«В начале было Слово» Е. Седов, Д. Кузнецов

Глава 6.
Несостоятельность эволюционной теории в вопросах абиогенеза

Решительным подтверждением правильности любой химической структуры долгое время считали возможность осуществления ее полного синтеза в контролируемых условиях лаборатории. Соответственно - и логично - дарвинисты говорят о синтезировании жизни в лаборатории в условиях, определяемых теоретическими эволюционными установками. Поэтому мы должны сначала рассмотреть некоторые из этих установок, а затем перейти к результатам, к которым приводит следование этим установкам.

Первая эволюционная установка, разумеется, проистекает из того факта, что органическими соединениями, с очевидностью необходимыми для синтеза белка, являются аминокислоты - строительные блоки всех белков. Фокс, Миллер, Урей и другие рассматривали проблему абиогенеза так, как ее мог рассматривать любой классический дарвинист. Они имитировали грозовые разряды в предполагаемой пред биологической восстановительной атмосфере, пропуская электрические разряды различных видов через метан, аммиак и водяной пар в специальном устройстве, включающем охлаждающую химическую ловушку, назначением которой являлось отделение от реакционной смеси любых получаемых продуктов. После воздействия на каждую порцию газа в течение нескольких суток электрическими разрядами эти продукты извлекали из ловушки и подвергали анализу.

Ведущая идея этих экспериментов, разумеется, является чисто дарвинистской, потому что химические законы рассматриваются современными эволюцонистами как достаточная основа для возникновения жизни. Поэтому совершенно логично предоставить энергии действовать на материю согласно химическим законам, а затем выяснить, какие продукты получаются!

Что же в действительности получалось при этом? Да в точности то, что мог бы себе представить любой знающий дело химик, а именно: многофункциональные, относительно простые вещества ( уксусная кислота, муравьиная кислота и некоторые амины) и возвращенные в смесь биофункциональные вещества, аминокислоты, аланин и глицин вместе со следами высших аминокислот.

Как неоднократно и очень ясно подчеркивает Б. Фолмерт, синтез этих простых веществ в специфических условиях, представляющий, разумеется, большой интерес, освещает с позиции дарвинизма (случайность плюс отбор) абиогенез в первобытном океане, каким этот последний представлял себе Дарвин ("теплый пруд"). Почему? Ведь это вовсе не манера мышления Дарвина. Опарин и многие другие понимали, что теория Дарвина не только ошибочна, но и страдает отсутствием химического подхода. Для экономии времени и места просто сравним перечень вопросов, вытекающих из этой работы, которые должны были бы озадачить таких дарвинистов, как, например, Поннамперума.

а) В присутствии такого большого процента многофункциональных молекул, в продуктах экспериментов Фокса и Миллера, согласно общеизвестным принципам химии полимеров (см. Б. Фолмерт, цит. раб), никогда не может произойти полимеризация в белковые макромолекулы, необходимые для жизни.

Бруно Фоллмерт (цит. раб.) точно объясняет, почему это именно так. Однако, поскольку это чисто химическая проблема, оставляем ее на усмотрение тех, для кого она представляет достаточный интерес.

Обратимся к Фоллмерту (цит. раб.). Достаточно лишь сказать, что большой процент многофункциональных молекул запрещает любую полимеризацию биофункциональных молекул.

В этих обстоятельствах необходимо подчеркнуть небезынтересный вопрос. Он состоит в следующем: поскольку дарвинисты ожидали образования какого-то количества макромолекул в таких имитированных условиях, они заявляют, что обнаружили их (см. М. Эйген, ср. В. Фрэзе, ответив 'Селекту" М. Эйгена, 26, 30. 06. 80 в институте биохимии Макса Планка а Мартинсриде, 06. 12. 79; а также Бруно Фоллмерт, (цит. раб., стр. 43). Сравн, также R. Riedele. Die Strategic der Genesis. Pierund.... Munchen, 1984).

Фоллмерт утверждает: ' Все отчеты, согласно которым эксперименты Миллера давали пептиды или же нуклеотиды (ДНК/РНК), о которых сообщалось в лекции Эйгена... не соответствуют фактам. Irvine M. W. (Ainherst, USA), Greenberg JM ( Leiden, Holland) сообщают: 'С другой стороны, нужно твердо иметь ввиду, что биологически значимые макромолекулы, такие, как пептиды, белки, нуклеотиды, нуклеиновые кислоты, полисахариды и подобные сложные соединения, ни разу не были обнаружены ни в метеоритах, ни на других планетах, ни даже в древних осадочных породах на нашей Земле ' (сравн. Б. Фоллмерт, цит. раб. с. 43).

