Весть 1888 Года

Роберт Виланд

К Читателю

Прежде всего необходимо определить, что эта книга подразумевает под понятием «Весть 1888 года». Кроме того, некоторые читатели безусловно нуждаются в кратком изложении некоторых событий, которые должны быть хорошо известны Адвентистам седьмого дня как «события 1888 г.».

На сессии Генеральной Конференции, которая состоялась в 1888 году в городе Миннеаполисе штат Миннесота, два молодых человека — А. Т. Джоунс и Е. Дж. Ваггонер — выступили перед делегатами с проповедями на тему об оправдании верою. Эти вести вызвали бурную дискуссию. Многие делегаты, особенно старые служители и руководители церкви, — встретили эту весть (а также и вестников) с неприязнью.

Лишь немногие с радостью, искренно приняли эту весть. Среди них самой выдающейся была сестра Уайт. Но в то время она не казалась столь важной, чтобы ее точно зафиксировать, чтобы и другие могли из первых рук узнать о чем там говорится.

Таким образом у нас нет точно изложенной вести 1888 года, переданной двумя молодыми вестниками в Миннеаполисе.

Но это не означает, что мы должны отчаиваться относительно понимания, что там происходило, или что заглавие этой книги — неправильно. Определенные факты представляют нам возможность восстановить красоту и здравость учения, которое они проповедовали:

1. Мы знаем, чему учил Ваггонер за многие месяцы непосредственно перед Конференцией 1888 года.

2. Мы знаем, чему он также учил в последующие месяцы, сразу после Конференции.

3. Мы знаем, что Ваггонер и Джоунс были в полном согласии с их, пониманием вести о праведности через веру, как в Миннеаполисе, так и в, течение десятилетия после 1888 года. Было два вестника, но Елена Уайт неоднократно говорила о том, что их учение было одной вестью.

4. Подтверждение Еленой Уайт их вести не было ограничено лишь рамками ее публичных выступлений на конференции. Она продолжала одобрять их весть в течение многих лет после Конференции 1888 года, вплоть до 1896 года и позже.

5. Чтобы восстановить их вести, существенную помощь могут оказать их современники, — противники и сторонники, — как они воспринимали эти важные мысли. Например, В. В. Прескотт и С. Н. Хаскелл были среди тех, которые благоприятно отнеслись к этой вести и в свою очередь поняли, что она подтверждается Библией и одобряется Еленой Уайт.

Разумеется, мы не должны понимать так, что все сказанное Джоунсом и Ваггонером, было совершенным и непогрешимым.

Елена Уайт никогда не называла их пророками, однако она, неоднократно определяла их такими словами, как «Вестники Господни», «Вестники, уполномоченные Христом», «Мужи, имеющие Божественное предназначение», «Слуги Божии... с вестью, посланной небом», «Мужи, которых Он избрал», «молодые люди, которых Бог послал, — чтобы нести Его особую весть», «Его избранные слуги, которых использует Бог», «Господь действует через братьев Джоунса и Ваггонера», «Он дал им драгоценный свет», «Если вы принимаете весть, вы принимаете Иисуса», «Вестники, которых Я (Господь) послал к Моему народу, чтобы нести свет, благодать и силу», «Весть от Бога, она несет на себе печать Божьего одобрения». Высказывания, подобные этим, встречаются вплоть до 1896 года и позже.

Весть, представленная в этой книге, весьма важная и выдающаяся. Она провозглашалась Джоунсом и Ваггонером непосредственно перед Конференцией 1888 г. так и десятилетия спустя. Наш метод таков:

1. По возможности ближе держаться даты 1888 года.

2. Изложить то, чему учили Джоунс и Ваггонер неоднократно или особо подчеркивая.

3. Представить пункты, в которых они были в полном согласии между собой.

4. Ограничить наше изложение из учения там, где оно находит явное одобрение Елены Уайт (и, разумеется, соответствует Библии) и,

5. Рассмотрим хотя бы некоторые высказывания их современников, которое верили в полученную весть и понимали ее важное значение.

Цитируя (по необходимости) что-либо из написанного Джоунсом и Ваггонером в последние годы, мы будем делать это с тщательным вниманием и избирательно, имея уверенность в том, что приведенные высказывания находятся в соответствии с их ранними учениями и с пятью принципами, упомянутыми выше. Если кто-либо будет возражать, что цитаты, написанные после 1888 года, — не соответствуют вести 1888 года, — следует указать, что Елена Уайт в течение продолжительного времени одобряла эти высказывания и ставила ударение на важное значение этой вести. И полная гармоничная картина, того, чему они учили в течение десятилетия после Конференции в Миннеаполисе, должна представить нам ясное понимание того, что было выражено в вести, данной в 1888 г. и полное надежды чувство благоразумия, даст нам ясное понимание всего этого.

Совершенно исключено, чтобы Елена Уайт продолжала свое неоднократное и восторженное одобрение так долго, если бы у нее было хотя бы небольшое недоверие к тому, что один или оба вестника отклонились от истинной веры. Она была вдохновенным пророком, с освещенным проникновенным пониманием; она заслуживала доверия в своем одобрении вести Джоунса и Ваггонера. Никогда за всю свою продолжительную деятельность, она так искренно и настойчиво не одобряла вести кого-либо из своих современников. Невозможно предположить, что она могла быть неосведомленной или заблуждалась.

Кроме того, имеется более важное, чем длительная поддержка Елены Уайт в оценке этой вести Джоунса и Ваггонера. Заключительным испытанием является сама Библия. Автор убежден в том, что они получили свое представление в результате собственного тщательного исследования Священного Писания в свете «великой борьбы», как ее понимают Адвентисты седьмого дня и нашего особенного понятия об очищении святилища и трехангельской вести.

Как и все мы, они чувствовали себя в долгу перед теми, которые шли впереди них, включая Лютера, Кальвина, Веслея: однако они основывали свою весть только на Священном Писании. Они увидели истину об оправдании верою в новой и свежей перспективе, эсхатологическое понимание которой унаследовано Адвентистским движением. За последние годы все увеличивается доказательство того, что имеется твердое библейское подтверждение сущности их понятия; подтверждение их истолкования Священного Писания находится во многих теологических исследованиях наших дней.

Например, не так давно вышла докторская диссертация в Лондонском Университете, где представлено доказательство того, что их точка зрения на природу Христа, поддерживалась значительным числом уважаемых теологов и реформаторов христианской эпохи (Гари Джонсон — «Человеческая природа Христа» Лондон, 1962 г.).

Я молюсь о том, чтобы наш сердечный ответ на эту весть был таким же, каким он был у Елены Уайт, когда она впервые лично услышала о ней на Конференции в Миннеаполисе: «Всеми фибрами моей души я восклицаю: "Аминь!"» (Рукоп. 5, 1889). Таков был и мой ответ, когда я впервые понял эту весть.

Роберт Виланд

Должна Же Быть Причина!

В Чем Же Задержка Пришествия?

