«Оправдавшись верою» Э. Дж. Ваггонер

Глава 2.
Грех ближнего — наш грех

Вступление

«Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых и не стоит на пути грешных, и не сидит в собрании развратителей; но в законе Господа воля его, и о законе Его размышляет он день и ночь!» (Пс. 1:1, 2).

«Сын мой! если ты примешь слова мои и сохранишь при себе заповеди мои, так что ухо твое сделаешь внимательным к мудрости, «наклонишь сердце твое к размышлению; если будешь призывать знание и взывать к разуму; если будешь искать его, как серебра, и отыскивать его, как сокровище: то уразумеешь страх Господень и найдешь познание о Боге. Ибо Господь дает мудрость; из уст Его — знаке и разум» (Притч. 2:1-6).

Изучение и размышление, соединенные с искренним желанием познать волю Божью, дабы следовать ей, — вот секрет понимания Библии. «Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении» (Ин. 7:17). Повторение, постоянное обращение к прочитанному — одна из важнейших основ познания Библии. Как бы усердно вы ни изучали ее, это не возместит отсутствие водительства Святого Духа, но Святой Дух свидетельствует через слово.

Взгляд назад

На этом этапе изучения Послания к Римлянам не стоит забывать уже пройденное. Поэтому рассмотрим первую главу в целом. Мы уже выяснили, что ее можно разделить на части примерно следующим образом:

Ст. 1-7: приветствие, содержащее краткое изложение всего благовестия.

Ст. 8-15: забота Павла о римлянах, его чувство долга по отношению к ним и ко всему миру.

Ст. 16, 17: что такое благовестие, его содержание.

Ст. 21-23: тленность мудрости человеческой.

Ст. 24-32: следствие неблагодарности и забвения Бога.

Главная мысль первой главы заключается в том, что Бог открылся каждой душе Своего мироздания и что даже самые падшие язычники знают, что они виновны и заслуживают смерти за свое беззаконие. «Они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют» (ст. 32). Поэтому «они неизвинительны». Вы должны крепко запомнить эту мысль, прежде чем начнете читать вторую главу, поскольку вторая глава тесно связана с первой и является ее продолжением.

Более широкий взгляд (Рим. 2:1-11)

1 Итак неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого; ибо тем же (судом), каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же. А мы знаем, что поистине есть суд Божий на делающих такие дела. Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие дела и (сам) делая то же? Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его: тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, жизнь вечную; а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, ярость и гнев. Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых Иудея, потом и Еллина! Напротив, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во-первых Иудею, потом и Еллину! Ибо нет лицеприятия у Бога.

Осознавая свою вину. — Истинность утверждения апостола, будто язычники знают, что заслуживают смерти за дела свои, легко доказуема. Когда Адам и Ева вкусили запретный плод, они, боясь встречи с Богом, спрятались. Страх всегда сопутствует сознанию вины и служит ей доказательством. «В страхе есть мучение; боящийся не совершен в любви» (1 Ин. 4:18). «Нечестивый бежит, когда никто не гонится за ним; а праведник смел, как лев» (Притч. 28:1). «Боязливых же… участь в озере, горящем огнем» (Откр. 21:8). Если бы язычники знали, что виновны, они не стали бы ждать наказания за убийства и воровство и вооружаться для защиты.

Неопровержимый приговор. — Трудно найти возражение приговору, который выносит апостол в первом стихе. Первая глава в основном посвящена язычникам. Все согласятся с утверждением апостола, что они виновны в самом отвратительном нечестии. «Они должны узнать», — хочется почти непроизвольно воскликнуть. «Они знают», — отвечает апостол, или по крайней мере у них есть для этого возможность, и они отлично знают, что поступки их неверны. «Они неизвинительны». Что бы люди ни думали об ответственности язычников, никто не станет возражать, что их обряды должны быть осуждены.

И вот мы слышим сокрушительный приговор: «Итак неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого: ибо тем же (судом), каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же». Мы в ловушке, и деться нам некуда. Если у нас достаточно знаний, чтобы осуждать неправедные дела язычников, мы тем же судом признаем себя неизвинительными за собственные проступки.

Виновны все. — «Судя другого, делаешь то же». Совершенно ясно, что всякий, кто знает достаточно, чтобы осуждать зло в ближнем, неизвинителен за свои собственные грехи; но для многих людей трудно понять, что судящий другого делает то же. Поэтому заново прочтите последние стихи первой главы и сравните перечисленные стихи с теми, что содержит Послание к Галатам 5:19-21, и вы увидите, что все, совершаемое язычниками, в чем с готовностью мы признаем их виновными, есть дела плоти. Это грехи, исходящие «извнутрь, из сердца человеческого» (Мк. 7:21-23). Всякий, кто подпадает под определение «человек», подвержен этим грехам. «С небес призирает Господь, видит всех сынов человеческих. С престола, на котором восседает, Он призирает на всех, живущих на земле: Он создал сердца всех их и вникает во все дела их» (Пс. 32:13-15).

Самоосуждение. — Итак, поскольку все люди одинаковы в своей человеческой природе, каждый, кто осуждает другого за проступки, судит себя; ибо истина состоит в том, что все подвержены одному и тому же злу в большей или меньшей степени; к тому же, зная достаточно много, чтобы судить о неверных деяниях, они тем самым признают, что сами заслуживают того наказания, которое предназначают другим.

Сочувствие, а не осуждение. — Часто грабитель, чтобы избежать поимки, кричит: «Держи вора!», указывая на другого человека. Так и люди осуждают грех ближнего, дабы в нем не заподозрили их самих. Не менее часто люди «мирятся с привычными грехами, порицая то, чего не желали сами», но в чем на самом деле виновны по своей человеческой природе.

