Пять километров к востоку

Валясь с ног от неописуемой усталости и задыхаясь от жары, два путника шли по пустыне. Припасы воды уже кончились, и они двигались из последних сил. Оба уже подумывали о том, чтобы остановиться и сдаться ненасытным пескам, но неожиданно на самом краю горизонта они заметили маленькую зеленую полоску. Мираж? Нет, что-то реальное. Полоска увеличивалась и становилась все отчетливее. Стало ясно, что впереди была какая-то растительность, а если так, то там должна быть и вода.
Вода! Мысль о ней придала путникам сил и мужества, и они продолжали путь. Наверное, это оазис! Собрав последние силы, измученные путешественники дотащились до этой зеленой полоски, и она показалась им раем. В этом тенистом раю путники увидели колодец, а рядом — деревянное ведро. Чувствуя, что сейчас наконец утолят жажду, они торопливо опускают его в колодец — и слышат глухой стук! Колодец пуст! Это уже слишком; они готовы лечь в прохладной уютной тени, и пусть пустыня делает с ними, что хочет. Но вот неожиданно в глаза бросается какой-то предмет. В нескольких шагах от колодца на земле валяется кусок доски. Ножом или чем-то острым вырезано: ВОДА — В ПЯТИ КИЛОМЕТРАХ К ВОСТОКУ. Вода! В пяти километрах! Смогут ли они одолеть это расстояние? Соберут ли остатки сил? Конечно, соберут. И они опять двинулись в путь. Разве можно лежать и умирать — пусть даже в уютной прохладе, если вода всего лишь в пяти километрах.
Но что мы скажем о живой воде? Пройдем ли за ней пять километров или, устроившись в скудном уюте, который дает нам пустой колодец, не сделаем и шагу? Вы помните, как в жаркий полдень у колодца Иакова самарянка встретилась с Иисусом. Когда Он рассказал о живой воде, которую собирался дать ей, женщина так разволновалась, что, позабыв водонос, пошла звать друзей.
Было время, когда Божий зов услышал Авраам и, оставив свое уютное жилище, отправился в долгий путь, который не успел завершить.
Трое мудрецов из далекой земли много дней шли за звездой, чтобы отыскать родившегося Царя. Однако фарисеи, жившие во времена Иисуса, довольствовались и даже гордились своими пустыми колодцами. Они решили остаться там, где были, их вполне устраивала собственная самодостаточность, и у них было достаточно естественной тени, чтобы свет истины не слишком слепил им глаза. Пустые колодцы не всегда были такими. Свежи в памяти времена, когда они давали достаточно воды и вокруг цвела растительность — много живой зелени, привлекавшей усталых путников, не торопившихся покидать оазис. Но если вы видите, что колодец, который давал вам жизнь, опустел, остается только одно — двигаться дальше! Искать другой колодец, будь он в пяти километрах или в пятистах.
Все меняется в нашем изменчивом мире: престижные кварталы превращаются в трущобы, блестящие новые автомобили с выставочных стендов тащат в утиль, там, где цвели розы, начинают расти сорняки, колодцы иссыхают, и некогда истинное богопоклонение превращается в безжизненную форму. Религия больше других областей подвержена нездоровым влияниям современности. Все в нашей религиозной практике тяготеет к компромиссу и беспечности. Понемногу забываются основополагающие истины, и тот, кто раньше призывал следовать Библии и только Библии, кто был готов умереть за нее, в своих доводах становится не столь решительным и в конце концов обнаруживает, что твердо следует одной лишь традиции. Служители, которые обычно проповедовали благовестие Иисуса Христа, начинают проповедовать о политике и социальном протесте, и многие верующие чувствуют себя ошеломленными, внезапно обнаружив, что колодец пуст!
В своем труде «Закат и падение Римской империи» Эдвард Гиббон описывает, как энтузиазм Древнего Рима пошел на убыль, когда армии Цезаря покорили весь мир, и последующие поколения унаследовали то, что осталось от отцов. «В безжизненных руках они держали богатства своих отцов, не унаследовав, однако, того духа, который создал и усовершенствовал это святое достояние. Они читали, компилировали, но, казалось, слабодушие не дает им возможности мыслить и действовать».