«В чем же ошибка?» — спрашивает благочестивый ортодоксальный иудей со страхом и смущением.

Даже сегодня, когда он сосредоточенно исследует пророчества Господа, данные Аврааму, Исааку и Иакову, — он искренне теряется. «Когда же Бог наших отцов пробудится и исполнит Свои так надолго отсроченные обетования — послать Мессию Израилю? Когда же Он сделает Иерусалим радостью всей земли? Или наши надежды на великого Мессию напрасны?»

Эти евреи, имеющие возможность собраться в одном из оставшихся святых мест Иерусалима, — у древней стены плача, расположенной в юго-западной части древнего храма, — считают себя счастливыми. Здесь они изливают свои жалобы и мольбы к Богу своих патриархов.

Нам хотелось бы тронуть легонько за плечо и сказать: «Друзья! Не плачьте! Бог Авраама, Исаака и Иакова не уснул и не оставил вас. Он сдержал Свое обещание. Он остался верен — прислал Мессию в Иисусе из Назарета! Дело же заключается лишь в том, что ваши предки не распознали Его, и когда Он пришел, — распяли Его».

Возможно ли, чтобы настоящие Адвентисты седьмого дня имели свой собственный вариант стены плача?

Вспомните о нескончаемом потоке обращений и призывов к молитве, исходящих со страниц ежегодных недельных молитвенных чтений, выражаемых в проповедях на лагерных собраниях, на сессиях Генеральной Конференции и ежегодных советах, призывающих искренне молиться о том, чтобы Господь исполнил Свое обетование и открыл небесные окна для излития живительных потоков Позднего дождя на Свой народ. С тех пор, как Елена Уайт писала свое видение от 14 мая 1851 года относительно «отрады» и «Позднего дождя» (Ранние произведения, 71 стр.) Адвентисты седьмого дня лелеют надежду, что однажды Бог дарует благословение и приведет всемирное дело свидетельства к триумфальному завершению.

Они понимают, что Поздний дождь будет представлять собой заключительный дар Святого Духа данный для созревания Евангельского урожая, — подобно тому, как дожди, предшествовали жатве в древней Палестине, были гарантией исполнения надежд земледельцев. Поздний дождь должен привести к Громкому кличу трехангельской вести и к завершающей славе, которая озарит мир. И тогда Господь сможет придти в силе и великой славе!

Почему же эти ходатайственные молитвы веками оставались без ответа?

Почему каждый цикл посвященных собраний оставлял то же самое разочарование по причине отсутствия Позднего дождя?

Такие вопросы задают мыслящие люди особенно молодые. Зачем посвящать жизнь жертвенному труду, если эсхатологические надежды, которые лелеяли пионеры, кажутся такими отдаленными? По-видимому Второе пришествие не может произойти, пока не исполнятся великие, так долго ожидаемые события. Но для многих Адвентистов во многих странах, Второе пришествие постепенно отходит в тень неопределенности. Подобно благочестивым иудеям, плачущим о пришествии своего Мессии, надежда на Поздний дождь — это надежда на чудо, что отцы наши в действительности не ошибались. В вопросе Позднего дождя, фактически затрагивается вопрос чести Бога наших пионеров. Заслуживает ли Он доверия? И даже — жив ли Он?

Без сомнения, некоторые небесные существа желали бы тронуть нас за плечо и сказать: «Прекратите роптать, что ваши молитвы безответны! На ваши молитвы уже отвечено 130 лет тому назад. Господь сдержал Свое обетование, данное пионерам. Он уже дал начало Позднему дождю и Громкому кличу. Только все дело в том, что ваши отцы не распознали небесный дар, когда он был дарован и отвергли его точно также, как евреи отвергли своего Мессию два тысячелетия назад».

Такие вести могли бы быть для большинства современных Адвентистов седьмого дня потрясающими, если бы наше предполагаемое обращение к иудеям у стены плача относились и к нам.

Но это правда.

Единственное легкое упоминание о таких потрясающих вестях находятся в «Индексе к трудам Е. Уайт» т. 2, стр. 1581, под заглавием: «Громкий клич», это краткое упоминание подобно слабому удару комка земли в сосуд, находившемуся в Кумранской пещере, — но это привело к открытию знаменитых рукописных сокровищ.

В этой простой статье сказано: «Громкий клич... уже начался в провозглашении праведности Христа».

Согласно указаний индекса, обращаемся к другому источнику:

Перед нами время испытания, потому что Громкий клич Третьего ангела уже начался в провозглашении праведности Христа, совершившего искупление для прощения грехов. Это начало света того ангела, от славы которого осветится вся земля (Ревью энд Геральд 22 ноября 1892 г., см. также Изб. Вести т. 1, стр. 363).

Это не просто описание тайного временного благословения, данного в то время в нашей прошлой истории — это поразительное провозглашение, что ясные эсхатологические обетования, которые лелеяли пионеры Адвентистского движения еще с 1851 года, были в то время, уже исполнены, по крайней мере, они уже начались.

Когда и почему Елена Уайт сделала такое знаменательное заявление?

Первоначальный источник этого утверждения мы находим в журнале «Ревью энд Геральд» от 22 ноября 1892 года. «Провозглашение праведности Христа» — есть ясное указание на весть 1888 года, которая в течение четырех лет прошла своим трудным историческим путем в нашей среде. После надлежащего размышления, Елена Уайт смело приняла в это время весть о «начале» заключительного излития Святого Духа, которое приведет к освещению земли славой четвертого ангела из Откровения 18 главы.

Но это утверждение поднимает некоторые смущающие проблемы. Если вдохновенная вестница обладала интуицией распознать действительное значение вести 1888 года, то почему с тех пор мы имеем почти столетнее промедление? Когда за три года прежде 1888 года начала звучать эта весть, Елена Уайт заявила, что когда начнется Поздний дождь и Громкий клич, — «дело распространится подобно огню по соломе» (Избр. Вести, т. 1, стр. 118).

Действительно «заключительные движения будут поспешными» (СЦ 9, 11). Все же мучительно медленный прогресс наблюдается с 1892 года, когда было сделано ее первоначальное заявление. Люди на планете Земля рождаются быстрее, чем мы можем достичь их вестью предостережения. Каждый проходящий год оставляет нам для исполнения огромную задачу свидетельства.

Невнимательные беззаботные люди могут счесть сектантской гордостью представления о великом успехе точно по расписанию, но наиболее искренние Адвентисты седьмого дня исповедуют здравое убеждение, что мир просто еще не озарен славою вести «иного ангела».

В чем же заключаются неправильные действия?

