«Оправдавшись верою» Э. Дж. Ваггонер

Глава 7.
Замужем не за тем человеком

Практически вея седьмая глава Послания к Римлянам созвучна предыдущей главе. Тот, кто понимает шестую главу, не будет иметь трудности и в понимании седьмой. Послушанием Христовым делаемся мы праведниками. Потому что жизнь Его ныне дается нам и Он живет в нас.

Этот союз с Христом мы обретаем через сораспятие Ему. В смерти этой гибнет тело греховное, дабы впредь мы не служили греху или, другими словами, не преступали закон. Так тесно соединились мы со грехом, ставшим самой нашей жизнью, что он может быть уничтожен только нашей смертью. Но во Христе нет греха, и, пока мы имеем воскресение с Ним, грех мертв. Итак, совоскресши с Ним, мы живем с Ним, что прежде было невозможно из-за греха; грех несовместим с жизнью Христа.

Поразительный пример (Рим. 7:1-7)

1 Разве вы не знаете, братия, — ибо говорю знающим закон, — что закон имеет власть над человеком, пока он жив? Замужняя женщина привязана законом к живому мужу; а если умрет муж, она освобождается от закона замужества. Посему, если при живом муже выйдет за другого, называется прелюбодейцею; если же умрет муж, она свободна от закона и не будет прелюбодейцею, вышедши за другого мужа. Так и вы, братия мои, умерли для закона Телом Христовым, чтобы принадлежать другому. Воскресшему из мертвых, да приносим плод Богу. Ибо, когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти; но ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить (Богу) в обновлении духа, а не по ветхой букве. Что же скажем? неужели от закона грех? Никак; но я не иначе узнал грех, как посредством закона, ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: «не пожелай».

Пример. — Очень простой и понятный всем пример. Закон Божий гласит о муже и жене: «Они оба будут одна плоть». Состоять браке с другим человеком при живом супруге — значит прелюбодействовать. Закон не утвердит подобный союз.

По причинам, приведенным ниже, этот пример затрагивает только женщину, оставляющую своего мужа. Закон соединяет их. Он заставляет женщину держаться мужчины, пока он жив. Если при живом муже она соединяется с другим человеком, то окажется под осуждением закона. Но если муж ее умер, она может выйти замуж за другого и быть совершенно свободной от осуждения.

Тогда женщина становится «свободной от закона», хотя сам закон не изменился ни в единой букве. Никогда он не будет упразднен, ибо тот же закон, что связывал ее с первым мужем и осуждал за союз с другим при жизни его, ныне привязывает и соединяет ее с другим так же крепко, как и с первым. Если мы будем держаться этого простого примера, то не затруднимся и в дальнейшем.

Символы. — Предложенный пример символичен и содержит четыре субъекта — закон, женщина, первый муж и второй муж.

Женщина символизирует нас, поскольку на это ясно указывав утверждение, что мы принадлежим «другому, Воскресшему из мертвых», то есть Христу. Поэтому Он является вторым мужем, о первом же муже говорится в 5-м стихе: «Когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти». Таким образом, первым мужем является плоть — «тело греховное».

«Умерли для закона». — Это выражение многих ставит в тупик. Но в нем не окажется ничего затруднительного, если только держать в уме приведенный пример и сущность его субъектов. Почему мы мертвы для закона? Чтобы принадлежать другому. Но почему мы должны умереть, чтобы принадлежать другому? В приведенном примере умирает первый муж, прежде чем женщина может выйти за другого. То же самое происходит и в случае с нами.

«Одна плоть». — По закону супружества муж и жена «будут одна плоть». А что же у нас? Первым мужем является плоть, «тело греховное». С ним мы действительно были одной плотью. По природе своей мы были крепко соединены с грехом. Он был нашей жизнью. Он управлял нами. Что бы ни задумал грех, мы все делали. Временами неохотно, но все-таки делали. Грех царствовал в наших смертных телах, и мы подчинялись ему в похотях его. Желания греха были законом для нас. Мы были «одной плотью».

В стремлении к разводу. — Приходит время, и мы, увидев частицу прекрасной святости, страстно желаем освободить нашу жизнь от греха. К одним это желание приходит время от времени, у других оно более постоянно. Понимают ли они это или нет, но именно Христос взывает к ним отринуть грех и присоединиться к Нему, чтобы жить с Ним. И они прилагают все усилия, чтобы отделиться от греха. Но он не отступает. Что бы мы ни делали, он упорно цепляется за нас. Ведь мы — «одна плоть», и союз этот — на всю жизнь, поскольку это союз нашей жизни и греха. Для этого брака развода не существует.

