Щедрый дар корабельной Библии

Как прекрасен корабль, плывущий по бескрайнему морю! Вряд ли кто понимал это лучше, чем те двое молодых людей, о судьбе которых можно написать повесть. Мы расскажем о небольшой гряде островов, словно драгоценное ожерелье, раскинувшихся в южной части Тихого океана, о корабле, плывшем по волнам, о Книге, о которой люди сначала позабыли, о том, как ждала она своего часа и, когда тот пробил, преобразила все вокруг.
Капитан Вильям Блай, командовавший парусником «Баунти», сделал быструю карьеру. Еще в молодости он служил под началом знаменитого английского мореплавателя Джеймса Кука, у которого прошел хорошую школу. Именно Кук улучшил правила корабельной гигиены и питания. Блай был человеком, живо подхватывавшим и претворявшим в жизнь все идеи своего наставника. Была еще одна черта, которую он унаследовал от того, кому пытался подражать, — крутой нрав. Кук известен как человек вспыльчивый, жестокий и часто прибегавший к наказанию плетьми. Тем не менее он, по-видимому, как-то сумел пробудить в своих подчиненных чувство верности, граничившее с поклонением. Что касается Блая, то он снисходительно относился к мелким проступкам подчиненных, никого не хотел наказывать, но неудержимые вспышки гнева, постоянное стремление унизить тех, кто находился в его власти, ранили больнее, чем строгости Кука, и поэтому в любом долгом плавании команда находилась на грани бунта.
Служил на корабле капитана Блая еще один молодой человек, которого звали Флетчер Кристиан, и всякий, кто вспоминает исторические подробности мятежа, вспыхнувшего на борту «Баунти», всегда называет это имя. Кристиан воспитывался в совершенно другой среде. Это была христианская семья скандинавского происхождения, родословная которой восходила к XIII веку. Все, кто в ней рождался, сразу получали определенные социальные преимущества и возможности. И вот Блаю и Кристиану, людям, столь непохожим друг на друга, но имевшим общий интерес и обладавшим высоким мастерством навигации, пришлось плавать под одними парусами, на сей раз на корабле Его Величества, который носил название «Баунти».
Перед командой стояла задача — держать курс на остров Таити, чтобы принять на борт плоды хлебного дерева. И вот 23 октября 1787 года, подняв паруса, «Баунти» отправился в плавание, чтобы уже никогда не вернуться.
Флетчер Кристиан был помощником капитана, в ту пору ему исполнилось двадцать три года. В его сундуке среди личных вещей лежала забытая книга. Это была Библия, подаренная матерью. Знал ли Флетчер о том, что Книга все еще находится среди его имущества?
Сначала «Баунти» надо было дойти до оконечности Южной Америки, обогнуть ее и двигаться прямо на Таити, однако в это время года попытка обогнуть мыс Горн была сопряжена с большим риском, и когда Блай увидел, что команда измотана, приказал держать курс на мыс Доброй Надежды, что на южной оконечности Африки, а потом уже окольным, но надежным путем двигаться на Таити. И вот они добрались до этого острова, где царила беззаботная жизнь, почти не знавшая никаких правил. Тропический рай, полный экзотических цветов и женщин, опьянял. Было решено, что с отплытием можно подождать, да и небо тоже потерпит, если человеку хорошо на земле. Однако причиной грядущих бед стала не жизнь на острове, а какие-то неприятности, которые случились у Блая еще до отплытия. Он был крайне раздражен, все казалось ему не так, и теперь объектом его нападок стал Флетчер Кристиан. Само собой, являясь вторым человеком в команде, помощник капитана чувствовал, что его авторитет стал падать. Но вот настала пора попрощаться с Таити и тронуться в путь. Блай еще сильнее стал придираться к Кристиану, и однажды Флетчер сказал ему: «Послушайте, сэр, вы зашли так далеко, что я исполняю свой долг без всякого удовольствия. Все эти дни я словно в аду нахожусь».