Поскольку всякая плоть одинакова, мы должны быть исполнены смирения, а не презрения, услышав, что кто-то совершил ужасный грех; ибо это отражение того, что происходит в нашем собственном сердце. Вместо того чтобы говорить: «Боже, благодарю Тебя за то, что я не такой, как другие!», мы должны нести бремя заблудших, дабы самим не подвергнуться искушению. Очень часто человек, слабость которого мы склонны осуждать, пал не столь низко, как пали бы мы, будучи искушены тем же.

Обличение греха. — В «Путешествии пилигрима» Верующий, получив от Разговорчивого право выбрать тему беседы, предложил такой вопрос: «Как спасающая благодать Божия обнаруживает себя в сердце человеческом?» Далее Буньян пишет:

«Разг: Насколько я понял, наш разговор должен быть о силе вещей. Что ж, это очень хороший вопрос, и я с готовностью отвечу на него; буду краток — во-первых: если в сердце есть благодать Божия, она ведет к обличению греха. Во-вторых... А впрочем, какая разница между обличением греха и ненавистью к нему?

Вер.: О, весьма значительная! Человек может обличать грех по политическим соображениям; но ненавидеть грех он может лишь по причине отвращения к нему. С кафедры проповедника я слышал многих обличающих, но приверженных греху в сердце, доме и речах своих. Пытавшаяся соблазнить Иосифа громко обличала грех, как если бы сама была целомудренна; но, несмотря на это, с готовностью совершила бы нечистое с ним».

Ясное понимание верного и ложного и решительное обличение греха никогда и никого не оправдывает, а, напротив, усугубляет вину. Печально, что очень многие так называемые реформаторы наших дней полагают, что дело благовестия состоит большей частью в обличении дьявольских происков. Но служитель благовестия — не детектив.

Суд Божий по истине. — «А мы знаем, что поистине есть суд Божий на делающих такие дела». «Постойте! — скажет кто-то, — я не уверен в этом». Что ж, в этом легко убедиться:

1. Бог существует. С этим мы согласны.

2. Он — Источник всего сотворенного.

3. Всякое создание абсолютно зависимо от Него. «Мы Им живем и движемся и существуем».

4. Поскольку вся жизнь зависит от Него, то и продолжение жизни человека зависит от его согласия и единения с Богом.

5. Таким образом, мерилом суда должен быть сам характер Божий.

6. Но Бог Сам есть истина. «Нет неправды в Нем».

7. И Он открыл Себя и правду Свою для всех людей. «Открыл пред очами народов правду Свою» (Пс. 97:2).

8. Поэтому люди, от самых незаметных до самых великих, не имеют оправдания за грехи свои.

9. Теперь вполне понятно, что когда Бог судит всех людей без исключения, то суд Его истинен. И земля соединится с небом при словах; «Праведен Ты, Господи, Который еси и был, и свят, потому что так судил... Ей, Господи Боже Вседержитель, истинны и праведны суды Твои» (Откр. 16:5, 7).

Суд неизбежен. — Не следует думать, что кто-то сумеет избежать праведного суда Божьего. Обычно люди весьма просвещенные тешат себя надеждой, что смогут его избежать. Так легко думать, что великое знание истинного и ложного зачтется нам за праведность, и убеждать себя в том, что осуждение нами чужих грехов послужит для Бога доказательством нашей безгрешности. Но тем самым мы лишь делаем свое осуждение более явным.

Первая глава Послания к Римлянам оставляет без опоры всякого человека. Если простые люди справедливо считаются виновными, то не избежать сей участи и «высшим классам». «Ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тайное, хорошо ли оно, или худо» (Еккл. 12:14).

Благость Божья ведет к покаянию. — «Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию?» Бог совершенен в непорочности и святости; человек же во всем греховен. Бог знает о каждом грехе, но не пренебрегает грешником. «Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (Ин. 3:17). Христос сказал: «И если кто услышит Мои слова и не поверит, Я не сужу Его» (Ин. 12:47).

Во всех делах и словах Своих Он был представителем Отца. Бог «долготерпит нас», и «долготерпение Господа нашего есть спасение» (2 Петр. 3:9, 15). Итак, никто не может размышлять о благости и долготерпении Божьем, не будучи смирен и побужден к покаянию. Когда мы видим, как нежно Бог относится к нам, мы не можем жестоко обращаться с ближними. И если мы не судим, то и судимы не будем (Лк.6:37).

Покаяние — это дар. — «Ибо благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар» (Еф. 2:8). «Бог отцов наших воскресил Иисуса, Которого вы умертвили, повесивши на древе; Его возвысил Бог десницею Своею в Начальника и Спасителя, дабы дать Израилю покаяние и прощение грехов» (Деян. 5:30, 31). Но не только Израилю Бог дал покаяние через Христа. «О Нём все пророки свидетельствуют, что всякий верующий в Него получит прощение грехов именем Его» (Деян. 10:43). И это откровение Божье было столь явным, что даже избранные иудеи были вынуждены воскликнуть: «Видно, и язычникам дал Бог покаяние в жизнь» (Деян. 11:18).

Побуждение к покаянию. — Благость Божья ведет людей к покаянию; Следовательно, вся земля полна побуждениями к покаянию, ибо «милости Господней полна земля» (Пс. 32:5). «Милости Твоей, Господи, полна земля» (Пс. 118:64). Бог познается через дела Его, и «Бог есть любовь». Все творение открывает любовь и милость Божью.

