«Оправдавшись верою» Э. Дж. Ваггонер

Глава 5.
Преизобилующая благодать

Четвертая глава описывает происшедшее с Авраамом как пример праведности через веру. Вера, вмененная ему, — вера в смерть и воскресение Христа, — одарит нас той же праведностью и сделает нас наследниками, как и Авраама, того же обетования. Но четвертая глава является как бы вставной иллюстрацией, и потому пятая глава начинается там, где заканчивается третья:

1 Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа, чрез Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией. И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам. Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева. Ибо, если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертию Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнию Его.

Подлинная праведность происходит от веры. — Первый стих пятой главы начинается со слова «итак». Оно означает, что последующие строки являются естественным заключением предыдущих. Что же было в предыдущих строках? Рассказ о том, чего достиг Авраам через веру. Через веру он достиг праведности — через веру в обетование, по которому он должен был обрести сына. Этот сын стал чадом веры. Но та вера, которая привела к рождению Исаака, принесла также праведность Аврааму. То же вменится и нам, если мы имеем ту же веру. Итак, мы узнали, что праведность веры так же реальна, как сын, рожденный Авраамом через веру. Праведность через веру — это не миф.

Что такое мир? — Многие считают, что это какое-то экстатическое ощущение. Они думают, что мир с Богом означает неописуемое небесное чувство, и потому они постоянно в поиске этого воображаемого чувства как свидетельства Божьей благосклонности к ним.

Но мир с Богом означает то же самое, что и мир с людьми, то есть отсутствие войны. Как грешники мы являемся врагами Божьими. Не Он наш враг, но мы Его враги. Он не борется с нами, но мы сражаемся против Него. Как же нам обрести мир с Ним? Просто прекратить бороться и сложив оружие мы сможем обрести мир, как только будем готовы прекратить борьбу.

«Мир с Богом». — Заметьте, что, когда мы имеем мир с Богом, мы не просто в мире с Ним, но имеем Его мир. Этот мир оставлен на земле для людей, ибо сказал Господь: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам» (Ин. 14:27). Он дал нам мир. Поэтому мир теперь наш. И всегда был наш. Беда лишь в том, что мы не поверили этому. Как только мы поверим словам Христа, мы на самом деле обретем тот мир, который Он дал нам. И это мир с Богом, ибо мы нашли его во Христе, сущем в недре Отчем (Ин. 1:18).

Мир и праведность. — «Велик мир у любящих закон Твой» (Пс. 118:165). «О, если бы ты внимал заповедям Моим! тогда мир твой был бы как река, и правда твоя — как волны морские» (Ис. 48:18). Праведность есть мир, ибо наша борьба против Бога была грехами, которые мы лелеяли. Жизнь Бога — праведность, и Он есть Бог мира. Поскольку враждебность присуща плотскому уму и его нечестивым делам, то мир должен означать обратное, а именно праведность. Итак, это лишь констатация очевидного факта, что, будучи оправданы по вере, мы имеем мир с Богом. Праведность, которую мы имеем по вере, привносит мир с собою. Эти два понятия неразделимы.

Мир и ощущение. — Вопрос: «Может кто-либо иметь мир с Богом, не имея ощущения мира?» Что говорит Писание? «Оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом». Что ведет к миру? Вера. Но вера не является ощущением. Если бы мир непременно сопровождался каким-то ощущением, тогда, не имея этого ощущения, мы не были бы оправданы; и потому оправдание зависело бы от ощущения, а не от веры. Последующие стихи показывают нам, что мы можем иметь мир в скорби так же, как и в благополучии.

Хвалиться скорбями. — Это не значит, что мы должны искать мучений, как поступали некоторые люди в средние века. Но это значит, как и сказано, что среди скорбей наши мир и радость остаются прежними. Именно это и есть мир, приходящий через веру. Мир, зависящий от ощущения, исчезнет, как только мы почувствуем скорбь. Но ничто не изменит мир, приходящий через веру. «Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16:33).

От скорби происходит терпение. — Что такое терпение? Это способность человека переносить страдание. Корень слова «patience» означает страдание. Это видно из того, что больных называют «пациентами», страдающими. Люди часто оправдывают свою раздражительность, ссылаясь на то, что им пришлось многое вынести. Они думают, что стали бы терпеливее, если бы столько не страдали. Нет, они ошибаются. Без страдания нет терпения. Беда не уничтожает терпение, но развивает его. Если беда сводит на нет чье-то терпение, то только потому, что у этого человека его никогда и не было.

