«Могущественная благая весть» Роберт Виланд

Глава 1.
Божьи руки обнимают мир

В глубоких развалинах древних империй мы находим бесценную жемчужину неописуемой красоты - Новозаветную Благую Весть. Однажды она спасла цивилизацию от самоуничтожения.

Большинство проблем, от которых страдает мир, коренится во врожденной испорченной человеческой природе. Так или иначе она толкает общество и отдельные личности на путь эгоизма. Отсюда ужасы, с которыми мы сталкиваемся теперь: наркомания, моральное разложение, преступления, войны, грозящие всемирным уничтожением.

По общему признанию свет сильнее тьмы, но правда ли, что добро сильнее зла? Может ли любовь восторжествовать над ненавистью? (Может ли, например, воинствующий Средний Восток когда-либо научиться любить? Могут ли обратиться к Богу миллиардеры наркобизнеса?). Может ли Благая Весть победить недобрую весть?

Миллионы встревоженных молодых людей сомневаются в этом. Внутреннее чувство подсказывает им, что человечество обречено. Если нас не убьет СПИД, это сделает истощение озонового слоя. "Завтра мы умрем", - говорят они и с неистовством отдаются наслаждениям сегодня.

Их цинизм понять можно. Они знают, что мировые ресурсы могут положить конец голоду и нужде, однако массовая бедность смеется нам в лицо. Они чувствуют, что, если проблемы других людей неразрешимы, то настанет день, когда с их проблемами будет то же самое. В 17 веке Джон Донн выразил наши истинные чувства, в которых мы возможно не отдаем себе отчета, но которые тем не менее очевидны:

«Если в море смывается глыба земли, Европа становится меньше — Любая человеческая смерть берет частичку от меня самого, потому что я принадлежу человечеству. Поэтому никогда не посылай узнавать, по ком звонит похоронный колокол - он звонит по тебе».

Обеспокоены не только молодые люди. Дедушки и бабушки волнуются о том, какую жизнь они завещают своим внукам. Пока голод и пустота подавляют массы третьего мира (сюда входят внутренние города Америки), наш мир становится менее безопасным. Сможем ли мы остаться оплотом мирного благоденствия в океане вопиющей нужды? Должны ли наши внуки баррикадировать свои дома современными средствами защиты?

В нашей Северной Америке мы стоим перед лицом тревожного расслоения общества. В 1964 году президент Линкольн Джонсон обещал, что дни "пособия по безработице сочтены". Прошло три десятилетия. Истрачены сотни миллиардов долларов. Где же "Великое Общество"? Бедные большей частью стали беднее, а богатые - богаче.

В то время как наши бедняки доходят до отчаяния, наши богачи также признают, что их проблемы наносят тяжелый удар по человеческой психике. Ричарде Ривс, который пишет для "Универсал Пресс Синдикат", говорит, что "многие из нас дают трещину, побежденные наркотиками и алкоголем, завистью или непостоянством, собственными пороками или слабостями... Не сходит ли Америка с ума?"

Молодежь рассуждает так: если Америка со всем ее богатством и интеллектуальными возможностями не может разрешить своих проблем наркомании, преступности, неграмотности, насилия и бедности, на что же остается надеяться остальному миру. Образец американской свободы оставался "последней, лучшей надеждой человечества". Если эта нация уничтожит себя, то везде начнут расти, как грибы, новые Гитлеры и Иди Амины.

"Инсайт" говорит, что кишащая преступлениями бедность "приняла ужасающие размеры в наших городах". Прогрессирующее разложение внутренних городов шокирует тех, кто помнит культуру и спокойствие, царившие только несколько лет тому назад. На тротуары Гарлема теперь ставятся повозки, чтобы продавать с них кокаин очередям в 20 человек.

"В моих самых худших снах я не видел ничего подобного", - говорит Шакур Алъювани в учебной программе Юс Экшен Констракшен. "Я никогда не предполагал, что до этого когда-нибудь можно докатиться".

