«Оправдавшись верою» Э. Дж. Ваггонер

Глава 14.
Бог — единственный судия

Поскольку четырнадцатая глава полностью состоит из практических наставлений в христианской жизни и не связана напрямую с увещеваниями, ей предшествующими, мы, не тратя времени на обзор предыдущих глав, сразу обратимся к библейскому тексту. Не следует забывать, что эта глава, как и все предыдущие, адресована Церкви и не имеет отношения к тем, кто не, исповедует служение Господу. В шестом стихе ясно показано, что все, о ком говорится в этой главе, признают Бога своим Господом.

Рабы одного общего господина (Рим. 14:1-13)

1 Немощного в вере принимайте без споров о мнениях. Ибо иной уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи. Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест: потому что Бог принял его. Кто ты, осуждающий чужого раба? Пред своим Господом стоит он или падает; и будет восставлен, ибо силён Бог восставить его. Иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне равно. Всякий поступай по удостоверению своего ума. Кто различает дни, для Господа различает; и кто не различает дней, для Господа не различает. Кто ест, для Господа ест, ибо благодарит Бога. И кто не ест, для Господа не ест и благодарит Бога. Ибо никто из нас не живет для себя и никто не умирает для себя, а живем ли — для Господа живем, умираем ли — для Господа умираем. И потому, живем ли, или умираем, — всегда Господни. Ибо Христос для того и умер и воскрес и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над живыми. А ты что осуждаешь брага твоего? Или и ты, что унижаешь брата твоего? Все мы предстанем на суд Христов. Ибо написано: «живу Я, говорит Господь, предо Мною преклонится всякое колено, и всякий язык будет исповедовать Бога». Итак каждый из нас за себя даст отчет Богу. Не станем же более судить друг друга, а лучше судите о том, как бы не подавать брату случая к преткновению или соблазну.

Школа Христа. — Церковь Христова состоит не из совершенных людей, но из тех, кто ищет совершенства. Он совершен и посылает нам приглашение: «Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня» (Мф. 11:28, 29). Призвав всех прийти к Нему, Он говорит: «Приходящего ко Мне не изгоню вон» (Ин. 6:37). Однажды кто-то сказал: «Бог берет человека за руку веры и направляет ее так, чтобы он ухватился за божественность Христову, дабы достичь совершенства характера».

Вера может быть очень слабой, но Бог не отвергает человека по этой причине. Павел благодарит Бога, что вера фессалоникийских братьев возрастает (2 Фес. 1:3), следовательно, поначалу они не имели совершенной веры. Бог воистину столь благ, что каждый; человек должен полностью доверять Ему; но именно по причине Своей благости Он терпелив и снисходителен к тем, кто мало знает о Нем, и не отворачивается от них только потому, что они сомневаются. Совершенная вера возрастает благостью и терпением Божьим.

Ученики, а не господа. — Не ученики решают, кому посещать школу. Правда, в мире существуют школы для избранных, куда принимают только определенные категории учащихся. Если низший по положению в обществе и благосостоянию захочет поступить в такую школу, незамедлительно поднимается волна протеста со стороны самих учеников, и она будет столь сильна, что преподавателям придется отказаться от приема новичка. Но подобные школы отнюдь не являются школами Христа. «Нет лицемерия у Бога». Он приглашает и бедных, и нуждающихся, и слабых. Он, а не ученики, решает, кому быть принятым.

Он говорит: «Желающий пусть берет воду жизни даром». Единственным непременным условием для поступления в школу Христа является готовность учиться у Него. Всякого, желающего творить волю Его, Бог примет и научит (Ин. 7:17). Устанавливающий иные стандарты ставит себя над Богом. Никто из людей не имеет права отвергать того, кого принимает Бог.

Господин и раб. — Христос говорил Своим ученикам: «Не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья». «И не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник — Христос» (Мф. 23:8,10). Именно наставник дает задание каждому ученику. От наставника ждут они и награды. Поэтому один лишь наставник имеет право повелевать и выносить приговор за неисполнение своих повелений. «Кто ты, осуждающий чужого раба?» Если не в силах ты вознаградить его за успех, ты не вправе осуждать его за неудачу.