Когда скорбь производит терпение? — Писание утверждает, что от скорби происходит терпение. Но все же существует множество людей, которые становятся тем более раздражительны, чем больше они бедствуют. У них скорбь не вызывает терпения. Почему? Просто потому, что они не пребывают в том состоянии, которое описывает апостол. Терпение происходит от скорби только у тех, кто оправдан верой. Только вера в Бога может сохранить терпение человека при любых обстоятельствах.

Всегда ли так происходит? — Да, несомненно. «Что ж, — скажет кто-то, — я уверен, что любой потеряет терпение, если испытает столько бед, сколько испытал я». Вопрос: стал бы нетерпеливым Христос, вынеси Он столько страданий, сколько вынесли вы? Разве он не претерпел столько же мук и даже гораздо больше? Вы должны признать, что это так. Был ли Он нетерпелив? «Он истязуем был, но страдал добровольно, и не открывал уст Своих» (Ис. 53:7). И если бы Он был на вашем месте, Он бы терпел. Почему же вы не позволяете Ему быть на вашем месте?

Верой Христос вселяется в сердце, так что Он существует в нас и потому несет бремя наших забот. «Возложи на Господа заботы твои, и Он поддержит тебя. Никогда не даст Он поколебаться праведнику» (Пс. 54:23).

«Во всяком терпении». — Нет пределов терпению, приходящему с верой в Христа. Вот богодухновенная молитва: «Чтобы поступили достойно Бога, во всем угождая Ему, принося плод во всяком деле благом и возрастая в познании Бога, укрепляясь всякою силою по могуществу славы Его, во всяком терпении и великодушии с радостью» (Кол. 1:10, 11). То есть мы можем так укрепиться славной силой, которой Христос вынес страдания, что обретем всякое терпение, даже несмотря на долгие муки, и возрадуемся среди них.

Терпение производит опытность. — Как оно производит опытность? — В мире Божьем через Господа нашего Иисуса Христа. Многие люди путают христианскую опытность с христианским вероисповеданием. Они говорят о многолетнем «христианском опыте», хотя, возможно, никогда и не испытывали блаженства жизни Христовой на самом деле. Они исповедуют религию, но подлинная опытность означает что человек должен испытать силу жизни Христовой. Если он обладает такой опытностью, то для него не представляет труда описать что-либо из своего опыта, когда того требуют обстоятельства.

«Не постыжает». — Надежда не постыжает. Почему? Потому что любовь Божья излилась в сердца наши. «Итак, дети, пребывайте в Нем, чтобы, когда Он явится, иметь нам дерзновение и не постыдиться пред Ним в пришествие Его» (1 Ин. 2:28). «Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он» (1 Ин. 4:17). День суда — это день тяжелого испытания. Поэтому мы можем с уверенностью сказать, что те, кто тогда не постыдится и не убоится, будут иметь дерзновение и сейчас. А тот, кто имеет дерзновение в отношениях с Богом, не должен бояться и человека.

«Любовь Божия». — Надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым. Заметьте, что сказано, не «любовь к Богу», но «любовь Божия», Бог дает нам любовь Свою, чтобы мы соблюдали заповеди Его. Следовательно, Дух Святой вкладывает в сердца наши покорность Закону Божьему, и именно это дает нам дерзновение в день суда и во все времена. Грех заставляет человека бояться. Когда грех уничтожен, пропадает и страх. «Нечестивый бежит, когда никто не гонится за ним; а праведник смел, как лев» (Притч. 28:1).

«Христос... умер за нечестивых». — «Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников» (1 Тим. 1:15). «Он принимает грешников» (Лк. 15:2). Странно, что люди позволяют чувству своей греховности отдалить себя от Господа, хотя Христос приходил, чтобы принять и спасти их. Он всегда спасает приходящих через Него к Богу (Евр. 7:25); и Он говорит, что приходящего к Нему не изгонит вон (Ин. 6:37).

«Немощны». — Когда еще мы были немощны, Христос умер за нечестивых. Так и есть, ибо Он умер для того, чтобы мы могли укрепиться могуществом Духа. Если бы Он ждал, пока мы укрепимся сами, прежде чем отдать Себя за нас, мы бы уже погибли. Когда были мы немощны? Сейчас; и даже сейчас Иисус Христос предначертан, как бы у нас распятый (Гал. 3:1). «Только у Господа, будут говорить о Мне, правда и сила» (Ис. 45:24).

