«Колесницы спасения» Ганс Ларонделл

Глава 8.
Армагеддон: день вселенского суда и освобождения

Термин «Армагеддон» встречается лишь один раз в английских переводах Откровения: «И он собрал их на место, называемое по-Еврейски Армагеддон» (Откр. 16:16). Безусловно, этот текст следует понимать в его библейском контексте. В тексте сказано о том, что название Армагеддон звучит «по-Еврейски», что указывает на ветхозаветные связи. Это слово обычно переводится как «гора Мегиддо». Такой перевод, однако, не затрагивает само слово Мегиддо или Магедон (или Магеддон), как оно читается в греческих рукописях Апокалипсиса. Интересно отметить, что греческий перевод Ветхого Завета — Септуагинта — обычно транскрибирует название города Мегиддо как Магеддо (см. 2 Пар. 35:22; Суд. 1:27; Ис. Нав. 12:21). Но в одном месте он перефразирует выражение «долина Мегиддо» как «долина избиения» или уничтожения, а именно: в Зах. 12:11 (еккоптомену: «отсечения»).

Название Хармагедон в греческом оригинале Откр. 16:16 — «Гора Уничтожения» — указывает на суть того события, которое свершится, когда бесовские духи соберут, или объединят, все политические силы антихриста против Бога и народа Христа. Провидением Божьим им уготовано уничтожение. Исбон Т. Беквит делает поэтому следующий вывод: «В таком случае оно [это название] является символическим именем, обозначающим сцену великой битвы между антихристом и Мессией».

Роберт Г. Маунс также рассматривает Армагеддон как кульминацию истории спасения:

«Хар-Магедон — где бы он ни находился — представляет собой символ окончательного крушения всех сил зла, низверженных силой и властью Божьей. Великий конфликт между

Богом и сатаной, Христом и антихристом, добром и злом выльется в конце концов в последнюю битву, из которой Бог выйдет победителем и возьмет с Собой всех тех, кто уверовал в Него».

Говоря об историческом контексте города Мегиддо, исследователи в основном обращаются к исторической войне Израиля против враждебных ему царей Ханаана, которая прославляется в песне Деворы (см. Суд. 5). Когда Израиль казался беззащитным и не было надежды спастись от колесниц Сисары (см. Суд. 4:13), Господь вмешался с небес, обрушив на землю дождь такой силы, что «поток Киссон [река, протекающая близ Мегиддо] увлек их» {Суд. 5:19—21). Леон Моррис и другие исследователи рассматривают эту победоносную войну Яхве «как символ окончательного поражения всех сил зла, нанесенного Всемогущим Богом». Это поднимает вопрос о том, каковы же основные черты войн Яхве в еврейской Библии (см. главы 2—4 этой книги). Если Армагеддон представляет собой последнюю войну Божью против Его заклятых врагов, тогда предыдущие войны Яхве выступают в роли прообразов, или предвозвещений. Его апокалиптической войны. В своей основе природа и цели Божьих актов суда и спасения остаются неизменными во все времена.

Песнь Деворы уже указывает в будущее, когда она завершается текстом, в котором звучит апокалиптическая нота:

Так да погибнут все враги Твои, Господи! Любящие же Его да будут как солнце,

восходящее во всей силе своей!

Ст. 31

От своих ветхозаветных образов Армагеддон будет отличаться тем, что все население мира разделится на народ Божий Нового Завета и тех, кто сознательно выступил против Бога.

Армагеддон в его апокалиптическом контексте

«И видел я выходящих из уст дракона и из уст зверя и из уст лжепророка трех духов нечистых, подобных жабам: это — бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя. Се, иду как тать: блажен бодрствующий и хранящий одежду свою, чтобы не ходить ему нагим и чтобы не увидели срамоты его. И он собрал их на место, называемое по-Еврейски Армагеддон» {Откр. 16:13—16).

В этой части книги записано ясное видение («И видел я»), которое как бы прерывает изложение событий, связанных с шестой и седьмой язвами. Можно понимать интерлюдию как описание того, как бесовские духи готовят мир к последней войне Божьей. Далее в видении поясняется, что Армагеддон есть последняя схватка между Вавилоном конца времени и Мессией (см. Откр. 17:14 и 19:11—21).

Иоанн увидел, как три злых духа вышли из уст дракона, зверя и лжепророка. Маунс поясняет, что «нечистью духи выходят из уст безбожного триумвирата, что позволяет предположить увещевания и ложную пропаганду, которые в последние дни побудят людей бесповоротно присоединиться к делу зла».

Остается без ответа следующий вопрос: «Что же, в сущности, представляет собой это "дело зла"?» Текст говорит: «Они выходят к царям земли всей вселенной [ойкумёнес], чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя» (ст. 14). Некоторые истолкователи делают поспешный вывод о том, что эти слова предсказывают мировую войну между восточным и западным блоками. Подобное ни на чем не основанное предположение может возникнуть лишь в том случае, если мы полностью отсечем слова Писания от их библейских корней и контекста. Ни о какой войне между народами здесь нет и речи. Кульминационные стихи Апокалипсиса Иоанна относятся к куда более серьезному в глазах Божьих злу: к богоотступническим религиозным силам, которые побудят все политические силы земли объединиться с одной целью — пойти войной на народ Божий! Вот в чем смертоносная суть последней демонической войны в Апокалипсисе. Вот то «дело зла», которое приведет к драматическому вмешательству Божьему и к суду Его святой войны против Вавилона. Война против Бога есть война против народа Божьего. Этот принцип оставался неизменным в опыте Израиля Божьего в Священном Писании и был причиной вмешательства Бога. для избавления Своего верного народа завета. Мы можем заключить, что народ Христа будет в центре апокалиптической войны, уже из предостережения Христа:

«Се, иду как тать: блажен бодрствующий и хранящий одежду свою, чтобы не ходить ему нагим и чтобы не увидели срамоты его» (Откр. 16:15).