Нам не следует пытаться поправлять Священное Писание, говоря, что благость Божья стремится вести людей к покаянию. Библия утверждает, что она ведет их к покаянию, и мы можем быть уверены, что это именно так. Каждый человек ведом к покаянию, и это так же верно, как то, что Господь благ. Но раскаиваются не все. Почему? Потому что люди пренебрегают богатством благости, кротости и долготерпения Божьего и бегут от милостивого водительства Господа. Но тот, кто не противится Ему, будет обязательно приведен к покаянию и спасению.

Собирая гнев. — Из первой главы послания мы узнали, что «открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков». Поэтому всякий, кто грешит, сам себе собирает гнев. Суд Божий ясен для всех. Люди получают только то, что заслужили. Бог не деспотичен. Он не устанавливал жестоких законов и не угрожал мщением нарушителям. Наказание, которое обрушится на виновных, есть непреложный результат их собственного выбора. Бог, — единственный источник жизни.

Жизнь Его — мир. И когда люди отвергают Его, им остается лишь гибель. «За то, что они возненавидели знание и не избрали для себя страха Господня, не приняли совета моего, презрели все обличения мои; за то и будут они вкушать от плодов путей своих и насыщаться от помыслов их. Потому что упорство невежд убьет их, и беспечность глупцов погубит их» (Притч. 1:29-32). Горе и смерть крепко увязаны в грехе; именно их выбирают люди, отказываясь от Господа.

Каждому по делам его. — Неверующие часто говорят, что Бог несправедлив, если осуждает человека только за то, что он чему-то не верит. Но это вовсе не так. В Библии нет ни одного слова о том, что человек судится на основании своей веры. Везде говорится, что каждый судится по делам его. «Ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими, и тогда воздаст каждому по делам его» (Мф. 16:27). «Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его» (Откр. 22:12). Он «судит каждого по делам» (1 Петр. 1:17).

Человек, утверждающий, что все содеянное им верно, ставит себя судьей, на место Бога, Который говорит, что всякий человек неправеден. Бог — единственный Судья, и судит Он строго по делам человека, дела же человека определяются его верою. «Вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал» (Ин. 6:29). Никто не должен судить о себе и делах своих, но надо лишь верить в благость и милость Господа, что дела наши сотворятся в Боге.

Бессмертие и вечная жизнь. — Бог воздаст вечной жизнью тем, кто ищет славы, чести и бессмертия. Христос явил «жизнь и нетление чрез благовестие» (2 Тим. 1:10). Жизнь и бессмертие — две разные вещи. Верящие в Сына Божьего обладают вечной жизнью. «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и поданного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17:3).

Мы обретаем вечную жизнь, познав Бога; но не будет у нас бессмертия, пока не придет Господь в последние дни. «Не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся; ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному ему — облечься в бессмертие» (1 Кор. 15:51-53).

Мы должны искать бессмертия, и это само по себе есть доказательство того, что сейчас им не обладает никто. Поскольку Христос явил нетление через благовестие, то и бессмертие нельзя обрести иначе, как через благовестие. Поэтому те, кто не принимают благовестие, никогда не обретут бессмертие.

Скорбь и теснота. — Грешники являются чадами гнева (Еф. 2:3). Ярость и гнев, скорбь и теснота обязательно падут на делающих злое. Но скорбь и теснота иссякнут. Так как никто не получит бессмертия, кроме тех, кто будет оправдан Христом во время Его пришествия, то все остальные в конце концов исчезнут. Будут муки в связи с наказанием грешников, но муки эти, как бы долго они ни длились, закончатся после полного их истребления. Ярость Божья подойдет к концу. «Еще немного, очень немного, и пройдет Мое негодование, и ярость Моя обратится на истребление их» (Ис. 10:25).

Пророк призывает: «Пойди, народ мой, войди в покои твои, и запри за собой двери твои, укройся на мгновение, доколе не пройдет гнев; ибо вот, Господь выходит из жилища Своего наказать обитателей земли за их беззаконие» (Ис. 26:20, 21). «Не до конца гневается, и не вовек негодует» (Пс. 102:9). Его гнев прекратится не потому, что Он примирится с беззаконием, но потому, что беззаконие исчезнет вместе с творившими его.

Всякой душе. — Скорбь и теснота «всякой душе человека, делающего злое», а «слава и честь и мир всякому, делающему доброе». Никто не будет забыт. Ни единую душу, бедную и невежественную, Он не пропустит, и ни одному из тех, кто богат и учен, не, будет позволено избежать суда. На этот суд не повлияют ни богатство, ни положение, Бог сделал Свое откровение таким простым, что каждый человек имеет возможность познать Его. «Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою». Заметьте, что гнев Его открывается на грех. Только тем предстоит страдание, кто упорствуют в грехе и не позволяют Господу избавить их от него. При последнем истреблении греха они будут истреблены вместе с ним.

Во-первых Иудею. — Этих слов вполне достаточно, чтобы доказать, что Бог нелицеприятен. Апостол делает неизбежный вывод, что «нет лицеприятия у Бога». «Во-первых» не всегда имеет отношение к последовательности событий. Мы говорим о человеке как о первом в своей стране не потому, что до него там никого не было, но потому, что он вождь. В школе первым учеником в классе является тот, кто учится лучше всех. Иудеем же является тот, кому было дано величайшее откровение, и поэтому справедливо, что он первый на праведном суде.

Тем не менее из нашего текста видно, что иудей не пользуется особым расположением Божьим перед другими народами. Если слава, честь и мир нисходят во-первых иудею, то же самое происходит и с яростью и гневом, скорбью и теснотой. Вопрос не в том, какой национальности человек, а в том, что он содеял. Бог воздаст каждому по делам его, «ибо нет лицеприятия у Бога».

