«Колесницы спасения» Ганс Ларонделл

Глава 4.
Апокалиптический взгляд на последнюю войну

Даниил и Иезекииль проповедуют идею непременности конечного восстановления народа Божьего, используя для этого новый литературный стиль пророчества, получивший название апокалиптики. Одна из основных черт апокалиптики заключается в том, что она делит историю на две сменяющие друг друга эпохи — на век нынешний и век мессианский. Точнее говоря, эта идея предсказывает последовательный порядок будущих событий, исходя из того, что ход истории предопределен Божественным советом (см. Дан. 10:21). Кульминация истории видится в космически-вселенском суде, верховное руководство которым осуществляет Яхве. Его приговор сметает все политические и военные власти, враждебные Его народу и его богослужению в храме Божьем. Затем Яхве оправдает Свой столь долгое время отвергаемый и оскорбляемый верный народ завета (см. Дан. 7 и 8) и наделит его вечной властью над миром (см. Дан. 2:44; 7:27). Даниил, однако, указывает, что этому будет предшествовать последнее «время тяжкое», или война, развернутая против святых Бога. Завершится она внезапным избавлением, которое придет от Бога (см. Дан. 12:1; 11:44,45).

Но Писание не содержит обещания поголовного избавления для всего этнического Израиля. Это избавление ждет лишь тех израильтян, которые сохранят верность Богу в преследованиях и чьи имена «найдены будут записанными в книге» (Дан. 12:1; ср. Ис. 4:3; Мал. 3:16; Иез. 13:9; Пс. 68:28). Предвозвещением этого апокалиптического избавления являются потрясающие повествования о Божественном спасении от смертного приговора, вынесенного политической властью, которые мы находим в главах 3 и 6 Книги Даниила. Много внимания Даниил уделяет «Князю великому» Михаилу как небесному Защитнику Израиля. Сражаясь за Израиль Божий, Он в конце концов одержит как правовую, так и военную победу над всеми земными и космическими врагами Израиля (см. Дан. 12:1; 10:13,20,21; ср. Ис. 24:21). Мессианскую победу Михаила в Дан. 12 можно рассматривать как практическое следствие восшествия Сына Человеческого на престол в Дан. 7, равно как и триумфа Мессии — Князя над князьями в Дан. 8.

Новозаветная книга Откровение Иоанна, или Апокалипсис, соединяет небесного Воителя из Книги Даниила (Михаила) и Князя над князьями в один персонаж, определяя Его как воскресшего Христа (см. Откр. 12:3—10).

То, о чем Даниил лишь кратко упоминает, говоря о «времени тяжком» для Израиля (Дан. 12:1), Иезекииль развивает в подробное повествование, охватывающее две главы (Иез. 38; 39). Пророк изображает Израиль, после времени плена восстановленный в земле обетованной. «Они живут без стен», пребывая под защитой благословения завета Божьего (Иез. 38:11). Если мы принимаем последовательный порядок изложения в главах 37 и 38, то речь идет о мессианском веке. Мессия как великий Давид осуществляет царское правление Израилем, и Дух Божий излит на эту теократическую нацию (см. Иез. 37:24, 25; 39:29). Войну многочисленных народов, возглавляемых пришедшим с далекого севера Гогом, против этого эсхатологического Израиля Божьего Иезекииль называет «злым предприятием» (Иез. 38:10). Несмотря на это, богодухновенное пророчество истолковывает безбожную войну как часть плана Божьего, направленного на достижение высших целей: «Я приведу тебя на землю Мою, чтобы народы узнали Меня, когда Я над тобою, Гог, явлю святость Мою пред глазами их» (ст. 16; ср. ст. 4).

Провидение даже возвещает о приближении апокалиптической бойни — кровавого дня Яхве: «Ты же, сын человеческий, так говорит Господь Бог, скажи всякого рода птицам и всем зверям полевым: собирайтесь и идите, со всех сторон сходитесь к жертве Моей, которую Я заколю для вас, к великой жертве на горах Израилевых, — и будете есть мясо и пить кровь» (Иез. 39:17; ср. 1 Цар. 17:45—37; Соф. 1:7; Ис. 34:5—8; Иер. 46:10; 51:39, 40).

