«В поисках Христа» Роберт Виланд

Глава 8.
Третий урок Иисуса, раскрывающий значение креста

Иисус чувствовал сильнейшее искушение из-за Своей большой популярности. Разве Он не должен был, находясь на гребне славы, возноситься далее к самой вершине национального признания, чтобы иметь возможность оказывать влияние? Или же Он должен был решительно остановить рост Своей популярности в народе, торжественно провозгласив истину о том, в чем состоит Его мессианское поручение?

Урок о сущности креста не был тайной, предназначенной для ограниченного круга особо приближенных учеников. В самый кульминационный момент Его служения, когда «с Ним шло множество народа», Он смело объявил им ту же самую испытующую истину.

Лука открывает нам, как предельно просто и правдиво Иисус решил представить истину множеству пораженных Его словами людей:

«И Он, обратившись, сказал им: если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником». Лк. 14:25-27.

Было похоже, как будто Он сказал: «Я рад видеть вас следующими за Мной; но действительно ли вы уверены, что ваше решение идти за Мной исходит из самой глубины ваших сердец? Я должен откровенно и честно вам сказать: Я действительно Мессия, только не такой мессия, который соответствует вашим популярным представлениям и ожиданиям. Я действительно восхожу в царство небесное, но обратите внимание на то, что Мой путь пролегает через крест. Если вы последуете за Мной, вы должны будете обязательно встать на этот путь. В недалеком будущем многие примут бога мира сего за Христа. Я сейчас должен быть уверен, что вы не принимаете Христа за бога мира сего».

Сегодня редко можно услышать такую сильную проповедь, которая предоставляет слушателям возможность принятия такого же решения. Но Иисус не боялся толпы. Он верно преподавал слово истины — фактически, именно эта верность истине и привела Его к крестным страданиям. Так почему же Он должен был бояться раскрыть людям сущность креста и призвать их к принятию решения? Только тот человек, который сам несет свой крест, может отважиться потребовать от других делать то же. Христос не нуждался в том, чтобы прибегать к каким бы то ни было психологическим приемам убеждения. Крестный путь освободил Его от подобных тщетных и совершенно бесполезных попыток.

Поскольку решение принять евангельскую весть есть решение взять свой крест, и поскольку это решение принимается только в самой глубине сердца, следовательно, в истинной работе по приобретению душ бесполезно всякое принуждение, могущее вызвать только смущение. Истина проста и не нуждается ни в каком приукрашивании с целью сделать ее привлекательной для искренних душ. Фактически, такие методы завлечения душ могут только оттолкнуть искреннего искателя истины, который еще не в состоянии распознать голос Истинного Пастыря среди других смущающих голосов так называемых «ловцов человеков», призывающих их следовать путями собственного сердца. Психологические уловки и эгоцентричные мотивы, побуждающие к принятию решения, могут быть орудием в руках лишь тех, кто не знаком с силой креста.

Причина, почему крест есть «сила Божья ко спасению», состоит в том, что одна только любовь имеет истинную притягательную силу. «Любовью вечною Я возлюбил тебя, поэтому Я привлек тебя милостью». Иер. 31:3, англ. пер. Джордж Маттисон, автор прекрасного гимна «Любовь, которая пленила меня», написал на этот стих весьма удачное толкование: «Я понимаю используемое здесь слово «привлекать» как противоположное по значению слову «воздействовать». Оно означает следующее: «Именно потому, что Я люблю тебя, Я не принуждаю тебя. Я желаю покорить твое сердце любовью». Бог всемогущ, но любовь исключает возможность проявления этой всемогущей силы. Неумолимые законы Вселенной могут управлять движением звезд, однако звезды не являются объектом любви. Человек — вот кто является объектом любви, и поэтому только любовь может быть руководящим принципом в его жизни, как об этом и говорит пророк, используя слово «привлекать». Завоевать чью-нибудь любовь можно не иначе, как посредством влекущей силы любви. Благодаря Своему всемогуществу, Бог мог бы добиться послушания, но это не означало бы завоевать любовь. Это скорее было бы препятствием для проявления любви. Вот потому наш Отец не принуждает нас прийти к Нему. Он хочет привлечь нас к Себе красотой святости, поэтому Он удаляет все, что могло бы оказать влияние на наш свободный выбор. Он скрывает от нас славу небес. Он не дает нам увидеть жемчужные врата и золотые улицы. Он не позволяет нам наслаждаться радостями неба и слушать пение ангельского хора. Он делает незаметным знамение Сына Человеческого на небе. Он не допускает, чтобы бой часов вечности был слышен на земле. Дорожка из бархата заглушает звук шагов Его второго пришествия, чтобы человеческие сердца покорились Ему не из страха, а были побеждены любовью» («Размышления о земном странствии», стр. 70, 71).

