«Притчи Царства» Моррис Венден

Глава 7.
Шкала Небесной платы

История, о которой я хочу рассказать, произошла в одной церковной школе. Школа эта находилась в Бруклине. Учащихся активно вовлекали в так называемую прогрессивную классную работу — выполнение конкретных видов деятельности и приобретение определенных навыков для каждой возрастной категории. Те из детей, кто учился в первом классе, весь год упорно трудились, чтобы получить свои знаки отличия — "солнечные .лучики" иди "беспокойных пчел" в виде булавок и галстуков. Старшие ученики зарабатывали звания "друзей" и "товарищей" либо "старших товарищей". (Это было еще до того, как мы услышали о коммунизме, который пытались строить в Советском Союзе!)

И вот наступил торжественный вечер, когда мы должны были подучить свои награды. Я взглянул на стол, где директор разложил все свидетельства, булавки и галстуки, и увидел, что за свою работу должен получить маленький зеленый галстук. Для старших учеников предназначались галстуки больших размеров с блестящими пластиковыми зажимами. А мы, первоклассники, были вынуждены завязывать узел на своих галстуках, чтобы они держались!

Я упорно трудился ради своей награды и был весьма разочарован тем, что мне предстояло получить взамен. Хорошо помню, как с улыбкой отчаяния смотрел я на директора в надежде, что он заметит и пожалеет меня и, может быть, даст мне хотя бы один из этих пластиковых зажимов! Но все впустую. В тот вечер я уяснил неутешительную истину, что в этом мире вы работаете за то, что получаете, и получаете то, за что работаете. И никак иначе. Один за другим мы выходили вперед и получали свои награды. Вечер уже подходил к концу, когда кто-то высказал замечательную идею. Мои отец и дядя были евангелистами, проводившими собрания в деловой части Нью-Йорка, и кто-то предложил: "Эти проповедники, наверное, знают не меньше "старших товарищей". Почему бы нам не отметить их прямо сейчас и их супруг тоже?"

Итак, мои отец и мама, дядя и тетя вышли вперед и были награждены как "старшие товарищи". А я-то знал, что они. не выполнили даже требований для получения "солнечных лучиков" и "беспокойных пчел"!

Я ничуть не обрадовался чести, оказанной моим родителям в тот вечер. Как вы понимаете, я продолжал любить своих родителей, но, увы, я не мог с полной уверенностью сказать этого о директоре. По сути, я был так глубоко задет тем, что произошло, что не испытывал никакого интереса к прогрессивной классной работе по крайней мере лет двадцать. Только по прошествии многих лет я осознал, что одна из историй, рассказанных Христом, была очень похожа на то торжественное школьное мероприятие.

Она изложена в 20-й главе Евангелия от Матфея. "Ибо Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой и, договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой. Вышед около, третьего часа [или 9:00 утра], он увидел других, стоящих на торжище праздно, и им сказал: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам. Они пошли" (ст. 1—4).

Очевидно, они доверились ему, поскольку он не определил размеры вознаграждения. "Опять вышед около шестого и девятого часа [что соответствует 12:00 и 15:00 часам], сделал то же. Наконец, вышед около одиннадцатого часа [17:00 часов], он нашел других, стоящих праздно, и говорит им: что вы стоите здесь целый день праздно? Они говорят ему: никто нас не нанял. Он говорит им: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, получите" (ст. 5— 7).

Совершенно очевидно, что эти люди вряд ли заработают много, начав работать в пять часов вечера, за час до конца рабочего дня. Но, по крайней мере, может, им удастся наполнить карманы виноградом, чтобы отнести домой на ужин. И они охотно отправились на виноградник.

"Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему: позови работников и отдай им плату, - начав с последних до первых. И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию" (ст. 8, 9).

Возможно, один динарий не производит на нас большого впечатления. Инфляция так обесценила деньги, что люди едва ли побеспокоятся, чтобы поднять монету с тротуара. Но во времена Иисуса динарий был дневным заработком. Работники, нанятые около одиннадцатого часа, были изумлены.

Работники, трудившиеся там целый день, тоже были изумлены. Их надежды стали расти, и они с нетерпением ждали своей очереди, чтобы подойти к столу управляющего. "Пришедшие же первыми думали, что они получат больше; но получили и они по динарию; и получивши стали роптать на хозяина дома и говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной.

Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? Возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив оттого, что я добр? Так будут последние первыми, и первые последними; ибо много званых, а мало избранных" (ст. 10-16).