Нам будет достаточно нескольких слов, чтобы воскресить в памяти уже изученное. Первую главу вкратце можно резюмировать как описание состояния людей, которые не знают Бога, и того, как они утеряли это знание, а вместе с ним и оправдание за грехи. И вот, когда мы уже готовы воздеть руки в ужасе от их злобы и нечестия и вынести им еще более суровый приговор, апостол обращается к нам и затворяет наши уста словами, подобными удару бича: «Итак неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого; ибо тем же (судом), каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь тоже».

Вторая глава показывает, что никто не избегнет праведного суда Божьего, «ибо нет лицеприятия у Бога». Итак, сравнив две группы людей на Божьем Суде, мы приходим к подтверждению того, что Бог беспристрастен.

12 Те, которые не имея закона согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся, — потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут; ибо, когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую, — в день, когда, по благовествованию моему, Бог будет судить тайные дела человеков чрез Иисуса Христа.

Вне закона и под законом. — Хотя и не вызывает сомнения тот факт, что, когда Господь придет второй раз, на земле не останется никого, кто бы не услышал слова Божьего, но уже тысячи и миллионы людей умерли, никогда не слышав о Библии и не видев ее. Их апостол упоминает как людей «вне закона». Тем не менее совершенно ясно, что они не совсем без закона, но лишь без закона написанного. О том, что у них есть некоторое знание о законе, говорится в последующих стихах и доказывается тем, что они считаются грешниками; а «грех не вменяется, когда нет закона» (Рим. 5:13).

Всякий грех наказуем. — Имеем ли мы написанный закон или не имеем, все мы считаемся грешниками. «Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков» (Рим. 1:18). О язычниках сказано, что нет у них оправдания, а если не имеющие закона — без оправдания, то имеющие его в руках своих тем более неизвинительны. Бог справедлив. «А мы знаем, что поистине есть суд Божий на делающих такие дела» (Рим. 2:2). И все, кто грешит, под законом ли, либо вне его, будут наказаны.

Этих слов достаточно, чтобы показать, что «вне закона» не значит вообще без знания о Боге. И определено это в первой главе Послания к Римлянам. Беда в том, что очень многие люди, прочитав, что все будут наказаны, и считая это несправедливым, забывают или не знают вовсе содержания первой главы. Брать отдельные строки Библии вне контекста значит совершать большую ошибку.

Они погибнут. — Такая судьба уготована всем виновным. Апостол Петр говорит нам, что земля и небо «сберегаются огню на день суда и погибели нечестивых человеков» (2 Петр. 3:7). Что значит «погибнут»? Это значит, что они не будут жить вечно.

Когда однажды Иисусу рассказали о галилеянах, кровь которых Пилат смешал с жертвами их, Иисус ответил: «Если не покаетесь, все так же погибнете» (Лк. 13:1-3). И снова мы читаем: «А нечестивые погибнут, и враги Господни, как тук агнцев, исчезнут, в дыме исчезнут» (Пс. 36:20). Таким образом, утверждение, что грешники погибнут, означает, что они умрут и род их исчезнет с лица земли, и «будут — как бы их не было» (Авд. 16).

Строгая беспристрастность. — Это значит строгое правосудие. Грешники будут наказаны, живут ли они в языческих или в так называемых христианских землях. Но никто не будет осужден за то, о чем не ведал совершенно. Бог не наказывает людей за преступление закона, которого они не знали, и не считает их ответственными за свет, которого они не имели. Очевидно, что люди, имеющие закон, должны знать гораздо больше, чем известно тем, у кого нет написанного закона. Все люди обладают достаточными познаниями, чтобы осознать, что они грешники; но написанное слово дает имеющим его знание многочисленных деталей, которого нет у тех, кто его не имеет.

Поэтому Бог не считает людей несведущих ответственными за то, за что знающие будут судимы. «Те, которые не имея закона согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся». Человек, отвергший свет великий или малый, без сомнения, виновен.

Корень греха. — Некоторым кажется несправедливым, что те, чьи познания были сравнительно малы, заплатят жизнью за свои грехи так же, как и согрешившие против величайшей истины. Проблема состоит в том, что они не понимают истинной сущности греха. Один Бог благой (Лк. 18:19). Он — источник благости. Всякое ее проявление в человеке является лишь деянием Божьим в нем.

Но Он также и начало всякой жизни. У Него источник ее (Пс. 35:10). Жизнь Божья есть праведность; посему не может быть праведности помимо жизни Божьей. Таким образом, очевидно, что если человек отвергает Бога, то он совершенно отрезает себя от жизни. Неважно, что его знания о Боге были сравнительно малы; если он отвергает Его свет, он отвергает Бога и тем самым отвергает и жизнь. И отвергая то малое, что он узнал о Боге, он подтверждает, что отверг бы Бога в любом случае. Грех — это лишь отлучение или отказ от Бога; а сие означает смерть.

Ты — тот человек (Рим. 2:17-24)

17 Вот, ты называешься Иудеем, и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее, научаясь из закона, и уверен о себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины: как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Проповедуя не красть, крадешь? говоря: «не прелюбодействуй», прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь? Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников.

Мнимый Иудей. — Следует ли исповедующим христианство отбросить эту часть Послания к Римлянам как неприменимую к ним, если она адресована мнимому иудею? Ни в коем случае. Именно их — имел в виду апостол. Прочтите описание: «Успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее, научаясь из закона, и уверен о себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины».