Четыре года спустя после заявления 1892 года Елена Уайт искренно и точно определила, что произошло. Со всей очевидностью ясно, что эпоха светлой надежды подошла к концу:

Нежелание отказаться от предвзятых мнений и воспринять истину, (что закон к Галатам есть прежде всего нравственный закон — прим. авт.) — лежит в основе оппозиции, выступавшей в Миннеаполисе против братьев Ваггонера и Джоунса, сообщивших Божью весть в 1888 г. Вызвав эту оппозицию, сатана преследовал цель — лишить наш народ той великой силы Святого Духа, которую Господь так желает дать им. Враг помешал им воспользоваться той действительной силой в возвещении истины этому миру, с которой апостолы провозглашали ее после Пятидесятницы. Свету, призванному озарить всю землю лучами своей славы, было оказано сопротивление. В большей степени этот свет сокрыт от мира нашими же собственными братьями (Избр. Вести т. 1, 234-235 стр.).

Проанализируем утверждение, сделанное в 1896 году:

1. «Великая сила Святого Духа», которую Бог желал дать нашим братьям в 1888 году, была истиной Пятидесятницей в ее динамическом смысле.

2. Эта весть должна была обеспечить «действительность» провозглашения истин Адвентистов седьмого дня по всему миру, с безусловным включением в это число последователей Ислама, Буддизма, Индуизма и языческую часть населения мира. Она должна была укрепить Адвентистскую церковь, слабую по численности членов и материальным ресурсам, дать возможность насладиться таким же успехом, какой имели апостолы и стать «победоносными и чтобы победить» (Отк. 6:2). Совершенно очевидно, что сила заключалась в самой вести.

3. Свет, принесенный через А. Т. Джоунса и Е. Дж. Ваггонера, является исполнением пророчества о начале действия того могущественного четвертого ангела из Откровения 18-й главы, светом которого «осветилась земля». Здесь библейский источник фразы «Громкий клич» (Отк. 18:2; 14:9).

4. «В большей мере» и «в большей степени», сатана имел успех, удержав наш народ, а следовательно и мир от получения света. Этот простой факт объясняет причину, почему почти столетие длится духовное бесплодие, которое поражает всю нашу всемирную миссионерскую деятельность, включая неудачу нашей работы в Китае и возрастающее разочарование и духовную немощь во многих других регионах. Если Поздний дождь — духовная влага, то недостаток ее приводит к духовной засухе.

5. Агентами, которых сатана использовал в своих целях, были «наши собственные братья», чье отношение было «действием» противления и непринятия. По всей справедливости необходимо признать, что наши собственные братья, будучи первыми полководцами и руководителями местных конференций того времени, выступая от имени церкви, действовали подобно иудейским вождям, которые выступали от имени их нации, отвергая своего долгожданного Мессию. Что же делать с такой разочаровывающей действительностью — вот проблема, которая десятилетиями приводит в смущение. Подавлять доказательства или уклоняться от очевидной истины, — это не путь разрешения наших трудностей. Такой путь никогда не сможет удовлетворить пытливые умы.

В течение многих столетий иудеи лелеют ту же самую проблему, пытаясь объяснить своим детям, почему не приходит долгожданный Мессия.

Это приводит в смущение. Когда Иосиф Вольф спросил своего отца, кем же был страдающий Раб из 53-й главы книги пророка Исайи, как не Христом, — ему отец строго запретил задавать такой вопрос. Однако единственно безопасный путь для нашего спасения — с радостью принять всю открывающуюся истину!

Церковь никогда не получит мощного стимула к завершению всемирной евангельской задачи, пока не поймет точно, почему долго откладывается пришествие Господа и не произойдет обновление эсхатологического доверия пионеров Адвентистской вести.

Безусловно, можно представить длинный список сложных и угнетающих причин промедления.

Примечание: Первая и вторая глава книги Л. Е. Фрума «Движение вызванное судьбой» — посвящена темам: «Второе пришествие задерживается», «Божественные причины раскрыты» (стр. 561-603).

Впечатление может быть весьма разочаровывающим и ошеломляющим. Единственное простое разрешение всех проблем с замедлением пришествия Христа, есть вера — истинная, подлинная, совершенная во Христе. И этот недостаток призвана восполнить весть 1888 года. И с другой стороны — простым разрешением всех проблем было бы истинное излитие Святого Духа истинной Пятидесятницы в Позднем дожде 1888 года. Поэтому отвержение вдохновенного разрешения наших многих проблем составляет основную причину длительного промедления и это заслуживает особого внимания этого поколения. Таким же образом, основной проблемой, которая предстоит перед иудеями уже два тысячелетия, это отвержение Мессии.

Сравнение нашего отвержения света в 1888 году с отвержением иудеями Христа — не искусственно. Со времени Генеральной Конференции в 1888 года и в течение последующих лет Елена Уайт очевидно была пленена идеей, что мы вновь переживаем трагедию неверия иудеев.

Когда я снова просматриваю историю иудейского народа и вижу, где они преткнулись, потому что не ходили во свете я понимаю, где мы окажемся как народ, если отвергнем свет, данный Богом нам. Имеете глаза, но не видите, имеете уши, но не слышите. Теперь, собратья, свет пришел к нам, и мы должны быть в таком состоянии, чтобы воспринять его... Я вижу, что вы в опасности и хочу а предостеречь вас...

Если служители не воспримут свет высказанный на Генеральной Конференции 1888 года я вынуждена буду представить выбор людям, возможно они примут этот свет... Точно так же было и с иудеями, с иудейским народом (Рук. 9 1888 г., высказано 21 октября 1888 г., А. В. Олсен, Через кризис к победе стр. 292).

Спустя восемь дней она вновь обращается к этой теме:

Когда иудеи сделали первый шаг в отвержении Христа, — они сделали опасный шаг. Когда же накопились доказательства того, что Иисус из Назарета был Мессия, — они оказались слишком горды, чтобы признать, что они заблуждались... Подобно иудеям, они (братья) возомнили, что вне всякого сомнения, обладают всей истиной и даже чувствуют презрение к тем, кто, возможно имел более правильные взгляды по сравнении с ними относительно истины. Все доказательства, которые могли бы повлиять на их решение, — в их глазах ничего не значили. Они говорили другим, что учение о праведности через веру, — не истинно, однако впоследствии, увидя очевидность и истинность света, который так поспешно осудили, — они оказались слишком горды, чтобы сказать «я был неправ»; они все еще будут лелеять сомнение и неверие, будучи слишком высокого мнения о себе, чтобы признать себя виновными...

Неблагоразумен был и шаг со стороны одного из этих молодых людей (Джоунса или Ваггонера), — вверить себя решению этого собрания, где на повестке дня была скорее оппозиция, чем исследование (Рукопись 95, 1888 г. Беседа происходила 1 ноября 1888 года А. В. Олсен, Через кризис к победе, стр. 300-301).

В 1890 году Елена Уайт представила случай, «полный действиям иудеев»:

Те, кому Христос вверил великий свет, кому Он дал драгоценные благоприятные возможности, находятся в опасности, если они не ходят в этом свете, а наполнены гордым самомнением и самовозвышением, как это было с иудеями (Ревью энд Геральд, 1 февраля 1890г.).

Мы не должны поддаваться словесным ухищрениям, софистике; ловушкам, на крючки которых попадаются наши сомнения относительно света, который Бог посылает нам. Если ваше внимание поглощено непонятным пунктам учения, — обратитесь на коленях в молитве к Богу, чтобы понять где истина и не стать богопротивниками, подобно иудеям...

