«Колесницы спасения» Ганс Ларонделл

Глава 11.
Присутствие Илии

Последняя глава Ветхого Завета содержит эсхатологическое обетование. Примечательно оно не только тем, что представляет собой последнее предостерегающее послание Божье, обращенное к древнему Израилю. Помимо этого в нем содержатся все основные элементы последнего обращения Бога к Его новозаветному народу — Церкви.

«Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного. И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я пришед не поразил земли проклятием» (Мал. 4:5, 6).

Новый Завет истолковывает «день Господень, великий и страшный», или судный день, как Второе пришествие Христово (см. Евр. 9:27,28). Бог пошлет «пророка Илию» для того, чтобы спасти Свой народ в день, который сожжет нечестивцев таким полным уничтожением, что «не оставит у них ни корня, ни ветвей» (Мал. 4:1). Очень важно принять весть Илии; в том случае, если она будет отвергнута. Бог «поразит землю проклятием». В случае же ее принятия Израиль соединится с Богом в завете, несущем Его благословения.

Кто же этот Илия, которому надлежит прийти? Тот ли это пророк, который обращался к Израилю в критическое время его богоотступничества? Слышится ли вновь его весть в Апокалипсисе — книге, которая готовит людей ко Второму пришествию Христову?

На протяжении истории было множество претендентов на роль Илии. Нам важно уяснить смысл этого интригующего пророчества о возвращении Илии. Без этого мы не сможем провести различие между истинным и поддельным Илией в конце времени.

Для Малахии и его современников Илия Фесвитянин из жителей Галаадских (см. 3 Цар. 17:1) был древним пророком. Он жил на четыре столетия раньше, чем Малахия, и за 8W лет до Христа. Книга Царств сообщает, что Илия был пророком, которого Бог послал в Израиль в период религиозного и нравственного отступничества. Израиль впал в безнравственное языческое поклонение Ваалу, и миссия Илии заключалась в том, чтобы призвать народ Божий к возобновлению Моисеева завета, к восстановлению священного поклонения Израиля Яхве. Когда Бог говорит Малахии: «Я пошлю к вам Илию перед последним судом», мы должны, исходя из этого, предположить, что народ Божий, очевидно, вновь впал в отступничество.

При поверхностном прочтении может показаться, что это обетование означает, что вернется сам пророк. Новый Завет, однако, говорит о том, что пророчество указывает нам на двойное повторение вести Илии, но не на возвращение самого пророка. Христос истолковывал предсказание Малахии как пришествие возрождающей и преображающей вести, которая по своему духу и характеру подобна принесенной Илией и предназначена подготовить путь для Его Первого пришествия. В Апокалипсисе мы можем найти еще одну весть, сходную по характеру и духу с той, что была принесена древним пророком, и имеющую своей целью подготовить путь для Второго пришествия Иисуса. Весть Илии, в таком случае, не указывает на реинкарнацию, или повторное появление самого пророка. Скорее это обращенный к людям Божий призыв подготовиться к пришествию Христову.

Своим ученикам Иисус совершенно ясно объяснил, что раввины были правы в своем утверждении, что Илия должен предшествовать приходу Мессии, будучи Его предтечей (см. Мф. 17:10). «Иисус сказал им в ответ: правда, Илия должен прийти прежде и устроить все; но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын Человеческий пострадает от них. Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе» (ст. 11—13).

Иоанн Креститель вовсе не утверждал, что он — вновь облекшийся в плоть древний пророк Илия (см. Ин. 1:21). Он подчеркивал, что его миссия состоит в том, чтобы быть «гласом» или вестью, возвещающей о пришествии в ближайшее время Мессии. «Он сказал: я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу, как сказал пророк Исаия» (ст. 23).

Еще до рождения Иоанна ангел Гавриил возвестил его родителям: «И многих из сынов Израилевых обратит к Господу Богу их; и предыдет пред Ним в духе и силе Илии, чтобы возвратить сердца отцов детям, и непокоривым образ мыслей праведников, дабы представить Господу народ приготовленный» (Лк. 1:16,17).

Гавриил прямо цитирует слова из Мал. 4 и применяет их к миссии Иоанна. Говоря о том, что весть Илии — это весть приготовления к пришествию Христову, Гавриил истолковал ветхозаветное предсказание христологически.

