Бросать — невыносимо трудно

В течение двух часов на крыше самого высокого здания Лос-Анджелеса удерживался под прицелом заложник. Трагедия разворачивалась прямо на глазах телезрителей, которым с вертолета передавали прямой репортаж.
У вооруженного человека, разумеется, было какое-то требование. Он оставил свое послание в портфеле на пятьдесят пятом этаже. И его должны были прочитать по местному радио — в противном случае он прыгнул бы с крыши.
Что за послание? Это целая история.
Долфину Лайеру был всего лишь двадцать один год. Он работал школьным сторожем, как и его отец. С самого раннего детства он мечтал делать то же, что и отец, — встречать людей, помогать им, учиться у них.
Однако два месяца назад его отец умер от рака горла. «За восемь месяцев до этого, — говорил Долфин, — я увидел, как мой отец из крупного, сильного мужчины превратился в маленького, сморщенного... слизняка. Вы не можете себе представить, как он выглядел — настоящий скелет, выкрашенный под цвет кожи.
Накануне смерти отца я взял его на руки и отнес на кровать. Едва ворочая языком, он позвал мать. Ему хотелось молиться, но он не знал как, потому что не был религиозен. Мать попросила его, чтобы он просто высказал все, что у него было на сердце. Ночью он скончался».
Его доконало курение — две пачки в день. За те месяцы, пока отец находился в безнадежном состоянии, Долфин начал посещать библиотеки, чтобы узнать все о раке и табаке. Одно из определений никотина он запомнил наизусть: «ядовитый алкалоид, главное действующее начало табака» «Ядовитый», — непрерывно повторял он про себя, глядя, как умирает отец.
Долфин говорил со всеми, кто готов был выслушать его, но этого было недостаточно. Он обращался в министерства пищевой промышленности и здравоохранения с вопросом, почему сигареты не объявлены смертельно опасным наркотиком. Он писал конгрессмену от своего штата и постоянно спрашивал врачей, почему они ничего не предпринимают.
Казалось, никому не было до этого дела. «Люди, — говорит Долфин, — целыми днями сидят и говорят: я собираюсь сделать это, я собираюсь сделать то. Но так никогда ничего и не делают. Значит, их надо заставить». И он сказал себе: «Ты не можешь ни на кого больше положиться. В конце концов ты должен сделать это сам».
Долфин Лайер обратился в «Тайме», в «Тералд Экземинер». Побывал на радио и на телевидении. Все ему отвечали, что никому не известный человек не представляет интереса для средств массовой информации.
К несчастью, именно в это время отец умер.
Долфин пришел в отчаяние. Ему необходимо было донести свою весть до каждого. Тысячи людей не должны умереть так, как это произошло с отцом, который ничего не ведал. Если его новость не представляет ценности для средств массовой информации, то он придаст ей значимость. Он позвонил в отдел новостей телевидения и пригрозил, что если кто-нибудь не придет с ним поговорить, он прыгает с крыши. Женщина на другом конце провода, как он рассказывал, ответила, что ей некогда с ним возиться. «Поднимайтесь и прыгайте», — сказала она и повесила трубку. «Ни один человек в отделе новостей не признался бы, что так отреагировал на мое требование, но я запомнил, что они ответили именно так».
Это заставило его задуматься. Если Иисус Христос пожертвовал Своей жизнью, чтобы помочь людям, почему бы ему не сделать то же.
Он должен заставить людей слушать!
Долфин не решился прыгнуть. Это не привлекло бы особого внимания, поэтому он решил пойти на другой шаг.
Он узнал, что самым высоким зданием в городе является Объединенный Калифорнийский банк. Целую неделю Долфин думал об этом бессонными ночами. Что происходило с ним? Сходил ли он с ума или ему действительно нужно было это осуществить?