Почему, широко открыв глаза, люди бросаются в наркоманию и другие пагубные привычки? Значит, происходит что-то ужасно несуразное, поскольку эти привычки по сути своей есть самоубийство. Только очень больные особи убивают себя.

Если не произойдет перемен, то возможным сценарием XXI века будет поляризованное общество: огромные тюрьмы и больницы для преступников, жертвы СПИДа, наркоманы-привидения с одной стороны и "нормальные" люди, работающие до изнеможения для их содержания, с другой.

Зловещее облако на не слишком далеком горизонте наводит на мысль, что может появиться "новый" Гитлер, который уступит грубому общественному давлению и найдет более дешевое "окончательное разрешение" всех проблем.

То будет время для преступников, наркоманов и других разношерстных элементов. Ведь нацизм прикрывал собой скрытое течение коллективного помешательства, постоянно ожидая взрыва народного гнева.

Некоторые трезвые аналитики, не верующие в Бога, теперь открыто винят юношескую распущенность и неверность супружеским связям как основную причину разгула нищеты, преступности, наркомании. В то время как прочные браки всегда ведут к разумному процветанию и порядку, семьи, где остается один из родителей, за редким исключением, как правило, испытывают глубокую нужду.

Тяжело ли верить в Бога любви?

Даниил Мойнихан говорит, что разбитые семьи "напрашиваются на хаос и получают его. Преступления, насилия, беспокойства, неразбериха - почти неизбежны". Телевидение и кинопрокат показывают обнаженную неверность всех видов. Об этой аморальной закваске предсказывал Иисус: "По причине умножения беззакония во многих охладеет любовь". Любовь охладевает потому, что люди больше не верят в нее.

"Беззаконие" - это нарушение закона, внутреннее восстание сердца против нравственных Божьих принципов. Если нам трудно поверить в существование праведного Бога, все, что нам нужно сделать, - это начать рассуждать о реальности зла. "Плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божьему не покоряются, да и не могут".

Тайна испорченной человеческой природы - достаточное доказательство правоты Библии, потому что реальность зла предполагает наличие добра, как тень предполагает за препятствием наличие света.

Религиозен человек или нет, ему трудно отрицать, что мы подошли ко времени, точно описанному Иисусом, когда Он сказал, что "человеческие сердца будут изнемогать от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную". Чем больше информации имеет человек, тем неотступнее его преследуют тени завтрашнего дня.

Но надежда есть. В то время как ежедневные новости становятся все хуже, Благая Весть становится все отраднее.

Наше будущее освещено

На арене появляется Библия с ее потрясающей вестью надежды. Она убеждает нас, что есть личный Бог, Небесный Отец, Творец-Спаситель, Который действительно любит этот "безумный", жестокий, эгоистический, исполненный насилия, безнравственный, адский мир.

Эта Благая Весть сильнее любой недоброй вести, потому что Бог есть источник безусловной, активной любви, которая по своей природе должна быть и действенной.

Самые известные слова на многих языках гласят: "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Большинству из нас трудно обнять грязного отталкивающего человека. Бог же прижимает к Своему сердцу эту скверную и грязную планету. Он похож на отца, обнимающего блудного сына, который берет грех сына на себя и очищает его. Эта любовь - самая потрясающая истина из всех, когда-либо открывавшихся человечеству.

Эта новая идея изумила искушенный мир новозаветных времен. Возможно, тоща, как и теперь, многие верили в Высшее Существо, но и римские партриции, и рабы считали немыслимым, что Бог на самом деле заботится о никчемном человечестве. В противном случае как Он может смотреть на такую несправедливость, как рабство, политическая коррупция, гладиаторское кровопролитие в Колизее, и не сделать что-нибудь?

Представьте себе, какое возбуждение вызвали апостолы, когда они настойчиво утверждали, что Бог действительно любит нечестивых, эгоистичных, жестоких, плохих людей. Он любит не их испорченность, а их самих. "Неужели Он любит рабов, гладиаторов, блудниц, убийц, жадных мытарей, жестоких императоров?" - спрашивали римляне. "Да", - отвечали апостолы. "Не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него". То была радикально новая, ошеломляющая идея для людей, которые считали, что Бог равнодушно покровительствует хорошим людям и ненавидит плохих.