Иными словами, Эйген и другие подогнали известные химические данные под свою собственную конкретную идеологию. Согласно дарвинистской теории белки, нуклеотиды и нуклеиновые кислоты должны были образовываться в условиях, описанных Миллером. Таким образом, мы должны были где-то какие-то из них обнаружить. Но, разумеется, такие 'находки' экспериментального подтверждения не получили. Компетентные в этих вопросах химики были поистине удивлены тем, что нехимики позволили себе подтвердить такие сообщения. Но в условиях мощного напора мнений, заинтересованных в защите Дарвина любой ценой, 'обнаружение' макромолекул в смесях Фокса и Миллера осталось почти непрокомментированным даже известными учеными.

б) В обычных химических условиях, таких, какими пользовались Фоке и Миллер, всегда получающиеся аминокислоты (например, аланин) представлены молекулами, сходство которых друг с другом подобно сходству между левой и правой руками человека, между левой и правой ногой, левым и правым глазом. Получается оптически неактивная смесь из 50% левых и 50% правых молекул, называемая рацематом. Это общеизвестный факт органической химии.

Здесь не место для изложения теории образования оптически чистых органических веществ и рацематов. Те, для кого это представляет интерес, могут обратиться к книге ' Естественные науки ничего не знают об эволюции', чтобы прояснить для себя этот вопрос, столь важный для дарвинистской схемы эволюции и для ее научного опровержения. Дав себе труд понять эту часть простой теоретической и экспериментальной химии, можно навсегда покончить с дарвинистскими постулатами в той мере, в какой они касаются абиогенеза, при полном отсутствии контраргументов. В отношении постулата абиогенеза за счет постулата законов природы, энергии, времени и стохастических процессов, дарвинизм становится как откровенно и явно ошибочным, так и ущербным. О чем говорят как экспериментальные результаты, так и теория. Дарвин не знал, да и не мог знать фактов химии, относящихся к его постулатам. Эти факты были открыты вскоре после Дарвина Пастором и многими другими учеными (см. классические работы Эмиля Абдерхальдена).

в) Биологически активные белки содержат исключительно асимметричные аминокислоты левого вращения. Это левовращение на 100% оптически чисто. То есть такие белки должны быть стопроцентно чистыми, чтобы вообще функционировать в живых организмах. Биологические белки не содержат смесей левых или правых форм (рацематов), в противном случае их стерео химия не отвечала бы стереохимии, требующейся для совмещения с рецепторными участками живого организма. Рацемических смесей для этого недостаточно. Этот факт имеет особое значение в случае крупных молекул. Такое положение вещей легко сделать понятным для нехимика, если приложить для этого небольшое усилие.

Ферменты, а также другие активные молекулы в биологическом организме, вписываются в свои субстраты и рецепторные участки в клетке во многом подобно руке в перчатке. Следует, однако, помнить, что левая перчатка подходит только для левой руки. Левая рука не влезет в правую перчатку, как и левая нога в правый ботинок, хотя все прочие параметры могут быть правильными.

Таким образом, длинную белковую молекулу можно рассматривать как совокупность из 10000 левых рук, соединенных вместе с помощью большого и указательного пальцев в линию, скажем, длиной в 10000 рук. Все эти 10000 соединенных левых рук должны войти в рецепторы клеток или субстрата, представляющих собою 10000 соответствующих левых перчаток. Таким образом, мы рассматриваем не единственную левую руку, подходящую для единственной левой перчатки, а, скажем, 10000 левых рук, соединенных в ряд, скажем, из 10000 левых перчаток - и так, чтобы ни одна не была 'тесной'. Химические ферментативные реакции функционируют именно на этой основе точной подгонки, скажем, 10000 левых рук к, скажем, 10000 левых перчаток.

Если теперь что-либо нарушит это совершенное, но тонкое совмещение, метаболизм прекратится, и клетка может погибнуть.

Рассмотрим теперь, что произойдет, если хотя бы одна из левых рук в такой крупной молекуле окажется замененной правой. Вся эта длинная молекула не сможет более вписываться в молекулу, состоящую из 10000 левых перчаток. Такая молекула, содержащая всего одну руку или же одну перчатку неправильной конфигурации, блокирует биохимию клетки из-за нарушения химического соответствия.

