«Колесницы спасения» Ганс Ларонделл

Глава 2.
Святые войны в ранней истории Израиля

Под термином «святые войны» богословы понимают освободительные деяния Божьи в исходе Израиля из Египта и в последующем завоевании им обетованной земли Ханаанской. Будучи Богом завета, Яхве пожелал искупить Израиль от угнетающего его народа и повелел ему изгнать семь народов ханаанских, живших в великой пустыне (см. Втор. 7:1,2; 9:4, 5). С момента своего освобождения из Египта Израиль славил Бога как выступающего на его стороне Воителя. «Господь муж брани, Иегова имя Ему» (Исх. 15:3), или в более точном переводе: «Яхве воитель, Яхве Его имя («Иерусалимская Библия»). Ветхий Завет не дает единой картины войн Яхве, поскольку эта концепция со временем подвергалась существенным вариациям. Тем не менее можно выделить повторяющиеся характерные черты этих войн.

Призыв к оружию часто исходил от исполненных Духом руководителей, которые трубили в трубу и посылали вестников ко всем коленам с целью собрать воинство добровольцев под руководством Яхве (см. Суд. 3:27; 6:34; 1 Цар. 13:3). Израиль рассматривал это войско в качестве «воинства Бога живого» (2 Цар. 17:26). Оно должно было соблюдать строгие правила самоосвящения, воздержания, давая клятву Богу (см. Ис. Нав. 3:5; 2 Цар. 11:11; Чис. 21:2). Перед сражением пророк приносил жертву Богу и просил Божественного наставления и руководства в битве (см. 1 Цар. 7:9; 13:9—l1; Суд. 20:23, 27). Затем пророк возвещал об абсолютной уверенности в победе над врагом, сообщая, что Яхве «предал» врага в руки Израилю (Ис. Нав. 2:24; 6:2, 16; 8:1; 10:8, 19, Суд. 3:28; 4:7; 7:9 и т. д.). Основывалась эта уверенность на убежденности в том, что Яхве будет идти впереди Израиля на поле битвы (см. Суд. 4:14; Втор. 20:4).

Вначале священники демонстрировали это тем, что несли перед Израилем «ковчег завета Господа» (Ис. Нав. 3:11). В 1 Цар. 4—6 Яхве восхваляется как Божественный военачальник Израиля. Ни Израиль, ни филистимляне не имели власти над священным ковчегом Господа — символом Его престола и правления. Яхве оставался во главе Своего народа. Когда священники нарушали завет (см. 1 Цар. 2) или объявляли войну, не обратившись за советом к Господу, Израиль терпел поражение, а войско его подвергалось истреблению (см. 1 Цар. 4:10. 11).

То, что филистимлянам удалось захватить ковчег Божий, показывает возможность полного изменения концепции войны Яхве. Фактически Яхве мог даже вести войну против Своего народа. Эта концепция получила свое дальнейшее развитие в эсхатологических воззрениях пророков более позднего Израиля. Пока Израиль пребывал в истинно близких отношениях завета со своим Господом, поднятие ковчега Божьего знаменовало то, что Яхве поднялся, чтобы вступить в битву на стороне Израиля.

«Когда поднимался ковчег в путь, Моисей говорил: восстань, Господи, и рассыплются враги Твои, и побегут от лица Твоего ненавидящие Тебя! А когда останавливался ковчег, он говорил: возвратись, Господи, к тысячам и тьмам Израилевым!» (Чис. 10:35, 36).