Таким образом, Новый Завет предлагает ключ к пониманию пророчества Малахии также и в отношении Второго пришествия Христа. На это событие древнее пророчество указывает самым непосредственным образом, что можно заметить из особого акцента на словах «великий и ужасный» день суда, который Новый Завет изображает как Второе пришествие Иисуса. Апостолы называют судный день «днем Господа нашего Иисуса Христа» (1 Кор. 1:7, 8; 5:5; 2 Кор. 1:14).

Весть Иоанна Крестителя

В таком случае вести Илии предстоит повториться перед Вторым пришествием Иисуса Христа. Она должна побудить людей подготовиться к суду Божьему. Мы сможем лучше уяснить себе цель последней вести Илии, если обратим внимание на то, что же делал Иоанн Креститель для того, чтобы подготовить людей к Первому пришествию Христа. Иисус сказал, что Иоанн должен был «устроить все» (Мф. 17:11). Он делал то же самое, что и Илия, — призывал людей вернуться к Богу и Его заповедям.

Обличая царя Ирода за его безнравственные отношения с женой его брата (Лк. 3:19), он пожертвовал своей жизнью, возвышая Закон Божий. Но Иоанн не был законником, поскольку он проповедовал Христа как «Агнца Божия, Который берет на Себя грех мира» (Ин. 1:29).

Нужна ли сегодня такая весть, побуждающая к возрождению и обновлению? Никогда еще люди не попирали столь ожесточенно заповеди Божьи. Никогда еще не было столь широкого отрицания Бога и столь повсеместного пренебрежения Его Словом. Никогда еще мир не нуждался в вести Илии так, как сегодня.

Весть Илии напоминает нам, что пришествие Христа произойдет в ближайшем будущем, поскольку эта весть должна прозвучать в должное время. Иоанн Креститель появился не за много веков до Первого пришествия Иисуса Христа — нет, он непосредственно предшествовал ему. Подобным же образом провозглашение вести Илии непосредственно предшествует Второму пришествию Христа. Эта всемирного значения весть призывает всех, принадлежащих к народу Божьему, где бы они ни находились, выйти из отступничества и вернуться к истинным отношениям завета с Богом.

С целью уяснения значения этой вести для нашего времени нам следует более внимательно исследовать характеристики той вести, которую первоначально провозглашал Илия. Это позволит нам избежать опасности изначально неверного ее истолкования.

Весть Илии

В 3 Цар. 16:30—33 мы читаем о том, что царь Ахав взял себе в жены «Иезавель, дочь Ефваала, царя Сидонского». Женитьба на язычницах запрещалась царям Израиля, поскольку это часто сопровождалось их переходом в языческую религию. Именно так и произошло. Народ принудили к поклонению Ваалу, смеси истинного поклонения Яхве с ложным.

Двадцать третья глава 4-й Книги Царств более полно объясняет поклонение Ваалу, сообщая, что это одна из форм поклонения солнцу; люди поклонялись «всему воинству небесному», вознося курения «Ваалу, солнцу, и луне, и созвездиям, и всему воинству небесному» (ст. 4, 5). В Израиле, однако, произошло смешение положений еврейской веры и вааловой в одну религиозную систему. Результатом этого было то, что десять северных колен «оставили все заповеди Господа, Бога своего, и сделали себе литые изображения двух тельцов, и устроили дубраву, и поклонялись всему воинству небесному, и служили Ваалу» (4 Цар. 17:16).

Миссия Илии заключалась в том, чтобы вернуть Израиль из отступничества обратно к Богу и Его заповедям. Бог неотделим от Своих заповедей. Именно через них Он выражает Свою волю. Отвергать Его волю — значит отвергать Его Самого.

Чтобы дать Израилю знамение о его религиозном отступничестве, Бог вызвал засуху (см. 3 Цар. 17:1; см. также Втор. 11:16, 17). На протяжении трех с половиной лет не было ни одного дождя. Это было национальной катастрофой. Можно было бы ожидать, что после первого года засухи израильтяне падут на колени, чтобы попытаться узнать, в чем же заключаются их религиозные заблуждения. Вместо этого Ахав и Иезавель очерствели сердцем, и на людей обрушились ужасающие страдания. В конце этого периода продолжительностью три с половиной года Бог послал Илию вновь к предводителям отступничества с последним воззванием.

Как восприняли весть Илии его современники? Увидев Илию, Ахав сказал ему: «Ты ли это, смущающий Израиля?» (3 Цар. 18:17).