Уже около двух лет мы призываем людей принять свет и истину о праведности Христовой, а они не знают, принять ли им эту драгоценную истину или нет» (Ревью энд Геральд 11 марта 1890 г.).

Долго ли такие люди будут возглавлять работу, оставаясь в стороне от вести Божией (Ревью энд Геральд, 11 марта 1890 г.).

Если мы желаем сказать что-либо, чтобы помочь иудеям у стены плача — мы должны побудить их исследовать из первых рук записи Священного Писания об Иисусе из Назарета, чтобы они смогли увидеть в Нем исполнение пророчеств, что они напрасно все еще ожидают в будущем.

И для нас так же было бы полезным исследовать из первых рук существующие записи о содержании вести 1888 года и допустить, чтобы ее славный свет засиял сегодня в наших сердцах.

Весть 1888 года первоначально возвещенная посланными небом вестниками, изобилует понятиями, поражающими разум, которые почти полностью неизвестны настоящему поколению. И вот однажды, когда мы хорошо выполним работу эту, чтобы досконально понять, что было началом Позднего дождя и Громкого клича, мы будем лучше приготовлены к пониманию настоящего положения, избежим подделок и ошибок и встретим будущее с исцеляющей вестью для человечества, которая ускорит возвращение нашего Господа. Вот о чем повествует эта книга.

Истинное Излитие Святого Духа

Наш Скорый Заключительный Экзамен

Иногда учащиеся в школах переживают нечто, приводящее их в замешательство, когда они лишь на заключительном экзамене осознают, что все их испытание сводится только к одному вопросу. Однако, этот один вопрос, такой глубокий и исчерпывающий, что он охватывает все их способности.

Возможно, это хорошо, что заключительное испытание народа Божия, будет составлять из одного вопроса: Как вы узнаете истинное излитие Святого Духа? Возможно, они будут противостоять двум находящимся рядом доказательствам, одним из которых будет влияние истинного Святого Духа, а другим — влияние искусного обманщика. И один вопрос испытания будет такой: «Какой из них истинный?»

Прежде чем в 1888 году начался Поздний дождь, Елена Уайт уже объяснила, что мы встретимся лицом к лицу с подделками Святого Духа. Наш выбор истинного или ложного излития Святого Духа — может определить нашу вечную участь:

Перед тем, как последние суды Божии посетят нашу землю, среди народа Божия произойдет пробуждение к такому благочестию и святости, чего еще не наблюдалось со времени апостолов. На детей Божиих будет излит Святой Дух и сила... Но враг человеческой души постарается всеми силами помешать этой работе и прежде чем настанет это время, он будет пытаться ложно подражать этому. В тех церквах, которые ему удастся подчинить своей обманчивой силе, он будет внушать людям, что над ними уже излились особенные благословения Божии и в церкви будет проявляться сила, заставляющая предполагать великое религиозное пробуждение и многие будут благодарить Бога за Его чудесную работу над ними, в то время как эта работа будет являться трудом другого духа (ВБ, стр. 464).

Это заявление приведено в главе «Пробуждение наших дней», в которой описываются многие ложные идеи, которые были популярными среди деятелей этих течений в последние годы XIX столетия. Но такой обман не мог ввести в заблуждение тех, кто имел правильное понимание о «праведности через веру». Однако в XIX веке было много заблуждений не мало их и теперь. Субъективизм современных движений «Пятидесятничества» берет корни в пробудительных движениях, происходивших прежде 1888 года, которые пронеслись по популярным церквам.

Современное движение «пятидесятничествa» прилагает огромные усилия, чтобы пленить церковь Адвентистов седьмого дня.

Можно привести пример:

Дуновением очищающего, освежающего и бодрящего воздуха повеяло сегодня в христианских церквах. Действие этого веяния ощущается в этот момент в каждом вероисповедании...

Это христианское возрождение или обновление, как известно, исходит от Бога. Его начало положил Сам Бог и Он продолжает его. Оно совершается Духом Святым для славы Божией. Святой Дух вновь проявляет Себя с той же силой и дарами, которыми характеризовался апостольский век (Голос, март 1967 г.).

Один человек из церкви Адвентистов седьмого дня рассказал свою историю по этому поводу. Вот как повествует об этом журнал «Инсайд»:

В течение двух лет я предвкушал.... замечательный опыт крещения Святым Духом и не мог найти его в своей церкви... Мы не хотели того, что Бог имеет для нас, — вы знаете, — говорить на языках. Но я хотел этого и Бог желал дать мне. И я искал этого. Бог позволил мне сломать барьеры, лежащие между вероисповеданиями, и я направился в другие места. Наконец, 29 марта 1970 года в пасхальное воскресение Бог излил на меня Святой Дух и дал мне удивительное доказательство исполнения Его обетования: «Как Дух давал им провещевать». И когда Дух дал мне дар языков, я сразу же запел на прекрасном небесном языке...

Автор статьи, в которой приведено это сообщение, продолжает раскрывать дальнейшие подробности. Адвентисты седьмого дня должны быть «обращены».

В этом свидетельстве было нечто необычное, — это то, что оно было дано через Адвентиста седьмого дня. Он присутствовал в городе Риверсайде, штат Калифорния, весной 1972 года на собрании Международного содружества людей, исследующих Евангелие (так называется общество пятидесятников). Собрание началось со славословия Богу за знамения и чудеса и закончилось принятием плана, как принести в церковь Адвентистов седьмого дня крещение Духом Святым, которое сопровождалось даром языков.

Присутствующие на этом собрании бизнесмены подарили 2500 долларов, чтобы высылать журнал пятидесятников «Воис» служителям церкви Адвентистов седьмого дня по всему миру (Инсайд 5 мая 1973 г. стр. 13-14).

«Воис» — журнал, издаваемый этим обществом, описывает на своих страницах главным образом чудеса, сообщает об исцелениях, о проявлении неизвестных языков, пророческих откровениях и всех других выдающихся явлениях, присущих харизматическому движению.

Если этот «Святой Дух» был подделкой, то где же истинный дар? Где-то должен быть истинный, потому что мы имеем об этом божественное обетование:

«И будет в последние дни, говорит Бог, — изолью от Духа Моего на всякую плоть и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумлены будут; и на рабов Моих и на рабынь Моих в те дни изолью от Духа Моего... И будет: всякий, кто призовет имя Господне, спасется». (Деян. 2:17-21.).

После сего я увидел иного ангела, сходящего с неба и имеющего власть великую; земля осветилась от славы его и воскликнул он сильно громким голосом, говоря: пал, пал Вавилон... И услышал я иной голос с неба, говорящий: выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее (Отк. 18:1-4).