«Бог есть судия». — «Одного унижает, а другого возносит» (Пс. 74:8). «Ибо Господь — судия наш, Господь — законодатель наш, Господь — царь наш: Он спасет нас» (Ис. 33:22). «Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить, а ты кто, который судишь другого?» (Иак. 4:12). Сила спасти и погубить обусловливает право судить. Осуждать, не имея силы привести приговор в исполнение, означает не более, чем фарс. Такой человек ставит себя по меньшей мерее в нелепое положение.

Дух папства. — Апостол Павел предупреждает, что придет отступление и откроется «человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» (2 Фес. 2:3, 4). В Книге пророка Даниила 7:25 та же сила описана как произносящая слова против Всевышнего и возмечтавшая отменить времена и закон.

Тот, кто противопоставляет или превозносит себя над Законом Божьим, оказывает Ему наиболее сильное сопротивление и дерзко присваивает Его власть. Конец же власти, таким образом вознесшей себя, один — быть убитой духом уст Христа и истребленной явлением пришествия Его (2 Фес. 2:8).

Теперь прочтите Послание Иакова 4:11: «Не злословьте друг друга, братия: кто злословит брата или судит брата своего, тот злословит закон и судит закон; а если ты судишь закон, то ты не исполнитель закона, но судья». Другими словами, тот, кто злословит своего брата, или судит, или относится с пренебрежением к своему брату, тот противоречит Закону Божьему и порицает его. Он ставит себя на место «человека греха» и содействует ему. Что же он может получить в итоге, как не воздаяние, причитающееся человеку греха? Тут есть над чем подумать, не так ли?

Мы узнали, что члены Церкви Христовой не судьи один другому, но рабы одного общего Господа. Нас не учат, что соблюдать или не соблюдать заповеди Божьи — это вопрос второстепенный; совсем наоборот, ибо все мы предстанем пред судом Христовым, дабы быть судимыми согласно заповедям. Но апостол учит нас, что в делах, которые Закон Божий не оговаривает особо, люди могут поступать по-разному. Кроме того, с человеком, чьи поступки могут не соответствовать какой-либо заповеди, нельзя обращаться сурово и осуждать его. Так мы не поможем ему, да к тому же и не имеем права на осуждение, поскольку мы всего лишь рабы.

Жить для других (Рим. 14:14-23)

14 Я знаю я уверен в Господе Иисусе, что нет ничего в себе самом нечистого, только почитающему что-либо нечистым, тому нечисто. Если же за пищу огорчается брат твой, то ты уже не по любви поступаешь; не губи твоею пищею того, за кого Христос умер. Да не хулится ваше добро. Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе. Кто сим служит Христу, тот угоден Богу и достоин одобрения от людей. Итак будем искать того, что служит к миру и ко взаимному назиданию. Ради пищи не разрушай дела Божия: все чисто, но худо человеку, который ест на соблазн. Лучше не есть мяса, не пить вина и не делать ничего такого, от чего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает. Ты имеешь веру? имей ее сам в себе, пред Богом. Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает. А сомневающийся, если ест, осуждается, потому что не по вере; а все, что не по вере, грех.

Много ошибок происходит от небрежного прочтения Библии, от опрометчивых суждений по отдельным фразам, а также от преднамеренных искажений смысла Слова Божьего. Возможно, многие из них являются следствием неверного осмысления, а не злого умысла. Так давайте постоянно размышлять над тем, о чем мы читаем.

Чистое и нечистое. — Серьезно поразмыслив, мы не станем отрывать этот фрагмент от контекста. В самом начале главы описан человек, знания которого о Христе так незначительны, что он полагает, будто праведность можно обрести, употребляя или не употребляя определенную пищу. Смысл же всей главы заключается в том, что верою, а не пищей и питием мы можем быть спасены.

Нам не помешает немного поразмышлять над вопросом о чистой и нечистой пище. Широко распространено странное представление о том, что бывшее прежде непригодным в пищу теперь можно употреблять совершенно без опаски. Многие даже считают, что нечистые животные становятся чистыми через Евангелие. Они забывают, что Христос очищает людей, а не зверей и пресмыкающихся.

