ИСТИНА ТОРЖЕСТВУЕТ

Должен ли я распять моего Спасителя? Или должен возвеличить Его как Господа?
...Это произошло в начале нашего столетия. В подвальном помещении одного монастыря в старом Иерусалиме трудились рабочие. Монастырь находился рядом с крестным путем и прилегал к арке, под сводами которой прозвучали слова Пилата: «Се, человек!»
Рабочие начали копать землю в цоколе и внезапно натолкнулись на первозданную мостовую Лифостротона. Когда здание закрепили надежными подпорками и очистили, их взорам открылись те самые камни, на которых стоял наш Спаситель. Там же, на камнях, были высечены картины из жизни римских воинов, которые беззаботно бросали игральные кости. Здесь были камни, на которых стоял наш Спаситель, когда нечестивые осудили Его на смерть.
Я вспомнил, что пережил когда-то Александр Уайт, почтенный шотландский проповедник. Однажды ночью он внезапно проснулся и в страхе закричал. Жена начала трясти его, чтобы привести в чувство. Очнувшись, он сказал, что видел ужасный сон.
«Мне снилось, — рассказывал он, — что я стою в судилище Пилата и вижу, что позади Спасителя стоит существо, само воплощение жестокости, и бьет Его плетью. Этот человек, если его можно назвать так, как раз замахнулся плетью для нового удара. Я больше не мог вынести этого и бросился к нему сзади, чтобы удержать от удара. И тогда человек оглянулся. И та не можешь себе представить, дорогая. ЭТО БЫЛ Я! СМОТРЕЛ ПРЯМО СЕБЕ В ЛИЦО! Я бил плетью моего Спасителя!»
Должен ли я распять моего Спасителя или возвеличить Его как Господа? Вот вопрос, на который должен ответить каждый человек!
Давайте вернемся на 2000 лет назад и отправимся в тихий маленький город Назарет. Пройдем по узкой мощенной булыжником улочке, мимо небольших мастерских, где ремесленники заняты каждый своим Делом. Во всем чувствуется дух Востока.
Вот мы подходим к мастерской, отличающейся от других. Фасад дома побелен, и улица перед ним чисто подметена. Зайдя в нее, мы видим рослого добродушного человека, полностью поглощенного своей работой, рядом с ним — его молодой помощник, которому на вид около 20 лет. Молодой человек обстругивает рубанком кусок дерева. На мгновение он прерывает работу и вытирает вспотевшее лицо. Когда он поворачивается к нам, в его движениях мы замечаем царственное величие и благородство. Ведь это не кто иной, как Сам Князь Неба, Царь Иисус, решивший разделить Свой жребий с тружениками и бедняками, чтобы жить среди людей и умереть вместо них.
Мы спешим дальше. Но потом опять вернемся сюда, ибо мы очарованы этой маленькой мастерской. Мы снова и снова приходим к ней. Мы приходим в четверг. Приходим в пятницу. Приходим в субботу. Но в субботу мастерская закрыта.
Инструменты убраны и аккуратно сложены. Стружка собрана с пола. Тихо.
Мы замечаем, что все люди направляются в сторону заметного издалека строения в центре селения. Мы следуем за ними, занимаем места в одном из рядов переполненного помещения и сидим в ожидании. Представьте наше удивление, когда видим Сына плотника, который направляется к кафедре, разворачивает свиток и начинает читать. Об одном из таких дней останется запись: «И пришел в Назарет, где был воспитан, и вошел, во обыкновению Своему, в день субботний в синагогу, и встал читать» (Лук. 4:16).
Пример Иисуса прост и ясен. «По обыкновению Своему» Он соблюдал субботу. Здесь нет ничего непонятного. Никакого противоречия. Не нужно мудрствовать. Ваш и мой Спаситель от начала и до конца Своего служения соблюдал только один день покоя — седьмой день недели по заповеди.
Однако сегодня многое в этом вопросе странным образом изменилось. Хотя у христиан единственным примером является Христос и единственным путеводителем Библия, они тем не менее соблюдают два дня покоя. Неискушенный человек не удержится от вопроса: «Какой же из них истинный?»
Многие искренно верят в то, что суббота согласно четвертой заповеди со смертью Христа упразднена и что первый день недели — день, который мы теперь называем воскресеньем, — стал в память о воскресении Христа днем Господним.