Праведник и благодетель. — «Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть». Между этими двумя понятиями есть разница. Праведник — это справедливый человек, отдающий каждому должное. Благодетель — это великодушный человек, который сделал нам много добра и который делает для нас больше, чем мы могли бы попросить. Итак, каким бы праведным ни был человек, чистота его души едва ли побудит кого-либо умереть за него. А вот за человека большой доброты, может быть, кто и решится умереть.

Величайшая любовь. — У людей это самая высшая мера любви. Кто-то может отдать жизнь за друзей, «но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками», а значит, врагами.

Мерой разума людского

Не постичь любовь Христа;

Спасены мы добротою

Бога, снятого с креста.

Примирившись Его смертию. — Бог не враг нам, но мы Ему враги. Поэтому Ему не нужно примиряться с нами, но мы нуждаемся в примирении с Ним. И Он Сам, по доброте сердца Своего, совершает это примирение. Мы «стали близки Кровию Христовою» (Еф. 2:13). Каким образом? — Потому что грех разделял нас с Ним и сделал нас врагами; и «Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха» (1 Ин. 1:7). Будучи очищены от греха, мы не можем не примириться с Богом.

Дар жизни. — «Душа тела в крови». «Потому что душа всякого тела есть кровь его» (Лев. 17:11, 14). За нас Христос пролил Свою кровь и за нас отдал жизнь Свою. Но так как кровь Его пролита за нас дабы очистить нас от всякого греха, Он отдает нам и жизнь Свою. Поэтому в смерти Христа, будучи распяты вместе с Ним, мы получаем Его жизнь взамен нашей грешной жизни, которую Он берет на Себя. Наши грехи отпускаются через веру в Кровь Его. И это не условно, но происходит по вере, благодаря которой мы обмениваемся жизнями с Ним, и жизнь, которую мы получаем взамен, — без греха. Наша грешная жизнь поглощается Его бесконечной жизнью, потому что Он имеет жизнь в изобилии, так что может умереть из-за наших преступлений и все же жить снова и давать жизнь нам.

Спасемся жизнью Его. — Христос не зря прошел через муки смерти, и отдал Он жизнь Свою нам не для того, чтобы забрать ёе обратно. Отдавая нам Свою жизнь, Он хочет, чтобы мы хранили ее вечно. Как мы получаем ее? Через веру. Как нам сохранить ее? Той же верой. «Посему, как вы приняли Христа Иисуса Господа, так и ходите в Нем» (Кол. 2:6). Жизнь Его бесконечна, но мы можем потерять ее через неверие.

Помните всегда, сами мы не имеем в себе этой жизни, но «сия жизнь в Сыне Его. Имеющий Сына (Божия) имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизни» (1 Ин. 5:11, 12). Мы сохраняем жизнь вечную, сохраняя Христа. Итак, мы делаем очень простой вывод, что, примирившись с Богом смертью Христовой, если жизнь Его была отдана нам во отпущение грехов наших, тем более мы будем спасены Его жизнью, ибо Он воскрес из мертвых.

Люди говорят иногда, что они могут поверить, что Бог прощает грехи их, но им трудно поверить, что Он может удержать их от греха. Что ж, если и есть разница, то в последнее поверить даже легче, ибо для прощения грехов требуется смерть Христова, а для спасения от грехов — только Его жизнь.

Чьей жизнью мы спасены? — Жизнью Христа, но у Него лишь одна жизнь. Он «вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр. 13:8). Именно Его нынешней жизнью мы спасены, то есть Его жизнью в нас изо дня в день. Но жизнь, которой Он живет сейчас, — та же самая жизнь, которой Он жил в Иудее восемнадцать столетий назад. Он живет той же жизнью, которой пожертвовал ради нас. Поразмышляйте о жизни Христовой, прочтя книги Нового Завета, и вы узнаете, какой должна быть ваша жизнь ныне. Если мы примем Его в сердца наши, Он будет жить в них так же, как жил тогда. Если же что-нибудь в нашей жизни происходит не так, как в Его жизни в те годы, мы можем быть уверены, что жизни сейчас в нас нет.

Череда контрастов (Рим. 5:12-19)

12 Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили. Ибо и до закона грех был в мире; но грех не вменяется, когда нет закона. Однако же смерть царствовала от Адама до Моисея и над несогрешавшими подобно преступлению Адама, который есть образ будущего. Но дар благодати не как преступление. Ибо, если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих. И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление к осуждению, а дар благодати к оправданию от многий преступлений. Ибо, если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого Иисуса Христа. Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни. Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие.