У каждого человека есть мера терпения, так и Флетчер был уже на пределе. Блай, однако, продолжал гнуть свою линию, и в тот же день корабельный плотник видел, как слезы блестели на глазах Кристиана, когда тот сбегал со шканцев. Впервые стало ясно, до чего можно довести этого сильного человека. «Я готов тысячу раз умереть, нежели терпеть такое», — говорил помощник, уже не скрывая слез.
Оскорбления, угрозы, шантаж — это было уже слишком, и на «Баунти» воцарилась нездоровая атмосфера. Флетчер не хотел унижаться до борьбы со своим капитаном. Он не хотел бросать ему вызов, и мысль о бунте даже не приходила ему в голову. Кристиан решил покинуть корабль и предаться воле волн. Придя к такому выводу, он начал раздавать ненужные ему вещи и запасаться продовольствием, гвоздями, а также всем тем, что впоследствии можно было бы обменять.
В четыре утра, поспав всего час, Флетчер заступил на вахту, и тут его приятель, знавший о замысле, начал уговаривать помощника остаться, уверяя, что команда поддержит его самым решительным образом. Экипаж сочувствует ему и видит в нем своего вождя. Приятель признался, что люди «готовы на все». Он не сказал, что они готовы поднять бунт, поскольку и сам, наверное, не думал об этом.
Выслушав товарища, Флетчер неожиданно понял, что возможен другой вариант развития событий. Почему, в конце концов, именно он должен оставить корабль? Почему не Блай? Ведь виноват-то во всем он.
Момент наступил самый подходящий. Корабль был почти в его власти, и друзьям понадобилось лишь несколько минут, чтобы найти единомышленников и раздать им оружие. Они быстро обсудили план действий — решительный напор, но никакого кровопролития. Корабль надо взять силой, однако без лишней суеты. Флетчер стал мрачнее тучи, и с этого момента все, даже сторонники, стали его бояться.
Вместе с двумя единомышленниками Кристиан медленно спускается в каюту, где спит капитан. Дверь с шумом распахивается, сверкает лезвие ножа. «Блай, вы арестованы!» — кричит Флетчер. Ошеломленный капитан протестует, умоляет, обещает, однако все напрасно. Вместе с четырьмя другими задиристыми членами команды его сажают в небольшую шлюпку. Несколько человек просят, чтобы отпустили и их. Не потому, что они верны Блаю; просто возможность затеряться в бескрайних водах Тихого океана или быть казненными по приговору военно-морского трибунала страшит их больше, чем опасность, связанная с путешествием на утлом суденышке. Шлюпку спускают на воду, и вместе с восемнадцатью моряками, которым он нередко выказывал свое презрение, Блай, все еще не пришедший в себя от изумления, пускается на волю волн. Впереди их ожидали такие страхи и опасности, что они мало надеялись остаться в живых. Но Блай был хорошим мореходом, и спустя сорок один день, проплыв почти шесть тысяч километров, они без потерь добрались до Тимора.
На борту «Баунти» осталось двадцать пять человек, и теперь вся полнота власти принадлежала Флетчеру Кристиану. Но что делать с кораблем, хозяином которого он стал? Припоминаете? Где-то в сундуке, все так же забытая, валялась его Библия, в которой Бог устами пророка Исаии сказал: «Так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, — оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его» (Ис. 55:11).
Изумительное обетование, особенно если оно дано в такой ситуации. Но разве Бог знал, каким будет дальнейшее развитие событий? Да и чего хорошего можно было ожидать от всего происходящего? Однако не будем торопиться.
Корабль скрылся за горизонтом, и целых двадцать лет никто не знал, куда он направился и какова судьба тех, кто остался на его борту. Как оказалось, мятежники вернулись на Таити, где встретили радушный прием. Однако, присматривая место, которое сгодилось бы для безопасного проживания бунтарей, Флетчер Кристиан решил, что это должен быть необитаемый остров. Мятежники не хотели, чтобы их поймали и наказали. В корабельной библиотеке нашлась книга, в которой говорилось о небольшом острове Питкэрн. Считалось, что он необитаем. Значит, лучшего места просто не найти, и, взяв курс на остров, «Баунти», теперь уже с несколькими женщинами-таитянками на борту, отправился в долгое плавание.