Есть и другая группа христиан, также искренне верящих в то, что первоначальный седьмой день покоя, который установил Творец и который соблюдал (нам в пример) Спаситель, является днем Господним и мы должны соблюдать его и после Голгофских страданий Христа.
Я говорю об этом с пониманием, ибо сознаю, что многие искренние, посвященные люди идут тем же путем, которым шли их предки, не задумываясь над вопросом, почему они соблюдают первый день недели. Однако мы должны усвоить — и я верю, что вы уже усвоили — одну жизненно важную истину. Вот в чем заключается эта истина: любому христианскому обычаю, который мы соблюдаем, должно быть подтверждение в Священном Писании. Если мы заблуждаемся в вопросе о дне покоя, Слово Божье непременно обнаружит ошибку. Я полагаю, что каждый честный человек стремится узнать истину, даже если она окажется не такой, как он ее себе представлял. И если Писания откроют, что я ошибаюсь относительно соблюдения дня покоя, то я должен, вопреки своей привычке, поменять этот день.
Как-то я ехал на машине через штат Огайо, держа путь в Нью-Йорк, и вдруг увидел громадный автобус, полный пассажиров, на котором было ясно написано:
«Нью-Йорк». И он двигался мне навстречу, то есть шел в противоположном направлении. Это меня, мягко говоря, смутило. Кто из нас ошибся: я или водитель автобуса? Я быстро сообразил, что прав был водитель автобуса, — ведь я заезжал на станцию технического обслуживания и, выезжая оттуда, повернул не в ту сторону.
А ведь я ехал совершенно уверенный в себе, ничуть не волнуясь и не подозревая об ошибке. Я сразу же понял, что нужно развернуться и, не теряя времени, ехать в обратном направлении. Так я и сделал. Теперь я был на правильном пути в Нью-Йорк.
А может быть в вопросе о дне покоя мы, сами того не подозревая, сбились с пути? Может мы не осознали в полной мере, как далеко отошла от истины господствующая церковь во время мрачного средневековья и даже еще раньше? Вы можете удивиться, сравнив места Священного Писания с фактами истории, что в действительности произошло в течение этих столетии.
Мне известна и такая точка зрения: не имеет никакого значения, какой день соблюдать, лишь бы соблюдать. Но я убежден: когда в сиянии неба появится Спаситель, многие вопросы, которым люди сейчас не придают значения, окажутся решающими.
Но есть ли все-таки различие? Или может быть любой день приемлем для Бога? Обращаясь к Его Слову, мы обнаружим, что у Господа есть Свой день. Иоанн говорит: «Я был в духе в день Господень и слышал позади себя громкий голос, как бы трубный...» (Откр. 1:10).
Факт остается фактом — Иоанн имел видение в день Господень. Значит, все-таки существует различие в днях. Явно Господь имеет особый день. Что же это за день?
Иисус говорит: «ибо Сын Человеческий есть господин и субботы» (Матф. 12:8). Должно быть, субботний день чем-то отличается от других. Через пророка Исаию Бог, говоря о дне покоя, называет его; «Святый день мой» (Ис. 58:13). Нигде больше в Писаний Ой не называет никакой другой день Своим днем.
Итак, у Господа есть Свой день. И этот день является днем покоя. А теперь зададимся вопросом: «Который из семи дней недели является днем покоя?» Обратимся за ответом к заповеди, которая находится почти в середине десятисловия. «А день седьмый суббота Господу Богу Твоему...» (Иск. 20:10). Таким образом, сопоставив все эти стихи Писания, мы увидим, что у Господа есть особый день. Этот день — день покоя. И днем покоя является седьмой день недели — суббота.
Как видите, в поисках истины мы сравнивали стих со стихом по тому единственному способу, применять который Бог советовал при исследовании библии. Так и сказано в Священном Писании: «...Кого хочет Он учить ведению? и кого вразумлять проповедию? Ибо все заповедь на заповедь, правило на правило... тут немного и там немного» (Ис. 28:9, 10).
Слово Божье, от книги Бытия до Откровения, раскрывает одну непреложную истину. Если мы хотим найти истину по любому вопросу, нам нужно лишь собрать воедино все то, что сказано по этому поводу в различных книгах Библии. И что же мы получим тогда? Не из ряда вон выходящее, замысловатое толкование невразумительного текста, а убедительную всеохватывающую библейскую истину.