Свобода смерти. — Обычными средствами отделиться от греха невозможно. Как бы мы ни желали присоединиться ко Христу, сделать это нельзя, пока мы соединены с грехом. Ибо закон не одобрит такой союз, а Христос не вступит в него, если он незаконен.

Если бы мы только могли умертвить грех, тогда бы мы освободились, но он не умрет. У нас есть только один путь к освобождению от ненавистного союза — умереть самим. Если мы желаем свободы так сильно, что согласны быть распятыми, — это может совершиться. В смерти происходит отделение от греха, ибо Телом Христовым мы умираем. Мы сораспяты Ему. Распято и тело греховное. А поскольку тело греховное упразднено, мы воскресаем во Христе. То, что освобождает нас от первого мужа, соединяет нас со вторым.

Новая тварь. — Теперь мы понимаем, каким образом мы умираем для закона. Мы умерли во Христе и в Нем же воскресли. Но «кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое. Все же от Бога» (2 Кор. 5:17, 18). Теперь мы можем присоединиться ко Христу, и закон засвидетельствует этот союз и утвердит его. Ибо не только первый муж умер, но и мы тоже, так что, хотя и живые, мы стали иными тварями, чем прежде. «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2:19, 20). Мы одно целое. Тот же закон, что прежде объявлял нас грешниками, ныне привязывает нас ко Христу.

Иное служение. — Теперь, когда союз со Христом осуществился, мы служим в обновлении духа, а не по ветхой букве. В браке женщина подвластна мужу. Так и мы, будучи соединены с грехом, во всем подчинялись ему. Некоторое время такое служение было желанным, но, когда мы увидели Господа и потянулись к Нему, служение это стало невыносимым. Мы пытались соблюдать Закон Божий, но, будучи связанными, не смогли сделать этого. Но теперь мы освободились. Грех более не сковывает нас, и служение наше — свобода. Мы с радостью служим Христу, как того требует закон. Мы делаем это, потому что между нами совершенный союз. Его жизнь стала нашей, поскольку воскресли мы только силой Его жизни. Поэтому и послушание наше — это Его преданность и верность в нас.

Грех по закону. — Апостол говорит, что, когда мы жили, по плоти, «страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти». Что же скажем на это? Является ли закон грехом? Вовсе нет. Закон есть праведность. Только посредством закона можно узнать грех. «Грех не вменяется, когда нет закона». «Жало же смерти — грех; а сила греха — закон» (1 Кор. 15:56). «Грех есть беззаконие». Поэтому не может быть греха вне закона. Но закон не является грехом, иначе он не порицал бы грех. Обличать нас во грехе — дело Духа Божьего, но не сатаны, ибо дьявол уверял бы нас, что грех — это хорошо.

«Не пожелай». — Может показаться странным, что апостол привел только эту заповедь как обвиняющую его в грехе. Но причина проста. Ибо эта заповедь включает в себя все остальные. Мы знаем (Кол. 3:5), что любостяжание есть идолослужение. Таким образом, закон кончается там же, где и начинается. Это замкнутый круг, включающий в себя все обязанности каждого человека, в мироздании. «Я не понимал бы и пожелания», то есть противозаконного желания, если бы закон не говорил; «не пожелай». Итак, желание есть начало всякого греха, ибо похоть, «зачавши, рождает грех» (Иак. 1:15). А грех есть беззаконие.

Но десятая заповедь запрещает похоть и противозаконное желание. Поэтому если она полностью соблюдается, то и все остальные заповеди соблюдаются тоже. А если она не соблюдается, то с нею нарушается весь закон. Итак, мы видим, что, сославшись на десятую заповедь как обвиняющую его в грехе, апостол имел в виду весь закон.

Жизнь вместе с Ним. — Прежде чем перейти к новой части Послания, мы должны обратить наше внимание на силу 8-го стиха 6-й главы «Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним». Мы видим, как это верно, зная, что смерть наша освобождает нас от союза с чудовищем-грехом и соединяет нас в браке со Христом. Люди вступают в брак, чтобы жить вместе. Так и мы соединяемся со Христом, чтобы жить с Ним в этом и грядущем мире. Если мы хотим жить с Ним в грядущем мире, мы должны жить с Ним и в мире нынешнем.