Таким образом, Христос призывает Своих сторонников быть в духовной готовности к критическому моменту в конце истории. Лишь когда верующий во Христа облечется в одежды праведности Христовой, он сможет устоять в последнем испытании веры (ср. Откр. 3:18). Беквит концентрирует внимание именно на этом религиозном аспекте Армагеддона:

«Объединение всех сил зверя для битвы будет началом величайшего кризиса для святых».

Совершенно очевидно, что святые еще не восхищены на небеса во время последних язв, обрушенных на Вавилон. Демонический союз всех политических и отступнических, религиозных властей на земле обрушивает все свои силы против верного народа Христова. Смысл Армагеддона можно уяснить лишь в свете вселенской войны между Богом и сатаной, между Христом и антихристом. Ч. Мервин Максвелл приходит к выводу о том, что «Армагеддонская битва не будет третьей мировой войной», поскольку «на "Армагеддон" цари земные собраны бесами не для войны друг с другом, но для битвы с Агнцем». Решается вопрос о том, кто будет править Вселенной. Великая борьба началась на небесах и продолжается на земле еще со времени грехопадения Адама (см. Откр. 12:7— 9; Быт. 3:15). Падшие ангелы непрестанно собирают, или объединяют, политических и военных лидеров, имея своей конечной целью уничтожение Церкви Христовой. «Они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их; ибо Он есть Господь господствующих и Царь царей, и те, которые с Ним, суть званые и избранные и верные» (Откр. 17:14).

Так ангел поясняет те мотивы, которые побудят наш мир пойти на Армагеддонскую битву. Одновременно он заверяет верующих в том, что Христос одержит блестящую победу, поскольку Его верховное владычество было утверждено Его искупительной жертвой как Агнца. Титулы, которыми в еврейской Библии наделяется лишь Бог — Царь царей и Господь господствующих (Втор. 10:17; Пс. 135:4; Дан. 2:47), — ныне отнесены ко Христу, возвращающемуся как Воитель и Спаситель.

Но каким образом в реальности цари земные «ведут брань» с Агнцем Божьим? Джордж Б. Кейрд поясняет: «Земные цари могут вести брань против Агнца исключительно через Его последователей. Эта война поэтому представляет еще одно упоминание о великих преследованиях». Ранее Иоанн уже говорил об апокалиптических гонениях на Израиль Божий посредством введения новых государственных законов: «И рассвирепел дракон на жену и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божий и имеющими свидетельство Иисуса Христа» (Откр. 12:17).

Видение Иоанна об Армагеддоне в Откр. 19 полностью раскрывает реакцию Бога на сатанинский замысел против народа Христа. Иоанн изображает здесь Христа как небесного Воителя. Восседая на своем белом боевом коне, Он придет для спасения Своего народа.

«И увидел я отверстое небо, и вот конь белый, и Сидящий на нем называется Верный и Истинный, Который праведно судит и воинствует. Очи у Него как пламень огненный, и на голове Его много диадим; Он имел имя написанное, которого никто не знал, кроме Его Самого; Он был облечен в одежду, обагренную кровию. Имя Ему: Слово Божие. И воинства небесные следовали за Ним на конях белых, облеченные в виссон белый и чистый. Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы. Он пасет их жезлом железным; Он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя. На одежде и на бедре Его написано имя: Царь царей и Господь господствующих... И увидел я зверя и царей земных и воинства их, собранные, чтобы сразиться с Сидящим на коне и с воинством Его» (Откр. 19:11—19).

Это видение Второго пришествия Христова возвещает о том, что Он идет для того, чтобы спасти Свою Церковь и свершить Свой мессианский суд над нечестивыми согласно тому, как провозглашено в еврейском Писании (см. Пс. 2:9; Ис. 11:4). Павел уже подчеркивал этот двойственный характер возвращения Христа, когда писал о том, что Христос накажет гонителей Его народа «вечной погибелью» в день, когда Он придет для того, чтобы прославиться в Своем народе (2 Фее. 1:5—10).

Имя «Верный и Истинный» (Откр. 19:11) есть Христово заверение в том, что Он не замедлит вернуться в час глубочайшего кризиса во Вселенной. Он верен Своим обетованиям завета и исполнит их в блеске и огненном сиянии Своего явления.

Анализ события Армагеддона с точки зрения его еврейского контекста

Христос придет как Судия и Воитель. Он «праведно судит и воинствует». Конкретным ветхозаветным контекстом для двойственной миссии Помазанника является пророчество Иоил. 3. Здесь Яхве собирает все народы в долине Иосафата, откуда они ведут войну против Израиля Божьего на горе Сион. Бог Израиля затем явится как их Судия и Воитель, Который вступит в битву за Свой гонимый народ:

Там произведу над ними суд за народ Мой

и за наследие Мое...