Во времена Моисея существовали ядовитые растения, и они не менее ядовиты и сейчас. Те же люди, которые считают, что Евангелие допускает все пригодным для еды, почувствуют такое же отвращение при мысли о поедании кошек, собак, гусениц, пауков, мух и т.д., как и любой иудей во дни Моисея. Пытаясь выяснить, как познания о Христе согласуются с подобным питанием, мы, наоборот, обнаруживаем, что только самые неразвитые дикари используют их в пищу, и такое питание одновременно является и признаком, и причиной их невежества. Просвещение ведет к осторожности в выборе пищи.

Итак, невозможно себе представить апостола Павла или любого другого здравомыслящего и просвещенного человека поедающим все, что попадется ему на глаза. Несмотря на то, что большинство людей считают себя разумнее Бога в вопросах еды и питья, существуют и всегда существовали продукты, употребление которых в пищу считается неприемлемым всеми. Поэтому, когда апостол говорит, что нет ничего в самом себе нечистого, он определенно имеет в виду то, что Бог предназначил человеку в пищу. Некоторые люди неистовы до такой степени, что не смеют вкусить даже от того, что Бог дал нам для еды; и в то же время есть люди, которые запрещают «употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодарением» (1 Тим. 4:3).

Итак, когда апостол говорит: «Иной уверен, что можно есть все», под словом «все» он не имеет в виду скверну. Смысл этой фразы очевиден: иной уверен, что он может есть все, что пригодно в пищу. Другой же, считая, например, что некоторые виды мяса могут быть посвящены какому-либо идолу, боится есть их, дабы не стать идолопоклонником. Восьмая глава Первого послания к Коринфянам полностью разъясняет этот вопрос и соответствует четырнадцатой главе Послания к Римлянам.

Вышесказанное проливает свет и на вопрос о днях недели. Поскольку апостол, говоря о пище, без сомнения, подразумевает только ту, которую позволено употреблять, становится еще более ясно, что все те дни, о которых иной судит равно, это лишь те дни, которые Бог не освятил для Себя.

Сущность Царствия Божьего. — «Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе». Над Царствием этим Христос поставлен Царем, ибо сказал Бог: «Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею» (Пс. 2:6). А теперь прочтите слова Отца к Сыну Своему, Которому Он определил быть наследником всего сущего: «Престол Твой, Боже, в век века; жезл царствия Твоего — жезл правоты. Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие; посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих» (Евр. 1:8, 9).

Жезл — это символ силы. Жезл Христов — это жезл праведности, поэтому сила Царствия Его — праведность. Он правит праведностью. Жизнь Его на земле была совершенным проявлением праведности, так что Царствием Своим Он правит силою жизни Своей. Все, кто обрел Его жизнь, являются подданными Царствия Его. Одна лишь жизнь Христова есть знак принадлежности к Его Царствию.

Чем же помазан был Христос? В Послании к Евреям говорится, что Он был помазан «елеем радости». Таким образом, радость составляет неотъемлемую часть Царствия Христова. Это Царствие не только праведности, но и радости. Поэтому каждый подданный этого Царствия должен быть исполнен радости. «Унылый христианин» — такое же несовместимое словосочетание, как «холодное солнце». Солнце было создано для того, чтобы излучать тепло; так и христианин предназначен к распространению мира и радости, которые составляют часть его естества. Христианин радуется не просто потому, что считает это своим долгом, но потому, что пребывает в Царствии радости.

«Кто сим служит Христу, тот угоден Богу и достоин одобрения от людей. Итак будем искать того, что служит к миру и ко взаимному назиданию». Чем должны мы служить Христу? Конечно же, праведностью, миром и радостью.

Богу угодно такое служение, и люди — не только христиане, но и неверующие — не могут не одобрять его. Враги Даниила поневоле свидетельствовали о его честной жизни, сказав, что не могут найти предлога против него, кроме как в законе Бога его, тем самым одобрив этот закон, послушание которому сделало Даниила верным Всевышнему.

Бескорыстие. — Мир является характерной чертой Царствия Божьего. Поэтому подданные Царствия должны всемерно способствовать миру. Но себялюбие никогда не вело к миру. Наоборот, себялюбие всегда служит причиной войны и неминуемо приводит к ней, если люди упорствуют в нем. Поэтому подданный Царствия должен быть всегда готов пожертвовать своими желаниями и стремлениями ради интересов других людей. Бескорыстный человек не станет настаивать на своем, если при этом он нарушает мир ближнего своего.

