мы взойдем на гору. Мы сделаем то, о чем говорил Господь. Мы войдем в эту землю и отнимем ее у этих гигантов». Но они вновь совершили ошибку. Бог никогда не повелевал им отнимать землю, сражаться за нее. Ведь это была земля обетованная; нет никакой необходимости биться за то, что было обещано. И это один из тех великих уроков, которые нужно как следует изучать и сегодня. Нам не нужно сражаться за то, что нам обещано. Но обещал ли Господь каждому из нас победу? А кто из нас до сих пор не прекратил вести собственных сражений? Может быть, именно поэтому мы постоянно и терпим поражение?

Итак, они сказали: «Мы пойдем и сразимся». Они поднялись на гору, разбросанная, неорганизованная толпа людей. У них было утешение: «Мы превзойдем своего врага по численности». И они бросились на врага, но вскоре отступили, разбитые и окровавленные. Всю ночь израильтяне не могли уснуть от боли и стонов, и лишь мертвые уже ничего не чувствовали. Оставшиеся же в живых рыдали: «Так значит нам суждено умереть в этой пустыне?» Именно так. Враги-то были люди «велико-рослые». Они сильнее. Тут ничего не поделаешь.

Прошли тысячелетия, и наступило время, когда народ Божий вновь оказался у границ обетованной земли. Даже трудно в это поверить, правда?

«Сколько же можно стоять у границ? — спросит кто-то. — Мы стоим у этих границ уже сто пятьдесят лет!»

Так оно и есть.

Кто-то другой скажет: «Христос придет лишь тогда и земля обетованная откроется лишь тогда, когда характер Божий в совершенстве отобразится в Его народе». Но вот мы оглядываемся на людей... и говорим: «Отбой. У нас еще много времени».

Третий человек выскажет свое предположение: «Он придет тогда, когда Евангелие будет принесено всему миру». Но вот мы читаем статистические отчеты, сравниваем, как соотносится рост численности населения с проделанной евангельской работой, и вновь говорим себе:

«Еще не скоро».

Но выходит еще один человек и говорит: «Он придет тогда, когда большинство членов Его Церкви наконец-то приступят к работе». Но и беглого взгляда достаточно, чтобы сказать: «Нет. Пять процентов — это явно не большинство. У нас еще очень много времени».

Послушайте? друзья, мне хотелось бы напомнить вам одну простую истину: если бы мы более тщательно исследовали Писание, то обнаружили бы, что Иисус придет независимо от того, делаем мы свое дело или нет. Иисус придет независимо от того, несем мы Евангелие миру или нет. Мы уверены, что все в конечном итоге зависит от нас, но эту мысль нам подсказывает лишь наше «я»! Понимаем ли мы это? У Господа есть множество способов, как присоединить к Себе большинство, кроме того, чтобы просто ждать, когда большинство присоединится к Нему. Достаточно просто сократить общую численность, чтобы меньшинство неожиданно стало большинством. Все наши человеческие умствования о том, что такое большинство, будут разрешены очень простым способом.

Что касается народа, который отразит в себе характер Божий, то мы придерживались ложной точки зрения: мы считали, что этот опыт переживут шесть миллионов человек*. Вовсе не обязательно. Мне кажется, причина, по которой дети Израилевы все же вошли в землю обетованную, лучше всего находит свое объяснение в Книге Второзаконие. Если вы внимательно прочтете ее, то обнаружите, что они вошли в Ханаан не потому, что сделали что-то особенное или стали чем-то особенным. Они вошли в землю вопреки самим себе и потому, что народ, населявший Ханаан, переполнил чашу собственных беззаконий. Вот почему!

*Количество членов Церкви АСД в 80-е годы, когда эта точка зрения получила наиболее широкое распространение. — Прим. ред.

Позвольте задать вам вопрос: не переполнил ли сегодняшний мир чашу своего беззакония? Ответ безусловен: да! Книга Откровение говорит нам, что Иисус грядет, чтобы истребить губивших землю (Откр. 11:18). Он грядет, и если я буду готов к Его пришествию, то я буду спасен. Если я не буду готов, то я ничего уже не смогу изменить.

«Значит, нужно срочно готовиться? — забеспокоится кто-то. — Оказывается, все начнется гораздо раньше, чем мы думали!» И вот мы вглядываемся в собственную жизнь и видим в ней гигантов, «великорослых». В своей жизни, в своем сердце мы обнаруживаем то, что намного сильнее нас: гордыню и любовь к миру, нечестность, вздорность, злоречие, невоздержанность... Мы смотрим на этих гигантов, и чем дольше смотрим на них, тем больше они становятся. Мы слабо отмахиваемся от них, пытаемся спрятаться и признаем в итоге: «Они сильнее нас». Так мы начинаем культивировать в себе комплекс саранчи. Я не думаю, что та ветхозаветная история — всего лишь исторический пример. Я думаю, она многое говорит каждому из нас.

Итак, не поддавайтесь комплексу саранчи! Даже взгляда не бросайте на исполинов, потому что, взирая на них, вы ощущаете себя немощными карликами. Ведь гиганты и вправду больше нас. Моя нетерпеливость и моя несдержанность превосходит меня — до тех пор, пока я не становлюсь волевым, имеющим стержень человеком, умеющим контролировать свои внутренние побуждения. Однако такая опора лишь на себя самого, на свои внутренние силы делает человека крепче, жестче — ужесточает его и ожесточает против Бога; такой человек никогда не попросит Христа о помощи. Истина заключается в том, что, независимо от того, сильны мы или слабы, внутренне мы все находимся на одном уровне, когда приходит пора признать и принять весть Халева и Иисуса Навина.