Он любил свою жену и маленькую дочь. Из-за этого решиться было еще труднее. Но утром шестого декабря, одетый в светло-голубой костюм с белым галстуком, он вместе с женой отправился в центр, чтобы купить дочери рождественские подарки. Перед уходом он незаметно сунул в карман пластиковый пистолет — вроде тех, которыми пользуются на соревнованиях в беге. Это не позволило бы кому-нибудь схватить и удержать его.
Жена ничего не знала о его планах. Он отдал ей ручную тележку и кукол, которых они купили дочке, поцеловал ее на прощание и двинулся в сторону банка. «Чувствовал я себя ужасно», — говорит он.
Он не собирался брать заложника. Но верхние этажи были заперты. Человек с ключами не хотел его пропускать, поэтому ему пришлось достать пластиковый пистолет и потребовать доставить его на крышу.
Заложник вскоре понял, что молодой человек не желает причинить ему вреда. Он выслушал, не без сочувствия, историю Долфина и убеждал его не прыгать. Долфин говорит, что своей жизнью он обязан заложнику.
Наконец по маленькому транзистору, который находился у него в кармане, он услышал, что его трехстраничное послание передают по радио. Это было то, чего он добивался. Долфин покорно сдался полиции.
И тут внезапно, почти мгновенно, средства массовой информации обратили на него внимание. Они появились — эти вездесущие журналисты. Щелкали камеры. Команда репортеров из «Тайме» наспех состряпала из этой истории сенсационный репортаж. «Вся эта журналистская братия, с которой я пытался говорить раньше, оказалась тут как тут. Самым разным людям из высших слоев стало вдруг интересно. Всем хотелось поговорить со мной, а я их спрашивал, почему они не хотели увидеться со мной с самого начала», — говорит Долфин Лайер.
Долфин понимал, что решился на неправильный поступок. Но зато, говорит он, его мать бросила курить, а до этого не хотела бросать. Долфин также получил несколько писем, в которых люди признавались, что бросили курить благодаря его поступку. «Если признания эти — правда, — говорит он, — то это стоило сделать, даже если я должен был попасть в тюрьму!»
Большинство курильщиков хочет бросить курить. Большинство курильщиков пыталось это сделать. Большинство курильщиков потерпело неудачу.
По этой причине по всей стране возникли клиники, где помогают бросить курить. И все они, без сомнения, полезны. Но клиника, которую я могу всячески рекомендовать, — это клиника под эгидой Церкви адвентистов седьмого дня. Она известна под названием «Программа свободного дыхания». Не пройдите мимо, когда в ваш город приедут врачи с этой программой. Ее просто нельзя не посетить.
Важно подчеркнуть то, что успех адвентистской программы во многом обусловлен тем, что врачи убеждают пациентов всецело положиться на Бога и Его силу в преодолении вредной привычки.
По этой же причине добились успеха «Анонимные алкоголики». Каждый член этого общества признает изначально потребность вмешательства Божественных сил для решения своей проблемы пьянства.
И поверьте мне, замены Божественным силам не существует. Всякий, кто пытается одолеть привычку без них, пытается сделать почти невозможное. Я говорю «почти», потому что некоторые личности благодаря большой силе воли оказались способны побороть это самостоятельно. Однако мне не нужно убеждать вас в том, что большинство людей, одержимых невероятной тягой к курению, алкоголю, наркотикам и перееданию, — это люди с очень слабой волей!
Видите ли, едва ли можно запугать человека настолько, что он бросит курить. Нет курильщика, который не знал бы о последствиях. Он слышит и читает об этом постоянно, так же как я. Хотя человека можно заставить повиноваться, но вот сразу бросить курить — на это редко кто способен.
Всего на минуту вернемся к истории Долфина. Вы помните, как он был счастлив из-за того, что мать, благодаря его поступку, бросила курить. Однако позднее она рассказала по телефону журналисту следующее: «Ну, не то, чтобы совсем — я только урезала норму, но все равно продолжаю курить. Раньше я выкуривала пачку за полтора дня; теперь — за два». И добавила: «Конечно же, я не курю при Долфине. Я очень уважаю его за совершенный поступок».