Свыше 50 лет назад бывший тогда президент Генеральной Конференции признал, что он распознал начало исполнения пророчества этого «четвертого ангела» в вести 1888 года:

В 1888 году церковь Адвентистов седьмого дня получила совершенно определенную весть пробуждения. Она была в то время известна как «весть о праведности через веру». Как сама весть, так и способ ее получения произвели глубокое и продолжительное впечатление на сознание служителей и членов церкви и течение времени не изгладило этого впечатления из памяти. До нынешнего времени (это писалось в 1925 году) многие из слышавших эту весть в самом начале ее провозглашения продолжают глубоко интересоваться ее развитием. Все эти долгие годы они хранили твердое убеждение, что однажды в нашей среде этой вести будет отдано особое значение и она, как они мечтали, совершит по изволению Господа дело очищения и возрождения церкви (А. Г. Даниэльс, Христос наша праведность, стр. 23)

Брат Даниэльс счел необходимым добавить: «Весть никогда не была бы получена, провозглашена и широко распространена, если бы в этом не было цели, заключавшейся в передачи церкви обильных благословений, содержащихся в ней» (Христос наша праведность, стр. 47.).

Различные издания нашей церкви подтверждают правильность этого утверждения. Согласно многих исследований, — если исключить высказывания, имеющиеся в трудах Духа пророчества, — в таком случае весть 1888 года была как бы потеряна и похоронена под пеплом десятилетиями до и после 1926 года, подобно действию Везувия на Помпею. Мы можем иметь сколько угодно так называемой праведности через веру, однако она стоит далеко от света, который Господь даровал Своему народу в вести 1888 года.

Не только харизматическое движение делало попытки обольстить остаток церкви через крайнее субъективное Евангелие, но совершенно противоположное ему чистое, объективное кальвинистское Евангелие — использовало наше широко распространенное невежество в отношении содержания вести 1888 года.

Елена Уайт побуждала церковь верить, что в этой вести 1888 года пришло истинное излитие Святого Духа:

Господь по Своей великой милости, послал Своему народу через проповедников Ваггонера и Джоунса весьма важную весть. Эта весть должна была в еще большей степени запечатлеть в людях образ распятого Спасителя, Его жертву за грехи всего человечества. Она возвещала оправдание через веру в Поручителя, призывая всех принять праведность Христа, которая состоит в послушании всем заповедям Божиим. Многие потеряли из вида Иисуса. Они должны обратить свой взор на Его Божественную личность, на Его заслуги, и на Его неизменную любовь к человечеству. Ему дана всякая власть наделять людей богатством Своих даров и самый драгоценный из них — Свою собственную праведность, Он дает тем, кто сознает себя слабым и несовершенным. Это весть, которую Бог повелел проповедовать миру. Это весть есть Третья ангельская весть, которую необходимо провозглашать громким голосом при обильном излитии Святого Духа (СП 1895 г. стр. 91-92).

Во всех близко соприкасающихся с Е. Уайт — было всеобщее убеждение, что Поздний дождь уже начался. Приводим один пример (слова А. Т. Джоунса):

Недавно я получил письмо от брата Г. Б. Старра из Австралии. Я прочту из него несколько строк, потому что они как раз уместны в этом контексте: «Сестра Уайт говорит, что мы находимся во время Позднего дождя с собрания 1888 года в Миннеаполисе (Бюллетень Ген. Конф. 1893 г. стр. 377).

За два года до этого брат Е. Дж. Ваггонер говорил:

Если мы имеем твердую веру, что Христос постоянно пребывает в нас, мы можем с силой продолжать работать для других, и объединить наши голоса с голосами ангелов на небесах и таким образом весть будет распространяться громким голосом... Сегодня я радуюсь с верой в то, что Громкий клич уже начался (Бюл. Ген. Конф. 1891 г. стр. 245-246).

Ниже приводится отчет собрания сессии Генеральной Конференции 1893 года. А. Т. Джоунс задает вопросы, а собрание отвечает:

Итак, собратья, когда эта весть о праведности Христа началась для нас, как для народа?»

Один или два голоса с места: «Три или четыре года назад».

— Так сколько же: три или четыре?

— Собрание: «Четыре! Да, четыре».

— Где это произошло?

— Собрание: «В Миннеаполисе».

— Что таким образом, отвергли братья в Миннеаполисе?

— Некоторые голоса в собрании: «Громкий клич».

— Чем является эта весть о праведности? Свидетельства говорят нам о том, что она представляет Громкий клич — Поздний дождь. Что, следовательно, отвергли собратья в Миннеаполисе, в том ужасном положении, в котором они находились? Они отвергли Поздний дождь — Громкий клич Трехангельской вести (Бюл. Ген. Конф. 1893 г. стр. 183).

Давайте мысленно присоединимся к собранию в тот вечер, когда они слушали с молчаливым вниманием:

Итак, собратья, сегодня вечером настало время принять то, что там отвергли. Ни один из нас не должен быть в состоянии спать, имея это удивительное, прекрасное, благословенное, которое Бог дал для нас Миннеаполисе, к которому мы должны были присоединиться и обладать им вот уже четыре года, если бы сердца были готовы принять весть, которую послал Бог. Мы уже на четыре года ушли вперед. Мы сегодня находимся среди чудес Громкого клича. Разве Дух пророчества не говорил нам все это время, что благословение уже находится над нами? (Бюл. Ген. Конф. 1893 г. стр. 183).

Президент Генеральной Конференции О. А. Олсен был до глубины души тронут этим выступлением. На следующий день он раскрыл свою душу перед собравшимися делегатами:

Это место становится все более и более торжественным из-за присутствия Божия. Я полагаю, никто из нас прежде не бывал на подобном собрании, какое мы имеем теперь. Господь воистину пребывает очень близко и раскрывает все более то, чего мы до сих пор не понимали с такой полнотой...

Вчера вечером я почувствовал особенную торжественность. Меня объял благоговейный страх из-за близости присутствия Божия и по причине торжественного свидетельства, которое для нас зародилось здесь...

Кое-кто возможно сомневается относительно той идеи, о которой было сообщено в Миннеаполисе. Я знаю, что некоторые огорчаются и сомневаются при любом упоминании о том собрании и ситуации, которая там сложилась.

Но давайте уясним, что причина таких чувств заключается в упорстве духа... Сама мысль, что человек огорчается, показывает, что в его сердце имеется зерно возмущения (Бюл. Ген. Конф. 1893 г. стр. 188).

Другим известным оратором в 1893 году, который хотя бы от части понял, что произошло, был В. В. Прескотт:

Теперь, когда я полагаю, что мы уже в течение четырех лет пребываем в периоде Позднего дождя, и что Бог желает излить Свой Святой Дух, чтобы эти дары могли быть восстановлены и чтобы Его дело продвигалось с силой, и что Он желает, чтобы мы с радостью соединились в этой работе и всем сердцем объединились с Ним, я прихожу к выводу, что мы имеем руки, которые не действуют, и ноги, которые не ходят, и что мы скорее ожидаем, когда все тело от бездействия распадется на части (Бюл. Ген. Конф. 1893 г. стр. 463).

Это ожидание предстоящего Позднего дождя постоянно сверкает на хрупких старых страницах Бюллетеня 1893 года.