Не правда ли, странная история? Мы понимаем, что владелец виноградника символизирует Бога, и потому она становится еще более непонятной. Да, мы можем согласиться, что Он властен делать, в Своем то, что хочет. Поскольку все принадлежит Ему, Его щедрость не вызывает удивления. Но почему Он предвзято отнесся к тем, кто работал так долго? Если Он желает вручить Свои дары тем, кто их не заслужил, зачем ограничиваться работавшими один час? Почему бы тогда не раздать всем по десять динариев или по сто? Впечатление такое, что Он щедр к некоторым, но не ко всем. И это тревожит нас.

Динарий

Секрет понимания этой притчи лежит в уяснении того, что представляет собой динарий. Какую плату получают те, кто работают на Бога? Даются ли им преимущества и благословения в этой жизни? Получают ли они дворец из золота, или драгоценные камни в свой венец, или особое место в Царстве Небесном? А если это так, то не лучше ли переждать до последней возможной минуты и только потом присоединиться к Божьему служению, дабы испытать Его щедрость, а не чувствовать себя обделенным?

Вполне очевидно, что Бог действует на основе системы ценностей, отличной от нашей. Но раз в этом нет сомнений, то нам лучше воспользоваться предоставленной в этой притче возможностью и понять немного больше о Его системе. Если мы сейчас недовольны Его методом оплаты, то еще большее недовольство ожидает нас в будущем.

Итак, что собой представляет вознаграждение? Что такое динарий? Это Сам Иисус! Он не может дать работникам, трудившимся двенадцать часов, больше, чем работникам, трудившимся час, потому что Он не может дать. больше или меньше, чем Он Сам. Почему? Потому что, отдавая Себя, приносит в дар все богатства Вселенной.

Когда вы поймете это, вам станет ясно, что в известном смысле работники, трудившиеся двенадцать часов, в конце концов получили больше, чем нанятые на час. Пока последние стояли праздно на торжище, первые имели возможность целый день работать рядом с хозяином виноградника.

Если вы думаете, что награда — это небеса в конце и, возможно, больше звезд в вашем венце или дворец больших размеров, то вы будете разочарованы. Но когда вы осознаете, что наградой вам — Христос и что сами небеса не могут предложить вам ничего более величественного, тогда вы получаете вознаграждение сразу же, как только начинаете трудиться для Него, потому что через Иисуса мы получаем все остальное и небеса начинаются уже здесь.

Мы откликаемся на Его приглашение: "Приидите и научитесь от Меня" и, придя, начинаем жизнь вечную. Небеса— это непрестанное приближение к Богу через Христа. Чем дольше мы находимся на небесах блаженства, тем большая слава откроется нам; и чем больше мы знаем о Боге, тем обильнее будет наше счастье.

В 19-й главе Евангелия от Матфея описывается разговор Христа с богатым юношей, который хотел узнать, что нужно сделать, чтобы иметь жизнь вечную. И Иисус ответил: "Соблюди заповеди". Он постарался все подробно разъяснить юноше. "Соблюди заповеди".

"Я соблюдаю".

"А эту?"

"О, я в беде".

Юноша отошел опечаленный. Рядом стояли ученики, наблюдая и размышляя: "Вот богатый человек, который отказался последовать за Иисусом. Он уходит печальный. Это очень плохо. Но мы пожелали следовать за Иисусом. Следовательно, мы правы, а он нет".

Петр, обычно скорый на слово, заговорил первым: "Плохо, что он уходит, Господи. А что же мы? Мы следуем за Тобой. Что же получим мы за это?"

Петр пользовался нашей системой ценностей, не так ли? "Что же будет нам?" Я думаю, что если бы я был на месте Иисуса, то сказал бы: "Вы, ученики, с глаз моих долой! Приведите ко мне еще двенадцать человек, и я начну заново. За три года вы так ничего и не поняли".

Вместо этого Иисус удовлетворил их любопытство:

"Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, — в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых" (ст. 28).

Можете ли вы вообразить, какое волнение охватило учеников, когда они услышали добрую весть о награде, обещанной им за следование за Иисусом?

Но затем Иисус сказал ученикам: "И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат";

и Марк добавляет: "во время сие" и "в веке грядущем жизни вечной" (Мк. 10:30).

Поскольку наградой является Сам Иисус, то вознаграждение мы получаем, уже здесь и сейчас — и во сто крат. А награда в конце дня — это лишь продолжение того, что уже началось. Награды в служении столь же значимы, как и награды за служение. Не может быть награды выше, чем дружба с Иисусом.

Те, кто не желает весь день стоять праздно и кто заинтересован в служении и дружбе с Иисусом больше, чем в наградах, которые могут быть получены, обнаружат в конце, что вознаграждение будет обильным, превышающим всяческие ожидания.