Знакомо, не правда ли? Вы ведь тоже знаете курильщиков, которые ведут себя точно так же? Сократить норму? Да. Быть осторожнее? Да. Но бросить?!
Бросить, оказывается, очень трудно. Только тот, кто пытался и потерпел неудачу, знает, насколько это не просто. Кажется, что завтрашнего дня не существует, минутная прихоть перерастает в непреодолимое желание — и сигарета уже в руках. И пока вы в очередной раз откладываете решение бросить курить на завтра, обещая больше не нарушать свое решение, эти «завтра» продолжают от вас ускользать. Как всегда, в эпилоге блистают причина и следствие. Ни один ангел не стоит рядом и не задувает спичку. И крик о помощи, хотя и беззвучный, все ближе и ближе к беспросветному отчаянию.
Вы спрашиваете у себя, есть ли какая-нибудь надежда для такого курильщика, как вы. И думаете, что едва ли это кого-нибудь волнует.
Да, возможно, я говорю о вас!
Курильщики — это не глупцы, а интеллигентные люди. Они понимают, что делает с ними их привычка, которую они не могут одолеть. Встречаются и такие, кто готов курить через отверстие в горле, когда часть его удалена хирургической операцией. Представьте!
Те, кто бросают и действительно перестают курить, — это обычно люди, идущие на это по мотивам нравственного характера.
Вы скажете: «Какие тут могут быть нравственные мотивы?»
Позвольте задать вам один вопрос. Разве не порочно мало-помалу убивать себя? Разве не порочно подавать пример, как вредить своему организму? Разве не порочно курить в присутствии тех, кто не желает этого, заставляя их дышать отравленным воздухом? И разве не порочно разрушать свое тело, о котором Господь просил нас заботиться?
Я повторяю: хотя иногда кажется, что Господь позволяет нам разрушать себя, это, однако, обусловлено нашим выбором. Он не принуждает нас заботиться о своем теле. Но я думаю, вы способны понять, что забота о теле — это нравственная проблема.
Попытка бросить курить может превратиться в суровое испытание. Каждый, кто пережил это, подтвердит, что ему знакомы чувства апостола Павла. Видимо, «апостол язычников» испытывал разочарование, схожее с вашим: «Не понимаю, что делаю; потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю... желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю... Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» (Рим. 7:15—24).
Скажите, одолевали ли вас подобные настроения?
Но Павел нашел выход: «Благодарю Бога (моего), — пишет он, — Иисусом Христом, Господом нашим» (Рим. 7:25).
Да, с Иисусом связана надежда на избавление. Если вы до сих пор делаете то, чего не хотите делать, и не можете преодолеть в себе эту склонность, то Он — ваше единственное спасение!
Поэтому, вместо того чтобы смущать вас разными страшными историями, которые случаются с курильщиками, алкоголиками и наркоманами, я хочу просто порадовать Спасителя. В нем — единственный выход!
Привычки чрезвычайно коварны. Они одолевают вас, когда вы меньше всего этого ожидаете. Они проскальзывают украдкой через черный ход. Достигают цели, подобно тому, как этого достигли греки с Троянским конем. И вы уже не можете от них избавиться.
У нас есть всепонимающий Господь, сострадающий Спаситель. Он знает, что пагубная привычка не всегда умышленна. Иногда врач выписывает наркотик в связи с оправданной временной необходимостью. А потом, не будучи даже осознанным, пристрастие начинает преследовать вас.
Господь понимает. Он полон сострадания. Но это не означает, что Он хочет, чтобы мы оставались рабами привычки — любой привычки. Иисус сказал, что Он пришел «проповедовать пленным освобождение» (Л/с. 4:18). Это Ему принадлежат слова: «Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин. 8:36).
