«Надежду дает Бог» Харви Корвин

Глава 2.
Надежда для безутешных

Молодая мать, недавно родившая ребенка, отдыхала в своей палате в больнице, когда к ней пришел муж. Он склонился над ней и с грустью поведал, что их малыш, у которого открылось внутреннее кровотечение, умер. Муж рассказывал то, что ему говорил врач. Он старался утешить жену, гладил ее руки. А потом ушел домой.

Вошла медсестра. Она принесла успокоительные таблетки для Джойс и увела с собой ее соседку по палате. В комнате стало тихо и пусто. Потом наступило время кормления. В комнату по очереди заходили медсестры, и все они, не зная о трагедии, выговаривали Джойс за то, что она не приготовилась к кормлению. И каждый раз Джойс находила силы отвечать: «Я не буду кормить малыша. Мой мальчик умер».

В этот день к Джойс попросился ее пастор. Он тихо вошел в палату и сказал: «Не переживай так, держи себя в руках, ведь ты не виновата, что малыша не стало».

Но сердце женщины разрывалось от горя! Ей было так плохо, что не хотелось жить! Но пастор, помня, что Джойс была христианкой, продолжал успокаивать ее и принять как должное все, что случилось. Джойс не могла даже думать об этом, но оглянулась на пастора и сказала: «У меня теперь нет никаких проблем. Постараюсь сделать так, как вы говорите Я чувствую себя хорошо».

Пастор погладил ее руку и ушел домой.

Джойс осталась в палате одна. Она не чувствовала прекрасного присутствия Бога, ей казалось, что Он покинул ее навсегда. Христианская радость и покой были вытеснены из ее сердца горем, страхом и одиночеством. Единственной молитвой, которая приходила на ум, было восклицание: «Господи, зачем ты сделал это?» Малыш умер, муж ушел домой, пастор попрощался, даже соседки не было в комнате, — почему же Бог покинул ее в эту минуту? Она искала утешителя, но рядом никого не было...

Люди часто плачут. В том числе и христиане. И слезы так застилают глаза, что человек не может увидеть Иисуса. Он может онеметь от боли и горя, не чувствовать, что в этот момент его обнимают руки Спасителя.

Подобные переживания люди испытывают не только тогда, когда смерть уносит кого-нибудь из близких. Любой из нас ощущает печать, когда из жизни уходит кто-нибудь дорогой сердцу. Например, мы переживаем, когда старый человек заболевает и теряет способность нормально жить. Очень огорчаемся, когда рвутся семейные связи, портятся отношения между отцом и вышедшим из-под контроля сыном, когда из-за горячности расстаются двое молодых людей. Мы печалимся, если семье приходится переезжать, а старые друзья остаются в ставшем родным городе.

Иисус предупреждал, что здесь, на земле, у нас будут и страдания, и горе, и слезы. Христос победил все страдания и смерть. Он может исцелить разбитые сердца (Псалом 147:3). Но когда человек, сердце которого болит, так ослеплен своими слезами, что не видит впереди даже света надежды, то сама вера в Бога, уверенность, что Он может помочь, близки к разрушению. И когда это происходит, то как Бог может пробиться к сердцу человека сквозь барьер ярости и опустошения? Сегодня я хочу задать этот вопрос всем: как придет Бог к человеку, если нить веры оборвалась?

Ответ можно найти в Послании к Колоссянам, «которым благоволил Бог показать, какое богатство славы в тайне сей для язычников, которая есть Христос в вас, упование славы» (Колос. 1:27).

Итак, Христос должен жить в каждом из нас. Отчаявшийся человек может и не почувствовать объятий Христа, но мы обязательно должны помочь ему ощутить эти объятия. Он может считать, что Бог забыл и покинул его, но зато будет знать, что вы о нем помните и всегда останетесь рядом. Заблуждаясь, человек может думать, что Бог никогда не простит ему гнева и грехов, но затем увидит, что вы прощаете его и любите по-прежнему. В Послании к Колоссянам (1:27) сказано, что если мы живем во Христе, то Его упование славы достигнет каждого и обязательно войдет в разбитое сердце.