Такое случилось с народом. Может ли это произойти с Церковью? Вправе ли Церковь, владея миллионами долларов, которые можно потратить на строительство, не иметь того духа, который был у пионеров-созидателей?
Не было народа, который в своем миссионерском рвении превосходил вальденсов. Помните их? В течение многих столетий, пришедшихся на жестокое темное средневековье, они поклонялись своему Господу в долинах Пьемонта, что на севере Италии, защищенных высокими горами. С детства вальденсы учились тому, что им предстояло делать. Они переписывали Библию от руки и затем, переодевшись купцами и коробейниками, отправлялись в путь, зашив в одежду драгоценные рукописи. Они шли в города, университеты, прямо в дома. При всяком удобном случае такой миссионер осторожно доставал какой-нибудь листок и, преклонив колени, дрожащими губами читал драгоценные обетования. Нередко его просили читать снова и снова. Правда ли, что «Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха»? Свет озарял смятенные умы собравшихся, и они восклицали: «Христос — мой Священник! Его Кровь — моя Жертва!» Иногда так проходила вся ночь. Уверения в том, что Спаситель любит тебя, казались слишком хорошими, чтобы быть истинными, и люди нередко спрашивали: «Примет ли Бог именно мое приношение? Простит ли Он меня?» И вновь ответ искали в Писании, постепенно начиная его понимать. «Я могу прийти к Иисусу таким, каков я есть, грешным и порочным, — говорил человек, — ведь сказано же: "Простятся тебе грехи твои". Значит, и мои, даже мои, простятся!»
Радость наполняла сердце, рассеивался страх перед тюрьмой и костром. Они бы с радостью приняли смерть, если бы этим могли почтить своего Господа! Посланец истины отправлялся дальше в путь, и нередко с тех пор его никто не видел. Он шел в другие земли или оканчивал жизнь в какой-нибудь неведомой темнице. Случалось, что его кости белели там, где он свидетельствовал о своем Господе. Таким было великое и непостижимое благочестие вальденсов!
Однако у этой великолепной истории есть печальный конец. Не так давно, неподалеку от Торре-Пелличе, небольшой деревушки вальденсов, христианская молодежь устроила сбор и, усевшись вокруг костра, пела духовные песнопения и рассказывала различные истории, связанные с миссионерской деятельностью. Из окрестных долин и гор потекли любопытные; подойдя к лагерю, они с интересом наблюдали за происходящим. «Кто эти молодые люди? — спрашивали они. — Они молятся, поют о Втором пришествии Иисуса, в которое некогда столь пламенно верили и наши отцы». Молодые люди рассказывали различные миссионерские истории, и это пробуждало в душах собравшихся какую-то странную тоску по их собственному прошлому.
И вот, когда песнопения и рассказы прекратились, из сумерек к огню костра вышел старец и, задумчиво глядя на ведущего, сказал: «Вы должны продолжить это дело! У нас, вальденсов, богатое наследие, мы гордимся историей своего народа, который в борьбе стремился сохранить свет истины на этих горных вершинах и долинах. Это наш дом, и здесь, вокруг нас, великие памятники нашей веры... Мы гордимся этим».
И затем этот старик, даже не занимавший в своей церкви никакой должности, убежденно сказал: «Да, это великое наследие нашего прошлого, но у нас нет будущего. Мы оставили учение, в которое когда-то верили. Мы больше не верим, что Иисус скоро придет на облаках. Мы оставили эту веру, и, вспоминая все, что я видел и слышал о вас, скажу: вы должны продолжить!»
Указав на ближайшую гору, он продолжил: «Посмотрите на этот горный склон — там находится одна из наших часовен. На ней, как и на других, написано: "И свет во тьме светит". Теперь рядом с ними мы построили танцевальные площадки, думая, что так сможем удержать нашу молодежь.
Но кажется, что наши молодые уже не испытывают интереса к церковной жизни, не любят Церковь. Теперь их взоры устремлены вниз, туда, где ярко горят огни больших городов. Они больше не хотят оставаться здесь. Какое чудо, что у вас еще есть молодежь, которой интересно подняться сюда, в нашу долину, и пытливым взором посмотреть на все то, что мы так любим! Но теперь все это в прошлом. Грустно, что мы не устремляемся вперед, с отвагой глядя в будущее. Вы должны все это продолжить!»