К кому же он обращается? Ко всем, заявляющим, что знают Господа, каким бы именем Его ни называли; ко всем, кто считает себя правомочным учить других подобно Господу.

«Ты называешься Иудеем». — Следует обратить внимание, что апостол не сказал: «Вот, ты Иудей», но «Вот, ты называешься Иудеем». Люди не всегда являются теми, кем их называют или кем они называют себя сами. Начиная с семнадцатого стиха, апостол ставит вопрос — кто является иудеем? Прежде чем мы закончим главу, мы поймем, что, используя слово «называешься», апостол хотел подчеркнуть, что тот, к кому обращены последующие строки и кто описан в них, в действительности не является иудеем и не считается таковым у Господа.

Говорящие о себе, что они иудеи. — В Откровении 2:9 мы читаем: «Знаю... злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но — сборище сатанинское». И снова: «Вот, Я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут, — вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя» (Откр. 3:9). Из этих строк видно, что быть иудеем почетно, и многие будут лживо претендовать на это высокое звания Тем не менее людей, называемых иудеями, презирают почти во всем мире в течение многих столетий.

Никогда и нигде в мире, с тех пор как был написан Новый Завет, никто не стремился объявить себя иудеем в общепринятом смысле этого слова. Иудеи как группа людей никогда не были в таком почете, чтобы кто-либо извлек для себя пользу, назвавшись иудеем. Но очень часто и раньше, и сейчас человеку выгодно прослыть христианином, чтобы расширить перспективы своего бизнеса, и потому многие объявляют себя христианами.

Иудей и христианин. — Мы вовсе не исказим смысл текста, если скажем, что, используя слово «Иудей» в этих стихах, апостол имел в виду того, кто ныне известен как «христианин». Это станет очевидным, если мы поразмышляем о том, кто есть подлинный иудей. Можно привести достаточно много цитат, чтобы показать, что с самого начала истинным иудеем был тот, кто верил в Христа. О главе народа израильского Господь Иисус сказал: «Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой: и увидел и возрадовался» (Ин. 8:56). Он верил в Господа, и вменилось ему это в праведность; но праведность приходит только чрез Господа Иисуса. Моисей, вождь иудеев, «поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища» (Евр. 11:26). Непокорные иудеи в пустыне искушали и отвергали Христа (1 Кор. 10:9). Когда Христос пришел во плоти, «свои» не приняли Его (1 Ин. 1:11). И наконец, Иисус сказал, что никто не может верить писаниям Моисеевым, если не верит Ему (Ин. 5:46, 47). Следовательно, никто не может называться истинным иудеем, если он не верит в Христа. Тот же, кто не иудей, — из «сатанинского сборища».

«Спасение от Иудеев». — Иисус сказал самарянской женщине у колодезя Иаковлева: «Вы не знаете, чему кланяетесь; а мы знаем чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев» (Ин. 4:22). Сам Христос родился «от семени Давидова по плоти», и поэтому был Иудеем; и «нет другого имени под небом... которым надлежало бы нам спастись».

Никто из людей на земле, кроме иудеев, не имел такого высокого звания. Никакой другой народ не имел столь великого благоволения Божьего. «Ибо есть ли какой великий народ, к которому боги его были бы столь близки, как близок к нам Господь, Бог наш, когда призовем Его? И есть ли какой великий народ, у которого были бы такие справедливые постановления и законы, как весь закон сей, который я предлагаю вам сегодня?» (Втор. 4:7, 8).

Успокоение законом. — Как сказано в только что процитированном стихе, иудеи приняли для себя самый совершенный закон во Вселенной — Закон Божий. Его называли «свидетельство», потому что он предназначался для свидетельства против них. Им не говорили, что они могут достичь праведности через него, хотя закон был совершенен; но наоборот, поскольку он был столь совершенен, а они были грешники, закон не содержал ничего, кроме осуждения для них. Он был предназначен только для того, чтобы привести их ко Христу, в Ком единственном они могли найти совершенную праведность, требуемую Его законом. «Закон производит гнев» (Рим. 4:15), и один Христос спасает от гнева. Но они успокоили себя законом, а посему успокоились в грехе. Они «уверены были о себе, что они праведны» (Лк. 18:9). Они не достигли праведности, «потому что искали не в вере, а в делах закона» (Рим. 9:31, 32).

Хвалиться Богом. — Существует большая разница между похвальбой Богом и восхвалением Его. (Пс. 33:2). Вместо того, чтобы возрадоваться во спасение Господне, иудеи высокомерно похвалялись своим ведением о Боге. Конечно, они имели больше, чем другие, но все, что имели, они получили от Бога, а похвалялись, как если бы это была их заслуга. Они прославляли себя, а не Бога, за знания, которые имели; и потому оказались в положении язычников, которые «познавши Бога, не прославили Его как Бога и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих». Если читатель склонен к порицанию древних иудеев за их суетную похвальбу, пусть вспомнит, что сам он зачастую чувствует, сравнивая себя с обитателями языческих земель и с «низшими классами» в своей собственной стране.

Воля Божья — закон Его. — Апостол говорит, что иудей знает волю Божью, потому что научается из закона. Этого достаточно, чтобы показать, что Закон Божий есть воля Его. Нет нужды в спорах по этому поводу. Воля любого правительства выражается в его законах. Там, где есть абсолютный правитель, воля его — всегда закон. Бог является абсолютным, но не деспотичным правителем, и поскольку воля Его есть единственный верный критерий для всех, следовательно, воля Его — закон. Но закон Его сведен в Десять Заповедей, поэтому Десять Заповедей являются кратким изложением воли Божьей.