Иезекииль не оставляет никаких сомнений в том, что Бог вновь вмешается в историю. Подобно победоносному воителю, Бог вновь выступит на стороне Своего народа, как Он делал это в древности. Яхве внезапно возвестит о Своем святом присутствии ужасающим «потрясением на земле Израилевой», излив на врагов Израиля «всепотопляющий дождь и каменный град, огонь и серу», ввергнув их в такой ужас, что «меч каждого человека будет против брата его» (Иез. 38:18—22).

Пророк в полной мере использует концепцию войны Яхве, как она была передана пророками, бывшими до него (ср. Иез. 38:17; 39:8). Последний враг народа Божьего будет сокрушен на «горах Израилевых» (см. Иез. 38:8,21; 39:2. 17), что и предсказывал ранее Исаия в отношении Ассирии: «[Я определил] растоптать его [Ассура] на горах Моих; и спадет с них ярмо его, и снимется бремя его с рамен их» (Ис. 14:25).

Подобным же образом и Иоиль подробно развивает такие вскользь обозначенные предшествующими пророками концепции, как, например, будущее излитие Духа Божьего в мессианское время (см. Иоил.2:28,29; ср. Ис. 32:15; 44:3; Иез. 39:29). Он даже использует обращенные к врагам Израиля Божественные призывы, чтобы освятить войну против Иерусалима:

«Провозгласите об этом между народами, приготовьтесь [буквально: «освятитесь»] к войне, возбудите храбрых; пусть выступят, поднимутся все ратоборцы» (Иоил.3:9; ср. Иер,6:4).

Нарисованная Иоилем апокалиптическая картина демонстрирует поразительное сходство с теми ожиданиями, которые высказывает Иезекииль, говоря о последней войне Яхве против народов (см. Иез. 38; 39). Подобно Иезекиилю, Иоиль подчеркивает, что по своей природе последняя война будет не светским конфликтом между народами, но космически-вселенской битвой между небесами и миром, поднявшимся в бунте против Бога и Его верного народа завета. С начала до конца Яхве управляет ситуацией. Он повелевает явиться в «долину Иосафата» (цепь долин вокруг горы Сион) — место, назначенное для суда. Сам Господь определяет его исход.

«Я соберу все народы и приведу их в долину Иосафата и там произведу над ними суд за народ Мой и за наследие Мое, Израиля, который они рассеяли между народами, и землю Мою разделили» (Иоил. 3:2).

Иоиль представляет Яхве в виде Божественного Истца, выдвигающего последний иск против Своих врагов. Вновь и вновь пророк описывает Израиль не как светское государство или этнический народ, но как Его наследие и Его народ (пять раз, ст. 2—3), то есть как духовный народ Божий, или теократию. Слава Яхве — шекина — обитает на горе Сион, предоставляя убежище Его народу (см. ст. 77).

Против филистимских округов и финикийских городов Тира и Сидона выдвигаются обвинения в том, что они торговали плененными израильтянами, продавая их в рабство грекам, и таким образом рассеяли их среди народов (см. ст. 2, 4,6; ср. Ам. 1:6;Иез. 27:13) и что они похитили принадлежавшее Яхве золото и серебро Израиля (см. Иоил. 3:5). Бог столь полно отождествляет Себя со Своим народом завета в Его апока-липтическом иске, что задает врагам Израиля следующий вопрос: «Хотите ли воздать Мне?» (ст. 4). Божественный приговор исходит из Моисеева закона о карающей справедливости: «Легко и скоро Я обращу возмездие ваше на головы ваши» (ст. 4; см. также ст. 7). Этот закон применялся в отношении лжесвидетелей (см. Втор. 19:18, 19; ср. Пс. 7:15, 16; 9:15, 16). Язычники несправедливо обвинили и осудили Израиль. История свидетельствует о том, что финикийских и филистимских торговцев еврейскими рабами самих продавали в рабство, в частности это сделал в 332 г. до Р. X. Александр Македонский. Суд Божий будет содержать в основном те же обвинения против язычников конца времени: ложные обвинения и преследования тех, кто поклоняется Ему в истине (см. Иоил.2-32).