Христос предпочитает лучше привлекать души посредством креста, нежели воздействовать на них при помощи обещанного венца. Новообращенные, пришедшие ко Христу путем принятия креста, — это те, которых привлекает Отец. При этом Он ищет не таких поклонников, которые чтут Его лишь своими устами, но настоящих учеников, которые последуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел. Сила влечения заключена в самой истине, потому что Христос и есть Истина. Если истина правильно понята, сила этого влечения становится непобедимой.

С другой стороны, использование психологических и эмоциональных эффектов, предназначенных для того, чтобы подтолкнуть к принятию «решения», может пленить воображение совершенно другою класса приверженцев, которые не являются ни учениками, ни последователями Агнца. Если такое «решение» основано на явном своекорыстии, оно не может быть принято на основании веры. А «все, что не по вере, грех». Рим. 14:23. Все это может смутить и вызвать отрицательную реакцию у «овец» Истинного Пастыря, потому что «за чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса». Ин. 10:5. Поставить камень преткновения на пути у «малых сих» несомненно является грехом. Но Иисус сказал, что Его «овцы слушаются голоса Его». «Овцы за Ним идут, потому что знают голос Его». «Мои знают Меня: как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца". Ин. 10:3, 4, 14, 15. Поэтому те «другие овцы» паствы не нуждаются в том, чтобы их убеждали принять евангельскую истину. Эта истина (которую они узнали, услышав голос Христа) однажды была ясно представлена им, и нет ни на земле ни в аду такой силы, которая могла бы отговорить их от следования ей. Истина сама по себе привлекательна, потому что любовь и истина неразделимы. Тот, кто считает, что преподает правильное учение, но в словах его нет любви, не может говорить истину.

Наше «я» и семейные узы.

Мы должны понимать, что Иисус не учил людей резкому, бесчувственному отношению к их близким, которых они любили, даже если Его высказывания звучат несколько грубовато. Библейское слово «ненавидеть», очевидно, означает любить кого-либо меньше, чем другого. Иллюстрацию того, что Иисус имел в виду, мы можем обнаружить в Его отношении к Своей собственной матери и родственникам. Он нежно любил Свою мать и даже в момент самой ужасной агонии на кресте Он был озабочен ее будущим. Христос являет Собой совершенный пример сыновней привязанности.

Однако Он не позволил бы семейным узам, даже самым тесным, уменьшить Его привязанность ко всем страдающим и терпящим нужду членам человеческой семьи. Как-то раз, когда Он служил нуждам множества людей, пришли Его родственники: «И пришли к Нему Матерь и братья Его и не могли подойти к Нему по причине народа. И дали знать Ему: Мать и братья Твои стоят вне, желая видеть Тебя. Он сказал им в ответ: Матерь Моя и братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его». Лк. 8:19-21. В этих словах не было презрительного отвержения той озабоченности, которую проявили Его родные; это было скорее сознание того, что родственная привязанность не должна быть извращена настолько, чтобы повлиять на любовь ко всем нуждающимся членам человеческой семьи. Здесь содержится серьезный урок, который необходимо усвоить многим из нас, особенно тем, кто инстинктивно чувствует, что их милосердие может быть ограничено узким кругом ближайших родственников.

Такая любовь к членам семьи и чувство гордости своим происхождением могут быть весьма трудноразличимой разновидностью «ветхого человека». Когда Бог призывает нас сделать что-либо или пойти куда-нибудь для Него, а мы из-за связывающих нас уз родства отвечаем отказом, тогда «ветхий человек» снова оживает. В наших сердцах должна преобладать любовь к тем, кто потенциально станут слушателями и исполнителями слова Божьего. Когда звучит призыв оставить отца, мать, братьев, сестер и другие лелеемые узы, привязывающие нас к своей родине, ради того, чтобы идти в отдаленную страну и трудиться там для Христа, тогда наше «я» часто протестует против этого. Такое пренебрежение своим долгом редко считается отвержением креста.