Солнце и луна померкнут

и звезды потеряют блеск свой.

И возгремит Господь с Сиона...

но Господь будет защитою для народа Своего

и обороною для сынов Израилевых

Иоил. 3:2—16

Иоил. 3 связывают с Откр. 19 отношения мессианского исполнения. Богодухновенное истолкование пророчества Иоиля — это истолкование христологическое. Данное Иоанну апокалиптическое видение Христа как небесного Судии и Воителя преображает суд Яхве, обращенный против врагов Израиля, в суд Христа, обращенный против врагов Его народа. Враги Израиля трансформируются в «зверя и царей земных» и «лжепророка» (Откр. 19:19, 20). Во время Армагеддона Христос будет защитою для Своего народа, обороною для Израиля Божьего, где бы ни находились сыны Божьи в мире.

Истолкование Иоанном Иоил. 3 в Апокалипсисе учит нас тому, что еврейские пророчества относительно суда Яхве над национальными врагами Израиля более не могут применяться в их этнических и географических границах после креста и воскресения Христа. Новый Завет раскрывает, что данные Израилю обетования будут иметь свое новое исполнение через Христа, и это будет исполнение в неизмеримо большем масштабе. Со всей очевидностью это проясняется, если мы рассмотрим то, как Откр. 14 применяет данный ветхозаветный текст в контексте ситуации, сложившейся после воскресения Христова:

Пустите в дело серпы, ибо жатва созрела;

идите, спуститесь, ибо точило полно и подточилия переливаются, потому что злоба их велика.

Иоил. 3:13

До шести раз применяет Откр. 14 использованную в сцене локального суда сельскохозяйственную символику к суду всемирному и вселенскому. Христос исполнит суд Яхве в долине Иосафата в глобальном масштабе. Он пустит в дело серп, когда созреет жатва на всей земле (в Откр. 14:15,16 три раза упоминается «земля»). Подобным же образом виноградные гроздья зреют по всему миру (в стихах 18,19 слово «земля» также использовано три раза), и они брошены в «великое точило гнева Божия» (ст. 79). «Великое точило» в реальности также вселенское (ст. 18,19) и более не связано с местной ближневосточной долиной Иосафата из Книги Иоиля. Гора Сион в Новом Завете становится символом того места, где Христос собирает Свой народ для поклонения и Своего спасающего и освящающего общения (см. Евр. 12:22—24; Откр. 14:1).

Резюмируя, скажем, что Апокалипсис Иоанна-учит Церковь тому, что: 1) суд Яхве будет исполнен Христом в ходе Его славного возвращения; 2) собравшийся на горе Сион народ завета Яхве есть народ Христа; 3) ограниченная по территории долина суда расширяется до пределов всей земли.

Говоря богословскими терминами. Апокалипсис учит христологическому, экклезиологическому и вселенскому применению пророческого суда и искупления, о которых идет речь в Книге Иоиля.

Как соглашаются все исследователи, Откр. 19, однако, представляет наиболее полную картину Армагеддона. Эта глава изображает Христа победоносным Воителем, Который спускается с небес на белом боевом коне (см. ст. 11). Он приходит для того, чтобы взять принадлежащую Ему по праву власть над нашей планетой: «На голове Его много диадим» (ст. 12). Ни дракон с его семью венцами (Откр. 12:3), ни морской зверь с десятью (Откр. 13:1) не наделены Богом властью владычествовать над человечеством. Христос возвращается как «Царь царей и Господь господствующих» (Откр. 19:16). Лишь Его одного Отец наделил властью править землей, и лишь Он исполнит священную волю Божью, ибо Он есть «Слово Божие» (ст. 13). Иисус исполнит и совершит все то, что на протяжении веков предсказывали еврейские пророки относительно сущности и исполнения суда Яхве. Откровение применяет четыре древние темы суда к возвращению Христа с небес: А. «Он был облечен в одежду, обагренную кровию» (ст. 13). Б. «Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы» (ст. 75).

В. «Он пасет их жезлом железным» (ст. 75). Г. «Он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя» (ст.75).

Концентрация судных мотивов в Апокалипсисе дает Церкви уверенность в том, что восставший Христос есть центр всех еврейских судных воззрений, что царствование Христово есть единственная надежда для мира, страдающего от несправедливости, жестокости и религиозных гонений. Четыре символических описания Христа как Судии-Царя заимствованы из ветхозаветных сцен, в которых Яхве или Его Мессия реализует отмщение Божье над гонителями истинного Израиля. Откровение о том, что распятый и восставший Христос исполнит в реальности еврейские предсказания о суде, подтверждает органическое единство Ветхого и Нового Заветов.

А. «Он был облечен в одежду, обагренную кровию» (Откр. 19:13).

Существует мнение, что этот текст означает, что Христос приходит в обагренных кровью одеждах для того, чтобы символизировать этим Свое самопожертвование ради всего человечества. Но нам всегда следует соотносить язык апокалиптических картин прежде всего с его еврейскими корнями и первоисточником. Исаия нарисовал суд Божий над Едомом, злейшим врагом Израиля (см. Чис. 20:18—20; 2 Пар. 28:17), следующими поэтическими строками:

Кто это идет от Едома,

в червленых ризах от Восора,

столько величественный в Своей одежде,

выступающий в полноте силы Своей?