Радость в Боге. — Одиннадцатый стих следовало бы включить в предыдущий раздел, так как он содержит ту же мысль, что и предыдущие стихи. Той же жизнью, через которую мы получаем примирение и спасение, мы и «радуемся в Боге». Жизнь Христа — жизнь радостная. Когда Давид согрешил, он молился: «Возврати мне радость спасения Твоего, и Духом владычественным утверди меня» (Пс. 50:14). Свет небес, прелесть бесконечного множества цветов, которыми Бог украсил землю, радостные песни птиц — все это означает, что Бог наслаждается радостью и красотой. Светом и песней выражается Его жизнь в природе. «И будут хвалиться Тобою любящие имя Твое» (Пс. 5:12).

Возможно, нет более трудного для понимания отрывка Послания к Римлянам, чем стихи 12—19. Причина этого в том, что главная мысль прервана очень длинным вводным пояснением, а также в наличии большого количества повторений, выраженных в одной и той же форме. На самом деле здесь нет ничего чрезвычайно сложного. Изучая эту часть Послания, мы не будем пытаться рассмотреть каждую деталь, но отметим главную мысль, проходящую через весь текст, так, чтобы читатель мог прочесть и изучить его с большим успехом.

Главные принципы. — Мы видим, что в двенадцатом стихе апостол возвращается к самому началу. «Как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили». Невозможно познать благовестие, игнорируя эти факты.

Грехом смерть вошла в мир. — Смерть пришла с грехом, ибо грех есть смерть. Содеянный грех рождает смерть (см. Иак. 1:15). «Помышления плотские суть смерть» (Рим. 8:6). «Жало же смерти — грех»(1 Кор. 15:56). Смерть не существовала бы без греха. Грех несет смерть внутри себя. Поэтому Бог не по собственной воле послал людям смерть за грехи, ведь иначе не могло и быть.

Праведность и жизнь. — «Помышления духовные — жизнь и мир» (Рим. 8:6). «Никто не благ, как только один Бог» (Мф. 19:17). Он — сама благость. Благость есть жизнь Его. Праведность для Бога — это просто Его образ жизни. Поэтому праведность есть жизнь. Это не просто понятие о том, что правильно, но то, что есть на самом деле правильно. Праведность действенна и активна. Как неразделимы грех и смерть, так неразделимы праведность и жизнь. «Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло» (Втор. 30:15).

Смерть перешла во всех человеков. — Не правда ли, это очень справедливо! Смерть перешла во всех человеков, потому что «все согрешили». «Душа согрешающая, она умрет; сын не понесет вины отца и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается» (Иез. 18:20). И это также является необходимым следствием того, что грех содержит в себе смерть, а смерть не может прийти иначе, как через грех.

Окончание. — Нетрудно заметить, что двенадцатый стих дает начало незавершенному утверждению. Стихи 13-17 являются вставными, и, чтобы обнаружить завершение двенадцатого стиха, мы должны перейти к восемнадцатому. Но поскольку из-за длинной вставки смысл первой части утверждения неизбежно теряется, то апостол повторяет его суть, дабы мы могли ощутить силу его окончания. Итак, первая часть восемнадцатого стиха соответствует двенадцатому стиху. «Как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков как осуждение». Окончание же таково: «Так правдою одного всем человекам оправдание к жизни».

Царствование смерти. — «Смерть царствовала от Адама до Моисея». Из этого не следует, что смерть не царствовала в той же мере и в последующие века. Но смысл в том, что Моисей символизирует дарование закона: «ибо закон дан чрез Моисея» (Ин. 1:17). Итак, поскольку смерть царствует через грех, а грех не вменяется, когда нет закона, то из утверждения «смерть царствовала от Адама до Моисея» мы видим, что закон существовал в мире как до Синая, так и после него. «Жало же смерти — грех; а сила греха — закон» (1 Кор. 15:56). Грех не вменяется, когда нет закона; но там, где грех, царствует смерть.

Адам как образ. — «Смерть царствовала от Адама до Моисея и над согрешившими подобно преступлению Адама, который есть образ будущего». То есть образ Того, Кто должен прийти. Почему Адам является образом будущего, а именно Христа? Как указано в последующих стихах, Адам был образом Христа, потому что деяния его имели последствия для многих, а не только для него самого. Не вызывает сомнений, что Адам не мог дать своим потомкам естество лучшее, чем имел он сам, поэтому грех Адама сделал неизбежным рождение всех его потомков греховными по природе. Впрочем, смертный приговор переходит к ним не по этой причине, но потому, что они согрешили.