Проиллюстрирую это на примере. Предположим, я поставлю на свой письменный стол небольшую вертикальную стойку. Сидя на своем месте и глядя поверх нее, я вижу дверь. Вы с вашего места можете видеть стену за моей спиной. Кто-то, стоя рядом со мной и глядя на ту же стойку сверху, может увидеть стул. Все мы смотрим на один и тот же предмет, но замечаем разное. И кто может сказать: «Я прав, а не вы»?
Этот пример помогает понять, почему некоторые говорят о Библии, как о старой скрипке, на которой можно сыграть любую мелодию. «Мы все понимаем ее по-разному, — говорят они. — Поэтому, как можно полагаться на ее руководстве?»
Но нет. Смотрите, что я делаю: ставлю на письменный стол три стойки, друг за другом, на одной линии. Что вы увидите, если посмотрите вдоль них? Только один предмет. Это может быть картина с изображением Христа, которая висит на стене рядом со мной.
Ничего сложного, не так ли? Согласно библейскому методу, мы можем поместить несколько текстов друг за другом, подобно трем стойкам на моем столе, чтобы каждый из них относился к одной и той же интересующей нас истине, образуя единую линию с другими. Сопоставляем текст с текстом, строчку со строчкой, заповедь с заповедью. Затем смотрим так, чтобы видеть сразу все эти стойки — эти столпы истины, — и увидим только одно. Мы будем воспринимать одно и то же. Мы придем к единому выводу — к истине, открытой в Иисусе.
Проследим внимательно, как это делается, потому что, исследуя истину о дне покоя, мы установим, что каждый текст приводит нас прямо ко Христу.
Господь Иисус соблюдал день покоя. Этим днем была суббота. Суббота, согласно десяти заповедям, является седьмым днем недели.
Но кто-то скажет: «Я не совсем понимаю. Разве Иисус имел какое-либо отношение к передаче десяти заповедей?»
Хочу предложить вашему вниманию два текста, и тогда решайте. Вот первый: «...отцы наши все были под облаком, и все прошли сквозь море; и все крестились в Моисея в облаке и в море; и все ели одну и ту же духовную пищу; и все пили одно и то же духовное питие, ибо пили из духовного последующего камня;
камень же был Христос» (1 Кор. 10:1-4).
«Камень же был Христос». Здесь апостол Павел ясно говорит, что именно Христос через Моисея вывел Свой народ из Египта.
Теперь заметьте, как повествует об этом Неемия: «Ты увидел бедствие отцов наших в Египте... и явил знамения и чудеса над фараоном... Ты рассек пред ними море... В столпе облачном Ты вел их днем и в столпе огненном — ночью... И снисшел Ты на гору Синай, и говорил с ними с неба, и дал им суды справедливые, законы верные, уставы и заповеди добрые. И указал им святую Твою субботу...» (Неем. 9:9-14).
Удивительные слова! Тот, Кто вывел народ свой из Египта, Тот и дал на Синае заповеди, в том числе заповедь о дне покоя. И Павел говорит, что это был Христос!
Итак, кто же дал десять заповедей? Господь Иисус Христос, Сын Божий, находившийся в Своем божественном естестве, какое Он имел до Своего рождения в Вифлееме. Потому-то десять заповедей являются христианскими заповедями; они — Христовы заповеди. Неудивительно, что Он говорит: «Если любите Меня, соблюдайте Мои заповеди» (Иоан. 14:15), И неудивительно, что день покоя — Его день. Потому что, как видите. Он дал его!
«И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал. И благословил Бог седьмый день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал» (Быт. 2:2-3).
Кто же был тот. Кто сотворил наш мир? Кто установил субботу? Кто отдыхал в день седьмой, благословил и освятил его? Апостол Павел писал Ефесянам, что Бог «СОЗДАЛ «ВСЕ ИИСУСОМ ХРИСТОМ» (Ефес. 3:9). Иоанн говорит: «В мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал» (Иоан. 1:10).
Иисус с полным правом мог сказать: «Посему Сын Человеческий является господином и субботы». Ибо Он установил ее. Он имел право сказать: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди». Потому что Он сам дал их.
Расскажу случай из моей жизни. Мой отец до самой смерти — почти 40 лет — был служителем Евангелия. А до того, как он стал проповедником, он занимался торговлей в городе Денвер. Он был хорошим христианином, руководителем одной из групп методистов.
