«Вестник полночного крика» Пол Гордон

Глава 9.
Оппозиция

Оппозиция Уильяму Миллеру разделилась на три различные категории. Наиболее очевидной была доктринальная оппозиция. Миллер принимал общепротестантский взгляд на папство, согласно которому последнее есть преследующая власть и в этом качестве является исполнением библейского пророчества. Следовательно, его весть привлекала незначительное количество католиков. Но вера Миллера в скорое возвращение Христа не соответствовала верованиям большинства членов протестантских церквей, поскольку, согласно протестантской доктрине, пришествие произойдет по крайней мере через 1000 лет, в будущем. Вот что явилось причиной возникновения этой оппозиции. Были и другие, но менее значительные различия, в то время как эти два были основными.

Вторую категорию составляли хулители. Наиболее часто насмешки можно было слышать от мирян, хотя свою лепту в распространение о Миллере нелепых историй (в которых правды было мало, либо не было вообще) внесли и некоторые религиозные деятели. Обычно все эти слухи исходили от людей, практически не знавших ничего о том, что Миллер делал или о чем проповедовал.

Территория третьей оппозиции была на Юге, который служил оплотом рабства, распространявшегося даже на членов церкви. В июле 1844 годя журнал «The Midnight cry» опубликовал совместный отчет американского и зарубежного баптистских миссионерских обществ, согласно которому в методистской, баптистской, пресвитерианской, епископальной и других религиозных общинах Юга находилось 604000 рабов.

У большинства проповедников-миллеритов, влившихся в ряды движения, была сильная реформаторская закваска. Многие протестовали против войны, активно участвовали в деле распространения принципов воздержания и были аболиционистами, т. е. активными сторонниками запрещения рабства. По этой причине лишь единицы из числа проповедников-миллеритов отправлялись на Юг. Джозеф Байте попытался проповедовать на Юге, но был встречен очень враждебно. Другие проповедники столкнулись с тем же неприятием.

Наконец, 12 мая 1843 года Конференция адвентистов в Нью-Йорке приняла решение отправлять на Юг только литературу, потому что лекторам, в большинстве своем являвшимся противниками рабства, там угрожала реальная опасность. По этой причине численность миллеритов на Юге никогда не была значительной.

Когда Джошуа Хаймс присоединился к Миллеру и стал его помощником, то начал самую важную, требовавшую безотлагательных усилий работу по изданию «The Signs of the Times». Необходимо было давать опровержения всяким слухам и ложным обвинениям. С самого начала издание служило именно для этих целей. В первом выпуске содержалась краткая заметка по поводу одного из таких ложных обвинений:

«Преп. Парсонс Кук из Линна, штат Массачусетс, в журнале «Пуританин» утверждает, что лекции мистера Миллера являются еще более деморализующими, чем театр!

Нам было бы лестно услышать мнение тех обществ, в которых мистер Миллер читал свои лекции. Могут ли они сказать нам, насколько справедливым является такое обвинение? Каковы были результаты трудов мистера Миллера в их среде? Братья, просим вас дать ответ как можно скорее».

Эта заметка — образец типичного подхода к делу. Издание практиковало подобный метод с самого начала. Регулярно печатались обвинения, сопровождаемые просьбой предоставить доказательства их истинности. Это была смелая политика, но она была эффективной лишь тогда, когда иные методы отпора оказывались безрезультатными.

Миллер часто и эффективно использовал такой прием в своих публичных выступлениях. Проводя в начале 1841 года серию встреч в Андовере, штат Массачусетс, он получил письмо, подписанное «Аноним». В нем содержался длинный перечень библейских текстов, которые, по мнению автора, опровергали проповедь Миллера. Но приводимые тексты были без ссылок.

На следующей встрече Миллер спросил, есть ли в переполненной церкви хоть один человек по имени Аноним. Все молчали. Тогда он прочитал письмо, цитируя тексты сначала из него, а затем из Библии. Ни один из текстов анонима не соответствовал оригиналу.