Таков постоянный призыв вальденсов!
Как печально пребывать в бездеятельности, спячке и тихом безмолвии, если можно устремляться в будущее, которое гораздо прекраснее прошлого! Какая трагедия — расстаться со своими верованиями или так разбавить их чем-то чужеродным, что они кажутся просто неузнаваемыми!
Не так давно в Белый дом пригласили группу лидеров студенческого движения. В тщательно приготовленной речи правительственный чиновник говорил им о том, какие они хорошие: не взрывают зданий, не бегают по стране, верят в будущее Америки. Когда он закончил, поднялся студент Гарвардского университета и спросил, на чем основаны все эти утверждения. Чиновник помедлил, смутился, покраснел и, извиняясь, сказал: «Прошу прощения, я не знаю».
Разве не удивительно, что сегодня многие наши идеи не имеют под собой прочной основы? Может быть, многие признанные убеждения — всего лишь отвлеченные посылки или только традиция?
Несколько лет назад одна авиакомпания выпустила рекламный проспект на двух страницах. Наверху было написано: «Двадцать пять лет вам промывали мозги, пытаясь внушить, что от вашей авиакомпании надо ждать чего-то не совсем хорошего». Затем шел абзац, в котором говорилось: «Авиакомпании так сильно и долго способствуют производству виски, продуктов и кинофильмов, что большинство стало верить, будто только этим они и занимаются». Далее упоминалось кое-что поважнее и, в частности, безопасность перевозок. «Итак, — заканчивала реклама, — теперь, когда вы знаете, чем должна быть для вас авиакомпания, вам лишь остается выбрать ту, которая сможет это сделать. Сейчас вам необходимо подумать только об одном».
Как вы выбираете Церковь? Чего хотите от нее? Быть может, вы ищете веселого настроения, рукопожатий и дружеских слов? Быть может, вас устроит, если в ней будет хор, если она располагается в удобном для вас месте, а священнослужитель обладает харизмой? А может быть, вы просто преклоните колени, попросите Бога, чтобы Он привел вас к истине и затем начнете искать ее, пока не найдете?
Церквей сегодня очень много. Можете ли вы сделать надежный и мудрый выбор? Почему в мире так много деноминации? Одна из причин состоит в том, что люди привыкают следовать за своим духовным вождем, и когда тот умирает, не идут дальше и не ищут истину. Другая — более печальная для современных христианских конфессий — это укоренившаяся привычка искажать Писание, выдергивать его стихи из контекста, дабы тем самым обосновать ту или иную полюбившуюся теорию. Нет необходимости говорить, что сегодня есть и такие религиозные группы, которые созданы только для получения денежного дохода или уклонения от уплаты налогов.
Но если человек искренне ищет истину, он не собьется с пути, ибо ему даровано обетование, которое гласит: «Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю» (Ин. 7:17). Иисус говорит здесь о Своем учении, однако сказанное можно отнести и к любому другому. Бог поведет лишь того, кто искренен и готов следовать за истиной, куда бы она ни вела.
Многие из нас только тогда готовы идти за ней, когда истина не нарушает наших планов, ничего нам не стоит и ничего не требует взамен. Мы хотим согласовать ее с нашими предвзятыми мнениями. Мы не возражаем, если она ведет нас к Спасителю, но не хотим, чтобы вела к Творцу.
Но знаете, что я вам скажу? Любая религия, в которой нет Творца, — пустой колодец. Если мы считаем, что наше прошлое — результат эволюции и случайного развития событий, то с этих позиций нам надо воспринимать и будущее, а это значит, что его мы тоже отдаем на волю случая. Отрицая повествование о Творении, которое Бог оставил для нас в Книге Бытие, мы, наверное, станем отрицать и будущее, как оно предсказано в книге Откровение.
Религия, в которой нет Творца, — религия без надежды, ибо только Он может изменить наши сердца. Только Творец может восстановить в нас Божий образ. Без Творца нет воскресения. Только Победивший смерть может призвать к жизни тех, кого мы потеряли, или нас самих. Если нет Творца, то новая земля, описанная в двух последних главах Откровения, никогда не станет реальностью.