Контрастный образ. — Адам является образом Христа, но образом контрастным. «Дар благодати не как преступление». «Преступлением одного подверглись смерти многие; но и праведностью Одного многие получают жизнь». «Суд за одно преступление к осуждению, а дар благодати к оправданию от многих преступлений. Ибо, если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого Иисуса Христа». Здесь везде можно найти контраст. Все, что пришло через грех Адама, уничтожается во Христе, или, точнее, все, что погибло в Адаме, возрождается во Христе.

«Тем более». — Эти слова можно принять как лейтмотив всей главы. Не только все, что погибло в Адаме, возрождается во Христе но даже более того. «Если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертию Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнию Его».

И не следует винить Адама в неизбежности того, что мы стали наследниками его греховной природы. Нам нельзя пенять на то, что с нами поступили несправедливо. Это правда, что мы не виноваты в том, что имеем греховное естество, и Господь хорошо понимает это. Поэтому Он и предусмотрел, чтобы мы, став в Адаме причастниками греховного естества, во Христе стали причастниками естества Божественного.

И более того. «Ибо, если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого Иисуса Христа». То есть жизнь, причастниками которой мы делаемся во Христе, гораздо, могущественнее праведностью, чем жизнь, полученная нами от Адама, неправедностью. Бог не оставляет Свои дела незаконченными. Он дает «обилие благодати».

Осуждение. — «Смерть перешла во всех человеков», или, как указано далее, «всем человекам осуждение». «Возмездие за грех — смерть» (Рим. 6:23). Все согрешили, и потому все осуждены. Не было ни одного живущего на земле человека, над кем бы не царствовала смерть, и не будет до конца мира. Енох и Илия, так же, как и те, кто будет переселен во время пришествия Господа, не являются исключением.

Исключений не может быть, поскольку Писание гласит что «смерть перешла во всех человеков». Ибо царствование смерти есть царствование греха. Илия был подвержен тем же страстям, что и мы. Енох был праведен только верою; естество его было таким же греховным, как и у любого другого человека. Поэтому помните, что в наше время смерть, которую мы так часто видим, — не наказание за грех. Это лишь свидетельство того, что мы смертны. Плох человек или хорош — все умирают. Это не осуждение, ибо люди умирают, радуясь в Господе, с пением песен торжества.

«Оправдание к жизни». — «Правдою одного всем человекам оправдание к жизни». И здесь нет исключений. Как всем осуждение, так всем и оправдание. Христос вкусил смерть за всех людей. Он отдал Себя за всех. Более того, Он отдал Себя каждому из нас. Дар благодати снизошел на всех. Так как это безвозмездный дар, следовательно, исключений не существует. Если бы он снизошел только на тех, кто обладает какими-то особыми качествами, он не был бы безвозмездным даром.

Итак, Библия явно показывает, что дар праведности и жизни во Христе дан каждому на земле. Нет ни малейшей причины, по которой всякий человек, когда-либо живший на земле, не имел бы спасения к вечной жизни, кроме тех, кто не захотел его иметь. Слишком много людей с пренебрежением отвергают этот щедрый дар.

Послушание одного. — Послушанием одного сделаются праведными многие. Люди спасаются не своим послушанием, но послушанием Христа. Именно здесь скептик находит недостаток и говорит, что несправедливо, когда послушание одного человека вменяется другому. Но человек, отвергающий волю Господа, ничего не знает о справедливости и не имеет права рассуждать об этом.

Библия не утверждает, что Бог называет нас праведными только потому, что Иисус из Назарета был праведен восемнадцать столетий назад. Она говорит, что Его послушанием мы становимся праведными. И это настоящая, подлинная праведность. Беда скептиков, возражающих против того, что праведность Христа вменяется верующим, состоит в том, что они не принимают во внимание, что Христос жив. Он жив сегодня так же, как и тогда в Иудее. Он «всегда жив», и «вчера и сегодня и во веки Тот же». Жизнь Его находится в совершенной гармонии с законом как сейчас, так и тогда. И Он живет в сердцах тех, кто верует в Него.

Поэтому именно нынешнее послушание Христово в верующих делает их праведными. Сами они не могут ничего сделать, и потому Бог, в любви Своей, совершает это в них. Прочтите, что говорит апостол: «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня» (Гал. 2:19, 20).

Почему не все? — Библия гласит, что «послушанием одного сделаются праведными многие». Кто-то может спросить: «Почему послушанием одного делаются праведными не все?» Причина в том, что они не желают этого. Если бы все люди считались праведными только потому, что Один был праведен восемнадцать столетий назад, тогда всем пришлось бы быть праведными одним и тем же послушанием. В этом случае было бы несправедливо считать праведным одного, а не всех. Но мы уже увидели, что это не так.