Писание рассматривает такие войны как битвы Яхве (см. 1 Цар. 18:17; 25:28). Израиль записывал их в особую, ныне не существующую книгу, которая называлась «книга браней Господних» (Чис. 21:14). Враги Израиля приравнивались к врагам Яхве (см. Суд. 5:31; 1 Цар. 30:26; Пс. 82:2—4). В Библии участие Яхве в войнах Израиля описывается по-разному. Иногда Он Сам ведет войну, Израилю же надлежит лишь сохранять спокойствие (см. Исх. 14:14; Ис. 30:15). Иногда же Он — победоносный Воитель, призывающий Израиль участвовать в уничтожении пораженных ужасом врагов, «предать их заклятию» (евр. херем) — (Втор. 7:2,5,6; 20:16—18). Пророчица Девора даже предала проклятию израильтян, живших в городе Мерозе, за то, что они «не пришли на помощь Господу» (Суд. 5:23). Миллард Ч. Линд делает интересный вывод: «Херем, посвящение убитых Яхве и уничтожение всего живого... было признаком святой войны, характерным как для Израиля, так и для других народов Ближнего Востока». Военные деяния Яхве характеризовались тем, что Он поражал врагов внезапной паникой или ужасом, что вызывало полное замешательство, а иногда и тотальное самоуничтожение в их рядах.

«И в утреннюю стражу воззрел Господь на стан Египтян из столпа огненного и облачного, и привел в замешательство стан Египтян, и отнял колеса у колесниц их, так что они влекли их с трудом. И сказали Египтяне: побежим от Израильтян, потому что Господь поборает за них против Египтян» (Исх. 14:24. 25).

«И произошел ужас в стане на поле и во всем народе; передовые отряды и опустошавшие землю пришли в трепет; дрогнула вся земля, и был ужас великий от Господа... И воскликнул Саул и весь народ, бывший с ним, и пришли к месту сражения, и вот, там меч каждого [филистимлянина] обращен был против ближнего своего; смятение было очень великое» (2 Цар. 14:15—20; см. также Исх. 15:15, 16; 23:27; Втор. 2:25; 7:23; 11:25; Ис. Нав. 2:9, 24; 5:1).

Писание повествует также о вызываемых Богом природных феноменах, приводивших Израиль к победам в сражениях, — это и затмение солнца, и внезапное иссыхание вод с последующим наводнением, внезапные ливни, град, громы и землетрясения (см. Исх. 14:19—21; Ис. Нав. 3:13; 4:23; 5:1; Суд. 5:20, 21; 1 Цар. 7:10; 14:15—20). Этот космический элемент придавал битве Израиля аспект спасающей и разрушающей теофании, или явления Божьего. Это побуждало врагов признать, что Бог сражается на стороне Израиля (см. Игх. 14:14; Ис. Нав. 2:9—11).

С другой стороны, конечной целью войны Яхве было прославление Израилем Бога как победоносного Царя и Искупителя Израиля. Это восхваление является центральной темой песни Моисея в Исх. 15. Моисей относит гибель египетского войска в морских водах исключительно за счет всесилия и величественной теофании Яхве:

Господь муж брани, Иегова имя Ему

Колесницы фараона и войско его ввергнул Он в море,

и избранные военачальники его потонули в Чермном море...

Десница Твоя, Господи, прославилась силою; десница Твоя, Господи, сразила врага...

Господь будет царствовать вовеки и в вечность.

Исх. 15:3—18

В качестве еще одного примера войны Яхве можно взять разрушение Иерихона, описанное в 6-й главе Книги Иисуса Навина. Перед падением города Иисусу Навину явился Божественный Вождь войска Израиля. Руководитель Израиля пал ниц в благоговении и спросил: «Что господин мой скажет рабу своему?» (Ис. Нав. 5:14). В ответ он получил заверение: «Вот, Я предаю в руки твои Иерихон и царя его, и находящихся в нем людей сильных» (Ис. Нав. 6:1). С этого момента Израиль был призван к более активному участию в войнах Яхве.

После того как на протяжении семи дней Израиль в молчании проносил ковчег Яхве вокруг города, священники вострубили в трубы, а народ воскликнул «могучим боевым криком» (ст. 4, другой перевод), стены Иерихона внезапно рухнули, продемонстрировав, что завоевание Ханаана Израилем было обеспечено единственно лишь вмешательством Божьим. Израилю оставалось лишь предать заклятию вражеский город (ст. 20). Израильтяне же, которые тайно оставили себе какую-то часть военной добычи, также подпадали под заклятие Иеговы. Так случилось с Аханом из колена Иудина. Он взял красивую одежду и часть золота и серебра в захваченных шатрах, спрятав взятое в земле под своим шатром. Такое неповиновение закону войны Яхве привело к поражению израильского войска в битве против Гая. Разоблаченный Богом, Ахан сознался и воздал «славу» Богу. После его казни Израиль вернул себе непобедимость в войне Яхве (Ис. Нав. 7; 8).