Как-то один рабочий, трудившийся на погрузочной площадке, получил небольшую травму, кажется, ушиб палец и начал ругаться. Мой отец почувствовал себя обязанным остановить его — подошел к нему, положил руку на плечо и сказал: «Нужно быть осторожнее в выражениях. Ведь вы нарушаете одну из Божьих заповедей». Этот человек ответил: «О, да. Спасибо, что вы остановили меня. Мы, христиане, действительно очень часто неосторожны. Большое вам спасибо за все, что вы сказали».
Мой отец, довольный тем, что помог человеку соблюсти одну из заповедей, направился в свою контору. Но вдруг он услышал: «Но ведь вы, Вандеман, сами нарушаете четвертую заповедь». Это поразило его в самое сердце.
Хочу внести ясность: мой отец размышлял о субботе. Несколько месяцев он находился между двух огней, пытаясь прийти к окончательному решению. Он знал, что говорит Слово Божье. Но были еще церковные связи, друзья, работа. Теперь же он пытался помочь другому соблюсти заповеди, в то время как сам нарушал одну из них.
Он поспешил в свою контору, упал на колени и исповедал свой грех перед Богом. С этого времени он углубился в вопросы учения и на протяжении многих лет был сильным проповедником.
Иные верующие, совершенно не задумываясь, говорят, что седьмой день — еврейская суббота, и поэтому нам не надо ее соблюдать. Но Иисус сказал:
«Суббота для человека» (Марк. 2:27); То есть для всех людей. Сам Спаситель установил субботу еще до грехопадения в Эдемском саду, почти за 2000 лет до того, как появились евреи. Наряду с субботой Он установил бракосочетание, и суббота является не более еврейской, чем бракосочетание.
Суббота и семья—две розы, сорванные в Эдемском саду, доставшиеся нам от безгрешного мира. И враг Бога решил извратить и уничтожить их.
Суббота навеки остается напоминанием о творении и Творце. Именно для этого она установлена. Только современный человек чаще всего оставляет незамеченным простое утверждение, которым открывается Писание: «В начале сотворил Бог небо и Землю». Это представляется ему слишком невероятным. И многие в большинстве своем честные люди тратят свою жизнь на то, чтобы открыть происхождение Вселенной. Они заглядывают внутрь атома, наблюдают за поведением космических лучей. А в это время рядом стоит Творец, напоминая: «В начале Бог...» И расщепленный атом отзывается эхом: «Аминь».
Последний Божий призыв к человеку — это приглашение признать Создателя. И главная мысль 14-й главы Откровения звучит: «...и поклонитесь Сотворившему небо и землю, и море и источники вод (Откр. 14:7).
Каким образом человек может поклониться Ему, как Создателю, кроме почитания дня, который для всех жителей земли служит знамением нашей принадлежности Ему? В этом также заключается и вопрос верности!
Чем глубже вы будете вникать в вопрос верности и прилежнее исследовать ere, тем больше будете убеждаться, что вы что-то упустили или не поняли, что вы, следуя за толпой, скользили по верхам многих важнейших вопросов, не вникая в их суть и серьезно не задумываясь над ними.
Я понимаю до некоторой степени то состояние, которое вы сейчас испытываете. Как и тысячи других людей, вы могли услышать об этой истине впервые. И она может быть для вас не только новой, но и потрясающей.
Никогда не забуду одного лютеранина и его дочь, когда они подошли ко мне после собрания, на котором я говорил об этой истине. Они терпеливо ждали, пока все разошлись. Отец был огромного роста, раза в два больше меня. Он взял меня за отворот пальто и притянул к себе. Он весь дрожал, и по его лицу текли слезы, когда он сказал: «Пастор Вандеман, скажите, что это не так! Скажите, что это неправда.
Я представлял, какой это был для него удар, но не мог сделать то, что он просил. Я не посмел отказаться от истины. Потому что этого не может сделать ни один служитель Евангелия, кому открылась истина о субботе, сознающий свою ответственность перед Богом за людей, ввиду суда и вечности. Он может лишь сказать: «Так говорит Господь. Последуйте Ему!»
Мы можем сколько угодно читать Библию, но что-либо другое, отличное от сказанного выше, вы не прочтете. Сколько угодно мы можем приходить к маленькой мастерской плотника из Haзapета, и дверь ее будет закрыта только в субботу. Его пример незыблем!
Правда, Иисус уделял мало времени наставлениям Своих современников о святости субботнего дня. Надеюсь, вы понимаете, что вряд ли потребовалось Ему в то время обращать особое внимание на этот вопрос.