«Я — изрекающий правду,

сильный, чтобы спасать».

Отчего же одеяние Твое красно?..

«Я топтал их [народы] во гневе Моем

и попирал их в ярости моей;

кровь их брызгала на ризы Мои, и Я запятнал все одеяние Свое;

Ибо день мщения — в сердце Моем, и год Моих искупленных настал».

Ис.63:1—4

Нарисованный пророком драматический образ суда Яхве над врагами древнего Израиля совершенно очевидно служит в Откр. 19 моделью для изображения последней миссии Христа в мире. Апокалипсис учит тому, как военные пророчества Исаии против Едома будут исполнены во Христе и антихристе в Армагеддоне. Самой важной здесь является идея о том, что спасающая благодать Божья равна Его правосудию. Бог преследует две цели: «день мщения» явится одновременно временем Его искупления (Ис. 63:4). Ис. 34 и 35 более подробно раскрывают два этих аспекта войны Яхве против Едома. День мщения Божьего Едому (Ис. 34:5,6) становится олицетворением Его войны против всех народов: «Ярость Его на все воинство их» (ст. 2).

Он предал их заклятию,

отдал их на заклание...

и горы размокнут от крови их.

Ст. 2, 3

Добавленное к этой картине упоминание о космических знамениях — небо свернется, подобно свитку, и звезды падут (ст. 4), — которыми описывается теофания Яхве, указывает на то, что историческое крушение Едома еще не является полным исполнением военного пророчества Исаии. Его апокалиптический аспект будет полностью исполнен лишь по возвращении Мессии Иисуса, когда Он совершит правосудие Божье и принесет искупление Своему народу (см. Откр. 6:12— 75). Исаия подчеркивает, что Едом сокрушен ради избавления Израиля: «год возмездия за Сион» (Ис.34:8). С одной стороны, территория Едома станет пустыней, горящей смолой, которая «не будет гаснуть ни днем, ни ночью; вечно будет восходить дым ее» (ст. 9,10); с другой стороны. Бог установит Свое славное Царство в Сионе, преобразив всякую пустыню в Едемский сад. Среди искупленных Богом не будет более ни больных, ни увечных — «радость вечная будет над головою» (Ис. 35:1— 10). Подобным же образом, как мы узнаем, сразу же вслед за Армагеддонской битвой в Откр. 19 наступает вечная радость для святых во время тысячелетнего царства на обновленной земле (см. Откр. 20—22). Мрачные тучи Армагеддона несут также и надежду.

Б. «Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы» (Откр. 19:15).

Этот образ вызывает в памяти первое видение Христа, когда Иоанн увидел «острый с обеих сторон меч», выходящий из уст Господа (Откр. 1:16). Такая картина подсказывает, что этот символ имеет отношение к войне. Христос предупреждает Пергам, что мечом уст Своих Он будет сражаться против проповедующих идолопоклонство и аморальность в церкви (см. Откр. 2:14—16). Кое-кому хотелось бы полагать, что речь здесь идет лишь о словесном осуждении лжеучения, о «смертном приговоре» (Р. Г. Маунс), провозглашенном Христом. Но фактически изображенная Иоанном картина возвращающегося Христа перекликается с полупоэтическим описанием Исаии, в котором Мессия из рода Давидова «жезлом уст Своих поразит землю и духом уст Своих убьет нечестивого. И будет препоясанием чресл Его правда, и препоясанием бедр Его — истина» (Ис. 11:4, 5; ср. Ис. 49:2). Такая пророческая картина последней войны Мессии против «нечестивцев» раскрывает цель прихода Христа в Армагеддон — сокрушить нечестивцев. Иоанн описывает их как зверя, лжепророка и царей земных (см. Откр. 19:19, 20). Зверь и лжепророк «схвачены», и «живые брошены в озеро огненное, горящее серою». Остальные же — цари земные и обманутые ими народы — «убиты мечом Сидящего на коне, исходящим из уст Его» (ст. 27). В то время как зверь и лжепророк явно символизируют отступившие от Бога религиозные организации, разъяренные сторонники которых уничтожат своих лжепастырей (см. гл. 6 этой книги), разгневанные народы Вавилона не смогут устоять перед всепоглощающим сиянием шекины — славы Христовой.

Весть Армагеддона лишь более полно раскрывает сущность того, чему учил Павел об антихристе: «И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего» (2 Фее. 2:8). Таким образом, как апостол Павел, так и Иоанн в своем благо-вествовании провозглашают, что Господь Иисус Христос будет исполнением всех пророчеств Исаии о победоносном Мессии. Иисус повергнет Вавилон антихриста и уничтожит всех Своих врагов, то есть тех, кто восстает против Его всевышнего господства.

Исаия изобразил Яхве как Воителя, «меч» Которого придет с судом и вызовет «большое заклание в земле Едома» (Ис. 34:5,6). Нарисованный Иоанном образ Христа утверждает, что меч Яхве будет доверен Христу. Он будет судить и вести войну в абсолютной справедливости. Внушающие благоговейный трепет суды гнева Божьего, на которые указывают все еврейские пророки и которые Новый Завет применяет ко Второму пришествию Христа, неоправданно понимать в духовном смысле, истолковывая как победу Евангелия над злым разумом.