Люди не просто считаются праведными, но становятся таковыми на самом деле послушанием Христа, Который праведен сейчас, как и всегда, и Который живет в тех, кто предан Ему. Он способен жить в любом человеческом существе, доказав это восемнадцать столетий назад, когда принял человеческий облик. То, что Бог воплотил в личности Плотника из Назарета, Он желает и стремится сделать для каждого верующего человека. Дар благодати предназначен всем, но не все примут его, и потому не все становятся праведными через него. И тем не менее «многие» сделаются праведными послушанием Христа.

Изучая оставшиеся два стиха, будет полезно вспомнить, что основной мыслью, проходящей через всю главу, является жизнь и праведность. Грех есть смерть, а праведность — жизнь. Смерть перешла во всех человеков, ибо все согрешили, и дар праведности дан всем людям в жизни Христовой. Грех не вменяется, когда нет закона, но тем не менее грех вменился Адаму и всем, кто жил после него еще до дарования закона во дни Моисея.

Благодать и истина (Рим. 5:20, 21)

20 Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать, дабы, как грех царствовал к смерти, так м благодать воцарилась чрез праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим.

«Закон же пришел». — Это утверждение означает, что преступление существовало до времени «прихода» закона. Приняв во внимание стихи 13 и 14, мы без труда поймем, что сказанное относится ко времени дарования закона на Синае. «До закона», время Моисея и приход закона — все это, без сомнения, относится к вышеупомянутому событию.

Грех умножается. — Закон пришел, и таким образом умножилось преступление. «Но грех не вменяется, когда нет закона». Поэтому мы должны знать, что закон был в мире до времени «прихода» закона, то есть до того, как он был провозглашен на Синае. Мы узнали это из стихов 13, 14. Закон не мог послужить причиной умножения греха. Он лишь проявил его, то есть более ясно показал его истинную природу.

Как указано в Рим. 7:13, «грех становится крайне грешен посредством заповеди». В мире ни на йоту не стало Закона Божьего больше после провозглашения его на Синае, чем до этого; ничто, праведное прежде, не стало греховным после дарования закона; и ни одно деяние, греховное прежде, не стало более греховным после дарования закона. Но обстоятельства, при которых был провозглашен закон, послужили к выявлению мерзкой сути греха, дабы слушавшие его прониклись более глубоким чувством своей греховности, чем когда-либо раньше.

Благодать приумножается. — Неплохо было бы всем знать об этом. Нам следует поменьше слушать унылые разговоры по поводу нашей греховности. Исполнено ли сердце греха? Знайте, что там, где умножается грех, благодать приумножается многократно. Ибо Христос, исполненный благодати, стоит у дверей сердца, которое есть сама греховность, и стучит, дабы войти в него (см. Откр. 3:15-20). «Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый» (1 Тим. 1:15). Когда Джон Уэсли пел: «Обильна благодать Твоя. чтобы покрыть мои грехи», он, несомненно, находился под влиянием Послания к Римлянам 5:20!

Благодать у Синая. — Поскольку в Библии сказано, что с приходом закона умножилось преступление, следовательно, в тот момент, когда пришел закон, преступление значительно умножилось. Никогда еще мерзость греха не проступала так явно; Но «когда умножился грех, стала преизобиловать благодать». Поэтому можно сделать очень простой вывод: благодать приумножилась во время дарования закона на горе Синай.

Ошибочно предполагать, что Бог хотел, чтобы все думали, будто праведность можно обрести своими собственными делами послушания. Наоборот, закон был оглашен, дабы подчеркнуть безграничную благодать Божью, которой прощается грех и производится праведность в человеках.

Закон и престол Божий. — Мы читаем в Св. Писании, что «правда и суд — основание престола Его» (Пс. 96:2). Праведность обитает на престоле Божьем. Она лежит в основе его. Закон Божий есть праведность, Его собственная праведность. Мы можем прочесть об этом в Книге пророка Исаии, где Бог говорит о Своей праведности и призывает: «Послушайте Меня, знающие правду, народ, у которого в сердце закон Мой» (Ис. 51:6, 7). То есть только те, у кого в сердце Закон Божий, знают праведность Его. Поэтому закон Его является праведностью Его. И утверждение, что правда (праведность) — основание и крепость престола Его, означает, что Закон Божий также находится на Его престоле. Он восседает на престоле праведности.