Никогда еще с полночного крика 1844 года сердца народа Божьего не трепетали такой эсхатологической надеждой!

К тому же, когда эта весть о праведности Божией, которая через веру в Иисуса Христа делает праведным пред Богом, когда она получена и дано поручение о ее распространении и Его народ провозглашает ее, — что это означает в работе Божией на земле? Что это должно произойти, но за короткое время перед тем, как все кончится...

Теперь же настало время, чтобы работа была окончена быстро, а мы находимся в центре сцены, которая является заключительной в истории этого мира... Но Поздний дождь есть учение о праведности. Когда же эта весть о праведности Божией, как таковая пришла к нам, как к народу?

Собрание: «Четыре года назад»

Где?

Собрание: «В Миннеаполисе».

В настоящий момент, эта весть о праведности Христа и есть Громкий клич. Это и есть Поздний дождь (Там же стр. 243).

Разве не было бы это собрание в тот вечер страшно поражено, узнав, что, по меньшей мере большая часть следующего события должна пройти, прежде чем на нежный Божий призыв будет обращено внимание? С тех пор было написано множество книг об истории Адвентистов седьмого дня. Просто поразительно, что ни одна из них не раскрыла реального значения вести 1888 года в истории, за исключением разве книги Л. Фрума «Движение, вызванное судьбой», опубликованной в 1971 году. Л. Фрум смело определяет весть 1888 года как начало Позднего дождя:

Тогда в XIX столетии было не только истолкование, но и проявление силы праведности через веру, что явилось венчающим действием силы Громкого клича, который должен был придти, и признаки которого таким образом исполнились. Сестра Уайт ясно указывала, что все происходящее было фактически началом Позднего дождя (Движение, вызванное судьбой, стр. 345).

Весть, полученная в Миннеаполисе, стала самой драгоценной сердцу Ф. Х. Вестафалю. «Она была сладкой музыкой для моей души» — писал он. Возвратившись обратно в Плейнфилд, штат Висконсин, он сообщил церкви, что Поздний дождь уже начался. В результате один из фермеров продал свою ферму, вложил большую часть своих денег в дело Господне, стал работать книгоношей и в конце концов был посвящен на служение (Движение, вызванное судьбой, стр. 262).

Тот, кто отрицает факт, что Громкий клич начал звучать в 1888 г. оспаривает достоверность Духа Пророчества. Тот, кто утверждает, что Поздний дождь тогда не начался, — подвергает сомнению полноту вести Божией, данной нам (Там же, 667).

Все, исследовавшие эти предпосылки, осознавали, что истина 1888 года все еще не пришла к своему полному исполнению, поскольку нам сказано: что должно быть и что будет впереди, когда мы войдем в заключительную стадию нашего свидетельства миру. Они станут еще более животрепещущим всепроникающим средоточением нашей заключительной вести миру.

«Заключительные движения» будут поспешными, вдохновленными Духом, в центре которых будет Христос; движениями обладающими полной вестью, преисполненными в обильной мере праведностью через веру.

... Славные истины 1888 года восторжествуют (Движение вызванное судьбой стр. 521).

«Блаженное упование», которое вдохновило Адвентистских пионеров, это надежда увидеть лично Христа при Его возвращении и быть измененными, не вкусив смерти. Весть 1888 года вновь воспламенила эту надежду на изменение. А. Т. Джоунс цитировал Свидетельства т. 1 стр. 187, где сказано: «Те, кто постоянно поднимались все выше и выше и выдерживали любой ценой каждое, испытание и победили, повинуясь совету Верного Свидетеля, — такие получат Поздний дождь и приготовятся к изменению». Теперь решающий довод:

Собратья, именно в такое время мы живем. Будем же и действовать согласно времени. Давайте возблагодарим Господа за то, что Он все еще заботится о нас, спасает нас от наших заблуждений, спасает от опасностей, возвращает из неправильных путей и изливает на нас Поздний дождь, чтобы мы могли быть изменены: вот что означает эта весть для вас и для меня — изменение (Бюл. Ген. Конф. 1893 г. стр. 185).

Через несколько дней они снова вернулись к этой теме:

Собратья, не правда ли, много хорошего в мысли, что Поздний дождь должен приготовить нас к изменению? А где должен излиться Поздний дождь и когда? Теперь уже наступило время Позднего дождя, а когда наступит время для Громкого клича?

Голос: «Теперь!»

К чему это должно приготовить нас?

Голос: «К изменению».

Меня ободряет мысль, что испытания, которые Господь посылает нам теперь, должны сделать, нас пригодными к изменению. И если Он приходит и говорит нам: вам и мне, то это лишь потому, что Он желает изменить нас, но Он не может изменить грех, не так ли? Следовательно единственная цель, ради которой он показывает нам глубину и широту греха, — ибо Он может спасти нас от греха и изменить нас. Таким образом, должны ли мы быть смущены, когда Он указывает нам на наш грехи? Нет. Давайте возблагодарим Его за то, что Он желает изменить нас. И Он желает столь сильно, что хочет удалить наши грехи, устраняя их с пути, как можно быстрее (Бюл. Ген. Конф. стр. 205).

Тесно связанной с мыслью о приготовлении к изменению было более ясное понимание вести о реформе здоровья.

Теперь обратим внимание на другую сторону вопросов. Мы живем в виду другого угрожающего фактора, а именно, если весть, которую мы должны теперь распространять, не воспринята, это приведет к ужасным последствиям, — мы будем пить вино ярости Божией...

И теперь начинается работа, которая ставит нас лицом к лицу с этим фактом, который здесь отмечен. Поэтому, не придаст ли это силу реформе здоровья, которая до сих пор еще не проявилась в должной мере? Когда народу Божьему была дана реформа здоровья, она предназначалась как средство, которое должно было приготовить людей к изменению… Но прежде изменения, мы пройдем через семь последних язв; и если кровь человеческая нечиста и полна губительных элементов, — сможет ли человек пройти через период времени, когда воздух будет заражен чумой? Конечно не сможет (А. Т. Джоунс, Бюл. Ген. Конф. 1893 г.).

Событие национальной важности так же сделало эпоху вести 1888 года беспрецедентной по значению.

Адвентисты седьмого дня всегда верили, что одновременно с излитием Святого Духа в Позднем дожде будет издан национальный воскресный закон представленный в пророчествах, как начертание зверя. В течение двух предыдущих столетий национальной истории американский конгресс еще никогда столь близко не подходил к тому, чтобы провести в жизнь национальный воскресный закон, как в 1888 году, в котором началась весть о праведности через веру. В 1888 году сенатор Х. В. Блаир из Ныо-Хемпшира, внес на рассмотрение Конгресса США воскресный законопроект, чтобы ввести принудительный закон о праздновании этого дня во всех штатах, как «дня, посвященного богопочитанию, предложив также поправку к Конституции, имеющую религиозно-воспитательное значение» (Энцик. АСД стр. 1437).