Причина, побуждавшая Яхве оказывать обещанную поддержку Израилю, выявляется в Моисеевом завете. Благословения и проклятия Божьи определялись ответом Израиля на возложенные на него обетом священные обязательства. Во Втор. 32 победа либо поражение в войне определяется решением небесного суда, на котором Бог излагает причины, побудившие Его принять определенное юридическое решение: «Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю» (ст. 39).

Еще один пример войны Яхве мы видим в Суд. 4 и 5. Девора прославляет «правое» деяние Яхве, Который поразил ханаанского царя Иавина и его жестокого военачальника Сисару у вод Мегиддо:

С неба сражались, звезды с путей своих сражались с Сисарою.

Поток Киссон увлек их, поток Кедумим, поток Киссон.

Суд. 5:20,21

Фактически же внезапная буря остановила колесницы Сисары, увязнувшие в грязи, что даровало неожиданную победу Израилю. «И пало все ополчение Сисарино от меча, не осталось никого» (Суд. 4:16). Свою песнь в честь победы Израиля Девора завершает апокалиптически значимыми словами: «Так да погибнут все враги Твои, Господи!» (Суд. 5:31).

Как песнь Моисея в Исх. 15, так и песнь Деворы в Суд. 5 представляют собой гимны победы, которые позднее использовались Израилем в его празднествах, оказав, таким образом, глубокое воздействие на эсхатологическое упование Израиля.

Можно упомянуть еще один тип войны Яхве во времена судей Израиля — чудесное вмешательство Господа в войне, которую вел Гедеон против мадианитян (см. Суд. 6—8). В опыте теофании Бог непосредственно призвал Гедеона стать военным вождем Израиля: «Иди с этою силою твоею и спаси Израиля от руки Мадианитян» (Суд. 6:14). Разрушив алтарь Ваала в Офре, он набрал добровольцев из различных колен Израиля, чтобы подготовиться к сражению. Однако «сказал Господь Гедеону: народа с тобою слишком много, не могу Я предать Мадианитян в руки их, чтобы не возгордился Израиль предо Мною и не сказал: "моя рука спасла меня"» (Суд. 7:2).

Сократив свое войско до трехсот человек, Гедеон внезапно напал на мадианитян ночью. Его воины трубили в трубы и, разбивая кувшины, издавали победный клич: «За Яхве и за Гедеона!» (Суд. 7:20, другой перевод). Это вселило такой ужас в мадианитян, что «Яхве побудил каждого человека в стане обратить свой меч против другого» (ст. 22, другой перевод). Участие Гедеона в сражении ограничилось тем, что он взял в плен и казнил двух князей мадианитянских. Это была полная аналогия победы Моисея над египтянами на Красном море. Он лишь завершил поражение царей мадианитянских и их войска. Несмотря на то, что Моисей провозгласил Яхве Царем Израильским благодаря Его сокрушительной победе над египетским войском (см. Исх. 15:18), Израиль обратился к Гедеону с просьбой быть теперь их царем. Вот его исторический ответ: «Ни я не буду владеть вами, ни мой сын не будет владеть вами; Господь да владеет вами» (Суд. 8:23). Война Яхве осуществлялась в соответствии с той моделью, по которой Бог осуществил Свое вмешательство на Красном море. Господь был единственным Воителем в святой войне. Лишь Он один был Спасителем Израиля. Присутствие Яхве было решающим фактором в победе Израиля и его существовании как теократической нации.