Свидетельство из скинии. — Моисей возвел скинию, чтобы Бог поселился в ней. «И устроят они Мне святилище, и буду обитать посреди их» (Исх. 25:6). В этом святилище, в самом святом месте, был ковчег завета. Он описан в Исх. 25:10-22. Крышка ковчега завета называлась престолом благодати. Над престолом благодати были два золотых херувима. В ковчеге, под престолом благодати, находились скрижали закона (см. Исх. 25:16-21; Втор. 10:1-5). Посреди херувимов, над престолом благодати и скрижалями закона, была видна слава Божия, и оттуда Бог говорил людям (Исх. 25:22), В Четвертой книге Царств 19:15 и в Псалтире 79:2 к Богу обращаются как к сидящему между херувимами. Поэтому мы знаем, что ковчег откровения с крышкой был образом престола Божьего. Как десятисловие находилось в ковчеге земной скинии, так и Десять Заповедей являются самим основанием престола Божьего на небесах. Наряду с прочим можно заметить, что поскольку земная скиния была образом истинной скинии на небесах, то закон, установленный на небесах в престоле Божьем, тождественен закону, провозглашенному с горы Синай и записанному на каменных скрижалях, хранившихся в ковчеге.

Престол Божий и Синай. — Мы уже знаем, что Закон Божий лежит в самой основе Его престола. И это вполне логично, ибо основа любого правительства — его закон, а престол лишь символизирует закон.

Гора Синай, когда закон был провозглашен с нее, стала престолом 3акона Божьего. Она олицетворяла величие закона, ибо никто не мог дотронуться до нее и остаться в живых. Господь пребывал там со всеми Своими ангелами (см. Втор. 33:2; Деян. 7:53). Поэтому гора Синай во время дарования закона была предназначена символизировать престол Божий. Конечно, она только на время стала престолом Божьим, местом, откуда распространяется закон и исходят «молнии и громы и гласы» (Откр. 4:5) и вокруг которого стоят «тьмы тем и тысячи тысяч» ангелов. И снова мы видим, что праведность, являющаяся основанием престола Божьего, есть праведность, содержащаяся в Десяти Заповедях, провозглашенных с вершины горы Синай, как записано в Исх. 20:3-17.

Престол благодати. — Но несмотря на то, что престол Божий является местообитанием закона, который есть смерть для грешников, он притом же и престол благодати. Мы призваны приступить «с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи» (Евр. 4:16). Заметьте, что мы должны сами прийти, чтобы получить милость, а также то, что крышка ковчега называлась престолом благодати. Ковчег был местом, где Бог являлся, чтобы говорить Своему народу, и потому ковчег земной скинии не только символизировал престол, где хранился Закон Божий но и олицетворял его как престол благодати.

Закон и посредник. — Апостол сказал, что закон преподан «рукою посредника» (Гал. 3:19). Кто был этим посредником, чьей рукою был преподан закон? «Един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех» (1 Тим. 2:5, 6). Таким образом, закон был дан с Синая Христом, Который есть и всегда был для людей откровением Бога. Он является посредником, иными словами, через Него люди получают Божественное. Праведность Божья передается им через Иисуса Христа. Утверждение о том, что закон был дан через Посредника, напоминает нам, что там, где грех умножается, благодать преизобилует.

То, что закон был дан через Посредника на Синае, показывает на следующее: 1) Бог хотел, чтобы каждый человек знал, что он может достичь праведности не своими силами, а только через Христа; 2) благовестие Христово было явлено на Синае так же, как и на Голгофе; 3) праведность Божья, открывшаяся в благовестии Христа, соответствует праведности закона, данного на Синае, до последней буквы. Такова праведность, которую мы должны принять во Христе.

Источник жизни. — В псалме 35:8-10 мы читаем: «Как драгоценна милость Твоя, Боже! Сыны человеческие в тени крыл Твоих покойны: насыщаются от тука дома Твоего, и из потока сладостей Твоих Ты напояешь их. Ибо у Тебя источник жизни». Божий источник жизни напояет тех, кто верит в Него, из потока сладостей Его.

Что же это за поток? «И показал мне чистую реку воды жизни, светлую, как кристалл, исходящую от престола Бога и Агнца» (Откр. 22:1). Только представьте! Река, текущая от престола Божьего. Бог есть источник жизни. Жаждущий пусть приходит и берет воду жизни даром. Стихи, записанные в Откр. 22:17, Ин. 4:10-14 и 7:37-39, помогут нам понять суть вопроса. Получая Духа Святого, мы берем живую воду.