Один христианский писатель, имевший глубокое духовное видение сказал: «От самого рождения и до Голгофского креста жизнь Иисуса была призывом к самоотречению. Она выявила и цели людей. Иисус принес небесную истину, и все, кто прислушивался к голосу Духа Святого, пришли к Нему. Те же, кто поклонялись самим себе, принадлежали к царству сатаны. Своим отношением ко Христу люди показывают, на чьей они стороне. Таким образом, каждый выносит приговор самому себе.

В день последнего суда каждая погибшая душа поймет, в чем заключалось ее отвержение истины. Крест будет явлен всем, и его действительное значение откроется каждому, кто был ослеплен беззаконием. Осужденные грешники предстанут пред Голгофой с ее таинственной жертвой. Всякое ложное обвинение будет снято. Человеческое отступничество предстанет во всем своем отвратительном виде. Тогда люди поймут, что они избрали» (Елена Уайт, "Христос — надежда мира", стр. 30, 31; стр. ориг. 57, 58).

Если мы из-за любви к своей семье или по другим эгоистичным причинам отвергаем призыв совершать нелегкое служение для нашего Учителя, нас, в конечном счете, ожидает такой же суровый приговор, как если бы мы под тем же предлогом пытались оправдать свое отвержение библейской истины. В обоих случаях именно крест отвергается в большей степени, чем любая доктрина или служение.

Цена формирования святого характера.

Объясняя сущность креста народу, Иисус использовал три простые иллюстрации. Первая показывает необходимость в предварительном подсчете затрат на созидание христианского характера. Цена, которую нужно заплатить, — это несение креста:

«Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он, что нужно для совершения ее, дабы, когда положит основание и не возможет совершить, все видящие не стали смеяться над ним говоря: этот человек начал строить и не смог окончить?» Лк. 14:28-30.

В учении Христа было нечто явно привлекательное. Это учение обладало необыкновенной притягательной силой. Но Иисус видел, что эта же самая сила своим теплом может вызвать резкий прилив эмоций, побуждающих делать импульсивные попытки созидания христианского характера. И те, кто не сможет закончить начатое дело, останутся в стыде. Непреодолимое стремление с радостью посвятить себя Богу понадобится тогда, когда подсчитана и принята цена этого посвящения — крест. Прежде всего нужно принять это, и только тогда вы можете позволить этому волнующему призыву утвердить вас в принятом решении. В сущности, Иисус сказал: «Вначале поймите, что крест, на котором должно быть распято свое «я», — это цена успеха в формировании терпеливого христианского характера». Упустив из виду необходимость подсчитать цену самоотверженного принятия креста, вы упускаете славную возможность достичь настоящих высот христианского характера. Результатами незаконченного строительства «башни» могут быть только печаль неба, презрительные насмешки людей мира сего и болезненное чувство стыда, вызванное разочарованием самого строителя.

Как часто мир смеялся над непостоянством так называемых последователей Агнца. Возможно, на раннем этапе строительства энтузиазм побуждает их дать обещание воздвигнуть это замечательное сооружение. Даже после первых трудностей в борьбе с таким злом, как пьянство, курение, чувственность и т.п., все же предполагается, что работа будет доведена до конца.

Но, увы, приходит время, когда силы зла начинают коварно препятствовать дальнейшему прогрессу. Постепенно «рабочие» на «башне» оставляют работу и уходят в мир, и в сердце остается недостроенный из-за недостатка средств храм, вызывающий отвращение своим уродливым видом. Гордость, злой нрав, раздражительность, эгоистичность под маской благочестия, неспособность проявить при наказании милосердие, непримиримость, зависть — все это составляет развалины незаконченного характера. «Все видящие стали смеяться над ним, говоря: этот человек начал строить и не мог окончить». Христос обесчещен в лице Его так называемых последователей.