Пророк отвечал: «Не я смущаю Израиля, а ты и дом отца твоего, тем, что вы презрели повеления Господни и идете вслед Ваалам» (ст. 18).

В центре поклонения Богу находится Его откровение. Посланец Божий желал подвести народ Божий к решению вновь стать верным Ему. «И подошел Илия ко всему народу, и сказал: долго ли вам хромать на оба колена? если ^Господь есть Бог, то последуйте Ему; а если Ваал, то ему последуйте» (ст. 21). В этот драматический час Илия начал с восстановления лежавшего в руинах жертвенника Господня (см. ст. 30).

И здесь мы получаем некоторое представление о последствиях поклонения Ваалу. Оно отвергало служение Яхве и весть о спасении посредством благодати Божьей (см. Лев. 17:11). Илия берет двенадцать камней и восстанавливает жертвенник. Этим он возрождает учение о спасении одной лишь только благодатью и подчеркивает общность двенадцати колен Израиля. Безусловно, здесь мы видим намек на единство и восстановление Закона Божьего и Евангелия.

Весть Иоанна Крестителя в своих ключевых моментах совпадала с проповедью Илии. Он призывал людей вернуться к заповедям Божьим и к искреннему покаянию по вере в Агнца божьего (см. Ин. 1:29). Принятие этой вести люди подтверждали крещением для прощения грехов (см. Лк. 3:3). Так Иоанн исполнил данное ему поручение подготовить путь для Первого пришествия Иисуса.

Так должно быть и в последнее время. Будучи учениками Иисуса, мы обязаны побуждать современного человека отказаться от отступничества и от «поклонения идолам», какие бы изощренные формы оно ни принимало в современном мире, будь это Ваалов материализм, псевдонаучность, оккультизм или лживые интерпретации Евангелия Божьего. В основе вести Илии лежит призыв отойти от законничества, с одной стороны, и попустительства — с другой, вернувшись к истинному служению Яхве, вернувшись к изначальному Закону и Евангелию. Такова была воля Божья во все века: вернуть человечество к завету с Ним. И поэтому Бог послал олицетворение Своего Закона и Евангелия в Мессии Иисусе, чтобы Он жил среди нас, чтобы мы имели возможность познать, каков Бог, и пожелать идти одним путем с Ним.

Весть Илии для нашего времени

Весть Илии для современности мы видим в Откр. 14:6— 20. Как и Предсказано в Мал. 4, звучит она в обстановке суда. Иоанн видит «светлое облако, и на облаке сидит подобный Сыну Человеческому; на голове его золотой венец, и в руке его острый серп». Ангел взывает к сидящему на облаке: «Пусти серп твой и пожни, потому что пришло время жатвы; ибо жатва на земле созрела» (ст. 14, 15,16).

Перед нами символическое изображение Второго пришествия Христа. Он приходит в венце — Царь царей — и с серпом — как Судия. Вскоре Он исполнит последний суд, о котором упоминали все пророки. Образы заимствованы непосредственно из Книги Иоиля, которая, в сущности, представляет собой апокалипсис Ветхого Завета в сжатом виде. Иоиль изображает Яхве, нисходящего в долину Иосафата для того, чтобы судить гонителей Его народа завета. В Иоил. 3:13 встречаются слова: «Пустите в дело серпы, ибо жатва созрела». В таком случае мы должны согласиться, что Иоанн применяет апокалипсис Иоиля о суде Яхве к дню суда Христова. Сам Христос заявил, что Его Отец «весь суд отдал Сыну» (Ин. 5:22).

Но возвращение Христа произойдет лишь после последнего призыва к покаянию, призыва к восстановлению истинного поклонения Богу, призыва приготовиться к Его пришествию. И этот исходящий от Бога призыв звучит в Откр. 14, где три ангела возвещают апокалиптическую подготовительную весть.

Бог поручил трем ангелам Откр. 14 возвестить миру весть, которая будет понята. Это весть Илии для нашего времени, призывающая весь народ Божий, где бы он ни был и как бы он ни называл себя — католиками, лютеранами, методистами, назареянами, адвентистами седьмого дня, баптистами или иным именем, — вновь всецело предать себя явленной воле Божьей, вернуться к истинному поклонению Богу, вновь стать истинными учениками Христа.