Но не забывайте, что Царствие Божье — это не только мир, но и праведность. Быть праведным — значит следовать закону Божьему, ибо «всякая неправда есть грех» (Ин. 5:17) и «грех есть беззаконие» (1 Ин. 3:4). Поэтому, хотя по законам Царства человек должен уступать в своих желаниях, дабы они не служили помехой другим, те же самые законы препятствуют ему в нарушении любой из заповедей Божьих.

Послушание Закону Божьему содействует миру, ибо читаем: «Велик мир у любящих закон Твой» (Пс. 118:165). «О, если бы ты внимал заповедям Моим! тогда мир твой был бы как река, и правда твоя — как волны морские» (Ис. 48:18). Поэтому тот, кто столь «любезен», что отступает от какой-либо части закона по той причине, что некоторым людям она не по нраву, отнюдь не способствует миру. Наоборот, он восстает против Царствия Христова.

И снова мы видим, что суббота Господня не подлежит рассмотрению как нечто зависящее от личного к ней отношения каждого человека. В этом у христианина нет выбора. Он должен соблюдать ее. Суббота не является одним из дней, которому подданный Царствия Божьего может не придавать значения, если того пожелает. Соблюдение ее — обязанность христианина.

Но есть вещи, которые человек имеет право делать по желанию, а не по обязанности. Например, он имеет право, если хочет, есть пищу руками; однако, если это раздражает рядом сидящих, закон Христов запрещает ему это делать. Итак, оказывается, что один лишь закон Христов, при тщательном его соблюдении, делает человека в высшей степени учтивым. Истинный христианин является джентльменом в лучшем, смысле этого слова.

Многое из того, что является дозволенным, некоторые люди, чья вера слаба по незнанию, считают недопустимым. Христианское воспитание, как указано в 14-й главе Послания к Римлянам, требует, чтобы более осведомленный человек считался с сомнениями своего немощного брата. Грубо игнорируя эти сомнения, даже если они совершенно неразумны, мы не поможем своему брату обрести свободу, а, напротив, обратим его к унынию. «Лучше не есть мяса, не пить вина и не делать ничего такого, от чего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает».

Итак, вполне очевидно, что 14-я глава Послания к Римлянам является уроком христианской учтивости и взаимопомощи и не учит, что суббота или любая другая заповедь Божья может быть оставлена без внимания по воле христианина. Мы должны быть предупредительными к «немощному в вере», но тот, кто не соблюдает заповеди Божьи, не имеет веры вовсе.

Границы совести. — «Ты имеешь веру? имей ее сам в себе, пред Богом». Вера и совесть присущи каждой отдельной человеческой личности. Никто не может верить за другого. Никто не может верить достаточно сильно, чтобы служить за двоих. Римская Церковь учит, что определенные люди имели больше веры, чем им было нужно, и были более праведны, чем надобно, так что они могут поделиться с другими людьми; но Библия говорит, что никто не может иметь веру большую, чем необходимо для его собственного спасения. Поэтому, как бы глубока и основательна ни была чья-либо вера, по ней нельзя судить другого человека.

В наше время мы много слышим об общественной совести. Нам часто говорят, что совесть одного человека уязвлена действиями другого. Но как с верой, так и с совестью — ни у кого недостает на двоих. Человек, считающий, что его совесть послужит и ему, и кому-то еще, явно путает совесть с эгоистичным упрямством. Именно это ошибочное представление о совести привело к самым ужасным преследованиям, когда-либо совершенным во имя религии.

Пусть все христиане поймут, что в вопросе совести каждый пребывает наедине с Богом. Они не вправе даже навязывать свою свободу совести другим; но по законам Царствия Христова они обязаны при необходимости даже воздерживаться от проявления своей свободы, если это ущемляет других людей. Иными словами, человек, идущий быстро, должен помочь своему немощному брату, идущему по тому же пути, но медленнее. Но он не должен сворачивать со своего пути, дабы угодить тому, кто идет путем неправедным.