Попробуйте представить себе состояние Иисуса, когда Он видел субботу. Его дар человеку, субботу, которую Он сам установил, — погребенной под бременем ненужных и бессмысленных иудейских ограничений. Что должен был чувствовать Иисус, слышавший их словопрения по поводу носового платка, когда они авторитетно заявляли, что носовой платок, прикрепленный в субботу к одежде, не должно считать ношей! Неудивительно, что посредством учения и личного примера Иисус старался очистить субботу от хлама человеческих преданий и дал возможность ей сиять в том виде, какой она была от начала — во всей ее красоте!
Однако согласно евангелистам, пример Иисуса безусловно побуждал Его учеников к тщательному соблюдению субботы. Вот одно из подтверждений этому:
«День тот был пятница, и наступала суббота. Последовали также и женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи, и смотрели гроб, и как полагалось Тело Его; возвратившись же приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди. В первый же день недели, очень рано, неся приготовленные ароматы, пришли они ко гробу, и вместе с ними некоторые другие» (Лук. 23:54-56, 24:1).
Эти стихи следуют сразу же за рассказом о распятии. Творец неба и земли был только что положен во гроб. Разве это не самый критический час в мировой истории? И можно ли простить небрежность в соблюдении субботы именно в этот час, если ее вообще можно оправдать? Однако пример Иисуса в этом вопросе весьма убедителен. Его последователи не стали бальзамировать Его тело в субботу, но «остались в покое по заповеди». Отношение Христа к субботе не вызывало никаких сомнений.
Здесь вы можете сказать: «Думаю, что вы правы; очевидно день седьмой —единственный день, который нужно соблюдать. Но как можно убедиться, что тот день, который мы называем субботой, действительно соответствует седьмому дню библейских времен?»
Как-то я задал этот вопрос своим слушателям. Я спросил их: «Откуда мы знаем, что современная суббота является днем покоя времен Христа?» И в этот момент я сделал паузу, чтобы перевести дыхание. И вот, когда я остановился, одна женщина, сидевшая поодаль в середине зала, забыв очевидно, что она не одна и что вокруг сидят люди, внятно произнесла: «Именно это я хотела бы знать!»
Может показаться удивительным, что ответ на этот вопрос содержится в только что прочитанных стихах. Во времена Христа не было никаких недоразумений по поводу того, какой день является днем покоя по четвертой заповеди. Лука говорит ясно, что это был день, который приходился на время между днем распятия Иисуса и днем Его воскресения. Нет ничего более достоверного и бесспорного в религиозных кругах, чем то, что Иисус был распят в день, который мы называем пятницей, и что Он был воскрешен в день, который мы называем воскресеньем. И, конечно суббота находится между пятницей и воскресеньем. Все очень просто!
А как насчет потерянного времени? Любой астроном заверит вас, что между временем Христа и нашим временем не было никаких потерь, что ни одна из календарных реформ не сказалась на продолжительности недели. Суббота — это и есть тот самый седьмой день. Здесь нет места для сомнений!
Это подводит нас вплотную к обоснованному вопросу: почему люди соблюдают воскресенье? Какими соображениями они руководствуются? Обычно ответ прост: «Я соблюдаю воскресенье в честь воскресения Христа».
Хочу, насколько это возможно, искренне и горячо спросить: «А где же в Слове Божьем записано это указание? Где Писания говорят, что мы должны хранить воскресенье в память о воскресении Христа? Где отмечено это изменение?»
Каким бы странным и поразительным ни показалось это поначалу искренним и честным христианам, ревностно хранящим первый день недели, мы должны посмотреть правде в глаза и признать, что ни Иисус, ни Его ученики сами не святили первый день недели и не давали повеления изменить день поклонения, перенеся его с субботы на воскресенье. Такого стиха, который, как считают миллионы людей, определенно предписывал бы изменение дня покоя в память о воскресении, в Библии просто нет.
Каким бы славным и чудесным событием ни было воскресение, в планы Господа не входило изменение человеком субботы, чтобы мы тем самым нарушили одну из его заповедей. Мы ЧТИМ ХРИСТА ЧЕРЕЗ ПОСЛУШАНИЕ ЕМУ, а не тем, что заменим Его требования другими, нашими. И запомним, что десять заповедей Христовых остались такими же по эту сторону креста, какими они были в день, когда Он дал их. А крест лишь подчеркнул их неизменную сущность.