Образец ведения и истины. — Хотя Десять Заповедей и содержат изложение воли Божьей, являющейся совершенством мудрости и истины, они всего лишь изложение, но не сама воля; так же, как и изображение дома на картине не есть сам дом, хотя картина может быть великолепной. Просто слова, написанные в книге или выбитые на камне, мертвы; но мы знаем, что Закон Божий есть жизнь вечная. Только во Христе можно найти живой закон, ибо Он — единственное проявление Божества.

Тот, в ком пребывает жизнь Христова, обладает совершенным законом Божьим, проявляющимся в жизни его. Но тот, у кого есть только буква закона, но не Христос, обладает всего лишь образцом ведения и истины. Часто говорят, что закон является фотографией характера Божьего. Но фотография или какое-то другое изображение являются лишь тенью действительности, но не самой ее сущностью. Тот же, у кого есть Христос, обладает и образцом, и сущностью, поскольку нельзя иметь что-либо, не обладая его образцом. Но тот, кто имеет только изложение истины без Христа, Который есть единственная Истина, имеет вид благочестия без силы его.

Трудные вопросы. — В стихах 21—23 апостол задает несколько трудных вопросов. Пусть каждый человек, привыкший гордиться правотой своей жизни, ответит на эти вопросы для себя. Для человека легко и естественно гордиться своей «нравственностью». Люди, не являющиеся христианами, тешат себя мыслью, что, ведя жизнь «нравственную» они как бы становятся не хуже христиан. Пусть все, кто думает подобным образом, знают, что нет нравственности помимо следования Закону Божьему. Все, что не соответствует этому закону, — безнравственно. Зная это, пусть посмотрят, хорошо ли они соблюдают этот закон.

«Крадешь?» — Большинство людей скажет: «Нет, я честен во всех делах своих». Очень хорошо, но давайте рассмотрим этот случай внимательнее. Заглянем еще раз в Писание. Оно гласит: «Закон духовен» (Рим. 7:14). «Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и в составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные» (Евр. 4:12). Неважно, насколько верно мы поступаем в жизни; если согрешили в душе и помыслах наших, мы виновны. Господь смотрит на сердце, а не на лицо (1 Цар. 16:7).

Красть у Бога также преступно, как и у человека; воздали ли вы Богу по заслугам Его? Относились ли вы к Богу совершенно честно? Послушайте, что Он говорит: «Можно ли человеку обкрадывать Бога? А вы обкрадываете Меня. Скажете: "чем обкрадываем мы Тебя?" Десятиною и приношениями. Проклятием вы прокляты, потому что вы — весь народ — обкрадываете Меня» (Мал. 3:8, 9). Относится ли это и к вам? Воздали ли вы Богу то, что должны Ему, десятиною и приношениями? Если нет, то что же вы ответите, будучи спрошены богодухновенным словом: «Проповедуя не красть, крадешь?»

«Закон духовен». — В пятой главе Евангелия от Матфея Спаситель изложил духовность закона. Он сказал, что если наша праведность не превзойдет праведности книжников и фарисеев, не войдем мы в Царство Небесное. Какова была их праведность? Он сказал им: «Так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония» (Мф. 23:28).

Посему, пока мы не станем праведными в сердце своем, мы — ничто. Бог любит «истину в сердце» (Пс. 50:8). Далее в пятой главе Евангелия от Матфея Спаситель показывает нам, что шестую заповедь «не убивай» можно нарушить, произнеся одно лишь слово. Спаситель также говорит, что седьмую заповедь «не прелюбодействуй» можно нарушить взглядом или помыслом. Тот же принцип применим ко всем заповедям. Поэтому следует быть весьма осторожным, утверждая, что во всем соблюдаешь закон.

Некоторые люди говорят, что Десять Заповедей — это слишком низкий уровень требований поведения и что человек может соблюдать их все без исключения и тем не менее считаться недостойным быть принятым в приличном обществе. Они ничего не знают о Законе Божьем. На самом деле человек может нарушать все Десять Заповедей и при этом оставаться самой блестящей фигурой в «высшем обществе».

Хула имени Божьему. — «Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников». Кто виноват в этом? Тот же, кто учит закону и говорит, что нельзя произносить имя Божье всуе. Когда Давид согрешил, взяв жену Урии Хеттеянина, Бог сказал ему: «Ты этим делом подал повод врагам Господа хулить Его» (2 Цар. 12:14). Так, будучи мнимым последователем Господа, преступив закон Его, он дал неверующим возможность сказать: «Посмотрите, вот образец слуги Господня».

Кто может с уверенностью сказать, что он как исповедующий веру в Господа никогда не порочил истину? Кто из нас может сказать и себе, и Богу, что словами и делами не искажал истину, которую исповедовал? Кто из нас вследствие недостатков в обучении и труде своем не давал людям скудное и ложное представление о том, что такое истинное благочестие?

Короче говоря, кто из нас с чистым сердцем может ответить «нет» на вопрос апостола: «Преступлением закона бесчестишь Бога?» И поскольку имя Божье хулится через мнимых христиан, кто может объявить себя невиновным пред Законом Божьим?

В этих стихах было задано несколько острых вопросов людям, которые называются иудеями, то есть считающим себя последователями Господа. Достойным учителем истины Божьей человека делают не только его вероисповедание и внешний вид. Тот, кто не проявляет в своей жизни силу того, что он исповедует, только вредит делу.

Обрезание и необрезание (Рим. 2:25-29)

25 Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием. Итак, если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание? И необрезанный по природе, исполняющий закон, не осудит ли тебя, Преступника закона при Писании и обрезании? Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но тот Иудей, кто внутренне таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога.