Когда приплыли в нужный квадрат, оказалось, что никакого острова там нет. Это вдохновило Кристиана. Ведь в книге было написано, что островок затерян в бескрайних водах и что сильный прибой делает высадку там почти невозможной, а если вдобавок и его местонахождение обозначено неверно, то отыскать точку в океане будет очень и очень трудно. «Если я найду остров, — думал Флетчер, — корабль и команда словно исчезнут». Парусник зигзагами двигался вдоль предполагаемой широты, и вот пятнадцатого января впереди замаячил Питкэрн; гигантская одинокая скала площадью чуть более трех квадратных километров вздымалась над морем. Двое суток огромные волны не давали высадиться.
Питкэрн в точности соответствовал описанию, но это было не все. Островок уединенный, труднодоступный, никаких признаков человеческого обитания. Со стороны моря его плоская вершина незаметна. Обилие пресной воды, дикорастущих овощей и кокосовых пальм — это еда и питье. Свечные деревья — значит со светом проблем не будет. В обилии растет тутовое дерево — значит, и с одеждой все в порядке. Ни одного комара. Если у тебя есть женщина, друзья и свобода, то чего еще желать? Этот островок был воистину райским садом.
Первые дни прошли трудно, но весело. Вместе перетаскивали с корабля все, что можно было перетащить. Мачты могли легко выдать их местонахождение, но моряки не отважились сразу разобрать судно — а вдруг на острове все-таки есть люди, которых они не успели заметить? Но так случилось, что спустя две недели «Баунти» запылал. Никто не знал, кто поджег корабль, но жребий был брошен. Единственная связь с миром исчезла на глазах у всей мятежной команды.
Когда в 1808 году, то есть через двадцать лет после пропажи «Баунти», два корабля бросили якорь у острова Питкэрн, в живых оставался лишь один мятежник по имени Джон Адаме. Он жил на острове с четырьмя таитянками и множеством детей и подростков.
Во время встречи выяснилось, что среди островитян когда-то что-то произошло, причем что-то очень хорошее, ибо оно внушало страх и благоговение и было связано с Библией Флетчера Кристиана.
Прошло еще много-много лет, и когда проживавший в Лондоне девятилетний Глен Кристиан узнал, что его имя связано с историей того далекого корабля, он загорелся желанием выяснить все, что только можно, о своем предке Флетчере Кристиане. Как он выглядел? Какой была его семья? Что это за история с бунтом? Как закончил жизнь его предок? Много лет Глен потратил на тщательные изыскания и даже на самом острове провел немало времени. В результате появилась замечательная, очень интересная книга под названием «Хрупкий рай». Ее автор стремился быть беспристрастным, честным, в равной мере учитывая все противоречивые рассказы. Многое, поведанное в этой главе, основывается на книге Гле-на. Мы благодарны ему и, пользуясь случаем, еще раз хотим выразить свою признательность.
Расскажем вкратце, что произошло, и, пожалуйста, помните, что в воспоминаниях нет единства: если то, что скажу я, не будет согласовываться с тем, что слышали вы, наверное, вы поймете.
Итак, какое-то время жизнь на острове была похожа на рай, но он продлился недолго. Никакая человеческая идиллия долго не протянется, если сердце осталось прежним. Флетчеру Кристиану надо было открыть свою Библию, тогда он узнал бы, что их благополучию скоро придет конец, ибо сказано: «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» (Пс. 126:1).
Никакой рай, построенный на страстях человека и омраченный его нераскаянной и непрощенной виной, не продлится долго. Скоро среди команды, наверное, опять стала ощущаться «нехватка женщин». Мятежники принялись убивать друг друга, и в живых остался только Джон Адаме. Кто-то убил даже Флетчера Кристиана. И тут Адаме неожиданно понял, что теперь на него легла громадная ответственность. Рядом с ним были дети, рожденные мятежниками, и среди них — дети Флетчера Кристиана. Они зависели от него, и он понял, что их будущее станет таким, каким его сделает он, Джон Адаме. И вот тут-то Адаме и вспомнил о Библии Флетчера. Это была единственная книга на острове, и по ней он учил детей читать, писать и жить. Результат превзошел все ожидания: дети выросли и стали настоящими христианами, благовоспитанными и спокойными.