Некоторые исследователи относят к категории святых войн еще один важный эпизод периода ранних пророков. Он произошел после того, как на горе Кармил Израиль принял жизненно важное решение обновить свой завет с Яхве и следовать лишь за Ним. В это время пророк Илия использовал свою политическую власть, повелев казнить 450 пророков Ваала и 400 пророков дубравных, отказавшихся покаяться и признать Бога Израиля, несмотря на продемонстрированную перед ними славу Яхве (см. 3 Цар. 18:19—40).

Здесь напряженная духовная битва на горе Кармил, столкновение между одним истинным пророком Яхве и многочисленными пророками Ваала, схватка между истинным и отступническим поклонением, достигает своей кульминации во внезапной вспышке Божественной славы и последующей казни всех нечестивых лжепророков. Уильям Г. Шей с большой проницательностью указал на то, что действия Илии на горе Кармил можно рассматривать как образ Армагеддона: «Именно с этого сражения [на горе Кармил] нам следует заимствовать те образы, из которых слагается "битва при Армагеддоне" в Откровении. В исторически конкретной форме все основные элементы последней параллельны 3 Цар. 18».

Пророки Израиля 279 раз называют Бога Израиля именем «Яхве Саваоф» — «Господь воинств». Некоторые исследователи Ветхого Завета отмечают, что, наделяя Яхве этим титулом, пророки стремятся особо выделить Его функцию Божественного Воителя. Термин «воинств» обозначает все те силы, над которыми правит Яхве как на небесах, так и на земле. «Яхве был предводителем всех сверхъестественных сил, равно как и войск Израиля».

Когда Израиль на горе Сион — бывшей твердыне хананеев — наконец признал своего Бога завета верховным Царем, Давид написал 23-й псалом, чтобы в священной литургии отразить завоевание Ханаана Яхве как Царем и Воителем Израиля. Когда процессия священников с ковчегом пришла к древним воротам Сиона, последовал следующий обмен песнями, выражавшими религиозную значимость этого события:

Кто сей Царь славы? — Яхве крепкий и сильный, Яхве, сильный в брани... Он Яхве Саваоф, Царь славы — Он!

Пс.23:8—10 (другой перевод)

Одного упоминания Яхве как храброго предводителя и победоносного воителя было достаточно для того, чтобы ворота широко распахнулись, впуская ковчег Божий и ликующую толпу в крепость Сиона, чтобы отпраздновать восшествие Яхве на иерусалимский престол.

Со временем Давид покорил все соседние народы, заставив их повиноваться себе, поскольку «Господь даровал победу Давиду, куда бы он ни ходил» (2 Цар. 8:6) [в русском переводе этот текст звучит так: «Хранил Господь Давида». — Примеч. пер.]. В конечном счете правители всех покоренных народов, посещавшие ежегодные празднества Израиля, с радостными возгласами признали верховное владычество Яхве.

Восплещите руками, все народы, воскликните Богу гласом радости; ибо Господь Всевышний страшен, — великий Царь над всею землею; покорил нам народы и племена под ноги наши... Вошел Бог при восклицаниях, Господь при звуке трубном... князья народов собрались к народу Бога Авраамова; ибо щиты земли — Божий;

Он превознесен над ними.

Пс. 46:2—10

Христианские исследователи усматривают в 46-м псалме более глубокое обетование космического и вселенского восхваления Бога и Его Мессии в великий день грядущий (см. Откр. 5:13).

Войны Яхве, ведущиеся царями, потомками Давида

Преемникам Давида не удалось сохранить мир в Израильском царстве. Покоренные народы стали замышлять восстание против царя, потомка Давида, о чем драматически повествует Пс. 2. Хотя не всякую из войн Израиля можно отнести к истинным войнам Яхве, поскольку они становятся все более и более светскими по своей природе, в некоторых из них действительно проявляются отдельные характеристики войн Яхве. Основным признаком истинной святой войны являлось то, что не царь, но пророк или вдохновленный Богом священник инициировал решение о начале войны. Как преемники Самуила пророки обладали высшей властью в вопросах международного характера и стратегической военной политики Израиля как теократической нации (см. 3 Цар. 20:13, 14; 22:1— 28). Пророк осуществлял помазание царя, он мог осуждать его и даже объявить о том, что Бог отвергает определенного царя (см.. 1 Цар. 10:1; 15:22; 3 Цар. 18:17,18; 19:15, 16; 20:41,42; Иер. 34).