Вскоре после сессии Генеральной Конференции 1888 года в Миннеаполисе, Елена Уайт писала:

Мы видим, что предпринимаются попытки ограничить нашу религиозную свободу. Теперь до больших размеров поднялся вопрос о воскресном дне. В Конгрессе предложена поправка к Конституции, и если она будет принята — последует давление и преследование (Ревью энд Геральд 18 дек. 1888 г.).

Едва лишь А. Т. Джоунс окончил свои обязанности на сессии Генеральной Конференции 1888 года, как его вызвали в Вашингтон сенат США, дать отчет перед комитетом по образованию и труду — 13 декабря 1888 года (см. Национальный воскресный закон, аргумент, А. Т. Джоунс, Окленд, Калифорния, Американский страж, 1890 г.).

Успех А. Т. Джоунса в противодействии воскресному законопроекту, предложенному Блаиром, естественно, сделал более широко известным его понятие о праведности через веру. Дальнейшие действия за установление принудительного воскресного закона — закрытие всемирной ярмарки в Чикаго по воскресеньям в 1893 г. — создало напряженную атмосферу среди делегатов сессии Генеральной Конференции 1893 года.

Чтобы начать и заложить основу того, что должно произойти, взглянем на ситуацию, как она выглядит сегодня перед нами, в правительство США. И с этой целью я расскажу вам о предварительном слушании, которое имело место в последнее время в Вашингтоне (Бюл. Ген. Конф. стр. 39).

Когда они (представители Конгресса) высказались за это ограничение и сказали, что дирекция должна подписать согласие и закрыть Всемирную ярмарку по воскресеньям, т.е. в «христианскую субботу», как Конгресс назвал воскресенье, — оказалось, что закрытие должно произойти прежде, чем они смогут получить свои деньги, и они смогли по справедливости заявить, что в таком случае дирекция Всемирной ярмарки должна была бы дать указание на то, чтобы подвергнуть всех христианскому крещению, прежде чем они смогут получить какие-то ассигнования...

Если бы Конгресс смог определить, что есть «христианская суббота», то они могли бы потребовать что-нибудь еще из области христианской религии (Бюл. Ген. Конф. стр. 50).

Это лишь некоторые из событий, происходящих перед нами. Теперь исследуем, что вскоре произойдет с нами на основе того, что происходит теперь перед нами. Если мы увидим в этом исполнение Свидетельства, — мы увидим необходимость, чтобы Святой Дух был осознан, принят и представлен людям. И именно в такое время мы живем, собратья, как сказал брат Прескотт. Возникает только один вопрос: распознаем ли мы Бога в силе Его Святого Духа? (Бюл. Ген. Конф. 1893 г. стр. 52).

Бодрствующие из нашего народа, как это и должно быть, были глубоко тронуты этими событиями.

Конгресс объявил, что «христианская суббота» есть воскресенье. Священнослужители объявили о своей готовности подавить приверженцев соблюдения субботы. Наш народ размышляя над известными словами: «Время Господу действовать: закон Твой разорили» Пс. 118:126. Проповедник Джоунс обратился с волнующим призывом:

Разве не это слово молитвы вложил Бог в наши уста в это время?... Разве вы не живете день за днем ... сознавая наличие потрясающего факта, что настало время для действия Святого Духа, когда Он явится перед миром во всей полноте?... Это ведет нас к такому посвящению, о котором ни одна душа и не мечтала до сих пор, к такому посвящению и к такой преданности, которая приведет нас в присутствие Божие, с такой потрясающей мыслью: «Время Господу действовать, ибо закон Твой разорили» (Бюл. Ген. Конф. стр. 73).

Праведность через веру не имеет смыла до тех пор, пока ее движущей силой не станет жертвенное освящение и служение. Весть Джоунса и Ваггонера была практической и действенной вестью, ибо она требовала полного посвящения и побуждала к нему:

Мы должны предостеречь мир в отношении зверя и его образа... и привлечь их обратно к Богу. Однако могу ли я совершать это убедительно, если имею какую-либо связь с миром и меня поглощают его интересы?

Собрание: «Нет!»

Если я соучастник мирского духа и имею мирские склонности и расположение, — могу ли я предостерегать людей и призывать их вполне отделиться от мира? Смогу ли я иметь достаточно силы в своих словах, чтобы побудить кого-либо последовать такому призыву?... Не имеет значения, служитель ли вы или нет, являетесь Адвентистом седьмого дня или только называетесь таковыми... Мне интересно знать, как вы будете говорить слова исповедания этой веры и будете ли вы вообще иметь какую-ту силу перед людьми этого мира, если вы каким то образом связаны с этим миром в духе, разуме в мыслях, желаниях и склонностях?

Нет, мои дорогие, связь с миром толщиной в волос, лишит вас силы, необходимой для этого призыва, предостерегающего мир против злых сил этого мира, так чтобы они полностью отделились от него (Бюл Ген. Конф. стр. 123).

Весть произвела коренное изменение.

Смелыми, простыми словами вестники призывали к полной мере посвящения Господу:

Все прочитанное братом Портером — представляет восхитительную картину: пророк желал увидеть проповедующих эту весть, но смотрел слишком низко. Ангел сказал: «смотри выше». Благодарение Богу, они находятся выше этого мира. Там они обитают. Выше мира, на основании, которое Бог определил для них с самого начала. А те, которые находятся столь низко, что для нахождения их нужно смотреть в мир, — таковые не могут нести трехангельскую весть. Мы должны быть выше мира. Это дает свободу, друзья (Бюл. Ген. Конф. 123).

Призывы, подобные приведенному ниже, могли побудить фермера из Плейнфильда, штат Висконсин, продать ферму и посвятить себя делу Господню:

Собратья, самое плохое, что может случиться с Адвентистом седьмого дня, который обладает состоянием, когда Бог пройдет мимо него и найдет Себе кого-нибудь другого, кто получит желаемое. Адвентист седьмого дня, служащий самому себе, — это наихудший человек в мире. Мы подошли к моменту, когда Бог желает использовать нас и все, чем мы обладаем. Если мы верим этому, то наши средства и мы сами должны быть представлены в Его распоряжение. Его дело будет скоро окончено и тогда мы не будем более нуждаться в средствах. Вот каково наше положение (Бюл. Ген. Конф. стр. 111; Л. Фрум, Движение вызванное судьбой, стр. 262).

Никогда еще после Полночного крика 1844 года не были так глубоко взволнованы человеческие сердца.