В первых семи стихах 7-й главы мы прочли об отношениях, которые по природе своей поддерживаем с грехом, а по благодати впоследствии — со Христом, образно представленных как брак с первым и вторым мужем. Союз со вторым мужем нельзя заключить, пока жив первый; оба супруга составляют одну плоть и кровь в буквальном смысле, и брак этот столь тесен, что они не могут умереть один без другого; поэтому мы неизбежно должны умереть с грехом, прежде чем отделиться от него.

Но мы умираем во Христе, а так как Он жив, хотя и умер, то и мы живем с Ним. Но в жизни Его нет греха, и потому тело греховное упраздняется, когда мы воскресаем. Таким образом, в смерти мы отделяемся от первого мужа — греха и присоединяемся ко второму мужу — Христу.

В последующих стихах апостол обрисовал борьбу с грехом, ставшим отвратительным. Они раскрывают смысл сказанного в предыдущих стихах.

Борьба за свободу (Рим. 7:8-25)

8 Но грех, взяв повод от заповеди, произвел во мне всякое пожелание; ибо без закона грех мертв. Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер; и таким образом заповедь, данная для жизни, послужила мне к смерти, потому что грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею. Посему закон свят, и заповедь свята и праведна и добра. Итак неужели доброе сделалось мне смертоносным? Никак; но грех, оказывающийся грехом потому, что посредством доброго причиняет мне смерть, так что грех становится крайне грешен посредством заповеди. Ибо мы знаем, что закон духовен, а я плотян, продан греху. Ибо не понимаю, что делаю; потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр. А потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Итак я нахожу закон, что, когда делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога (моего) Иисусом Христом, Господом нашим. Итак тот же самый я умом (моим) служу закону Божию, а плотию закону греха.

Персонифицированный грех. — Можно заметить, что в этой главе грех представлен как некая личность. Это наш первый муж, но союз с ним стал отвратителен, потому что, увидев Христа, мы, привлеченные к Нему Его любовью, поняли, что соединены с чудовищем. Узы этого брака стали ненавистным игом, и все наши помыслы направлены на то, как избавиться от чудовища, захватившего и влекущего нас к верной гибели. Это один из самых ярких образов во всей Библии.

Сила греха. — «Жало же смерти — грех; а сила греха закон» (1 Кор. 15:56). «Без закона грех мертв». «Грех не вменяется, когда нет закона». «Где нет закона, нет и преступления». Вот почему «грех, взяв повод от заповеди, произвел во мне всякое пожелание». Грех — всего лишь нарушенный закон, ибо «грех есть беззаконие» (1 Ин. 3:4). Поэтому грех не имеет другой силы, кроме той, которую получает от закона. Закон не является грехом и все же связывает нас с ним, то есть закон свидетельствует о грехе и не позволит нам избежать наказания просто потому, что лжесвидетельствовать не может.

«Закон жизни» и «закон смерти». — «Заповедь, данная для жизни, послужила мне к смерти». Закон Божий есть жизнь Его. «Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48). Жизнь Божья является правилом для всех тварей Его. Те, в ком жизнь Его проявилась в совершенстве, соблюдают закон Его. И потому не вызывает сомнений, что закон предназначен для жизни, ибо он есть сама жизнь. Но противоположность жизни — смерть. Следовательно, когда нарушается закон, смерть постигает нарушителя.

Смертельный враг. — «Потому что грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею». Не закон враг наш, но грех. Грех убивает, ибо «жало же смерти — грех». Грех содержит в себе яд смерти. Грех обольстил нас, так что некоторое время мы считали его другом, мы приняли его и наслаждались единением с ним. Но когда закон просветил нас, мы поняли, что, выбрав грех, мы попали в объятия смерти.

Пояснение закона. — Закон указал на то, что грех убивает нас. «Посему закон свят, и заповедь свята и праведна и добра». У нас не более причин бранить закон, чем ненавидеть человека, предупреждающего нас, что пища, которую мы едим, на самом деле смертельно вредна для нас. Он наш друг. Он не был бы нашим другом, если бы не указал на опасность, грозящую нам. То, что он не может излечить болезнь, причиненную уже съеденной ядовитой пищей, не умаляет его дружбы с нами. Он предостерег нас об опасности, и теперь мы можем получить помощь от доктора. Итак, закон сам по себе не является смертью для нас, но служит для того, чтобы грех становился «крайне грешен посредством заповеди».

«Закон духовен». — «Ибо мы знаем, что закон духовен». Если бы это было признано всеми в большей степени, то в так называемых христианских странах стало бы гораздо меньше религиозного законничества. Люди прекратили бы попытки насаждения заповедей Божьих. Поскольку закон духовен, ему можно подчиняться только силою Духа Божьего. «Бог есть дух» (Ин. 4:24), поэтому закон является сущностью Божьей. Духовное противоположно плотскому. И потому человек, живущий по плоти, не может быть угодным Богу.