Исполнение приговора Божьего принимает характер войны Яхве, поскольку над Израилем нависла угроза исчезновения. Иоиль поэтому умоляет: «Туда, Господи, веди Твоих героев» (см. Иоил. 3:11). Поскольку это будет вселенский день Яхве (см. ст. 14—16), пророк называет место апокалиптической битвы не долиной Кедрона, но символически, «долиной Иосафата» (ст. 2, 12), то есть местом «суда Яхве». Эта же идея вновь подчеркивается использованием известного символического изображения Яхве как давильщика винограда, сокрушающего в точиле нечестивцев (см. ст. 13; ср. Ис. 63:3; Иер. 25:30). Апокалипсис Иоанна применяет эту символику в ее апокалиптическом исполнении ко Второму пришествию Христа и к Его врагам во вселенском масштабе (см. Откр. 14:14—20).

И наконец, огромное значение имеет пророчество Захарии об эсхатологической войне Божьей. Последние три главы Книги Захарии имеют хиастическую структуру. Центр этого хиазма указывает на мессианские предсказания, которые впоследствии обретут чрезвычайную значимость для Иисуса Христа и Нового Завета (см. Зах. 12:10—14; 13:7—9). Книга Захарии в 9-й главе представляет Мессию-Царя как близкий к Яхве персонаж, который буден «пронзен» или предан мученической смерти в Иерусалиме мятежным Израилем (см. Зах. 13:7; 12:10). Такой страдающий Мессия уже предусмотрен в плане Божьем: «Я поражу пастыря, чтобы рассеялись овцы» (Зах. 13:7, другой перевод). Спустя века Христос рассматривал Свои страдания и смерть как исполнение предсказания ^Захарии. Такое истолкование влечет за собой далеко идущие последствия: в таком случае последователи Христа рассматриваются как рассеянные овцы Яхве, как истинный Остаток Израиля (см. Мф. 26:31 ;Мк. 14:27).

Захария предсказывает, что последствием отвержения и казни Израилем Пастыря-Мессии будет война Яхве против Иерусалима и всей земли Израильской. «Две части на ней [земле] будут истреблены, вымрут, а третья останется на ней» (Зах. 13:8; ср. 14:2). Эта судебная речь, несомненно, построена по образцу выдвинутых Иезекиилем против Иерусалима обвинений перед вавилонским пленом (см. Иез.5:2,4,12). Как военные предсказания Иезекииля подчеркивали, что верный Остаток будет защищен Богом (см. Иез. 9), так и Захария обещает, что Бог сохранит верный Остаток, который покается в убийстве Мессии в эсхатологическом будущем.

«А третья останется на ней. И введу эту третью часть в огонь, и расплавлю их, как плавят серебро, и очищу их, как очищают золото: они будут призывать имя Мое, и Я услышу их и скажу: это Мой народ, и они скажут: "Господь — Бог мой!"» (Зах. 13:8, 9; ср. 72:70).