Апостол Павел предупреждает: «Грех не должен над вами господствовать» (Рим. 6:14). Вот они, славные обещания. И вы можете доверять им, ибо они относятся к вам лично.
Если вы пытались подавить привычку много раз и потерпели неудачу, легко впасть в состояние полной безнадежности. Гнет нарушенных обещаний и невыполненных решений рождает чувство безысходности. Невольно начинаешь думать, что никому нет до тебя дела. Но посмотрите на Иисуса Христа. Ему не все равно, и Он никогда не подводил. Его сила не уменьшилась ни на йоту из-за вашей неудачи!
Поэтому не отчаивайтесь. Пусть все зароки мира недостаточно прочны, чтобы разбить оковы привычки, но Иисус может, и Он подаст руку помощи, если вы к Нему обратитесь.
Пусть вы не в состоянии контролировать свои чувства, потребности и желания. Но в ваших силах сказать себе: нет! Вы еще не утратили волю, поэтому осознайте, что она ослабела в борьбе, но вы тем не менее можете выбрать свободу. Даже если у вас нет сил для осуществления своего выбора, вы все равно можете его сделать. И когда вы сделаете выбор. Он даст вам силы. И вы будете свободны!
Поэтому не смотрите на обстоятельства, на свою собственную слабость. Не обращайте внимания на силу искушения. Смотрите на Иисуса. Расскажите Ему о своих нуждах. Знайте, что Он может вам помочь, заботится о вас. Знайте, что Он обеспокоен, словно вы — единственный на земле человек, которого Он должен в этот момент утешить, поддержать и спасти!
Из миллионов сердец рвется беззвучный крик, взывающий о помощи и избавлении, крик, обращенный к Кому-то, Кто разрушит оковы живучей и упорной привычки, перед которой большинство бессильны. И каждый будет услышан. Никто не будет обойден.
Господь не просто сочувствует любому человеку, который борется со своей привычкой. Он не говорит: «Благослови вас Господь. Старайтесь». Спаситель может что-то сделать; Он может разрушить оковы. Именно поэтому Он пришел на эту землю в облике человека.
Ангел, возвестивший пришествие Христа, сказал: «И наречешь Ему имя: Иисус; ибо Он спасет людей Своих от грехов их» (Мф. 1:21).
О том же писал апостол Иуда: «Могущему же соблюсти вас от падения и поставить пред славою Своею непорочными в радости» (Иуд. 24).
Только ли потому Иисус может разрушить оковы, что Он — Сын Божий и обладает Божественной силой? Нет, речь идет о большем. Апостол Павел пишет: «Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха» (Евр. 4:15)
Иисус ходил по той же земле, по которой ходим мы. Он сталкивался с теми же искушениями, с которыми сталкиваемся и мы. Он знает силу и коварство такого искушения, какого мы не знали никогда. Он сражался с этим врагом каждый день Своей жизни — и вышел победителем. Уязвленным? Да. Но незапятнанным. Изнуренным — но не потерпевшим ни единого поражения!
Он столкнулся с врагом в пустыне за Иорданом — и одержал победу над искушением утолить мучительный голод. И это, конечно, означало победу над пристрастием к алкоголю, табаку, наркотикам и чему угодно еще. И Он сделает так, что эта победа может стать и вашей победой!
Спаситель пронес эту победу через ночь в 1ефсиманском саду. Он мог бы отступить и мог бы отказаться. Это было почти непреодолимое искушение, но Он не поддался, несомненно, ради вас!
Иисус донес эту победу до креста. И тогда Он еще мог отступить — Он мог сойти с креста — и оставить вас рабом привычки и рабом греха. Но любовь не может так поступить. Любовь не отступает!
Надо ли ждать какого-то другого момента, чтобы дать Ему возможность сделать Свою победу вашей, если с вами — такая любовь и такой Спаситель?

Джордж Вандеман.
Серия проповедей из цикла "Так говорит Библия".
Тема "Ваша семья и ваше здоровье"

на главную