Необычный интерес к Слову Божьему, удивительное духовное преображение всех островитян сначала привлекали проплывавших мимо моряков, потом заинтересовали британское правительство и, наконец, весь мир. Такие секреты долго не держатся.
Интерес к этому простому раю, затерянному в необъятных просторах Тихого океана, привел к тому, что тысячи христиан Северной Америки, купив на свои средства корабль, оборудовали его, назвали «Питкэрн» и пустились в плавание с единственной целью: хоть как-то удовлетворить духовные и физические потребности жителей Питкэрна и других островов южных морей. 2 октября 1890 года «Питкэрн» отчалил из гавани Сан-Франциско. Прошло ровно сто лет с тех пор, как другой корабль, «Баунти», расстался с пассажирами и своей последней командой — беглыми мятежниками. «Питкэрн» был нагружен подарками. Тысячи долларов ушли на покупку христианской литературы. Команду набрали из стойких моряков-христиан, а пассажирами были самоотверженные миссионеры. На всех парусах корабль отправлялся в свое первое плавание, а друзья и родственники находившихся на его борту пассажиров махали им вслед, желая счастливого и интересного путешествия. Вообразите восторг и радость обитателей Питкэрна, когда они увидели маленькое судно и узнали о цели его плавания! Сегодня Питкэрн — остров адвентистов седьмого дня. Средоточием жизни здесь является церковь, школа, дружная община и, конечно, море. Когда мимо проплывает какой-нибудь корабль, островитяне, нагрузив свои баркасы сувенирами, плывут ему навстречу. Пассажиров одаривают цветами, а потом островитяне берут курс на свой остров, и по волнам несется прощальное песнопение.
Я вновь вспоминаю о Флетчере Кристиане, том далеком бунтовщике. На вершине острова есть углубление, которое зовут пещерой Флетчера. Рассказывают, что он, почти всегда веселый и трудолюбивый, порой впадал в тоску и прятался здесь на несколько дней.
О чем он думал, пристально всматриваясь в океан? Какие муки испытывал, силясь представить, что происходит там, куда не досягает его взор? Быть может, мир считает его изгнанником и мятежником? Быть может, его даже ищут? Знает ли семья, что произошло на самом деле? Рассказал ли хоть кто-нибудь им истину? Добрался ли капитан Блай до надежной гавани, или, быть может, всех поглотило море? Если они погибли, то значит он, Флетчер Кристиан — убийца? Нет на свете муки, которую можно сравнить с мукою вины! Если бы он вспомнил о своей Библии! «Тогда придите, и рассудим... — прочел бы он. — Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как волну убелю» (Ис. 1:18).
Однако с чего мы взяли, что он не вспомнил о ней? Откуда нам известно, что он не отыскал в ней Спасителя и не обрел прощения? Слушайте драгоценный библейский стих: «Господь в переписи народов напишет: "такой-то родился там"» (Пс. 86:6). Бог не извиняет греха. Он прощает его. Прощает и не забывает, где человек родился. Он знает трагические обстоятельства, в которые тот попал, знает, сколько может вынести человеческий разум. Быть может, история Флетчера Кристиана еще не завершилась? Иисус грядет скоро, и когда Он пошлет ангелов собрать Свой народ, одинокий остров Пит-кэрн не будет обойден стороной. И кто знает, быть может, прощенный мятежник по имени Флетчер Кристиан окажется среди тех, кого Господь Иисус причислит к Своим? Надеюсь!
Но если другой Флетчер, который носит совсем другое имя, читает сейчас эти строки, если его терзает такая же вина, пусть знает, что и он может обрести прощение. И ты, ты тоже можешь быть прощен — прямо сейчас.

Джордж Вандеман.
Серия проповедей из цикла "Так говорит Библия".
Тема: "Жизнь после смерти"

на главную