Прощание сегодня еще не конец

Почему?! Как дым судного дня, над нашей встревоженной планетой непрестанно возносится этот вопрос. Это крик миллионов людей. Глядя на нашу землю, Бог видит, что она — не буйство красок и песнопений, но симфония рыданий и слез. Разве Он забыл о нас? Разве Его не печалит, что этот мир становится кладбищем во Вселенной? Быть может, мы — всего лишь пепел, позабытый где-то на краю ничего не значащей галактики? Мир, до которого никому нет дела?
Во время одного из моих путешествий по старому Иерусалиму мне показали вершину горы, где по преданию Авраам когда-то стоял вместе со своим сыном Исааком. Я попытался это представить. Вот Авраам: в поднятой руке он сжимает нож — он готов отдать своему Богу все, что у него есть. И вот ангел, останавливающий эту руку.
Пятнадцать веков спустя, почти на том же месте, Бог Вселенной смотрел, как умирает Его Сын. И не было ангела, готового остановить руку смерти. И никого другого, кто мог бы крикнуть: «Довольно!»
Думали ли вы об этом, когда читали ту библейскую историю? Быть может, и вы до последнего надеялись, что кто-то остановит руку смерти? Надеялись, чтобы в конце концов лишь разочароваться?
С почтением говорю, что теперь у вас и у Бога есть что-то общее. Он дает вам крест, который сначала понес Сам. Взирая на Голгофу, вы никогда не сможете сказать, что Он ничего не понимает и не проявляет никакой заботы! И поэтому, открывая древнюю Книгу, которой нередко пренебрегают, я хочу вселить в вас надежду и утешить. Но в то же время я намерен дать вам нечто большее. Я хочу познакомить вас с Личностью! Ведь вы кого-то потеряли, и только другая личность может заполнить опустевшее место. Одно дело, когда ты держишься, видя, что друзья разделяют твою ношу, и совсем другое — когда вынужден тащить ее, не чувствуя никакой поддержки со стороны. Я познакомлю вас с Личностью. Это Иисус Христос. Его знал Давид, сказавший: «Если я пойду и долиною смертной тени; не убоюсь зла, потому что Ты со мною» (Пс. 22:4).
Бог сказал устами пророка Исаии: «Будешь ли переходить через воды, Я с тобою, — через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли чрез огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя» (Ис. 43:2).
Разве нельзя довериться Такому Богу? Вы знаете, что порой горе так сильно, что возникает искушение остановить Божью десницу. Друг мой, не делай этого. Не надо! Послушай, что сказал поэт:

Не касайся Его руки!
Пусть Мастер живописует.
Ведь то, что ты хочешь сделать,
Только испортит картину,
Которую Он рисует.
Ведь ты не знаешь, что Он замыслил
Сделать из тебя.
Своим неловким прикосновением ты легко можешь
Перемешать все краски и опрокинуть мольберт.
Не касайся того, что Он делает.
Ты боишься, что если не удержишь Его,
Он все испортит.
Подожди!
Не касайся Его руки!
Ибо Он — Бог,
Он мудр,
Он — любовь!
Да, друг мой, подожди! Ты можешь довериться Такому Богу!
Настанет день, когда мы увидим, что порой печаль — лишь завеса, за которой Бог скрывает Свою славу, когда Он совсем рядом. Там, где теперь мы видим лишь смятение, где горечь утрат и крушение идеалов, мы узрим прекрасное, гармоничное совершенство. Скоро наступит день, когда мы увидим, что Бог лучше всех знает, как ответить на нашу молитву.
В Слове Божьем сокрыто нечто гораздо большее, чем простое сочувствие. Иисус не просто сказал «Блаженны плачущие» и прошел стороной. Он в открытую встретил смерть — и эта встреча не была бесплодной!
Вернемся на девятнадцать столетий назад: вот Он идет по каменистой тропе, протянувшейся за небольшой палестинской деревней. По булыжной мостовой, медленно выходя из ворот, навстречу движется похоронная процессия. Рядом с неподвижным телом сына, который когда-то был гордостью и опорой, идет мать. Через несколько минут они встретятся: она, исполненная скорби, и Иисус. Может быть, Он остановится, чтобы утешить ее? Не только. Он воскресит сына и вернет его матери.
Таким был Иисус, и Его любовь была сильнее смерти. Никто не умер в Его присутствии. Просто не мог умереть. И Лазарь бы не умер никогда, если бы Иисус был рядом с ним. Его сестры знали об этом и потому повторяли: «Господи, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой». И вот теперь, спустя четыре дня после того, как в их жизнь ворвалась смерть, Иисус пришел, чтобы ободрить скорбящих сестер. Как Он делал это? Как встречал смерть? Что говорил, чтобы утешить в такой час? Просто сказал: «Воскреснет брат твой». И Марфа поняла. Поняла, что Он хочет сказать. Когда-то они уже говорили об этом. «Знаю, — ответила она, — что воскреснет в воскресение, в последний день».
Воскреснуть в последний день. Такова надежда, сокрытая в Писаниях. Во всей Книге нет радостнее вести, чем эти простые слова: «Воскреснет брат твой». Но Он не мог ждать. Иисус не хотел ждать. Таким Он был и потому решил уже там и тогда показать, каким будет воскресение. «Лазарь! Иди вон», — сказал Он, и Лазарь вышел!
Да, Иисус постоянно призывал Своих последователей глядеть за горизонт этой жизни, смотреть за пределы этого дня, а потом, в самом чудесном и непостижимом событии всех времен, отдал Свою жизнь и через три дня вышел из гроба! В этот миг смерть была побеждена, и впервые в истории человек ощутил, как в его груди растет живая уверенность в том, что столь сокровенная, столь долго лелеемая надежда наконец-то сбылась. Мы снова увидим тех, кого потеряли, и снова сможем любить их!
Много столетий назад пророк Исаия сказал: «Оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела!.. и земля извергнет мертвецов» (Ис. 26:19). «Оживут мертвецы Твои». Не значит ли это, что и твои мертвецы тоже оживут? Чудная весть! Исаия возвестил, что это возможно, но Иисус воочию показал это!
Верите ли вы, что Иисус воскрес из мертвых? Конечно верите, если вы христианин. Но если так, то запомните: те, кого вы любили и потеряли, воскреснут так же, как воскрес Христос! «Все это прекрасно, — скажет кто-нибудь, — но только не для меня. Дело в том, что мой сын, моя дочь в это не верят».
Откуда вы знаете?
Вспоминаю мать, которая положила все силы, чтобы правильно воспитать своего мальчика. Но он стал разбойником и в конце концов был казнен за свои преступления. Ему достался один из крестов, воздвигнутых на холме неподалеку от Иерусалима. Наверное, мать стояла рядом и плакала, и ее рыдания смешивались с шумом толпы. Быть может, она не слышала, как сын, в последний миг повернувшись к Тому, Кто умирал рядом, сказал: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» Она, наверное, так никогда и не узнала об этом.
Не будьте же так уверены, что тот, кого вы любите, лишен надежды. Оставьте это Богу. Обратитесь к Писаниям и вкусите их утешения и надежды. Слушайте: «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем. Итак утешайте друг друга сими словами» (1 Феc. 4:16—18). Разве может что-нибудь сравниться с этой вестью, разве есть лучшее ободрение?
Вообразите, если сможете: пронзая свод небес, Сын Божий нисходит по усеянному звездами пути, и Его сопровождают бесчисленные сонмы ангелов. Затем громоподобным голосом Он возвещает: «Пробудитесь! Пробудитесь для вечной жизни!» И ваши мертвецы это тоже слышат! Голос, призывающий к жизни тех, кого мы когда-то потеряли, разносится по всему миру. Семьи соединяются. Матери обнимают детей, которых смерть когда-то вырвала из их объятий. Чудный день единения!
Что это значит для вас? И для меня? Это значит, что за гранью этого дня есть что-то гораздо лучшее. Это значит, что смерть уходит!
Давайте немного подумаем. Что будет означать этот день для увечных, слепых, изможденных болезнью, устрашенных? «Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих отверзутся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь» (Ис. 35:5. 6).
Но что это будет значить для тех, кто здоров и силен, для тех, кто любит жизнь и хочет жить? Для тела, измученного болезнью и страданием, смерть порой даже желанна, но для того, кто силен и молод, она означает лишь крушение надежд, разочарование и расставание со всеми своими честолюбивыми стремлениями. Но теперь на ее жало есть чем ответить. Не в научных открытиях, не в исследовании космоса, не в том, что может сделать человек, но в обетовании воскресения, которое дал нам Тот, Кто засвидетельствовал его возможность, — вот в чем наша надежда!
Вспоминается захватывающая параллель из рассказа об одном из самых значительных сражений в мировой истории — сражении Веллингтона с Наполеоном Бонапартом. Был один старый церковный служитель из Винчестерского собора, который не уставал рассказывать о том дне, когда весть о битве достигла Англии. Ее принес парусник, причаливший к южному побережью, и оттуда с помощью сигнальных флажков сообщение было передано на колокольню собора и далее по всему Лондону. Как раз в это время на гавань опустился густой туман. Народ с нетерпением следил, как флажки по слогам сообщали:
«ВРА-ГОМ О-ДЕР-ЖА-НА ПО-БЕ-ДА», и тотчас эта весть разнеслась по всему Лондону. Мрак и уныние окутали страну. На улицах начали возводить баррикады. В случае необходимости женщины и старики готовились стать на защиту родины прямо в полях и на улицах. Когда же туман рассеялся, сообщение прочитали еще раз: «НАД ВРА-ГОМ О-ДЕР-ЖА-НА ПО-БЕ-ДА». Можете себе представить, что произошло? Как огонь по сухой траве, всюду разнеслось ликование, и на фоне прежней новости оно ощущалось еще острее!
Чувствуете, что я хочу сказать? Разве этот пример не поясняет того, что произошло с учениками Иисуса, по-своему осмыслившими Его распятие? Раскаты грома рассеяли их скудную веру, и они поняли лишь одно: «СМЕР-ТЬЮ НАД ХРИ-СТОМ О-ДЕР-ЖА-НА ПО-БЕ-ДА». Когда друзья положили Его обмякшее, безжизненное тело в склеп, предоставленный Иосифом из Аримафеи, скорбь учеников стала еще сильнее. «Мы верили, что он искупит Израиль», — думали они. Им казалось, что они ошиблись: после всего случившегося можно было сказать, что Иисус — не долгожданный Спаситель.
Но когда забрезжил свет воскресного утра, событие, которого они не поняли, стало проясняться, и весь мир смог понять животворную и славную весть: «НАД СМЕР-ТЬЮ ХРИС-ТОМ О-ДЕР-ЖА-НА ПО-БЕ-ДА». Есть ли что-либо более радостное? Язык не в силах выразить, перо не в силах описать ту надежду, которую вселила в человеческие сердца эта правильно понятая весть. Мужайся, друг мой. Есть надежда, которая выходит за грань этого дня, и прощание сегодня — еще не конец, как ты думаешь, потому что, когда наступит утро воскресения, оживут и те, кого ты потерял!

Джордж Вандеман.
Серия проповедей из цикла "Так говорит Библия".
Тема: "Жизнь после смерти"

на главную