Раб. — «А я плотян, продан греху». Проданный человек — раб, и свидетельство тому в этом примере найти нетрудно. Свободные люди делают то, что пожелают. Только рабы делают то, чего не хотят, а желания их постоянно подавляются. «Ибо не понимаю, что делаю; потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю». Более противоречивое состояние вряд ли можно себе представить. Жизнь в подобном положении только в тягость.

Обличенные, но не обращенные. — «Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр». То, что мы не хотим делать грехи, которые совершаем, означает наше осознание правды закона, который их запрещает. Но обличение — еще не обращение, хотя и весьма необходимый этап к этому состоянию. Пожелать сделать добро еще не достаточно. Благословение на тех, кто исполняет заповеди Бога, а не на тех, кто желает исполнять или даже пытается делать это. Конечно, если бы не было для последователя Господа положения выше, чем описанное в этих стихах, он оказался бы в гораздо более жалком состоянии, чем беспечный грешник. Оба — рабы, только последний так закоснел, что в рабстве своем стал находить удовольствие.

Итак, если кому-то суждено всю свою жизнь быть рабом, то лучше для него не сознавать своего рабства; чем постоянно тяготиться мыслью о нем. Но есть надежда, и потому, благословение для нас, что обличены мы в грехе и что рабство наше, таким образом, становится совершенно невыносимым.

«Два закона». — «Итак я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (сравните со стихом 5).

Помните также, что все это написано для знающих закон, а не для язычников, не имеющих закона и не знающих Бога. Зная закон, мы соединены в браке с грехом. И грех этот в плоти нашей, ибо состоящие в браке являют одну плоть. Этот закон свидетельствует, что мы грешники, и не позволяет нам избежать наказания. Но мы еще и рабы. Ведь всякий, делающий грех, есть раб греха (Ин. 8:34). Таким образом, закон, воспрепятствующий изменениям в нас, действительно удерживает нас в рабстве. И пока мы находимся в таком состоянии, не станет он для нас законом свободы.

Тело смерти. — Мы соединены в браке с грехом. Но грех несет в себе смерть, поскольку «жало же смерти — грех». Смерть убивает нас грехом. И потому тело греховное, с которым мы соединены в одной плоти, есть не что иное, как тело смерти. Какое ужасное положение! Быть в таком тесном союзе и стать одной плотью с самой смертью. Живой мертвец!

«Сила греха — закон». Он свидетельствует о нашем союзе и, таким образом, удерживает нас в рабстве смерти. Если бы не было надежды на избавление, то мы могли бы проклясть его за то, что он не дает нам умереть в неведении. Но хотя закон и кажется безжалостным, он тем не менее наш лучший друг. Он дает нам осознание отвратительности нашего рабства, пока мы не воскликнем с тоской: «Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» Мы должны либо избавиться от него, либо погибнуть.

Есть Избавитель. — Языческая пословица гласит, что Бог помогает тем, кто помогает себе сам. Истина же в том, что Бог помогает тем, кто не может помочь себе сам: «Я изнемог, и Он помог мне». Никто и никогда не просил о помощи тщетно. Там, где раздается мольба о помощи, Избавитель рядом; итак, хотя грех и производит в нас смерть всей силой закона, мы можем воскликнуть: «Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом!» (1 Кор. 15:57). «Приидет от Сиона Избавитель и отвратит нечестие от Иакова» (Рим, 11:26). «Бог, воскресив Сына Своего Иисуса, к вам первым послал Его благословить вас, отвращая каждого от злых дел ваших» (Деян. 3:26). «Благодарение Богу за неизреченный дар Его!»

Мятущийся человек. — «Итак тот же самый я умом (моим) служу закону Божию, а плотию закону греха». Конечно, имеется в виду человек, положение которого описано в предшествующих стихах. Цель его — служение Закону Божьему, но на самом деле он служит закону греха. Как написано в другом послании, «плоть желает противного духу, а дух — противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы» (Гал. 5:17). В таком состоянии истинно служить Богу невозможно, ибо в следующей главе мы читаем, что «живущие по плоти Богу угодить не могут». Это состояние, в котором человек может молить Бога об избавлении, дабы он мог служить Господу не только умом, но и всем своим существом. «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока, в пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Верен Призывающий вас, Который и сотворит сие» (1 Фес. 5:23, 24).