Символическое прошение замученных святых о правосудии Божьем (см. Откр. 6:9—77) будет удовлетворено в Его карающем и спасающем правосудии. И тогда бесчисленные сонмы небесных жителей воскликнут:

Аллилуйя! спасение и слава,

и честь и сила Господу нашему,

ибо истинны и праведны суды Его!

потому что Он осудил ту великую любодейцу,

которая растлила землю любодейством своим,

и взыскал кровь рабов Своих от руки ее.

И вторично сказали: аллилуйя!

И дым ее восходил во веки веков.

Откр. 19:1—3

В. «Он пасет их жезлом железным» (Откр. 19:15). Если рассматривать эти слова обособленно, мы можем неверно истолковать их, предположив, что Христос будет безжалостным образом править нераскаявшимися. Но анализ источника этих слов — Пс. 2 — устраняет любое неверное толкование данной фразы. В этом царском псалме Бог поручает Своему помазанному Сыну вначале наставить язычников (см. ст. 10—12), а затем судить мятежные народы:

Ты [Царь-Мессия] поразишь их жезлом железным;

сокрушишь их, как сосуд горшечника.

Пс. 2:9

Из этого поэтического параллелизма ясно одно: Мессия использует данную Богом власть для того, чтобы свершить суд и уничтожить тех, кто отказывается признать Его Господом. Он «сокрушит их, как сосуд горшечника».

Пс. 109 повествует о мессианском суде в менее поэтических выражениях:

Господь одесную Тебя.

Он в день гнева Своего поразит царей;

совершит суд над народами,

наполнит землю трупами,

сокрушит голову в земле обширной.

Ст. 5, б

Вряд ли возможно еще более реалистично изобразить эту странную работу Мессии. Тот же реализм правосудия Божьего применен в Откр. 19 ко Христу, когда Он приходит как Царь-Воитель для того, чтобы встретить Своих врагов — слуг антихриста — в Армагеддонской битве.

Г. «Он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя» (Откр. 19:15).

Четвертый символический образ вызывает в памяти изображенную в Откр. 14:17—20 картину сбора винограда на земле. Там ангел возвещает, что виноград на земле созрел, затем другой ангел срезает гроздья и .бросает их в «великое точило гнева Божия» (ст. 79). Завершается это видение потрясающей кульминацией: «И истоптаны ягоды в точиле за городом, и потекла кровь из точила даже до узд конских, на тысячу шестьсот стадий» (ст. 20).

И вновь смысл становится явным лишь после того, как мы соотнесем эту фразу с ее первоисточником в Иоил. 3. Иоиль изобразил прилегающую к горе Сион «долину Иосафата» точилом, полным нечестия (см. ст. 13), совершенно очевидно намекая на собравшиеся народы, враждебные Израилю Божьему (см. ст. 2, 12). Суд Божий, обрушившийся на тех, кто пребывает «за городом» (Откр. 14:20), позволяет предположить, как фактически исполнится судная сцена из Книги Иоиля. «Гора Сион» — это место, где двое или трое собираются во имя новозаветного Бога (ст. 7). Роберт Маунс полагает, что пророческое упоминание о том, что суд свершится «за городом», является аллюзией на страдания Христовы «за вратами». Он делает вывод о том, что «отказавшиеся от первого суда должны принять участие во втором».

Давка винограда — хорошо известная в Израиле, картина сельской жизни. Пророки часто прибегают к ней для того, чтобы проиллюстрировать реальность грядущего суда и уничтожения как результата святой войны:

Господь возгремит с высоты...

как топчущие в точиле,

воскликнет на всех живущих на земле...

И будут пораженные Господом в тот день —

от конца земли до конца земли.

Иер. 25:30—33

Когда Иоанн говорит о том, что кровь разольется на тысячу шестьсот стадий и достигнет высоты конских узд (ст. 20), он символически изображает всю землю. Апокалипсис использует число четыре как число земли (Откр. 7:1; 20:8); результат, полученный от многократного умножения этого числа, подразумевает всю поверхность земли. Иными словами, окончательное правосудие Божье настигнет нечестивцев везде, где бы они ни были. Единственным безопасным и защищенным местом будет гора Сион, то есть место, где пребывает Агнец Божий (Откр. 14:1—5). Сказано, что Христос «топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя» (Откр. 19:15). Маунс так комментирует эти слова: «У Иоанна не вызывает брезгливости картина того, как Сын приступает к исполнению суда»'". Однако суть изображенной Иоанном картины заключается в изложении апокалиптической истины, которую мы можем наилучшим образом оценить в свете военного пророчества Исаии, направленного против Едома (Ис. 63:1—4; см. пункт А выше). Христос топчет точило, и результатом этого будет поток «вина», которое Он выливает как бы в «чашу гнева Его». Все сторонники зверя и лжепророка должны испить ее (Откр. 14:9, 10). Исаия уже пояснил этот образ, сказав:

И притеснителей твоих накормлю собственною плотию,

и они будут упоены кровию своею

как молодым вином;

и всякая плоть узнает,

что Я — Господь,

Спаситель твой и Искупитель Твой,

Сильный Иаковлев.

