«Уроки веры» Ваггонер и Джоунс

Глава 15.
«О мертвой обрядовости» II часть

Даже в христианстве, где крест Христов должен сам обеспечить полное искоренение мертвого формализма, пустой религии, наблюдается возвышение самих себя, что повсеместно отравляет христианскую жизнь. Очень скоро после образования христианской Церкви в нее влились необращенные люди, возвысившие себя до положения Христа. Служение постепенно превратилось в пустую формальность. Отсутствие Христа в своих сердцах они пытались восполнить простым исполнением обрядов, смысл и жизнь которым мог дать только Христос.

Сформировалась порочная, извращенная система, проявившая себя в принятии искаженной формы крещения — кропления водой, — и что считалось вполне достаточным для духовного возрождения человека, а также считалось, что вечеря превращает в реальную плоть и кровь Христову обычные хлеб и вино; что надежда на спасение связана с членством в церкви и исполнением всех обрядов. Чистота учения не только была запятнана, но само учение было засорено тысячами новых традиций и постановлений: епитимьями, паломничеством и многим другим.

Мертвая, формальная религия во все времена характеризовалась проявлением дел плоти — это споры и распри, лицемерие и произвол, предательства, заговоры и расправы и всякие другие злые деяния. Все это характеризует систему, имя которой: папство.

Но если быть честным, то дух формализма злобствует не только в развитой системе папства. Он отравил сегодня все христианские церкви; даже церковь, проповедующая трехангельскую весть, не смогла избежать некоторого его влияния. Формализм — это зло, которое получит особо широкое распространение перед самым пришествием Господа во славе на облаках небесных.

«Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся». 2 Тим. 3:1—5.

С мертвым формализмом, с обволакивающим «видом благочестия» мы можем бороться только живой верой. Живая вера, которая принесет миру трехангельскую весть, призвана спасти нас, утопающих в море мертвого формализма.

Как это относится к нам лично? Давайте спросим себя, что мы имеем: вид благочестия без силы или живую веру, благодаря которой личное присутствие Спасителя и Его сила преобразуют наши сердца, наполняя смыслом все обряды и служения, установленные Христом, и даруя жизнь и радость? Совершаем ли мы дела, и видны ли плоды Духа в нашей жизни?

Хотя благодаря Слову Божьему мы можем найти Христа как личного Спасителя, обрести живую веру в Него, но может случиться и так, что само это Слово станет мертвой формальностью, как это произошло в древности, когда Христос был на этой земле. Однажды Христос сказал иудеям: «Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне. Но вы не хотите придти ко Мне, чтобы иметь жизнь». Ин. 5:39, 40.

Они рассчитывали обрести жизнь вечную через Священное Писание своими силами, а значит, без Христа. Но «свидетельство сие состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его». Только во Христе, — говорит Писание, — мы обретаем жизнь. Цель Библии — свидетельствовать о Христе. Без Него слова Библии лишаются силы. «Имеющий Сына (Божия) имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизни». 1 Ин. 5:11, 12.

«Истинное благочестие облагораживает мысли и дела; и тогда религиозные обряды перестают быть формальными, они становятся выражением внутренней чистоты, а не фарисейского лицемерия» (Дух пророчества, т. 2, с. 219).

Библейское эхо, 4 февраля 1895 г.