В свете шокирующего объяснения Захарией причин, побуждающих Яхве к войне против Иерусалима, становится ясно, почему Христос призывал Своих учеников бежать из Иерусалима и Иудеи в горы (см. Мф. 24:15, 16). Христос рассматривал войну Яхве против святого города, которая завершилась разрушением римскими войсками Иерусалима в 70 г. по Р. X., как исполнение пророчества Захарии: «И соберу все народы на войну против Иерусалима, и взят будет город» (Зах. 14:2). Несомненно, Христос имел в виду это и другие пророчества, когда пояснял: «Потому что это дни отмщения, да исполнится все написанное» (Лк. 21:22). Причиной, побуждавшей Христа применить пророческие провозвещения о разрушении Иерусалима к поколению Его времени, была убежденность в том, что Его присутствие на земле является Его Божественным посещением, цель которого состоит в том, чтобы предложить Своему народу завета мессианский мир и спасение (см. Лк. 19:41, 42). Во время Своего последнего посещения Иерусалима Иисус со слезами возвестил: «И не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (ст. 44). (Согласно другим переводам, этот текст выглядит так; «...что ты не узнал времени пришествия Божьего к тебе». — Прим. автора.) Отвержение Христа означало отвержение Израилем завета Божьего. Это переполнило меру вины их предшественников,(см. Мф. 23:32). Иисус, однако, рассматривал Свое возвращение как Судии над всеми народами шире, нежели в рамках суда над Иерусалимом. Тогда предсказание Захарии исполнится во всемирном масштабе (см. Мф. 24:30; Зах. 12:12). Христос пойдет со святой войной против всех, кто пронзил Его, кто преследовал Его народ, духовный Израиль (см. Откр. 1:7; 6:14—17).

Вывод

Ветхий Завет сообщает нам о том, что Яхве действительно вел войны против заклятых в прошлом врагов Израиля, таких, как Египет (Исх. 15:3, 4), Амалик (Исх. 17:16), филистимляне (1 Цар. 17:45—47), аморреи (Ам. 2:9), Вавилон и другие. Избавление Израиля от Египта посредством внезапного иссыхания Красного моря и потопления войска фараона Писание рассматривает в качестве примера царского владычества Яхве и представляет как прототип будущих побед Израиля над своими врагами в земле обетованной (Исх. 15:14—16, 18; Втор. 1:30; 7:19; Mux. 7:15; Ис. 11:10—16; 43:16—19). Библейские авторы в своих описаниях присутствия Божьего в войне Яхве

регулярно упоминают о землетрясениях, громах, феноменах на солнце, луне и звездах, о граде и ливнях и особенно о насылаемом Богом парализующем ужасе, которые сеют смятение среди врагов Израиля (Исх. 15:16; Втор. 7:20,23). Таковы проявления теофании присутствия Яхве. Истинную войну Яхве отличают три характерные черты: 1) Божественные призывы готовиться к войне, которые передаются через пророка или священника Господа; 2) Божественные указания относительно участия Израиля; 3) заверение в победе.

Битвы Яхве обусловливались верностью Израиля Божественному завету (Пс. 45, 47). Упорство Израиля в мятеже и непослушании приведет к тому, что суд и святая война Яхве обратятся против самого Израиля, как отмечено в завете Моисея (Лев. 26:27—34). Бог даже использовал Ассирию и Вавилон в качестве Своего орудия карательных судов над Израилем и Иудеей. В то же время по Своей благодати Он всегда сохранял верный Остаток Своего народа завета.

Апокалиптические пророчества Даниила, Иезекииля, Иоиля и Захарии развивают такое теологическое положение, согласно которому Бог направит Свою финальную войну против непримиримых врагов исполненного Его Духом мессианского народа. Война Яхве никогда не бывает светской войной между государствами ради достижения ими политических целей. Подобное истолкование последней войны в пророчествах Писания характерно для современного лжепророчества. Битва Божья разворачивается против последних врагов мессианского народа Остатка и его истинного поклонения Богу (Пс. 2; Иоил. 2:32; Дан. 11:45; 12:1; Иез. 38; 39; 3ax.-12.-8,9; 13:9; 14:1—3). Такова суть последней войны Яхве в библейском пророчестве.

Цель войны Яхве состоит в оправдании Его верховного царского правления над народами и восстановлении власти Мессии на земле в гармонии и праведности (Иез. 39:21—29:47:1— 12; 48:35; Зах. 14:9,16; Иоил. 3:18; Mux. 4:1—5; Ам. 9:13—15).