Письмо заканчивалось вопросом. Миллер прочитал и его: «Мистер Миллер, как вы смеете так уверенно провозглашать свою теорию без знания древнееврейского и древнегреческого языков?»

— Если я и не знаком с древнееврейским и древнегреческим, — ответил Миллер, — то достаточно хорошо умею читать, чтобы верно цитировать Писания по-английски.

Аноним так и не объявил себя.

В 1841 году журнал «The Signs of the Times» перепечатал из портландского (штат Мэн) журнала «Advertiser» историю о человеке, убившем свою жену и двоих детей. Вот эта заметка:

«Он был подвержен приступам безумия и, говорят, совершил свое ужасное дело в припадке религиозного бешенства, чтобы спасти семью от вечной гибели ввиду приближающегося конца света. Это, как мы предполагаем, является еще одним плодом Миллеровского надувательства».

Редактор «Signs» заявил: для предположений, что в случившемся каким-то образом виновен Миллер, не было дано ни одного очевидного повода.

На следующий год «Signs» опубликовал еще одну заметку из религиозного издания, и то, что в ней говорилось, является типичным для методов действия врагов Миллера:

«Миллеризм. Из всех глупых мечтаний, обрушившихся проклятием на наш век, нет ни одного -изма более неубедительного или нечестивого, нежели этот. Мы даже боимся, что Миллер является безбожником и ведет брань против дела Христова, намеренно и искусно извращая святую Библию...

Бог не послал бы Своего Сына в наш мир умирать за горстку человеческих существ, которые еще не достаточно пожили на земле. В Писаниях не существует доказательств того, что земля не будет продолжать существовать и дальше на протяжении миллионов лет...

Мы надеемся, что ни служители, ни церкви не будут потакать такому сумасшедшему или обманщику, каковым является Миллер. Он, вероятно, сошел с ума и должен быть предоставлен заботе доктора Вудварда в Государственном госпитале для умалишенных».

В 1842 году в «The Signs of the Times» возникла новая рубрика — «Отделение лжецов». В первом выпуске этой рубрики была приведена еще одна лжеистория по поводу лагерных собраний, проходивших недалеко от Спрингфилда, штат Массачусетс.

Газета «Springfield Democrat» заявила, что во время этого лагерного собрания было собрано наличных денег и ценных вещей на общую сумму от трех до пяти тысяч долларов, и эти средства были якобы присвоены Миллером и Хаймсом. Газета «Signs» же утверждала, что было собрано всего около 500 долларов, часть из которых пошла на оплату раздававшейся бесплатно печатной продукции. Собственно деньги и украшения, поступившие в качестве пожертвований, оценивались приблизительно 150 долларов. Затем редактор выразительно заявил: «Таковы факты по делу. А теперь в другой части этого номера прочитайте материал рубрики «Отделение лжецов».

Статья из газеты «Springfield Democrat», сопровождаемая комментариями новой рубрики, была перепечатана в «The Signs of the Times» целиком:

«Кажется, само время требует открытия нового раздела в нашем издании. Дух лжи стал настолько распространенным, особенно среди руководителей общедоступной прессы, что мы решили посвятить часть нашего издания хронике деяний наших оппонентов, у которых в противостоянии истине нет иных аргументов, кроме лжи и насмешек. Мы будем предавать гласности их позор, пользуясь их же собственными словами, в общем, без примечаний и комментариев. Начнем с газеты «Springfield Democrat».