Определение терминов. — Два термина «обрезание» и «необрезание» использованы здесь не только для того, чтобы обозначить ритуал или его отсутствие, но также для определения двух групп людей. «Необрезанный», очевидно, относится к тем, кого называли язычником и кто поклоняется другим богам. Такое использование этих терминов легко прослеживается в следующем отрывке: «Напротив того, увидевши, что мне вверено благовестие для необрезанных, как Петру для обрезанных, — ибо Содействовавший Петру в апостольстве у обрезанных содействовал и мне у язычников, — и узнавши о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам идти к язычникам, а им к обрезанным» (Гал. 2:7-9). Мы выяснили, что слова «необрезанный» и «язычок» относятся к одним и тем же людям.

В этой главе не сказано, в чем заключается польза от обрезания. Здесь было достаточно установить факт, ибо писавший эти строки намеревался лишь показать, что такое обрезание и кто такие истинные обрезанные. От этих нескольких стихов зависит очень многое. Мы должны внимательно изучить их, дабы правильно понять большую часть пророчеств Ветхого Завета.

Если бы эти стихи были тщательно рассмотрены некоторыми из исследователей, посвятивших себя изучению Библии, то никогда не появилась бы «англо-израильская» теория, а бесполезные, вводящие в заблуждение предположения о возвращении иудеев в Израиль перед пришествием Господа никогда не были бы сделаны.

Что такое обрезание? — На этот вопрос дан ясный ответ в послании к Римлянам 4:11, где апостол говорит об Аврааме, первом обрезанном: «И знак обрезания он получил как печать праведности чрез веру, которую имел в «необрезании». Поэтому на вопрос: «Что такое обрезание?» должен быть дан такой ответ: знак обрезания — это печать праведности через веру.

Когда обрезание становится необрезанием. — Очевидно, что там, где не было праведности, ничего не стоил и знак обрезания. Поэтому апостол говорит: «Если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием». Как в предыдущих стихах мы узнали, что образец сам по себе ничего не значит, так и знак без содержания не имеет никакой ценности. Бедняку не составляет труда повесить вывеску о продаже обуви, но для того, чтобы заполнить лавку товаром, нужен капитал. Если у него есть вывеска, но нет обуви, он окажется в худшем положении, чем если бы у него не было вывески.

Ошибка иудеев. — Иудеи совершили большую ошибку, посчитав, что одного знака им вполне достаточно. В конце концов они утвердились в мысли, что этот знак сам по себе приведет их к истинной праведности, подобно тому, как многие нынешние христиане полагают, что исполнение определенных обрядов сделает их частью тела Христова. Но обрезание одной лишь плоти может олицетворять не праведность, но грех (см. Гал. 5:19-21). На самом же деле многие из тех, кого иудеи презирали как «необрезанных», в действительности были «обрезанными», в отличие от самих иудеев.

Обрезание в сердце. — Истинное обрезание имеет отношение только к сердцу, то есть к внутренней, духовной жизни человека. Апостол ясно говорит, что не то обрезание, которое наружно, то есть состоящее во внешней форме, но то обрезание, «которое в сердце, по духу, а не по букве». Это установлено как всеобщая истина.

Во дни Павла это не было новой отправной точкой, ибо так повелось со времен Моисея. Во Второзаконии 30:6 мы читаем слова Моисея к чадам Израилевым: «И обрежет Господь, Бог твой, сердце твое и сердце потомства твоего, чтобы ты любил Господа, Бога твоего, от всего сердца твоего и от всей души твоей, дабы жить тебе». Все истинные иудеи осознали, что истинное обрезание было только в сердце, ибо Стефан обращался к отвергнувшим истину: «Жестоковыйные! люди с необрезанным сердцем и ушами!» (Деян. 7:51).

Праведность в сердце. — Псалмопевец говорит: «Вот, Ты возлюбил истину в сердце» (Пс. 50:8). Просто внешняя праведность есть ничто (см. Мф. 5:20; 23:27, 28). Сердцем верует человек к праведности (Рим. 10:10). Когда Моисей по велению Господа передавал закон Израилю, он сказал: «И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всеми силами твоими. И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем» (Втор. 6:5, 6). Не может быть праведности вне жизни истинной. И обрезание — это знак праведности, и не существует другого истинного обрезания, кроме обрезания в сердце.

Обрезанные духом. — «Ибо мы знаем, что закон духовен» (Рим. 7:14). То есть в этом состоит природа Духа Святого, ибо слово Божье — это меч Духа Божьего, способный вложить Закон Божий в сердце человеческое. Поэтому истинное обрезание является делом Духа Святого. Стефан называл злобных иудеев необрезанными, потому что, как сказал он, «вы всегда противитесь Духу Святому» (Деян. 7:51). Поэтому вполне очевидно, что хотя слово «дух» (Рим. 2:29) и не написано с прописной буквы, оно относится к Духу Святому, а не к душе человека.

Если мы вспомним, что обрезание было дано как печать праведности через веру и что наследие было обетовано Аврааму и семени его через праведность веры (Рим. 4:11, 13), то мы увидим, что обрезание было залогом этого наследия. Апостол также говорит, что мы становимся наследниками во Христе, «уверовавши в Него, запечатлены обетованным Святым Духом, Который есть залог наследия нашего, для искупления удела Его» (Еф. 1:13, 14). Владение, обещанное Аврааму и семени его, заверялось только через Духа праведности; поэтому с самого начала не существовало обрезания помимо Духа.