Я хочу рассказать о том, что случилось с человеком по имени мистер Хоуэл. Он попал в одну из больниц Техаса для установления точного медицинского диагноза. Врачи провели полное обследование, взяли все анализы. И когда результаты были готовы, врач пришел к Хоуэлу в палату, держа в руках карточку: «Боюсь, мистер, у вас рак».

Он продолжал говорить, объясняя, что больные с такими симптомами, к сожалению, быстро умирают.

В палате находилась семья больного, но никто не мог сказать ни слова. Они так и просидели молча, до самого вечера, пока не настало время уходить домой.

Мистер Хоуэл погасил свет, лег на постель и отвернулся к стене. В темноте, в одиночестве он заплакал.

Позже, вспоминая об этом, говорил, что чувствовал в тот момент опустошенность и злость оттого, что Бог оставил его. Хоуэл не захотел больше иметь с Господом ничего общего. Даже пытался изгнать Бога из своей жизни.

В это время дверь палаты приоткрылась, и вошла медсестра. Она спросила: «Мистер Хоуэл, вы плачете?»

«Нет!» — закричал он.

После такого ответа медсестра могла повернуться и уйти. Но она поступила иначе. Взяла стул, села в изголовье больного. Одну руку положила ему на плечо, а другой сжала его руку: «Мистер Хоуэл, в вашем положении, когда вы думаете только о смерти, это так естественно — выйти из себя. Я давно работаю в этой больнице и, поверьте, мы тоже впадаем в отчаянье, когда думаем о том, что наши пациенты не смогут поправиться. Вы поплачьте, мистер Хоуэл, это нормально. Мы все тоже плачем, когда кто-нибудь из наших пациентов умирает. Если не возражаете, мистер Хоуэл, я побуду с вами, разделю вашу боль».

И она осталась.

Потом Хоуэл рассказывал, как все это повлияло на него. Хотя он твердо знал, что женщина в белом халате, сидящая рядом с ним, — медсестра, все же ему временами казалось, что это Бог сидит возле его кровати, успокаивая: «Мистер Хоуэл, я знаю, что вы сейчас очень одиноки, но я с вами. Вы чувствуете себя покинутым, но все-таки я здесь. Считаете, что нет смысла продолжать так жить, но знайте, что буду добрые перемены»...

Разве эта история не трогает наши сердца? И я хочу подчеркнуть еще раз: когда люди страдают, им нужно видеть или чувствовать Христа, и они видят Его, если кто-то рядом. Вы им нужны для того, чтобы принести в сердца упование славы.

Но как это нелегко — суметь утешить человека! Бывают такие ситуации, когда он не сразу понимает, что случилось непоправимое. Ему нужно время, чтобы осознать свою боль и потерю.

Одна вдова держалась необыкновенно спокойно на похоронах своего мужа. Люди удивлялись: какой же силой духа и верой надо обладать, чтобы так держать себя в руках?!

И после похорон она продолжала мужественно вести себя, пока в один из дней, находясь за рулем автомобиля, не услышала по радиоприемнику любимую песню мужа. Только тогда она поняла, что потеряла самого дорогого человека, и слезы брызнули у нее из глаз...

Иногда мы забываем, что на все требуется время. Часто бываем закаменевшими, не признающими беду, заставляем окружающих встречать невзгоды без эмоций, с высоко и гордо поднятой головой.

Примерно так было в семье Марион Миллер, пожилой, богобоязненной дамы, которая находилась в одном из медицинских центров по лечению рака груди. Всего за несколько недель до смерти ее глава семьи сказал: «Все, что сейчас нужно Марион, — это куриный бульон, и тогда она станет поправляться, мы сможем взять ее домой».

Он купил для нее новый холодильник, часто говорил о том, что было бы хорошо всем вместе провести отпуск на Гавайских островах.

Дочь мистера Миллера никак не могла понять, почему отец не замечает совершенно очевидных вещей. Ведь глядя на прозрачное лицо умирающей, видя, как, задыхаясь, хватает она ртом воздух, можно было легко понять, что ей осталось только одно в этой жизни, — заснуть в ожидании Христа.