Один из исследователей Ветхого Завета делает следующий вывод: «Ко времени Ахава (ок. 869—850 гг. до Р. X.) пророк как представитель Яхве в военной ситуации обладал политической властью, которую не мог игнорировать ни один царь Израиля либо Иудеи». Теперь мы признаем типичный стиль «призывов к войне» в качестве фундаментальной формы пророческой речи. Один из царей признал политический авторитет пророка, воскликнув у смертного ложа пророка Елисея: «Отец мой! отец мой! колесница Израиля и конница его!» (4 Цар. 13:14; ср. 2:72).

Одним из наиболее заметных теократических властителей Иудеи был царь Иосафат. Когда моавитяне и аммонитяне выступили на битву с ним в середине IX в. до Р. X., он посвятил всю Иудею Богу, объявив пост по всей стране и проведя публичные моления в храме. «Боже наш! Ты суди их. Ибо нет в нас силы против множества сего великого, пришедшего на нас, и мы не знаем, что делать; но к Тебе очи наши!» (2 Пар. 20:12).

Вдохновленный Богом левитский священник ответил следующими словами, выражавшими уверенность в победе Иудеи: «Не бойтесь и не ужасайтесь множества сего великого, ибо не ваша война, а Божия... Не вам сражаться на сей раз; вы станьте, стойте и смотрите на спасение Господне, посылаемое вам» (ст. 15—17). Таким образом войско израильское было посвящено Богу Израиля в соответствии с законом Моисея (см. Втор. 20:1—4). Заверение пророка вселило такую уверенность в Иосафата, что он повелел хору воспевать гимны хвалы Господу, выступив впереди войска. Вскоре врагов Израиля обуяло внезапное смятение, разрушившее их единство и смявшее их ряды. «Восстали Аммонитяне и Моавитяне на обитателей горы Сеира, побивая и истребляя их; а когда покончили с жителями Сеира, тогда стали истреблять друг друга. И когда Иудеи пришли на возвышенность к пустыне и взглянули на то многолюдство, и вот — трупы, лежащие на земле, и нет уцелевшего» (2 Пар. 20:23,24). Неудивительно, что Иерусалим ответил на это праздником хвалы и щедрыми благодарениями.

Величайшую опасность для Иудеи и Израиля таило, однако, вторжение ассирийского войска. В 722 г. до Р. X. Ассирия изгнала десять колен Израиля, а затем вторглась в Иудею. Наконец в 701 г. до Р. X. ассирийцы осадили Иерусалим. Ассирийская угроза дому царя из потомков Давида составляет ближайший контекст одного из наиболее впечатляющих вмешательств Бога в историю. Ситуация неожиданно изменилась, когда ассирийский военачальник встал перед стенами святого города и оскорбил Бога Израиля (см. Ис. 36; 37). Царь Иерусалима, Езекия, обратился к Господу и получил пророческое заверение: «Я буду охранять город сей, чтобы спасти его ради Себя и ради Давида, раба Моего» (Ис. 37:35). В соответствии с типичным древним ритуалом объявления войны Господь обращается к исполненному уверенности ассирийскому царю: «Я вложу кольцо Мое в ноздри твои и удила Мои — в рот твой, и возвращу тебя назад тою же дорогою, которою ты пришел» (ст. 29). Исход этой войны Яхве описывается следующим образом: «И случилось в ту ночь: пошел Ангел Господень, и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч. И встали поутру [в Иерусалиме], и вот, все тела мертвые» (4 Цар. 19:35).

Война Яхве в Псалмах

Некоторые из иерусалимских священников сочиняли особые гимны в поминовение знаменательных побед Яхве в истории Израиля (см. Пс.45,47; 75). Эти песни Сиона славили Бога как единственную силу и защиту Израиля.