Быть может, вы хотите лишить Иисуса Его творческой силы и сделать бессильным в Его обетованиях? Быть может, хотите лишить Спасителя силы спасать, превратив Его в заблудшего учителя, обещавшего замки, которые Он никогда не сможет построить?
Я еще раз хочу повторить: религия, в которой нет Творца, — пустой колодец!
Люди меняются — плохие становятся хорошими, хорошие — плохими. Так и Церкви. Богоизбранный народ отверг Иисуса. «Пришел к своим, и свои Его не приняли», — говорит Иоанн (Ин. 1:11).
Тем, кто, будучи представителем богоизбранного народа, решил принять Иисуса, необходимо было разорвать связывавшие их национальные узы, отойти от древних обычаев и влиться в новорожденную христианскую Церковь. Однако со временем Церковь стала искать популярности, идти на компромиссы и даже устраивать гонения. Некогда истинная, она стала лжецерковью и пала с той высоты, на которую когда-то была вознесена. Она превратилась в Вавилон — символ всякого лжепоклонения. «Выйди от нее, народ Мой», — призывает Бог (Откр. 18:4).
Бывают времена, когда недостаточно просто верить, просто знать истину, просто иметь правильные взгляды и молчаливо сочувствовать тому, что правильно. В ту роковую ночь в Египте древние евреи должны были не просто верить. Надо было кровью окропить дверные косяки. Мало было просто стоять перед Чермным морем и ждать чуда — надо было двигаться вперед!
Недостаточно просто сказать «я верю», просто быть тайным учеником Иисуса. Мы должны явно стать на сторону Господа. Если мы находимся на борту тонущего корабля, недостаточно радоваться наличию спасательной шлюпки — надо войти в нее. Недостаточно просто соглашаться, что Вавилон пал и перестал быть тем, кем он некогда был. Надо внять Божьему призыву и выйти из него!
Сегодня мы окружены множеством мнений, и нас сбивает с толку обилие голосов, каждый из которых возвещает, что верен именно тот путь, который указан им. Так будет не всегда: незадолго до пришествия Иисуса разноголосица прекратится. Все станет ясно и просто. Люди разделятся на два лагеря — на тех, кто решил до конца нести знамя падшего ангела, и тех, кто решительно стал под обагренное кровью знамя Голгофы. «Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, — сказал Иисус, — и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь» (Ин. 10:16). Можете ли вы сказать, что являетесь истинным последователем Иисуса? Можете, если следуете за Ним. Отвечать надо делом!
Не так давно мне рассказали короткую, но восхитительную историю. Один мальчик пас овец своего отца, а неподалеку, через небольшую долину, другой мальчик тоже пас овец, которых доверил ему его отец. Они были хорошими друзьями, и часто перекликались через эту долину. Но вот однажды внезапно разразилась буря, и вместе с овцами мальчики укрылись под большим выступом скалы. Буря стихла, они собрались домой, но не тут-то было: овцы перемешались, и хотя некоторых они знали, другие казались им совсем похожими одна на другую. Полные отчаяния, боясь, что их будут ругать, мальчики наконец пошли по домам, каждый по своей тропинке. И что же? Овцы сами во всем разобрались, и каждая отправилась вслед за своим пастухом!
Сегодня идет великое разъединение. Каждый день овцы определяют свой путь, следуя за своим пастырем, и если вы хотите узнать, чья это овца и кто ее пастырь, — посмотрите, на чей голос она отвечает. Никто не разделяет их, не судит, не навешивает ярлыков и не разводит насильно в разные стороны. Они сами своими действиями, своим ответом решают, куда идти.
Если ты видишь, что рядом с тобой пустой колодец, следуй за Иисусом! Быть может, тебе придется пройти пять километров на восток или на запад, на север, на юг — не важно. Важно, что ты не собьешься с пути и отыщешь живую воду. И колодец, который никогда не иссякнет!

Джордж Вандеман.
Серия проповедей из цикла "Так говорит Библия".
Тема: "Жизнь после смерти"

на главную