Но такой переворот древних ценностей никогда не убедил бы людей, если бы за этим не стояло твердое доказательство. Апостолы должны были доказать, что они не изобрели такую любовь в собственном воображении. Доказательство было, и при этом неопровержимое: когда Сын Божий был казнен жестокими римскими солдатами, Он сделал немыслимое - Он любил Своих врагов и молился за них: "Отче! прости им, ибо не знают, что делают".

Никто не помнил, чтобы когда-либо прежде были сказаны подобные слова. Перед всем миром Христос показал, что "Бог есть любовь", - истинная любовь, которую подделать невозможно. Теперь мир был близок к тому, чтобы перевернуться вверх дном.

Пришелец с Марса не вызвал бы такого удивления, как эта новая идея. Любовь, которая не зависит ни от красоты объекта, ни от его добродетели? Любовь, которая не только любит безобразных и негодных людей, не имеющих ценности, но которая фактически делает их ценными? Когда люди услышали об этом, они захотели знать больше.

Лучшие мыслители тех дней прославляли любовь греческой Ацесты к Адмету и считали ее высшим откровением божественной благости: она желала умереть за хорошего человека. Апостолы сказали нечто совсем непостижимое: "Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками... будучи врагами". Иудеи и римляне смотрели друг на друга с удивлением.

Если древние верили в Бога, они представляли Его в величественном уединении, ожидающим, пока люди будут искать Его. Христос открыл Его совершенно другим, личным Спасителем, Который "пришел взыскать и спасти погибшее".

Практическое значение этой новой идеи любви

Люди, услышавшие эту весть, исполнились неописуемой радости.

Теперь их серое, посредственное существование вдруг приобрело драгоценный смысл. Во свете этого нового откровения печаль, разочарование, боль, даже тяготы рабства и мученичество стали почетными и священными. Смерть стала не страшна, потому что Христос лишил ее жала. Бог Сам сошел к нам, говорили они, взял на Себя наше естество, страдал с нами, стал с нами единым целым! Каждый верующий раб стал принцем, и каждый верующий принц был готов склониться перед своим рабом.

Эта поразительная идея рождала бесчисленное количество новых идей. Придя в лице Своего Сына взыскать погибшее, Бог, казалось, сделал немыслимое. Он спустился до таких темных глубин смирения, достиг такого предела унижения, ниже которого оно не может существовать.

Те, кто слышал апостолов, видели лестницу не от человека к Богу, а от Бога до самых низов нашего падшего человечества. Он не только оставил ангелов и смирил Себя, став человеком. Он родился в убогом загоне для скота. Потом Он жил жизнью простого труженика и тяжело работал. И в конце концов Он стал послушным даже до самой смерти, глядя в лицо ее ужасам, а не пытаясь избежать суда, как это делает самоубийца.

И это еще не все. У людей пошла кругом голова, когда они услышали о том, что вожди Его собственного народа, отвергнув Его, распяли на римском кресте, как преступника. Это значило, как понимал каждый, что Он перенес глубочайшее страдание, как отверженный Богом, ибо в древности верили, что "проклят всякий, висящий на древе". (Мы будем рассуждать об этом в 6 главе).

Сын Божий испытал адские муки! Он не только пожертвовал Своей жизнью здесь и теперь, но рисковал вечностью. Ночами люди думали и говорили об этом. Они силились "постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина, и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову". Он не мог видеть Свое будущее воскресение.

Когда люди размышляли об этом божественном свершении, их жизнь начала изменяться под действием необыкновенной силы. Забыв о еде, они исследовали эти истины и выходили навстречу жизни иными людьми. В их жизни появлялась другая цель, которая была выше боли или наслаждений. Такая любовь совершала невозможное для высоких и низких, богатых и бедных, свободных и рабов. Она освободила тех, "которые от страха смерти чрез всю жизнь были подвержены рабству". Общий знаменатель под всеми человеческими скорбями исчез. Охваченные волнением люди чувствовали:

"Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь чрез Него ... Любовь (агапе) до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда..., потому что поступаем в мире сем как Он. В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх".