Вскоре поползли слухи о том, что Миллер объявил себя пророком и что из своей проповеди он извлекает огромные прибыли. В письме к Хаймсу он заявил, что пророком не является, но имеет цель рассказать о том, «что Бог, вдохновивший пророков, еще в древности открыл людям по Своей милости». Это письмо было опубликовано в «The Signs of the Times» как ответ на некоторые из обвинений. В частности, оно гласило:

«Что касается средств к существованию, то за последние двенадцать лет у меня их было не так много. У меня есть жена и восемь детей. Я глубоко убежден в том, что все они являются детьми Божьими. Они исповедуют те же вероубеждения, что и я. В моем владении находится небольшая ферма в Лоу Хэмптоне, штат Нью-Йорк, которая служит поддержкой для моей семьи... Я никому ничего не должен; за двенадцать лет я потратил во имя моего дела более 2000 долларов собственных денег, не считая тех средств, которые Бог дал мне через моих дорогих друзей».

Это письмо было разослано в другие публичные издания и опубликовано несколькими газетами.

Иногда сообщения о событиях искажались. Однажды в Филадельфии на одной из лекций Миллера встал человек и закричал: «Пожар!» Все бросились к выходу. Одна из еженедельных газет сообщила об этом следующее:

«Очень хорошо, что в Филадельфии миллеритов перестали допускать в здания, в которых они какое-то время проводили свои оргии... После этих сборищ имели место несчастные случаи с летальным исходом, несколько мужчин и женщин попали в дома сумасшедших, став жертвами жалкого фанатизма. Вероятно, некоторым уважаемым судьям стоит подумать: не следует ли предъявить обвинения этим бродягам, которые являются причиной стольких несчастий».

Тем не менее другая местная газета опубликовала совершенно иное сообщение:

«Все знают, что преп. Миллер, также известный как «Миллер — конец света», прибыл в наш город в прошлую пятницу и за 300 долларов арендовал Китайский музей на тринадцать дней и ночей. С тех пор трижды в день и каждый вечер он проводил встречи, на которые собирается большое количество народа. Вчера вечером на его встречу собралось от четырех до пяти тысяч человек, слушавших его проповедь с величайшим приличием в течение более чем полутора часов».

Далеко не вся общественная и религиозная пресса находилась в оппозиции к Миллеру. Часто сообщения о Миллере и его встречах помещались рядом с сообщениями его противников, чтобы показать, как на его работу смотрят друзья и как — враги.

Одним из таких защитников был «The Maine Weslyan Journal», издававшийся в штате Мэн. После визита Миллера в Портланд в 1840 году редактор этого издания написал:

«В Портланде побывал мистер Миллер, который читал в переполненном людьми зале церкви на Каско-стрит лекцию на свою любимую тему о конце света или буквальном царствовании Христа в течение тысячи лет...

Он выступает перед публикой с хорошим самообладанием и сосредоточенностью, обладает четкой дикцией... Он успешно удерживает внимание аудитории в течение полутора-двух часов, а в раскрытии темы обнаруживает много такта, часто вступая в диалог со своими оппонентами и сторонниками, сам очень непосредственно отвечая на вопросы. Он серьезен, но иногда вызывает улыбку у некоторых слушателей».

Это было на тех самых встречах в Портланде, штат Мэн, на которых двенадцатилетняя Елена Гармон, позже известная как Елена Уайт, впервые услышала проповедь Уильяма Миллера. И она, и ее семья приняли его весть.

«The Fountain», журнал о воздержании, издаваемый в Нью-Хэвене, штат Коннектикут, опубликовал сообщение о встречах, проводимых Уильямом Миллером и Джошуа Хаймсом. Отчет упомянул о 3000 человек, посещавших встречи каждый вечер в течение недели. Затем было сказано:

«Если почти бездыханная тишина, царившая в необъятной толпе в течение двух или трех часов, является хоть каким-то доказательством проявления интереса к теме лекций, то нельзя отрицать, что наша общественность лишена чувства серьезности момента.

Мы были чрезвычайно разочарованы. В печати сказано так много нелепого об этих фанатиках и опубликовано так много клеветы со ссылкой на догматы их вероисповедания, что мы готовы были лицезреть отвратительное и, вероятно, богохульное проявление миллеризма, как ныне называют учение о Втором пришествии».