Бог посреди его [святого города];

он не поколеблется:

Бог поможет ему с раннего утра.

Восшумели народы; двинулись царства:

Всевышний дал глас Свой, и растаяла земля.

1осподь сил с нами,

Бог Иакова заступник наш.

Пс. 45:6—8

Как слышали мы,

так и увидели во граде Господа сил,

во граде Бога нашего;

Бог утвердит его навеки.

Пс. 47:9

Эта идеальная картина непобедимости Сиона основывается на убежденности в том, что между Яхве и Сионом существует духовное единство и истинные отношения завета.

На этой же основе царские псалмы обещают царю из потомков Давида победу над его врагами (см. Пс. 77; 79; 20), а его военный триумф празднуется священной литургией (см. 77с. 2; 709). Другие псалмы, именуемые плачами, взывают к Богу как к верному Защитнику с мольбой о спасении Израиля от военного поражения и иноземного порабощения (см. Пс. 59; 82). Особенно поучителен один из псалмов Давида, 59-й, поскольку он кладет начало концепции чаши гнева Яхве как синонима войны Яхве (см. Пс. 59:5; ср. 74:9). Как ни удивительно, но Давид в этом псалме жалуется, что Бог — Воитель, Который сопровождал войско Израиля в его победоносных завоеваниях прошлого, ныне отвернулся от Своего народа и даже обрушил на него Свой гнев. Израиль испил чашу вина гнева Божьего и оказался ныне беспомощным перед другими народами (см. Пс. 59:2—4, 77). Однако «боящимся Тебя» (ст. 6) — истинному религиозному Израилю — Бог обещает помощь и новые победы во вдохновенном провозглашении войны (ст. 8—14). В Пс. 82 Израиль обращается к Яхве с прошением вновь, как и ранее, вести за него войны, чтобы оправдать имя Его и гарантировать вселенское признание Его верховного владычества (ст. 70—79).

Пс. 67 представляет собой, возможно, наиболее величественную песнь о святых войнах Яхве. Этот необычайно сложный псалом Давида был, как представляется, написан в критическое время нападения сирийцев на Израиль, о чем повествует 2 Цар. 10:16—19. Перед лицом угрожающего ему огромного воинства Давид вздымает руки к небесам, чтобы побудить Бога выступить в роли Воителя на стороне Израиля: «Да восстанет Бог, и расточатся враги Его, и да бегут от лица Его ненавидящие Его!» (Пс. 67:2; ср. Чис. 10:35).

Обращаясь к первым после исхода победам Господа и к периоду завоевания земли обетованной, Давид выражает уверенность в победе: «Но Бог сокрушит голову врагов Своих, волосатое темя закоснелого в своих беззакониях» (Пс. 67:22).

История содержит свидетельства того, насколько полной была победа Израиля над сирийцами (см. 2 Цар. 10:17—79). Характерной чертой псалмов о победоносных войнах Яхве является пророческое предвосхищение победы в последней войне, которую Бог поведет на стороне Своего верного Остатка, — в Армагеддонской битве. Все, однако, зависит от того, какое мы дадим определение верного Остатка Израиля. В псалмах часто упоминается о том, что суды Божьи падут в конечном счете также и на неверный и мятежный Израиль (см. Пс. 77 и 705). Моисей уже повествовал Израилю о двух сторонах завета Божьего: благословениях и проклятиях (см. Втор. 27; 28; Лев. 26). Если Израиль откажется прислушаться к голосу Яхве, то на избранный народ обрушатся все более и более страшные кары: «И будут господствовать над вами неприятели ваши, и побежите, когда никто не гонится за вами» (Лев. 26:77). Проклятие останется в силе даже после рассеяния Израиля среди народов: «И шум колеблющегося листа погонит их... И споткнутся друг на друга, как от меча, между тем как никто не преследует» (ст. 36, 37). Это проклятие завета фактически означало войну Яхве против мятежного, неверного Израиля. Классические пророки развивают дальше этот судный аспект.