Ис. 49:26

Изображение Христа, топчущего точило, когда Он возвращается на землю, — еще одна яркая метафора, направленная на то, чтобы яснее обрисовать ту судьбу, которая неизбежно постигнет Вавилон. Он получит свой Армагеддон.

Армагеддон — великая «вечеря Божия» для птиц

«И увидел я одного Ангела, стоящего на солнце; и он воскликнул громким голосом, говоря всем птицам, летающим по средине неба: летите, собирайтесь на великую вечерю Божию, чтобы пожрать трупы царей, трупы сильных, трупы тысяченачальников, трупы коней и сидящих на них, трупы всех свободных и рабов, и малых и великих» (Откр. 19:17, 18).

Приглашение ангела ко всем пожирающим падаль птицам лететь на великую «вечерю Божию» разительно контрастирует с высказанным ранее приглашением: «Блаженны званные на брачную вечерю Агнца» (ст. 9). Совершенно очевидно, что устроителем обоих пиров будет Бог — одного для Вавилона в Армагеддоне, другого же — для Израиля, собранного на горе Сион (см. Откр. 18:4; 14:1). Образ пира со всей очевидностью олицетворяет две противоположные судьбы: высочайшую радость общения со Христом на небесах, которой противопоставлена невыносимая тяжесть полной отделенности от Бога на земле. Иными словами. Бог дарует либо вечную жизнь, либо вечную смерть. Человек не может избежать выбора между Агнцем и зверем, между Христом и антихристом. В следующей главе мы более подробно остановимся на природе этого духовного конфликта.

Что означают слова о том, что ангел Божий «стоит на солнце» и приглашает хищных птиц на «вечерю Божию»? Этот образ олицетворяет возвещение космически-вселенской важности: последний обращенный к небесам и земле призыв Божий принять участие в решающей битве. Безусловность триумфа Божьего служит гарантией того, что воронье получит свои трупы. Приглашение к Армагеддону высказано словами древневосточного зова на битву: «Подойди ко мне, и я отдам тело твое птицам небесным и зверям полевым» (2 Цар. 17:44). Моисей и пророки даже предостерегали верный Израиль: «И будут трупы твои пищею всем птицам небесным и зверям, и не будет отгоняющего их» (Втор. 28:26). К сожалению, Израиль как нация отступил от Бога живого. Богоотступничество Иерусалима зашло столь далеко, что он принял языческий обычай принесения в жертву первенцев Израиля. В это время Иеремия громогласно возвестил, что расположенная к юго-западу от Иерусалима долина Тофета станет «долиною убийства» и исполнится предсказание Моисея о проклятии завета (Иер. 7:32, 33). Пророк Софония повторил возвещение о суде в своем обращенном к Иерусалиму страстном призыве подготовиться к избиению:

Умолкни пред лицем Господа Бога,

ибо близок день Господень.

Уже приготовил Господь жертвенное заклание,

назначил, кого позвать.

И будет в день жертвы исподней:

Я посещу князей и сыновей царя.

Соф. 1:7, 8

Хотя очевидно, что эти пророческие судные провозвещения нашли свое буквальное исполнение в ужасающем разрушении Иерусалима, которым кончилось правление династии Давида в грозном 586 г. до Р. X., они, кроме того, содержат и определенное эсхатологическое послание. Мы видели, как будущее измерение особенно явственно отражается в военных пророчествах Иезекииля, обращенных против Тога (см. Иез. 38, 39). Его интригующее пророчество о том, что в будущем Бог обратит Свой гнев против Израиля «на горах Израилевых» (Иез. 38:8; 39:2, 4), представляется одним из основных источников предсказания Иоанна об Армагеддонской битве.

«И пойдешь с места твоего, от пределов севера, ты и многие народы с тобою, все сидящие на конях, сборище великое и войско многочисленное. И поднимешься на народ Мой, на Израиля, как туча, чтобы покрыть землю: это будет в последние дни, и Я приведу тебя на землю Мою, чтобы народы узнали Меня» когда Я над тобою, Гог, явлю святость Мою пред глазами их... И в ревности Моей, в огне негодования Моего Я сказал: истинно в тот день произойдет великое потрясение на земле Израилевой... И по всем горам Моим призову меч против него, говорит Господь Бог; меч каждого человека будет против брата его. И буду судиться с ним моровою язвою и кровопролитием, и пролью на него и на полки его и на многие народы, которые с ним, всепотопляющий дождь и каменный град, огонь и серу» (Иез. 38:15—22).

«Падешь ты на горах Израилевых, ты и все полки твои, и народы, которые с тобою; отдам тебя на съедение всякого рода хищным птицам и зверям полевым» (Иез. 39:4).

«Ты же, сын человеческий, так говорит Господь Бог, скажи всякого рода птицам и всем зверям полевым: собирайтесь и идите, со всех сторон сходитесь к жертве Моей, которую Я заколю для вас, к великой жертве на горах Израилевых, — и будете есть мясо и пить кровь... И насытитесь за столом Моим конями и всадниками, мужами сильными и всякими людьми военными, говорит Господь Бог» (ст. 77—20).