Рассмотрим еще один дополнительный случай: если бы в молекуле, построенной из 'рук', оказалась смесь левых и правых 'рук' в виде длинной цепи - могло бы в этих обстоятельствах быть возможным любое 'соответствие '? Когда многие или же всего одна 'рука' или 'перчатка' имеет неправильную конфигурацию, 'соответствие' отсутствует и поэтому метаболизм в соответствующей клетке в области этой молекулы невозможен.

Эти химические выводы общеизвестны в течение многих лет. Молекулы белка (за весьма малым исключением, подтверждающим правило), не являющиеся оптически чистыми, т. е. содержащие рацематы или же смеси правых и левых форм в макромолекулярных цепях, показывают ослабленную способность или отсутствие способности взаимодействовать в метаболизме клетки. Все жизненные белки почти без исключения являются 'левыми' и оптически чистыми.

Какие выводы можно сделать из этих фактов в отношении дарвинистских постулатов об абиогенезе за счет одних лишь законов природы? Поскольку химические законы природы могут давать только рацематы, то, будучи представлены самим себе, законы природы не могут самопроизвольно продуцировать жизнь. Потому что жизнь не может функционировать на рацематах, которые всегда 'поставляет' химия без вмешательства извне. Аргумента против этого химически обоснованного рассуждения не существует.

Но откуда же тогда биологические системы берут свою оптическую чистоту, если ее не могут поставлять химические реакции? Возможно, такая чистота кодируется в информации, присутствующей в молекуле ДНК, т. е. требуется некий фактор "1". чтобы помочь законам природы привносить оптическую чистоту в биохимический синтез. Химические реакции этого фактора '"1" совершенно не могут обеспечить феномена продуцирования стопроцентной оптической чистоты. К этому может привести лишь информация.

Фактор 'Г, описываемый далее, представляет собою параметр, дающий неожиданные эффекты, противостоящие законам природы. Неожиданные эффекты направляют законы природы по путям, по которым законы природы в противном случае действовать не могли бы. Так, изначально присущих стали свойств недостаточно для того, чтобы построить автомобиль. Но неожиданные эффекты, или фактор "1", из проектов инженеров - проектировщиков направляют изначально присутствовашие свойства стали на формирование блока цилиндров, клапанов, мостов и т. п., составляющих автомобиль. Поэтому требуются дополнительно 'неожиданные эффекты', иначе говоря, фактор "1". Утверждать, что законы природы плюс время могут без всякой помощи создать автомобиль, столь же бессмысленно, как утверждать, что законы природы плюс время построили живую клетку.

Фактор "1", или неожиданные эффекты, как мы уже видели, не возникают из законов природы - они дополнительны к законам природы. Законы сами по себе, без помощи извне, не располагают' антиэнтропийной рукояткой' для того, чтобы манипулировать левыми и правыми молекулами с целью отделения одних от других. Сами по себе они не предлагают различающего инструмента для отличения левого изомера от правого по той причине, что не существует различия энтропии между правой и левой формами.

Таким образом, теоретически невозможно, чтобы Дарвин, Опарин, Поннамперума были правы в своей убежденности в том, что одни лишь законы природы могут объяснить абиогенез. Даже в наши дни ту же бессмыслицу проповедуют нобелевские лауреаты.

Реальный ответ состоит в том, что только законы химии, время, энергия плюс фактор "1" (разум, информация) могли обеспечить возникновение жизни из неорганической материи. Но без фактора "1", который дарвинистами полностью исключается, невозможно надеяться на прогресс в усилиях, прикладываемых к объяснению абиогенеза.

Резюме

1. Полученные в результате игры Эйгена с шариками. последовательности с уменьшенной энтропией не несут смысловой информации, или содержания.

2. Такие последовательности вообще не могут быть. переведены -хотя Эйген и утверждает, что это возможно - потому что они не содержат программ, проектов, инструкций (телеономии).

3. Постулат Эйгена о механизме, который переводит отсутствие смысла и отсутствие содержания (то есть бессмыслицу) в информацию (то есть в смысл) нельзя принимать всерьез с научной точки зрения, потому что это было бы развитием новой информации (проектов) из нонсеса, а не переводом в общепринятом смысле этого слова. Такой механизм был бы фактически "логосом" возникшим случайно - что просто является очередной материалистической бессмыслицей.

4. По этой причине концепция образования первичной генетически программированной клетки с помощью самопроизвольного развития является явным анахронизмом, выдвинутым материалистами перед лицом необходимости удержать свои позиции.