Исследователь Ветхого Завета Питер Ч. Крейги верно отмечает, что тема Бога-Воителя является в еврейской Библии не второстепенным, но «одним из наиболее значимых и центральных аспектов ветхозаветной теологии».

Основная значимость древних пророчеств Израиля заключается в их мессианской надежде для мира. Вот как прекрасно сказала Джойс Г. Болдвин в своих комментариях по вопросу о мессианском Правителе в Зах. 9:9, 10: «До сих пор этот Царь является единственно реальным центром надежды на мир во всем мире».

Актуальность войны Яхве для Церкви Иисуса Христа

Поскольку Бог Израиля не меняется. Его суды в прошлом позволяют предсказать, какова будет их природа в будущем. Это придает всем ранним Божьим актам искупления типологический характер. Падение Вавилона в прошлом выступает в роли образа или предвозвещения безусловного падения апокалиптического Вавилона (см. Иер. 50; 51 и Откр. 17; 18). Национальные суды дня Господня становятся пророческими образами вселенского дня Господня в будущем. Ближневосточный географический район, центром которого является гора Сион, служит образом всемирного поля битвы Церкви Христовой против антихриста.

Откровение Иоанна заимствует еврейские имена и символику войны Яхве в своем драматическом изображении пришествия Христа с судом. Это христологическое исполнение означает, что Новый Завет определяет Израиль Божий как народ Христа, то есть как вселенскую Церковь Христову (см. Деян. 4:25—28). Поэтому он имеет решающее значение для уяснения библейской структуры христианской типологии. Типологический подход к Новому Завету основывается на том факте, что враги древнего Израиля с богословской точки зрения характеризовались своей враждебностью к Яхве и Его народу завета в Ветхом Завете. Их имена используются в христианскую эпоху как «образы», которые обозначают врагов Христа и Его новозаветного народа — вселенской Церкви. Христологичность и эсхатологическая направленность христианской типологии позволяют избежать как неверного аллегорического истолкования, так и буквалистского повторения в истории спасения. Отношения между прообразом и образом основаны не на этническом или географическом повторении, но на эсхатологическом исполнении и расширении, определяемых славой Христовой. Концепция буквального воспроизведения прошлого в будущем веке представляет собой языческий мотив, преодоленный типологией Нового Завета. Грядущий суд и связанное со Вторым пришествием Христа искупление будут не простым повторением того, что уже было в истории, — выйдя за рамки истории Израиля, эти события обретут глобальный масштаб, поскольку их эсхатологическое исполнение определяется более сильным проявлением славы во Христе, нежели их ветхозаветных прообразов.

Слава нового завета далеко превосходит славу завета старого (см. 2 Кор. 3). Будучи мессианским Израилем, Церковь Христова является исполнением того плана, который имел Бог в отношении древнего Израиля для всего мира. Соответственно враги древнего Израиля — Египет, Вавилон, Едом и другие народы — выступают в Новом Завете как символы врагов Церкви Христовой.

День Яхве трансформируется в день Христа (см. 1 Кор. 1:8; 2 Кор. 1:14; Флп. 1:6, 10; 2:16). Гнев Яхве становится гневом Агнца (Откр. 6:16). Образ Яхве как небесного Воителя сменяется в Новом Завете на образ Христа как святого Воителя (Откр. 19:11—15). В то время как Ветхий Завет признает Яхве «Богом богов и Владыкой царей» (Дан. 2:47), Христос в Новом Завете получает титул «Царя царей и Господа господствующих» (Откр. 19:16). Как Яхве являл Свою спасающую и карающую праведность на стороне Израиля, так и Христос продемонстрирует Свои искупительные и наказующие суды в «оный великий день Бога Вседержителя» (Откр. 16:14) на стороне истинного Израиля Божьего. Суды Яхве над национальными врагами древнего Израиля в их локальных географических регионах выступают в роли прообразов или иллюстративных пророчеств Армагеддона.