Апокалипсис расширил описание тех, кого поразит Мессия, за пределы перечня народов, содержащегося в Иез. 39. В Армагеддоне птицы слетятся, чтобы пожрать «трупы всех свободных и рабов, и малых и великих» (Откр. 19:18). Иоанн теперь изображает избиение многочисленных людей, примкнувших к Вавилону и объединившихся на битву против Бога и Его Мессии, как вселенское и тотальное. Весь мир будет единой горой убийства, единым Хар Магедон. Апокалипсис сознательно расширяет изображенное Иезекиилем поле битвы и предсказания Иоиля до глобальных масштабов. В конечном счете в эту битву будут вовлечены «все». Птицы, «летающие по средине неба», приглашены угощаться телами всех сраженных воинов, которые выступили против небесного Воителя. Христос предостерегал Иерусалим: «1де труп, там соберутся и орлы» (Лк. 17:37; ср. Мф. 24:28). Иисус использовал это идиоматическое выражение для того, чтобы предостеречь народ Израильский, что отвержение Его как Мессии приведет к духовному разложению и гибели. Предсказание Христа стало ужасающей реальностью, когда Иерусалим испытал свой «Армагеддон» в 70 г. по Р. X. Уильям Р. Кимбалл комментирует:

«Несмотря на претенциозные утверждения лжепророков, Бог пришел не для того, чтобы избавить, но для того, чтобы судить. Всеуничтожающий гнев Божий должен был обратиться против заслужившего его народа столь же естественно и неотвратимо, как воронье собирается на падаль».

Основной принцип суда Божьего над Иерусалимом остается неизменным и для мира, отвергнувшего Христа. Здесь в Апокалипсисе появляется обращенный к современному миру мотив Христа, возвещающего и предостерегающего об Армагеддоне, мотив, заключающийся в Его мессианстве.

Многие исследователи отмечали, что Откр. 19 не описывает фактическую битву между небесами и землей. Каким образом смертные существа могут оказать хоть какое-нибудь сопротивление небесному Воителю, когда Он спустится от востока неба? Апокалипсис открывает, что, когда небеса воистину разверзнутся и земля содрогнется от всемирного землетрясения, все люди внезапно окаменеют от страха.

«И цари земные, и вельможи, и богатые, и тысяченачальники, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор, и говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца; ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять?» (Откр. 6:15—17).

Как в подобных обстоятельствах можем мы представить себе какую-либо буквальную, обычную битву? Апокалипсис Иоанна поэтому ставит в центр внимания основной вопрос, вокруг которого идет великая борьба:

«И увидел я зверя, и царей земных, и воинства их, собранные, чтобы сразиться с Сидящим на коне и с воинством Его. И схвачен был зверь и с ним лжепророк... оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою» (Откр. 19:19,20).

Армагеддон есть результат всемирного отступничества от Бога и Христа. Земля объединится в религиозно-политическом бунте против Христа и Его истинных последователей. Любому политическому либо военному конфликту между странами Запада и Востока недостает одного фундаментального условия для того, чтобы его можно было считать Армагеддоном. В Армагеддоне все политические и военные силы земли забудут свои разногласия и объединятся в войне против Бога Библии и против тех, кто поклоняется Ему в соответствии со Священным Писанием. Этот аспект Армагеддона занимает центральное место уже в царских псалмах. Согласно им, Царь из рода Давидова поведет заключительную войну против всех собравшихся на борьбу со Всевышним Богом Израиля и вознамерившихся уничтожить Божий народ завета (см. 77с. 2; 77; 79; 20; 109 и другие). Царские псалмы основаны на завете Давида (см. 2Цар. 7:12—16) и повествуют о единственной надежде для мирового будущего — о вселенском правлении Мессии.

Эсхатологическая перспектива 2-го псалма

Из Пс. 2 и его новозаветного применения становится очевидным, что в центре последней и решающей битвы на земле будет религиозная проблема — воля Божья, как она явлена в Его завете с Израилем. Псалом начинается с недоуменного вопроса: «Зачем мятутся народы, и племена замышляют тщетное?» Речь идет вовсе не о том, что одни страны воюют против других, но о борьбе народов, находящихся «на земле» (повторяется трижды), против теократического царя на горе Сион:

Восстают цари земли,

и князья совещаются вместе

против испода

и против Помазанника Его.

«Расторгнем узы их,

и свергнем с себя оковы их».

Ст. 2, 3

Языческие народы поднимаются не просто на борьбу за свою политическую и экономическую независимость. Нет, они объединяются «против Господа и против Помазанника Его» (ст. 2). Они восстают против Бога завета Израиля и Его Мессии по религиозным мотивам; они восстают против правления Яхве. Поэтому конфликт этот религиозен в своей основе и в центре его вопрос: «Кто же является всевышним Правителем мира?» Вожди народов выражают свою ненависть к Яхве, отвергая Его «узы», явно подразумевая под ними принципы богопоклонения и нравственности, отраженные в завете Божьем с Израилем. Новый Завет учит, что земной человек эгоистичен по своей сути, и в силу своей природы он находится в состоянии войны с альтруистичной любовью Божьей. «Посему живущие по плоти Богу угодить не могут» (Рим. 8:8).