Затем, почти неохотно, автор характеризует самого Миллера:

«Правды ради мы вынуждены сказать, что мистер Миллер является одним из наиболее интересных лекторов, которых, как можно припомнить, мы когда-либо слышали».

Самое, пожалуй, универсальное оскорбление Миллера со стороны мирской прессы и некоторых религиозных изданий вызвало к жизни следующий аргумент в его защиту (приведенный изданием «Sandy Hill Herald», выходящим в его собственном округе):

«Мы не готовы подписаться под учением, возвещаемым народу этим джентльменом, однако были удивлены средствами, используемыми его оппонентами, чтобы его опровергнуть. Очевидно, что все, кто когда-либо слышал его лекции или читал его труды, должны признать, что он здравомыслящ и в такой же степени имеет право на то, чтоб ему возражали посредством разумных аргументов, как и те, кто имеет несходные с ним взгляды. Однако его оппоненты не видят резона напрягать свой интеллект и довольствуются называнием этого пожилого джентльмена фанатиком, лжецом, обманутым старым дураком, спекулянтом и т. д. Мистер Миллер сейчас, как и в прошлом, является представителем нашего округа, и как гражданин, как человек и как христианин высоко ценится всеми, кто знает его. Нам было больно слышать, что почтенный, богобоязненный человек назван спекулятивным мошенником.*

Воистину спекулятивный! Зачем ему спекулировать?* У него достаточно благ этого мира, чтобы прожить те дни, которые отведены ему на земле, по самому большому счету, без утомительных переездов из города в город, из селения в селение, без работы день и ночь не покладая рук, которые ничего не добавят в его копилку, потому что она и так уже полна. Кто, видев его искренность за кафедрой и слышав его природное красноречие, которое щедрым потоком льется из его уст, осмелится сказать, что он обманщик? Мы отвечаем, будучи уверены, что не разойдемся во мнениях ни с одним беспристрастным умом: никто!»

Некоторые служители уже к 1837 и 1838 годам приняли весть о Втором пришествии и вместе с Миллером стали проповедовать ее. Однако большинство из них присоединились к проповеди после 1840 года. Проповеди Миллера по популярности соперничали с президентской кампанией, в которой участвовали Генри Клэй и Джеймс К. Полк.

Газеты же продолжали насмехаться над Миллером. В 1843 году появились карикатуры, которые были совершенно безосновательны. Несмотря на свою злобность, они тем не менее никого не могли отпугнуть. Например, на одной карикатуре был изображен Бостонский храм, оторванный от земли. Рядом нарисован Хаймс, окруженный мешками с деньгами. Как было изображено на этой карикатуре, он не может вознестись на небеса, потому что бес с вилами в руке удерживает его за полу фрака.

В сороковых годах прошлого столетия появилось еще одно чудо — френология. Практиковавшие ее считали, что по форме головы можно определить характер и индивидуальность человека. Весной 1842 года, когда Миллер проповедовал неподалеку от Бостона, один человек, недавно принявший весть о пришествии, убедил Миллера сходить к городскому френологу. Френолог знал, что новообращенный был миллеровцем, но не знал в лицо самого Миллера.

Обмеряя голову Миллера, френолог обратился к его новообращенному спутнику и саркастически заметил: «Скажу вам, этого человека Миллер не смог бы так легко обратить в веру своей глупой теорией. В нем слишком много здравого смысла».

Френолог начал сравнивать голову, которую обследовал, с головой Миллера, как он ее себе представлял. Зная, что его посетитель близкий друг Миллера, он стал позорить последнего.

Присутствовавшие смеялись при каждом слове френолога, не знавшего, чью голову он обмеряет. Он же смеялся вместе с другими, полагая, что они-то потешаются над его шутками о Миллере.

Наконец френолог заявил, что обследованная им голова является прямой противоположностью той голове, которая, как он считал, должна быть у Миллера. Закончив осмотр и составив свою схему, он спросил у своего пациента, как его зовут.

Миллер ответил, что это неважно. Но френолог настаивал.