Сам строитель может как бы лишиться гражданства как в Царстве Божием, так и в мире сем, если он не удосужится определить истинную ценность христианского опыта. Болезненное ощущение бесполезности приходит к любому человеку, израсходовавшему свои ресурсы на осуществление этой наполовину незавершенной строительной программы. Лишь немногие имеют в себе мужество разрушить незаконченную «башню», чтобы скрыть замешательство от неудачной попытки, прекратив исповедовать Христа. Большинство, подобно выжившим в бомбоубежище, удовлетворены жизнью в унылого вида развалинах, надеясь, что когда-нибудь чудесным образом появятся средства для завершения строительства. Тех, кто питает такие надежды, постигнет разочарование последнего дня, если только они здесь и сейчас не подсчитают цену и не согласятся уплатить ее.

Когда строительство «башни» христоподобного характера полностью закончится, тогда мир увидит ее и удивится. Для окончания дела Божьего на земле нет ничего более действенного, чем окончание этого дела в наших собственных сердцах.

Как определить силу врага.

Второй иллюстрацией, данной Иисусом, было описание неравной битвы: «Или какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами? Иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посольство — просить о мире. Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником». Лк. 14:31-33.

Человеческое естество видит тщетность попыток царя сражаться с армией, вдвое превосходящей его собственную. Любой царь предпочтет отправить послов для заключения мира на условиях как можно более выгодных и приложит все усилия для сохранения территории, оставшейся от прежнего царства, сделав неизбежные в этом случае территориальные уступки. Противник диктует условия уплаты дани и проводит новые границы. По одну сторону он устанавливает свое царство, с другой поселяется побежденный царь вместе со своими трепещущими подданными, тщетно пытаясь выглядеть в их глазах независимым, напоминая им о своей былой славе и силе.

Этими словами Иисус иллюстрировал серьезные истины относительно креста. В действительности, Он говорил: «Нельзя недооценивать силу врага, с которым вы ведете борьбу. Этот враг — "ветхий человек", или свое «я». Если ваше желание распять свое «я» лишь наполовину превосходит желание «ветхого человека» продолжать жить, то вам придется с жалким и беспомощным видом униженно искать у него примирения. Лучше наберитесь мужества и оставьте все. Только так вы сможете победить врага. Если вы в действительности будете Моими учениками, вы насладитесь свободой и испытаете радость победы».

Но как многие заключают перемирие с врагом! В их сердцах проходит такая разделяющая граница. Посещение богослужений, соблюдение субботы, уплата десятины и старание вести христианский образ жизни — все это создает лишь видимость верности Христу. Между царством «ветхого человека» и зависящим от него царством существует граница, по одну сторону которой живет «ветхий человек», по другую — полуобращенный христианин. Поскольку это своего рода государственная граница, имеют место случайные пограничные инциденты. Душа не может обрести покой. Но если у побежденного царя нет желания набраться смелости и дать решительный бой, он будет вынужден жить бок о бок со своим врагом. Этим примером Иисус весьма удачно проиллюстрировал состояние Лаодикийской теплоты, когда человек ни живет полнокровной жизнью, ни мертв, а находится в неком жалком неопределенном состоянии духовной слабости; ни горяч, ни холоден, но тепл.

Мы не можем вечно оставаться в таком теплом состоянии. В конце концов, мы попадем в тупиковую ситуацию. Наступит момент принятия решения, развилка дорог. Мы должны будем выбрать один из двух путей: первый ведет в Египет и к отступничеству, другой, пролегающий через крест, ведет на освещенные солнцем равнины небесного Ханаана и к вечной победе. Который из них мы изберем?

В наше переломное время есть опасность зайти слишком далеко в понимании христианского терпения и так называемой «уравновешенной позиции». Первое может выродиться в малодушие, второе, будучи теплостойким, может более всего разочаровать нашего Спасителя. Ему было незнакомо подобное теплое состояние равновесия в Его любви, которая привела Его на крест. «Ревность по доме Твоем снедает Меня», — говорит Он. Ин. 2:17. Питер Маршалл молился: «Сейчас, когда близок всему конец, спаси нас от такого терпения, которое сродни малодушию. Дай нам мужество быть или горячими, или холодными, стоять за что-нибудь, чтобы не погибнуть за ничто».