Не важно, в конечном счете, какое имя носит та Церковь, воззрения которой мы, как нам кажется, разделяем, поскольку Церковь не спасает. А если Церковь не спасает, то, безусловно, не может спасать и ее название. Реальную важность имеет то, слышит ли Церковь весть Илии и откликается ли она на эту весть, которая во дни отступничества Ахава и во дни Иоанна . Крестителя призывает каждого вернуться к «соблюдению заповедей Божиих и веры в Иисуса» (см. Откр. 14:12).

Сегодня весть Илии призывает всех вернуться от поклонения творению к поклонению Творцу. «Поклонитесь Сотворившему небо, и землю, и море, и источники вод» (Откр. 14:7). Это, несомненно, выдвигает на первый план четвертую заповедь: «Помни день субботний, чтобы святить его... Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них; а в день седьмый почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его» (Исх. 20:8—11).

Елена Уайт выразила непреходящую ценность вести Илии конца времени из Откр. 14 следующими волнующими словами: «Возвышая человеческое превыше Божьего, восхваляя популярных властителей в служении мамоне и в возвышении научных теорий над истинами откровения, большинство сегодня следует за Ваалом».

Предостережение об ужасающем суде обращено к избравшим поклонение «зверю и образу его», которых комментаторы отождествляют с отступнической религией, с высокомерным изменением Закона Божьего и Евангелия. Ангельский вестник торжественно провозглашает, что Вавилон — отступническая религиозная система — «пал, пал» (Откр. 14:8).

Примечательно, что Писание вновь призывает народ Божий к «терпению» святых (ст. 72). Терпение — это настойчивость. Перед нами призыв не только стать христианами, но и оставаться христианами, невзирая на те гонения, которые зачастую являются участью тех, кто искренне соблюдает заповеди Божьи. То есть мы видим, что, как и в дни Илии, соблюдение заповедей представляет собой один из тех знаков, которые позволяют отличить истинно поклоняющихся Богу. Ужасное проклятие падет на тех, кто сознательно отвергает Бога и Его волю (см. ст. 9—11). Небеса призывают всех уверовать в Иисуса такой верой, которая спасает и освящает.

Столь притягательна эта вера, что имеющие ее готовы следовать за Иисусом, куда бы Он ни вел. Вопрос заключается в том, занимает ли любовь Христова наиглавнейшее место в нашей жизни.

Присутствие Илии

Апокалипсис такими словами описывает последнюю предостерегающую весть: «И увидел я другого Ангела, летящего по средине неба, который имел вечное Евангелие, чтобы благовествовать живущим на земле, и всякому племени, и колену, и языку, и народу» (Откр. 14:6). Мы можем кратко выразить всю весть двумя всеобъемлющими словами: «вечное Евангелие». Без Евангелия, древнего, неизменного Евангелия, проповедник не может верно представлять Илию конца времени. Без Евангелия он не проповедует в духе, силе и истине Илии. Если Церковь не провозглашает основополагающую весть спасающего Евангелия о дарованной и всевышней благодати Божьей, если она не представляет оправдание верой без дел закона, то эта Церковь не исполняет миссию, на которую она претендует; эта Церковь не представляет то одно-единственное Евангелие Божье, по которому оцениваются все иные вести (см. Гал. 1:6—9).

Обратите внимание на то, что слово «Евангелие» Иоанн использует здесь в сочетании со словом «вечное». Представляется, что автор добавил это определение, поскольку для проповедующих весть Илии вполне реальна опасность проповеди иного благовествования, которое до такой степени сконцентрировано на предостережении против Вавилона и зверя, и его начертания, что становится не спасающим, но осуждающим.

Вечное Евангелие спасает. Оно — единственный путь от рая утраченного к раю обретаемому через все фазы искупительной истории. Оно проповедует ту же спасающую весть о заместительной смерти Сына Божьего, что проповедовал и Исаия (см. Ис. 53). Это та же весть об Агнце Божьем, которую проповедовал Иоанн Креститель; то же Евангелие принятия Богом истинного покаяния, которое проповедовал Иисус; то же Евангелие спасающей благодати, которое проповедовал Павел. Это Евангелие, которое и должно быть проповеданным последним поколением. Бог точно рассчитывает время. Вселенское провозглашение последнего Божьего призыва вернуться к Нему и последовать явленной Им воле — присутствие Илии — можно рассматривать в качестве величайшего из всех знамений того, что вскоре Христос придет в славе Своей.