Единственным памятником о воскресении Христа, который установил Бог, является крещение. В Его планах никогда не было и мысли о том, чтобы праздновать воскресение Иисуса один раз в год, в день пасхальных торжеств, или один раз в неделю посвятить этому часок-другой в церкви, у радиоприемника или у телевизора. Вместо этого Он дал нам крещение. И предложил постоянное напоминание об этом событии — воскресении Христа — постоянное пребывание в обновленной жизни. Другого памятника в честь воскресения Христа Бог никогда не устанавливал.
Может возникнуть мысль: а как же быть с прошлым? Разве Бог не принял меня таким, каким я был? Разве не принял Он тех, кто жил раньше и умер, будучи прилежным хранителем воскресного дня, не подозревая о своем заблуждении? Конечно, Бог принял и вас, и других. Он принимает каждого Своего искреннего последователя, даже если тот не до конца понимает истину. Но когда нас освещает дополнительный, более ясный свет истины, Он просто говорит: «Делай следующий шаг». Что остается нам, кроме как следовать дальше?
Так мы подошли к великому вопросу, который требует ответа: если в Библии так ясно записано, что седьмой день является днем покоя, как же получилось, что большинство христиан соблюдают первый день недели? Откуда это изменение? Как и когда оно появилось?
Обратимся к удивительной истории, повествующей о том, как это произошло.
Дело в том, что в первые века после Христа между молодой церковью и язычеством завязалась борьба. Поклонение солнцу, Ваалу, Митре — этим подделкам многих библейских установлении — сильно усложняли проповедь Евангелия.
Веками поклонники солнца почитали первый день недели. Именно в этот день они совершали в честь солнца свои самые дикие и безнравственные ритуалы. А последователи истинного Бога чтили субботу — седьмой день недели.
И вот в начале четвертого столетия римским императором стал Константин. Он был почитателем солнца, но вместе с тем был и проницательным, дальнозорким политиком. Константин хотел угодить всем. Еще будучи язычником, он издал декрет о том, чтобы все государственные учреждения были закрыты в первый день недели — «досточтимый день солнца».
Церковь, укрепившая свои позиции в Риме, быстро оценила временные преимущества, которые сулил ей компромисс с язычеством. Поэтому она не могла не внести в церковь некоторые обряды язычества. Быть может, такое слияние обрядов поможет язычникам чувствовать себя в христианской церкви как дома? Почему бы не ввести языческий день поклонения? Может быть, язычники исследуют за своим днем в христианство?
Так через несколько лет, в течение которых день солнца укрепился и получил признание, римская церковь на Лаодикийском соборе отменила ясное повеление Божье и заменила седьмой день на первый день недели.
Правда, в христианском мире не было единства в вопросе о дне покоя и не все христиане сразу стали соблюдать воскресный день. Это произошло не в течение одной ночи и не в результате издания одного декрета. Переход совершался постепенно. Воскресный день сначала вводился не как день поклонения, но как выходной день, как праздник. На протяжении двух столетий соблюдали одновременно два дня: субботу — как день покоя, а воскресенье — как праздник. С проникновением язычества в церковь воскресный день приобретал все большее значение, а суббота — все меньшее.
Не забывайте, что в те ранние века Библия была доступна не каждому. Поэтому по прошествии многих лет соответствующего воспитания церковь без труда могла объявить воскресный день днем покоя и вряд ли встретила сопротивление.
Наступило мрачное средневековье—долгие столетия, когда истина была недоступна. Поколение уходило за поколением, и только немногие знали истину в том виде, в каком ее передали апостолы. А потом выступил Мартин Лютер и другие реформаторы.
Они заметили, что многое на того, чему учит церковь, не соответствует Библии. И тогда одна за другой начали вновь открываться так долго скрываемые истины. Но суббота, потерянная в вековых традициях, только теперь, в эти последние дни, обратила на себя внимание тысяч людей, ранее не подозревавших, что с днем покоя произошла путаница.
Теперь вам должно быть ясно, как это произошло. Вы, конечно, понимаете, как отразились на вере миллионов людей эти мрачные века. Совсем неудивительно, что сегодня в христианском мире по прошествии стольких веков с того времени, когда учение Христа и апостолов было известно н практиковалось в его первоначальном незапятнанном виде, существует эта путаница с днем покоя.
Хочу привести некоторые факты. Однако я затрудняюсь с выбором, поскольку исторических свидетельств относительно замены субботы на воскресенье (о чем я упоминал выше) так много, что вся литература об этом едва ли войдет в двухтонный грузовик!