«Хорошо, — согласился Миллер, — можете называть меня Миллером».

«Миллер, Миллер, — пробормотал тот, — а как ваше имя?»

«Ну, меня называют Уильям Миллер».

«Что?! Тот самый джентльмен, который читает лекции в Бостоне?»

«Да, сэр, тот самый».

Френолог, открыв от удивления рот и ужаснувшись, бледный, как стена, сел на стул, дрожа всем телом и будучи не в состоянии вымолвить ни слова.

Некоторые уверяют, что проповеди Миллера пугали слушателей. Пастор церкви в Портланде заявил прямо противоположное:

«Кажется, что всполошился весь город. Лекции брата Миллера вовсе не пугают, они далеки от этого.

Великий переполох царит среди тех, кто не пришел. Многие из тех, кто держался от него (Миллера. — Прим. российских издателей) подальше и противился ему, казались возбужденными и, вероятно, перепуганными. Но те, кто слушал его беспристрастно, далеки от страха и переполоха».

Каково было столкнуться с ним лицом к лицу? В ранние годы своего служения Миллер вернулся домой, чтобы встретиться с молодым служителем, желавшим побольше узнать о проповеди Миллера. В письме к своему другу Хендриксу Миллер рассказывает о том, что произошло:

«Мы встретились с братом Д. в моем доме... он пришел специально для того, чтобы изучить странные представления безумного Миллера или уж по крайней мере спасти брата Миллера, если возможно, от того, чтобы он покинул этот мир, оставаясь в таком заблуждении... Он только что ушел от меня... получив свое. По его словам, он раньше никогда так не нагружал свой разум... Он просил меня позволить ему приходить и вместе со мной два или три месяца изучать Библию. Он еще молод и обладает блистательным талантом».

В январе 1840 года Миллер читал лекции в Портсмуте, штат Нью-Гэмпшир, в результате чего весть о скором пришествии приняло 150 человек. Пользу от этого получили несколько церквей. Служитель методистской церкви в том же городе Д. И. Робинсон посетил некоторые из этих встреч, думая, что сможет переубедить Миллера. Вот его комментарии:

«Я услышал от него все, что мне было нужно, в течение первой недели, и думал, что теперь смогу остановить его и поставить в тупик. Но как только среди огромного стечения народа, собравшегося послушать, началось духовное обновление, я решил, что не буду этого делать на публике, дабы не случилось чего плохого. Поэтому встретился с ним в его комнате, держа в руках внушительный список возражений. К моему удивлению, практически ни одно из них не было для него новым. Миллер отвечал на каждое возражение сразу же, как только я его излагал. Затем он задал мне вопросы и привел возражения, которые теперь уже меня поставили в затруднительное положение. Комментарии, на которые я полагался, оказались непригодными. Я вернулся домой выжатый, как лимон, обличенный, посрамленный и полный решимости изучить эти вопросы самостоятельно».

В результате Робинсон поверил в весть о пришествии, которую проповедовал Миллер, и начал проповедовать ее сам.

Как всегда наряду с всевозрастающим интересом огромного количества людей росло и неприятие. В письме к Хаймсу, датированном декабрем 1842 года, Миллер говорит:

«Я обнаружил, что, старея, становлюсь все более неуживчивым и не могу перенести такое количество отрицаний. Наверное, поэтому меня и называют немилосердным и суровым. Все равно. Эта хрупкая жизнь вскоре закончится. Мой Господь вскоре призовет меня в Свой дом. Вскоре мы оба — и я, и мой насмешник — предстанем перед праведным судом иного мира, чтобы дать отчет. Я явлюсь на Верховный Суд Вселенной, чтобы его решение, через отмену решения суда земного, было в мою пользу, чтобы обиды мои были заглажены. Мир и священство против Миллера».

* Непереводимая игра слов. Употребленный здесь глагол speculate означает: 1) размышлять, раздумывать, делать предположения, 2) спекулировать, играть на бирже. - Прим. российских издателей.