В милосердии Своем Он призывает нас восстановить поклонение Творцу, поклонение в Духе и в истине, от которого исходит Божественная любовь ко всем людям. Евангелие Христово призывает нас повиноваться Богу всем сердцем и всеми своими силами, но оно прямо противоположно законничеству, ибо, вместо того чтобы призывать нас полагаться на свои силы, оно побуждает нас всецело положиться на Христа. Божественная весть пробуждает веру в слышащих ее. Сейчас она подготавливает человечество к тому, чтобы устоять в суде, когда мы лицом к лицу предстанем перед Тем, Кто грядет в венце и с серпом как Царь царей и праведный Судия.

Ныне, когда Он даром предлагает нам Свою спасающую благодать, весть Илии требует нашего решения: «Долго ли вам хромать на оба колена? если Господь есть Бог, то последуйте Ему; а если Ваал, то ему последуйте» (3 Цар. 18:21). Истина никогда не измерялась численностью. Илия практически в одиночку встал перед 850 пророками Ваала, которых поддерживали власти Израиля (см. ст. 19—22). Бога не удовлетворяет нейтралитет во времена отступничества. Когда Он обращается к нам с призывом вновь посвятить себя Ему, Его Слову и Царству, значит, настало время встать в ряды верного Остатка, вероучение которого основано на Библии и одной лишь Библии.

Последнее явление в прообразе и образе

Духовный конфликт между Илией и пророками Ваала на горе Кармил выступает в роли драматического прототипа финальной битвы между добром и злом, о которой повествует Откр. 16:13—16. Во времена Илии три силы, объединившись, встали против пророка Божьего: Ахав, царь Израиля, олицетворявший государственную власть северного царства; Иеэавель, языческая жена, которая пришла из Финикии и активно утверждала культ Ваала среди северных колен Израиля. Она «истребляла пророков Господних» (3 Цар. 18:4) и совершенно определенно олицетворяла собой преследующую власть отступнической религии в Израиле. И, наконец, лжепророки, числом 850, которые повиновались приказам Иезавели (см. ст. 19).

Не случайно Иоанн описывает три апокалиптические силы, объединившиеся против мессианского Израиля Божьего в конце времени, как «дракона», «зверя» и «лжепророка» (Откр. 16:13). Это демоническое триединство, движимое сверхъестественной ненавистью к истинному Израилю Божьему, объединяет все государственные власти мира для нанесения последнего смертельного удара по поставленной вне закона Церкви в Армагеддоне (см. ст. 16).

Некоторые истолкователи отождествляют «Хар Магедон», или «гору Мегиддо», с горой Кармил, расположенной близ Мегиддо. Из этого следует, что они воспринимают Хар Магедон в качестве апокалиптического антитипа исторического события, которое произошло на горе Кармил во времена Илии.

Эта типологическая связь вновь учит тому, что в Армагеддоне основным вопросом, вокруг которого разворачивается борьба, является истинное и ложное поклонение Богу Израиля. Более того, исход финальной схватки являет поразительнейшую параллель с победой Илии. Огонь от пребывающего на небесах Бога Израиля решил. Кто же есть живой Бог, когда поглотил жертву, подготовленную Илией на горе Кармил (см. 3 Цар. 18:38). Тогда пророк Божий повелел схватить всех лжепророков и казнить их в долине Киссона (ст. 40). В Армагеддонской битве Христос добьется победы подобным же образом. Когда Он появляется на поле битвы со Своим небесным воинством, святая война быстро завершается:

«И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производивший чудеса пред ним... оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою; а прочие убиты мечом Сидящего на коне, исходящим из уст Его» (Откр. 19:20,21).

Величайшим утешением для народа Божьего является, безусловно, вознаграждение, данное самому Илии. После того как пророк завершил свою миссию. Бог перенес его в бессмертную славу, когда небесная колесница, запряженная огненными конями, низверглась с небес. «И понесся Илия в вихре на небо» (4 Цар. 2:11). Данное Илии вознаграждение представляет собой пророческий прообраз того, что получит последнее поколение детей Божьих. Когда Христос вернется в славе Своей от востока небес, восседая на победоносном Своем боевом коне, бесчисленное множество ангелов будут сопровождать Его на белых конях, чтобы избавить святых от их угнетателей и представить избавленных в вечное присутствие Христово (см. Откр. 19:11—14). Ради этого они столь долго пребывали в ожидании! Ради этого стоило жить и стоило страдать, поскольку апостол Павел возвестил: «Думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим. 8:18).