Выглядите ли вы в собственных глазах подобно саранче? Тогда не смотрите больше на великанов. Перестаньте обращать внимание на то, что беспокоит вас. Не позволяйте себе низводить всю Церковь до уровня своего понимания.

Как только мы отворачиваемся от великанов и обращаем свой взор на Иисуса Христа, нашего Господа, на Его славу, комплекс саранчи начинает исчезать. Господь милостив к нам. Так ли это? Милостив ли Он к нам и по сегодняшний день? Любит ли Он нас сегодня? Остались ли истинными слова Иисуса: «Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11:28)? Да и вообще, остается ли Писание насущной истиной? «Кто отлучит нас от любви Божией?» (Рим. 8:35). Друг мой, по-прежнему ли Он ласково улыбается тебе из Своих заоблачных высей? Библия всеми своими строками говорит: да! И если только ты обратишь свой взгляд на Него, самые «высокорослые» великаны окажутся ничтожными. Это условие спасения, и в этом красота спасения: она дается Его силой, а не твоей.

Итак, не нужно биться за то, что нам уже обещано. Израильтяне не поняли этого. «Пойдем и сразимся», — сказали они (Втор. 1:41). Писание совершенно ясно говорит, что Господь никогда не поручал им сражаться (Втор. 3:22). «В Его намерения совершенно не входило, чтобы они завоевывали обетованную землю. Они должны были овладеть ею, неукоснительно слушаясь Его повелений» («Патриархи и пророки», с. 392).

Помню, как-то под Рождество я взялся мастерить своему сыну велосипед. Это был особый заказ. Ни в одном магазине нельзя было купить такой велосипед. У него должны были быть особый руль, особые колеса, особые шины. Мне все предстояло сделать самому. Часами работал я в гараже, и наконец в утро Рождества все было готово. Я вывел велосипед из гаража и спрятался. И вот из дома выбежал сын, чтобы посмотреть на обещанный подарок. Можете ли вы предположить, что ему пришлось сражаться за него? Конечно, нет! Ведь это было подарок от отца! Кому же придет в голову вступать в сражение за то, чтобы получить обещанный дар?

А теперь я хочу спросить вас: разве Господь не обещал нам с вами, что силой Христовой мы одержим главную победу в своей жизни? «Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом!» (1 Кор. 15:57). «Верен Призывающий вас. Который и сотворит сие» (1 Фее. 5:24). Как много.людей сегодня пребывает в унынии и тоске! И только потому, что неотрывно смотрят на своих великанов. Не смотрите на них. Отвернитесь от них! «Да, но я думаю, что эти великаны непобедимы!» Бог говорит: «Вовсе нет! Вы вполне можете' одержать победу над ними!»

Мы никак не можем освободиться от мысли, что эта мучительная обязанность — сражаться с великанами — наша. Возможно, кто-то процитирует: «Вы еще не до крови сражались, подвизаясь против греха» (Евр. 12:4). Но не забудьте, читая этот текст, что автор имел в виду сражение, которое мы ведем, взирая на Бога, прибегая к помощи Иисуса.

«Но разве нет у нас девяти томов, в которых осуждается всякий грех? — вновь возразит кто-то. — Мы должны внимательно изучать их, чтобы избавиться от всех грехов».

Да нет же! Единственная причина, по которой «Господь обличает Свой народ во грехе, заключается в том, что Он хочет привести Своих детей к смирению — к тому состоянию, в котором человек и способен искать Бога» («Ревью энд Геральд», 25 февраля 1902 г.). Вот в чем дело. Бог не преследует нас за все наши ошибки и провинности, чтобы заставить нас работать над ними.

Он напоминает нам о наших грехах только для того, чтобы мы просили Его разрешить все наши проблемы.

Никогда в Божьи планы не входило показывать израильтянам «великорослых» обитателей Ханаана, чтобы вынудить Свой народ сразиться с ними. Он ожидал, что Его народ падет ниц, прося Бога о помощи. Именно так и поступил Иисус Навин. Он «пал лицем своим на землю и поклонился» накануне того сражения, в котором Сам Господь был полководцем, одержавшим победу для Своего народа. Давайте же и мы «падем лицем своим на землю и поклонимся», подобно Иисусу Навину. Давайте примем наконец слова Апостола Павла: «Все могу...» (Флп. 4:13). Могу как? Своими силами? Нет! «...В укрепляющем меня Иисусе». Забудем навсегда комплекс саранчи!

«Легко сказать! А вот теперь в церковь вошел человек, который несколько лет назад причинил мне немало зла. Мне и сейчас все это неприятно вспоминать». Перестаньте смотреть на великанов. Они всегда обманчивы. Господь никогда не призывал вас сражаться со Своими великанами.

«А вот я болен страшной болезнью! Не знаю, сколько еще протяну...» Перестаньте смотреть на великанов. «А как мне быть? Я очень одинок. Я потерял человека, который был моей единственной отрадой». «А у меня семья разваливается... уже развалилась».

Не обращайте внимание на великанов. Никто не спорит, они действительно сильнее вас. Они сильнее меня. Но Господь сильнее всех их вместе взятых. Разве не стоит нам благодарить Спасителя, Который обещал нам все силы неба и земли? Благодарение Богу, Который приготовил венец победы каждому, кто исповедует веру столь же безусловную, что и Халев, и Иисус Навин!