Христово воскресение доказало правоту Евангелия

И, наконец, вершина славной Евангельской Вести - это Сын Божий, воскресший из мертвых на третий день после Его позорной казни. Он победоносно возгласил, что имеет ключи ада и смерти, так что все, чьи сердца оценили глубины Его преобразующей любви, восторжествуют над смертью вместе с Ним.

О силе этой любви, изменяющей жизнь, сказано в бесценном изречении апостола Павла. Он говорит, почему и как верующие в эту любовь обрели силу в Благой Вести:

"Любовь Христа объемлет нас, рассуждающих так: Если один умер за всех, то все умерли. А Христос за всех умер, чтобы живущее уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего".

Наконец, божественная истина проникла в самые дальние укрепления нашего эгоистичного ума. Подобно самонаводящейся на тепловую цель ракете, она искала источник эгоизма и поражала его. Следовательно, корень, на котором росли все горькие плоды человеческого зла, был вырван смиренной жертвой и славным воскресением Христа. Почти сразу верующие люди, прежде низкие, отталкивающие и жестокие, становились любящими и привлекательными. А находившиеся на вершине общественной лестницы, кто думал, что имеет все, что только может пожелать сердце, видели тщету мирского успеха без Христа. Это совершила Благая Весть.

Новозаветное свидетельство, написанное Павлом, частично перечисляет, какими пороками были обременены люди и как они избавились от них этим простым Евангелием. Верующие были в прошлом "блудниками", "идолослужителями", "прелюбодеями", "гомосексуалистами", "ворами", "лихоимцами", "пьяницами", "хищниками". "Такими были некоторые из вас", - говорит апостол Павел коринфской церкви. Но они избавились от этого дьявольского наваждения, "омылись", "освятились" и стали новыми людьми.

Эти люди достигли радостной свободы от физических цепей не своими усилиями. Они увидели нечто и поверили в это: они поверили Вести о примирении, совершенном Сыном Божьим. Для мира с повсеместным эгоизмом и жестокостью это откровение было очищением.

В предыдущих тысячелетиях человеческой истории ни одному философу, ни одному драматургу, поэту или священнику никогда не приходили на ум такие изумительные идеи.

Та же благая весть могущественна и сегодня

Весть о любви Бога к грешникам - это самая лучшая Весть из всех, когда-либо слышанных человеком. Она - благая, активная, стойкая, ищущая и потому такая же всесильная сегодня, какой она была всегда. Игнорировать ее никак нельзя. Либо вы верите ей, либо нет. Никто не может оставаться равнодушным, услышав ее в правильном изложении.

Самые ужасные пороки, известные нашему современному миру, проистекают из того же источника человеческого эгоизма, от которого страдал мир в апостольские времена. Смогла бы и сегодня та же самая Весть преобразовать торговцев кокаина и их жертвы, проституток, растратчиков, расистов, убийц, плотских материалистов? Миллионы людей говорят: да. И что более важно, Святой Дух через Библию тоже говорит: да. Эта Весть способна преобразовать богатых, образованных, самодовольных, жестокосердных, промышленных магнатов, ученых и политиков.

Укажем три предположения, из-за которых истине об этой уникальной любви, видимо, трудно поверить:

а) Поскольку всякий, уважающий себя человек не обнимает грязных, недостойных, плохих людей, почему это должен сделать Бог?

б) Как безграничный Бог может иметь те же чувств? которые имеем мы, люди?

в) Если Он действительно любит мир, почему Он не докажет это, сделав что-нибудь, чтобы приостановить его скольжение к гибели? Многие полагают, что ответы на эти вопросы невозможны. Обычной человеческой мудростью это на самом деле сделать нельзя, но Библия направляет луч света и прямо доказывает несостоятельность сомнений.

Мы будем рассматривать эти вопросы в следующей главе.