Наконец, дочь не выдержала. «Что с тобой происходит, отец? — спросила она. —Неужели ты не видишь, что мама умирает?! Почему ты не хочешь очнуться и взглянуть фактам в глаза? »

Но мистер Миллер не мог слышать правду. Он боялся ее. В. тот момент он просто не справился бы с пониманием трагичности.

Отец замер, пристально глядя на дочь. Затем холодно произнес: «Ты больше мне не дочь. Ты больше мне не дочь!»

Согласитесь, очень трудно утешить такого человека, как мистер Миллер, потому что он не осознавал, что происходит.

Мы знаем, что Христос был смиренным. Если Он живет в тебе, то и ты сможешь утешить человека, употребив для этого все свое смирение.

Иногда опечаленный человек бывает очень сердит. Его раздражает Бог, его нервируют врачи, он злится на вас и на самого себя.

Одна молодая женщина по имени Лиза была так зла на Бога и людей, что какое-то время вообще не могла ни с кем говорить о своей беде. Ее отца сбила машина, за рулем которой сидел пьяный водитель. А в местной церкви кто-то сказал ей: «Что же ты хочешь? Этого могло не случиться, если бы твой отец не имел привычки отправляться куда-нибудь пешком по субботам».

Этот «утешитель» просто «прикончил» Лизу. Она сидела в сквере, убитая горем. Злость и обида закрыли для нее упование на славу.

Гнев очень похож на большой нарыв, который можно завязать бинтами, сделать вид, что его и нет вовсе, но он будет продолжать отравлять весь организм до тех пор, пока вы не вскроете этот нарыв, не прочистите и не обработаете его. Лизе. нужен был человек, который утешил бы ее, не оставил одну, постарался вскрыть и обработать «нарыв» ее гнева. Таким людям, как Лиза, постоянно нужен рядом человек, который бы не ворчал, не ругался и не читал наставлений.

Нужно быть достаточно духовно сильным, чтобы кого-то успокоить. Бог сильный, и Он спокоен. И когда Господь живет в вашем сердце, вы будете знать, как нужно утешить человека, чтобы не обидеть его.

Один пастор, который обладал очень чувствительным характером, рассказал мне, что с ним произошло.

Однажды он служил панихиду в том месте, где случилась авиакатастрофа: небольшой самолет рухнул на землю, пять человек погибли. Сотни людей пришли на панихиду, чтобы отдать дань памяти погибшим. И вдруг во время службы из последних рядов раздался сердитый голос молодого человека: «А где был Бог, когда самолет падал и когда моим погибшим друзьям нужна была Его помощь? Где был Бог?»

Пастор не стал делать вид, будто не расслышал этого вопроса, не сделал замечание этому человеку: дескать чего же задавать такие вопросы о Боге. Нет, вместо этого, он говорит мягким голосом: «О, мистер, Бог был на том же месте, где и находился, когда жестокие люди схватили Его единственного возлюбленного Сына и распяли на кресте». Пастор напомнил молодому человеку, что сейчас Бог страдает так же, как и все потерявшие близких в авиакатастрофе.

Иногда бывает очень трудно успокоить человека, у которого случилось большое горе, потому что тот, хватаясь ..за соломинку, надеется, что Бог каким-то чудесным, образом изменит ситуацию. И он молится о здоровье, просит Господа показать выход из безвыходной ситуации.

Иисус тоже молился в Гефсиманском саду, просил Бога, чтобы миновала Его чаша сия. Но иногда Всевышний отказывает в просьбе, говоря: «Нет». И когда так происходит, .мы объясняем: «Ну, наверное, ты недостаточно молился или очень слаб по своей вере». А про себя можем подумать: «Может быть, он совершил какой-то серьезный грех .в своей жизни!»

Но в этот момент мы ошибаемся. Дело совсем в другом! И подобные слова могут просто выбить человека из колеи, особенно, если его надежда и так висит на волоске. Нужно найти другие слова, например: «Я не знаю, почему Бог сказал «нет», но я по-прежнему люблю тебя, и уверен, что Богу ты дорог».

И тогда вам будет легче предложить этому человеку помолиться еще раз, найти новые слова, попросить мужества преодолеть трудную ситуацию.