Обрезание через Христа. — «И вы имеете полноту в Нем, Который есть глава всякого начальства и власти; в Нем вы и обрезананы обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти обрезанием Христовым» (Кол. 2:10,11). Должно быть, обрезание, данное в первый раз, имело столь же большое значение, как и всегда. Следовательно, с самого начала оно означало праведность через одного Христа. Достаточно указать на тот факт, что обрезание было дано Аврааму как печать праведности через веру и что «Авраам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность» (Быт. 15:6).

Кто такие «обрезанные»? — Ответ на этот вопрос дан в Послании к Филиппийцам 3:3: «Потому что обрезание — мы, служащие Богу духом, и хвалящиеся Христом Иисусом, и не на плоть надеющиеся». То же самое, но другими словами, сказано и в нашем тексте: «То обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве; ему и похвала не от людей, но от Бога». И тот, кто не верил в Христа и не возрадовался в Нем, никогда не был истинно обрезанным. Вот почему Стефан называл не верующих во Христа иудеев «необрезанными».

Значение обрезания. — Объем этой книги не позволяет детально рассмотреть данный вопрос, но тексты, упомянутые выше, дают нам верную нить. Тщательное изучение главы из Книги Бытие, повествующей о завете Бога с Авраамом, также поможет нам прояснить суть вопроса.

Из пятнадцатой главы Книги Бытие мы узнаем, что Бог вступил в завет с Авраамом на основе его веры. Шестнадцатая глава рассказывает о том, как Авраам, послушав голос жены своей, а не глас Божий, хотел выполнить обетование Божье через плоть, но потерпел неудачу. Сын его должен был родиться по Духу, а не по плоти (см. Гал. 4:22, 23, 28, 29).

Затем семнадцатая глава показывает возрождение веры Авраама и восстановление завета с обрезанием как печатью. Часть плоти была отрезана, чтобы обозначать, что он не должен надеяться на плоть, но ждать праведности и наследия только через Дух Божий. Таким образом, потомкам Авраама было оставлено вечное напоминание о его ошибке, дабы остереглись они верить в себя вместо Господа.

Но они извратили этот знак. Они приняли его за знак их величия перед другими народами, а не за свидетельство тому, что «плоть не пользует ни мало». Но тот факт, что иудеи извратили и не поняли этот знак, не лишает его первоначального значения.

Кто такие иудеи? — Согласно цитате из второй главы Послания к Галатам, термин «необрезанные» относится к тем, кто не знает Господа и является «безбожником в мире» (см. также Еф. 2:11, 12). Иудеи «обрезанные», но только те из них, кто радуется во Христе Иисусе, а не надеется на плоть. Поэтому истинные иудеи — это прежде всего истинные христиане. «Тот иудей, кто внутренне таков». В глазах Божьих все истинные иудеи были верующими во Христа. И каждый истинный верующий во Христа является иудеем в библейском смысле этого слова. Авраам, отец иудейского народа, возрадовался во Христе (см. Ин. 8:56).

Знак разделения. — Многие придерживаются такой точки зрения, согласно которой обрезание дано для различения иудеев и язычников. Ошибочность такого представления можно доказать, изучив строки Библии о получении этого знака, а также слова апостола Павла о том, что обрезание означает в действительности. Иные считают, что оно было дано для отделения иудеев от других народов, дабы облегчить установление родословной Христа. Это также лишь необоснованная догадка. Христос должен был прийти из племени Иудина, но, поскольку все племена еврейские были обрезанными, обрезание не могло каким-либо образом указывать на Его происхождение. Кроме того, обрезание по плоти так и не произвело никакого разделения между иудеями и язычниками.

Оно не удержало Израиль от идолопоклонства и от единения с язычниками в их идолопоклоннических обычаях. Каждый раз, когда иудеи забывали Бога, они смешивались с язычниками и разница между ними исчезала. Обрезание не разделяло их.

Более того, Бог не хотел отделения иудеев от язычников вплоть до прекращения всяческих отношений между ними. Цель Его избавления иудеев из Египта состояла в том, чтобы они несли благовестие язычникам. Он очень хотел, чтобы они отличались от язычников духовно, но наружное обрезание не могло содействовать этому.

Моисей сказал Господу: «Ибо по чему узнать, что я и народ Твой обрели благоволение в очах Твоих? не по тому ли, когда Ты пойдешь с нами? тогда я и народ Твой будем славнее всякого народа на земле» (Исх. 33:16). Присутствие Господа в сердцах людей отделит их от всех других, даже если они живут в одном доме и обедают за одним столом. Но если нет Христа в сердце человека, он не отделен от мира, даже будучи обрезанным и ведя жизнь отшельника.

Буквальное и духовное семя. — Большая часть путаницы, существующей в отношении Израиля, появилась из-за неверного понимания этих двух терминов. Некоторые полагают, что сказать, что только те люди, которые духовны, являются истинными иудеями, — значит отрицать буквальность семени и обетования. Но «духовный» не противоречит «буквальному». То, что духовно, — и буквально, и реально. Христос духовен, но Он же и реальное, буквальное Семя. Бог есть Дух, Он духовен, но Он не просто некое образное Существо, но реальный, буквальный Бог. Так и наследие, которое мы наследуем во Христе, есть духовное наследие, и в то же время оно реально.

Сказать, что только те люди, которые духовны, составляют истинный Израиль, не значит изменить Библии или уклониться от нее, либо каким-то образом ослабить полноту и силу обетования, потому что обещание Божье предназначено только тем, кто верит в Христа. «Ибо не законом даровано Аврааму, или семени его, обетование — быть наследном мира, но праведностью веры» (Рим. 4:13). «Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники» (Гал. 3:29).