Скрытая часть стоимости.

Третья иллюстрация, данная Иисусом относительно учения о кресте, поражает своей простотой:

«Соль — добрая вещь; но если соль потеряет силу, чем исправить ее? Ни в землю, ни в навоз не годится; вон выбрасывают ее». Лк. 14:34, 35.

Христианство — это добрая вещь. Но если оно перестало жить по принципу креста, какая от него польза? Оно годится только для того, чтобы поступить с ним так, как это делают сегодня во многих странах мира. Оно не выброшено в «навоз», т.е. не вызывает ненависти, проявляющейся в гонениях и сильном противодействии; его также не оценивают должным образом как единственное эффективное предохраняющее от зла средство. Его просто игнорируют, попирают ногами, «выбросив вон».

Настоящая соль земли, пригодная для использования, — это те люди, которые составляют церковь Иисуса. Однако нам необходимо предварительно понять, что собой представляет та соленость, или сила соли, которая одна только может сделать церковь способной предохранить мир от порчи. Нравственное разложение поразит весь мир, если Божий народ не будет иметь в себе этой соли. Проповедовать и жить согласно принципу креста — вот в чем мы нуждаемся!

Во время Своей земной жизни Иисус торжественно предостерегал избранный народ об опасности не заметить скрытый недостаток в своей работе для мира. Мы можем извлечь для себя пользу из этого поучения. Для человеческого глаза и осязания целые горы этого вещества могут показаться настоящей солью — прекрасной и сверкающей своей белизной. Души, находящиеся под таким впечатлением, могут воскликнуть: «Какая удивительная возможность, имея такое обилие соли, восполнить нужды человечества». Но увеличить вес и объем добыч такой соли не значит увеличить ее соленость. Численный и статистический рост церкви необязательно делает ее «солью земли». Многие тонны соли, потерявшей свой вкус, менее ценны, чем чашка истинно соленой соли.

Во дни Иисуса Христа два тысячелетия тому назад не было ни холодильников, ни морозильных установок. Соль использовалась как средство, предохраняющее мясо и рыбу от разложения. Продукты, заготовленные с применением несоленой соли, портились при перевозке.

Процесс разложения современного мира очевиден для всякого, наблюдающего за происходящим и чувствующего это на себе самом. Увеличение преступности, повальный рост супружеской неверности, разрушительные последствия коммунизма, падение нравственности, неуклонное вырождение физических и умственных способностей — все это является тревожным доказательством того, что наш греховный мир находится в состоянии разложения.

Бог никогда не имел в Своих планах, чтобы мир подвергался разложению из-за недостатка соленой соли как предохраняющего средства. Его намерением не было сделать работу Своих последователей в эти последние дни настолько трудной. Окончательный конфликт между Христом и сатаной мог бы происходить и без обязательного вырождения нравственности и духовности до такой степени, что очень многие стали неспособны в полной мере постичь Евангелие, чтобы сознательно или отвергнуть или принять его. В Своей любви и милости Бог желает, чтобы жители земли сознательно и без принуждения осмыслили Его последнюю весть к миру.

В Своем провидении Он рассеял Свой народ по всему миру среди разных племен, языков и народов. Их образ жизни по принципам креста и провозглашение ими евангельской вести должны быть той солью, которая предохраняет наше общество, обреченное без нее на безнадежное вырождение.

Давайте же будем тверды и мужественны. Мир непременно услышит весть о кресте, когда она будет верно представлена во всех деталях (в подлиннике в этом предложении употреблен технический термин «high fidelity» (или Hi-Fi), обозначающий «высокая точность воспроизведения звука» — прим. редакции). Даже несмотря на тот очевидный факт, что мир не обращает никакого внимания на многочисленные христианские проповеди, нет причин для отчаяния. Сегодня мир так игнорирует не истинное христианство, а только его подделку, не имеющую в себе креста Соленая соль никогда не будет выброшена «на попрание». Либо она будет со всей решительностью принята, либо с такой же решительностью отвергнута. Так это было во дни Христа и Его апостолов; так это будет и до конца истории земли.

Иисус закончил Свою проповедь такими словами:

«Кто имеет уши слышать, да слышит».