Иисус знает, как нужно молиться. Он из первых рук получил молитву спасения. И если Иисус живет в нас, то Он подскажет, как лучше помолиться вместе с тем- человеком, которому трудно в жизни.

Наверняка вы знаете, что сложнее всего успокоить плачущего. Вы и сами будете чувствовать себя неуютно и растерянно рядом с тем, кто не в состоянии справиться с невзгодами. К тому же у каждого из нас столько собственных забот, что не всегда захочется вмешиваться в чужие беды.

С подобной ситуацией столкнулся и Иисус в Гефсиманском саду. Библия говорит нам, что в последние часы перед Своей смертью Он страдал и мучился, чувствуя приближение конца земной жизни. Его лицо покрылось крупными каплями пота, а человеческая природа тянулась к слову утешения, которое Он хотел услышать от Своих учеников, коих Сам утешал и успокаивал так часто. Он хотел быть уверенным, что они молятся и страдают вместе с Ним.

Но все ученики спали. Иисус, страдая, провел всю ночь в одиночестве, и не было Ему облегчения, пока Отец не послал ангела, который и утешил Христа, коль скоро ученики Его не смогли этого сделать.

Конечно, заснуть легче, чем утешить. И совсем не трудно утешать друга первые две-три недели после смерти одного из близких, а потом забыть о том, что семья будет горевать по крайней мере год или два. Легче проводить время с пациентами, которые наверняка поправятся, чем с теми, кто подошел к своей последней черте.

Как легко мы порой забываем, что новые члены церкви, приходя к нам, меняют свой прежний образ жизни, им приходится отказываться от старых привычек, иногда от них отворачиваются друзья, даже отношения в семье могут стать натянутыми, и родственники не всегда понимают поступок людей, ставших христианами. И как просто заснуть в то время, когда человека нужно утешить. Как легко бросить ему на ходу: «Не думай об этом, ты же теперь верующий», или: «Не убивайся из-за того, что твой ребенок умер; ты вполне можешь .еще иметь детей, или: «Ты должна радоваться, что твой муж умер, ему хорошо теперь там».

Должно быть, это так и есть. Но после смерти мужа вдове не стало легче здесь, в этой жизни, и ей так важно, чтобы мы понимали это. Христос плакал, мучаясь: «Почему Ты покинул Меня?». Не допускайте, чтобы и к вам кто-то обратился с таким же вопросом.

Когда в одной из адвентистских больниц младенец умер из-за врожденного заболевания желудочно-кишечного тракта, медсестра, ухаживавшая за ним, заплакала. Она стояла рядом с матерью возле кровати, на которой лежал умерший малыш. Женщины плакали. После того, как были выполнены все формальности по вскрытию трупа, мать выписали из больницы. Она подошла к медсестре и сказала ей: «Я всегда буду помнить, что вы тоже любили моего малыша и переживали его смерть вместе со мной».

Эта женщина чувствовала объятия Христа на своих плечах. Христос обнимал ее руками медсестры, которая была рядом в самые трудные минуты.

Как было бы чудесно, если б мы с вами могли переписать историю той ночи в Гефсимании, если б могли перенестись во времени в ту темную ночь, оказаться в холодном саду рядом с Иисусом в Его последние часы, молиться за Него, плакать с Ним, подарить Ему человеческое тепло и любовь, так нужные в те часы сомнений и скорби!

У нас сегодня есть другая возможность сделать что-то для Христа. Мы можем обратиться к Нему с любовью в молитве, успокоить Его и себя в часы одиночества и страданий. Мы можем выполнить завет Его: «Когда ты делаешь это для кого-то, то делаешь для Меня». Когда-нибудь настанет день, и мы соединимся со всеми, кого любим и любили. Все несчастья, смерти будут забыты. Но пока Бог говорит нам:

«Успокою народ Свой», «накормлю овец Моих», «возьму бремя ваше», «буду скорбеть скорбью вашей». Сегодня мы очень нужны друг другу. Нам необходимо сесть рядом, забыть вражду и невзгоды, успокоиться. Нам так нужно любить друг друга! И когда Христос будет в наших сердцах — придет «упование славы».

«Но мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна. Плод же правды в мире сеется у тех, которые хранят мир».

(Иаков 3:17-18).