Возьмем, к примеру, книгу Д. Г. Робинсона «Введение в историю Западной Европы»: «С самого начала в церкви зарождалось отдельно стоящее от масс священство и изысканность служения. Таким обратом, христианство и высшие формы язычества со временем сближались все теснее и теснее. С одной стороны, они, как армии, столкнулись в смертельной схватке, но в то же время они стремились к влиянию, как потоки, впадающие в одно русло» (с. 30).
Или, например, книга Дина Стенли «Лекция по истории Восточной церкви». Сохранение древнего языческого названия «диес солис», т. е. «день солнца», для еженедельного христианского праздника в значительной степени является следствием объединения языческого и христианского образа мышления, когда Константин рекомендовал своим подданным, как язычникам, так и христианам, первый день недели в качестве «досточтимого дня солнца»... Таким способом он решил объединить непримиримые религии своей империи в едином учреждении» (с. 291, лекция б).
Теперь послушайте следующее откровенное пpaизнание Уильяма Фредерика. В своей книге «Три пророческих дня» он пишет: «К этому времени церкви необходимо было сделать выбор: принять языческий день или заставить язычников изменить их день. Замена языческого дня была бы для язычников оскорбительной и могла стать камнем преткновения. Лучшим вариантом для церкви было соблюдение дня солнца» (с. 169-170).
При одной мысли, что церковь использовала такой сомнительный довод, становится не по себе. Но именно так, мои дорогие, случилось с истинным днем покоя — субботой!
К примеру, мы объявим: «Приходите в церковь! Пожалуйте все с вашими греховными склонностями! Приходите со всеми вашими желаниями!» В нашу церковь повалят огромные толпы. Любая церковь, желающая идти на компромисс, может увеличить количество своих членов. Благодаря уступкам, благодаря компромиссу вся империя стала христианской!
Да, ужасная правда состоит в том, что суббота Господа Иисуса Христа была принесена в жертву богам популярности и компромисса! А теперь мы подошли к самой сути нашего вопроса — к признаниям тех, кто совершил подлог.
Я не собираюсь занять позицию врага и осуждать какую-либо группу священнослужителей. Враг, как правило, пристрастен и ожесточен. Если вас интересует правда той или иной церкви, исследуйте ее учение. Но помните, что в каждой церкви есть искренние люди. Иисус говорит: «Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привесть» (Иоан. 10:16).
Поэтому я обращаюсь к свидетельствам не противников католической церкви, а к «католической энциклопедии», являющейся общепринятым авторитетом Римско-католической церкви. И в четвертом томе на с. 153 читаю: «Римско-католическая церковь после замены дня покоя с иудейской субботы или седьмого дня недели на первый, изменила третью заповедь таким образом, чтобы день воскресный соблюдался как святой, как день Господень».
В официальном католическом издании «Наш воскресный посетитель» от 11 июня 1950 года опубликовано следующее заявление в поддержку католической точки зрения на соблюдение субботы; в нем также указывается на непоследовательность и противоречивость взглядов протестантов, соблюдающих воскресенье: «Во всех своих официальных книгах по основам веры протестанты утверждают, что их религия основывается на Библии и только на Библии и что они отвергают предания как часть их символа веры...
В Новом Завете нет ни одного текста, где бы отчетливо было записано, что Христос изменил день поклонения с субботы на воскресенье. Однако все протестанты, за исключением Адвентистов седьмого дня, соблюдают воскресенье... В соблюдении воскресного дня протестанты следуют преданию...»
Насколько же угас дух реформации, если великие протестантские церкви вынуждены были обратиться к тому самому преданию, которое они отрицают, чтобы найти обоснование своего дня поклонения? Неловкое положение,, мягко говоря!
А что же говорят об этом наши друзья — протестанты? Каковы их высказывания на протяжении всех этих лет? Вот что написано в Аугсбургском символе веры 1530 года, параграф 28: «Они (католики) заявляют, что изменили субботу — День Господа — вопреки Десятисловию. Должно быть, велика была власть церкви — ведь она изменила субботу вопреки Десятисловию, и каким бы странным это ни казалось, практически обошлась без заповеди Господа».
Методист Амос Бинней в своем кратком руководстве «Теология» пишет: «В самом деле, в Священном Писании нет положительно никакого повеления о крещении младенцев». И дальше продолжает: «как нет и повеления о соблюдении первого дня недели» (с. 180, 181).