То, что Писание называет плотским сердцем, пребывает в фундаментальном конфликте с духовным Законом Божьим (см. Гал. 5:16,17 и Рим. 7:14—25). Поскольку Христос является воплощением Закона и Божьей любви, не родившееся вновь человечество пребывает в состоянии войны с Христом и Его праведностью. Согласно Гамалиилу, борьбу синедриона против Христа и Его апостолов в Иерусалиме вполне можно считать «богопротивной» (Деян. 5:39). Христос полностью отождествляет Себя со Своим народом. Савла, сгонявшего христиан в тюрьму. Он спросил: «Савл, Савл, что ты гонишь Меня?» (Деян. 9:4).

Апостолы истолковывают данное им поручение проповедовать Христа, на Которого указывали миссианские пророчества, как весть, полученную от Небесного Царя. «Бог... дал нам слово примирения. Итак мы — посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает чрез нас, от имени Христова просим: примиритесь с Богом» (2 Кор. 5:19,20). Павел призывает каждого христианина быть «добрым воином Иисуса Христа» (2 Тим. 2:3) и «подвизаться добрым подвигом веры» (У Тим. 6:12).

Апостольская Церковь усматривала предсказанный в Пс. 2 бунт против Мессии в борьбе «Ирода и Понтия Пилата... и народа Израильского» против Христа Иисуса и Его апостолов (см. Деян. 4:24—28). Христологическое истолкование Пс. 2 апостолами основано на убежденности в том, что истинный Израиль Божий представлен на земле общиной или телом Иисуса Христа, то есть Церковью Христовой. Новый Завет провозглашает, что помазание царя Израиля, о котором повествуется в Пс. 2, нашло свое мессианское исполнение в воскресении Христа из мертвых (см. Деян. 13:32, 33) и в Его восшествии на престол небесный «Господом и Христом» (Деян. 2:36; Евр. 1:5, 13; 5:5). Ныне Он правит, привлекая к Себе всех людей посредством евангельского благовествования, в том числе даже и самых неукротимых Своих врагов — таких, как Савл из Тарса.

Кульминацией Пс. 2 является призыв Яхве ко всем язычникам: «Почтите Сына» (77с. 2:12), то есть признайте верховенство и авторитет Мессии Израиля. Почитающие и благоговеющие перед Ним обретут благословение и благосклонность Божью. С другой стороны. Мессия свершит правосудие Яхве в отношении всех тех, кто пренебрегает Его авторитетом и отвергает Его правление (см. ст. 9).

Откровение же достигает своей кульминации в утешающей вести о том, что Пс. 2 будет исполнен во всей полноте, когда- Христос вернется Божественным Судией и Царем, чтобы свершить правосудие над всеми безбожными и антихристианскими силами на земле. «Он пасет их жезлом железным» (Откр. 19:15; см. также Пс. 2:9).

Резюмируя, скажем, что Пс. 2 обретает свое прогрессирующее исполнение в служении Христа:

1. В Его восшествии на престол в качестве Священника-Царя (Пс. 2:7).

2. В Его нынешнем правлении, которое преодолевает враждебность человека по отношению к Его благодати и праведности (ст. 10—12).

3. В Его пришествии Судией и Исполнителем правосудия Божьего над всеми народами (ст. 9).

Такое тройное Христологическое применение Пс. 2 утверждает принцип, согласно которому этот псалом — с его апокалиптической войной Яхве — должен пониматься через крест, воскресение, вознесение и Второе пришествие Христа. Крест трансформирует еврейские термины и образы в христологические категории. Война против Бога — это война против духовного народа Христа. Армагеддон — ответ небес на мольбы Израиля Божьего об избавлении от вавилонского угнетателя. Апокалипсис изображает лишь два воинства, противостоящих друг другу в битве Армагеддон. На одной стороне выступают «цари земли всей вселенной», которые примкнули к богоотступнической религии и бесовским духам (Откр. 16:14); на другой — «цари от восхода солнечного» (ст. 72), которые приходят для того, чтобы свершить правосудие над участниками этого вселенского заговора против Израиля Божьего. Эти противостоящие друг другу «цари» побудили многих библейских исследователей сделать вывод о том, что «цари от восхода солнечного» не принадлежат к вавилонскому миру, но олицетворяют небесных избавителей народа Божьего. Эти цари-освободители не могут быть человеческими правителями, поскольку «цари земли всей вселенной» обмануты и примкнули к Вавилону (ст. 14). В контексте Армагеддона Иоанн дважды именует Христа «Господом господствующих и Царем царей» (Откр. 17:14; 19:16). Он использует этот титул, поскольку Христос поведет тех, «которые с Ним» (ст. 14), на нашу планету для того, чтобы завершить космическую войну между Богом и сатаной за правление Вселенной. Следовательно, это будет «брань... великого дня Бога Вседержителя» (Откр. 16:14). Армагеддонская битва — последняя язва, которая обрушится с небес на Вавилон. Пожелавшие оставить обреченный город должны сделать это до того, как на него начнут обрушиваться язвы и завершится испытательный срок для человечества. Своим провидением Бог предусмотрел последний призыв покинуть Вавилон в конце времени. Откликнувшиеся на Божественный ультиматум станут последними людьми, примкнувшими к Божьему народу Остатка. Божественные колесницы спасения сберегут их от Армагеддона. Для них Армагеддон станет днем избавления!