Утоление жажды праведности. — Спаситель говорит: «Блаженны алчущие и жаждущие правды (праведности), ибо они насытятся» (Мф. 5:6). Если человек жаждет, как может он утолить свою жажду? Только питьем. Следовательно, Спаситель хочет сказать, что мы можем пить праведность, если жаждем ее. Помня о том, то праведность находится на престоле Божьем, из которого течет поток жизни, мы обретем полную уверенность, что сможем утолить свою жажду по праведности.

Поскольку престол Божий является престолом праведности, то поток, берущий от него начало, должен быть, так сказать, насыщен праведностью закона. Посему тот, кто верует в Христа и пьет от Духа Его, должен пить и от праведности закона, находящегося на престоле и провозглашенного с Синая.

Утоление жажды у Синая. — Тот, кто прочтет тексты Исх. 17:1-6 и Втор. 4:10-12 (показывающие, что Хорив и Синай означают одно и то же), узнает, что в то время, когда закон провозглашался с горы Синай, поток воды истекал от подножия ее. Поток этот тек от Христа (1 Кор. 10:4). Христос, живая скала, стоял на каменной скале в пустыне, от которой текла вода для жаждущих, и исходила она от Него. У Него источник жизни. Итак, мы получили завершенный образ престола Божьего на горе Синай. Он был воплощением Закона Божьего, и никто не мог приблизиться к нему без боязни умереть, и все же люди пили живую воду, текущую от него. И в образе этом мы снова видим, что праведность, которой утоляют жажду откликнувшиеся на глас Христов, есть праведность, изложенная в Десяти Заповедях.

Сердце Христа. — Христос говорил о Своем пришествии на землю устами Давида: «Тогда я сказал: вот, иду; в свитке книжном написано о мне: я желаю исполнить волю Твою, Боже мой, и закон Твой у меня в сердце» (Пс. 39:8, 9). Он сказал, что соблюл заповеди Отца Своего (Ин. 15:10). И так строго Он соблюдал заповеди, что хранил седьмой день субботу, которую иногда презрительно называют «иудейской».

Кэнон Нокс-Литл писал: «Не вызывает сомнений, что наш Господь, будучи на земле, соблюдал субботу, а не воскресенье» («Интриги духовенства», с. 75). Это истинно не потому, что Кэнон Нокс-Литл так сказал, но потому, что Библия учит об этом. Этот факт ввиду своей очевидности не требует обсуждения. Мы еще никогда не слышали, чтобы кто-нибудь осмелился утверждать, что Иисус соблюдал иной день, кроме седьмого, предписанного четвертой заповедью. Соблюдение субботы согласно заповеди составляло неотъемлемую часть праведности, которая была в сердце Христа. А поскольку Христос сегодня Тот же, что и всегда, праведность в сердце Его пребывает и сейчас.

Жизнь вечная через Христа. — «Так и благодать воцарилась чрез праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим». Христос отдал жизнь Свою нам и за нас на кресте. Сораспявшись Христу, мы можем и жить с Ним (Гал. 2:20; Рим. 6:8). «Бог во Христе примирил с Собою мир» (2 Кор. 5:19). В сердце Его был закон, так что сердце Христово было подлинным престолом Божьим. Поэтому мы и поем о «Христе, царящем в сердце».

Когда Христос висел на кресте, «один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода» (Ин. 19:32). Это был источник жизни, текущий даром для всех. Он течет из сердца Христова, в котором сохраняется Закон Божий. Таким образом, мы приходим к заключению, что и Синай, и Голгофа, и гора Сион символизируют одно и то же. Синай и Голгофа не противостоят, но объединены друг с другом. Они представляют одно благовестие и один закон. Жизнь, текущая для нас с Голгофы, несет нам праведность закона, провозглашённого с Синая.

Благодать через праведность. — Теперь мы видим, каким образом благодать царствует через праведность к жизни вечной. Вечная жизнь заключена во Христе, ибо жизнь Его есть жизнь самосущего Бога, Который существует «от века и до века». Но жизнь Божья — закон. Благодать Его проистекает к нам через жизнь Христову и несет нам праведность ее. Таким образом, во Христе мы получаем закон, данный для жизни.

Принять не выразимый дар Божьей благодати — значит предать себя Богу, дабы Христос мог поселиться в нас и жить в нас праведностью закона, провозглашенного с Синая и хранимого как сокровище на престоле Божьем. И этот живой поток истекает от Христа до сих пор, так что, выпив из него, мы обретем в себе чистый родник, текущий в жизнь вечную.