Можно привести подобные утверждения из многих великих протестантских вероисповеданий. Вот одно, принадлежащее перу доктора Е. Т. Гискокса, который написал баптистский церковный порядок. 20 августа 1893 года на совещании баптистских служителей он сказал:
«Была и есть заповедь о соблюдении субботнего дня, и этот день покоя—не воскресенье. Говорят, однако, с некоторым нарочитым торжеством, что день покоя перешел с седьмого на первый день недели со всеми его обязанностями, привилегиями и освящением. Пытаясь докопаться до истины, я изучал этот вопрос на протяжении многих лет. Хочу спросить: «Где можно найти основание для такого изменения? В Новом Завете его нет, это абсолютно точно. Не существует свидетельства об изменении дня покоя с седьмого на первый день недели и в Писании. Конечно, я прекрасно понимаю, что воскресенье действительно вошло в обиход в начале истории христианства, о чем мы знаем из трудов отцов церкви и из других источников. Но, к сожалению, оно пришло с клеймом язычества, крещенным во имя бога солнца, оно было принято и освящено в результате папского отступления и осталось как священное наследие протестантизма!»
Достаточно цитат. История представляет нам множество фактов. Мне бы хотелось привести слова Иисуса. Мне гораздо приятнее читать Слово Божье, чем продолжать приводить примеры отступничества и изменения, 3акона Божьего.
Слово Божье за многие века предсказало о появлении религиозной власти, которая «...против Всевышнего будет произносить слова... даже возмечтает отменить у них праздничные времена и закон» (Дан. 7:25). И Павел писал, что в его дни «...тайна, беззакония уже в действии» (2 Фес. 2:7). Но Иоанн писал о народе, который в это последнее время будет «соблюдать заповеди Божий и веру в Иисуса» (Откр. 14:12).
Вероятно, огонь реформации, который вспыхнул много веков назад, еще не совсем угас. Несомненно, лучшие дни реформации еще впереди. Покрытые многими наслоениями в период мрачного средневековья и даже раньше жемчужины истины будут снова очищены и украсят оправу вечного Евангелия в наше последнее время, в последнем Божьем призыве к человеку.
Бог взывает ко всем честным людям. Он обращается к вам, к вашим друзьям. Он призывает вас свидетельствовать им. Он зовет вас встать рядом с тем, кто найдет мужество в наши дни «соблюдать заповеди Божий и веру в Иисуса».
Вы можете сказать: «Но ведь вокруг меня толпы людей. Как мне осуществить это?»
Редко бывает, чтобы толпа сделала выбор в пользу истины. Именно толпа распяла Иисуса. И только немногие из толпы, подобно умирающему разбойнику, нашли мужество сказать: «Я возвеличу Его». Истина никогда не определяется числом ее последователей. Вопрос не в том, что выгоднее, а в том, что правильно. Не стоит искать истину в поступках большинства. Она заключается в словах: «Господи! Что повелишь мне делать?»
Понаблюдаем несколько мгновений за толпой. И мы поймем, что значит большинство. Мы увидим тех, кто подверг пересмотру святой Закон Божий. Мы увидим множество людей, идущих путем своих праотцов, вряд ли подозревавших об изменении дня покоя.
А в стороне от толпы непоколебимо стоят на страже Божьих заповедей патриархи, пророки и все апостолы. Во все века можно видеть ряды стойких и верных свидетелей. Потому что свет истины никогда не угасал. Мы увидим, наконец, группу благородных искателей истины наших дней — последних дней истории, которые ставят Его волю выше воли толпы и готовы следовать за Спасителем чего бы им это ни стоило. А кто же это возвышается над всеми? Да это Сын плотника — Иисус из Назарета!
Из толпы доносятся крики: «Иди сюда, иди к нам!» Но, оглянувшись, мы увидим Иисуса с простертыми руками. Он говорит: «Если любите Меня, соблюдайте Мои заповеди».
Может ли у вас и у меня быть другой ответ толпе, кроме такого: «Возьмите себе весь мир, а я останусь с Иисусом. Я закрою свою плотницкую мастерскую, я закончу свои дела. Я решил следовать за Ним».
Это Его призыв — не мой. Это призыв Плотника из Назарета. Можно ли отвергнуть его?

Джордж Вандеман.
Серия проповедей из цикла "Так говорит Библия".
Тема "Мятежная планета"

на главную