Поздний дождь и Громкий клич уже начался! И не удивительно, что президент Генеральной Конференции сказал: «Это место становится все более и более торжественным по причине присутствия Божия. Я полагаю, что никто из нас прежде никогда не бывал на подобном собрании, какое мы имеем теперь». Как бы вы себя чувствовали, услышав такие слова:

Настало время для Трехангельской вести — достичь каждой нации на земном шаре... Итак, готовы ли вы идти? Разве весть не заключается в том, что нужно идти, разве каждый исповедующий эту весть, не должен отдать с готовностью себя самого, чтобы идти во все концы земли, когда призывают его? К тому же, разве каждый человек не окажется обманывающим доверие, которое Бог дал нам, вручив Трехангельскую весть. Если он воздержится от следования призыву Божию идти по всему земному шару? и с другой стороны, разве это не ставит нас лицом к лицу с таким освящением, какого еще не было среди Адвентистов седьмого дня. Это ставит нас лицом к лицу с таким освящением, когда дом, семья, имущество, все вручается в руки Божии, чтобы позволить Ему призвать нас и послать нас или те средства, которые мы имеем туда, куда Он желает и исполнить то, чего Он желает от нас...

Такое положение как сейчас, требует еще больших усилий в отношении действенной, живой веры, чем вы делали когда-либо прежде. Я говорю вам, что время приближается. Я чувствую как оно приближается ко мне. Итак, это все, что я могу сказать вам, собратья (Бюл. Ген. Конф. стр. 110, 111).

Брат С. Н. Хаскелл на этой же сессии имел подобное убеждение. И затем он направился на край земли:

Что же нам делать, если мы являемся обладателями такой благодати? Конечно, я полагаю, что мы оставим наши дома. Я надеюсь, что мы с радостью оставим наши дома и посвятим их делу нашего Господа Иисуса Христа и станем орудиями для возвещения истины в самых отдаленных уголках земли... Если наши возможности ограничены, мы можем помочь нашими молитвами, и это уже хорошо; мы можем послать туда литературу, — и это хорошо. Но многие ли из нас отдадут сами себя и свои средства, и до такой степени соединят свои средства и жизнь с делом Господним, что наша практическая деятельность будет в прямом соответствии с делом нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа (Бюл. Ген. Конф. стр. 131).

Некоторые уже теперь совершили такое полное посвящение Иисусу. Весть обладает силой. Посвященные служители даже принимают новое крещение.

Примечание: Одним из таковых был В. С. Гайят. См. Фрум, «Движение вызванное судьбой» стр. 257, а так же доктор и сестра Даниэль X. Кресс. См. «Под управл. Рукой» стр. 112, 113.

Такое посвящение будет говорить к сердцам служителей:

Сейчас важно не то, кто будет наибольшим на Конференции, или кто будет большим в церкви, или кто займет то или иное положение в церкви, или в комитете Конференции. Важно не это. Важно одно: «Кто станет более подобным Христу»?

Собратья, именно в такое время мы живем... (Бюл. Ген. Конф. стр. 169).

Понимаем ли мы время, в которое живем? Увидим ли мы в этом поколении славу Божию, проявленную в окончании Его дела?

Каково же было содержание вести 1888 года, которая имела такую великую силу, чтобы двигать сердца? Его можно суммировать в одном слове — Христос!

Однажды два служителя церкви Адвентистов седьмого дня уловили проблеск того, что должно стать нашей великой темой для передачи всему миру:

Из всех, называющих себя христианами, Адвентисты седьмого дня должны более всех возвеличить Христа перед миром... Взор грешника необходимо обратить на Голгофу. Он должен полагаться на заслуги Спасителя, принять Его праведность, довериться Его милосердию (Е. Уайт, Служители Евангелия стр. 156, 157).

Xристос — Центральная Тема Вести 1888 Года

Более Ясное Представление О Спасителе Врачует Отчужденное Сердце

Джоунс и Ваггонер были единодушны и настойчивы в возвеличивании Христа как Божественной личности. Их зрелые представления сводились к тому, что Христос существовал вечно и во всем равен Отцу. Вот, как Ваггонер возвеличил Христа в «Благой вести» стр. 141:

Христос был Посредником до того, как грех вошел в мир и останется Посредником, когда греха уже не будет во Вселенной и уже не будет нужды в искуплении... Он воплощает в Себе самую сущность Отца. Он стал Посредником не после падения человека, но был таковым от вечности. Никто, ни один человек, никакое сотворенное существо не приходит к Отцу иначе, как только через Христа.

Джоунс единодушен в этом с Ваггонером, таким же образом провозглашая полноту Божества нашего Спасителя:

В первой главе Послания к Евреям Христос раскрывается как Бог, в имени Бога, потому что Он в природе есть Бог. И Его естество, как Божественное естество, настолько совершенно, ибо оно представляет из Себя воплощение самой сущности Бога. Таков наш Христос Спаситель, Дух от Духа, сущность от сущности Бога. И это необходимо знать из первой главы Послания к Евреям, потому что во второй главе Послания раскрывается Его природа, как Человека (Освященный путь, стр. 16).

Средоточением вести 1888 года было ясное возрождение новозаветного представления сути настоящей веры. Вестникам с успехом удалось рассеять наслоения противоречивых споров многих столетий. Их понимание Трехангельской вести из Откр. 14 главы в свете очищения святилища, показано, что их точка зрения находилась почти на уровне апостольской чистоты и должна приготовить людей к пришествию Христа. К примеру:

Праведный верою жив будет... Сколько раз должна быть оправдана жизнь человека? — Все время, каждую минуту, потому то оправданный будет жить верою...

Не делами, которые мы можем сделать, можем мы оправдаться по закону. Человек или любое его дело может быть оправдано лишь верою. Закон судит по его делам и закон так непостижимо велик, что ни одно человеческое деяние не может подняться до его высоты. Вот почему необходим Посредник, через Которого совершается оправдание.

Все дела человеческие лишены силы... Во Христе соединена совершенная праведность закона и благодать, чтобы предоставить дар Его праведности через веру. И этому свидетели сами пророки, ибо они проповедовали оправдание через Христа посредством веры...

Человек в этом мире нуждается только в одном — в оправдании и оправдание есть действительность, а не теория.

Это Евангелие, благая весть... Праведность может быть достигнута только через веру, поэтому сущность всей проповеди должна иметь склонность к оправданию через веру...

Мы нуждаемся в праведности Христа, чтобы оправдаться в настоящем, а так же чтобы сделать совершенными несовершенные дела прошлого (Ваггонер, Бюл. Ген. Конф. 1891 г. стр. 75).

Нас удивляют предположения, что доктрина об оправдании верою унижает закон Божий. Оправдание более ясно раскрывает сущность закона... Оно утверждает закон в сердце. Оправдание — это закон, воплощенный во Христе, вписанный в человеке и в итоге — воплощенный в человеке.

Христос вменяет Свою праведность, удаляет грех и заменяет его Своей праведностью и это производит коренное преобразование в человеке (Бюл. Ген. Конф. 1891 г. стр. 85).

Как мы увидим в следующей главе понимание Ваггонером об оправдании верою и отношение ее к закону — никоим образом не соответствует доктрине Римского Тридентского католического собора о ложном оправдании верою. С точки зрения вести 1888 года оправдание верою должно приготовить таких людей, о которых Господь мог бы сказать: «Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божии и веру Иисуса» (Откр. 14:12).

Оба вестника находились под очарованием славы Христовой.

Ваггонер утверждал, что «мы размышляем о Христе постоянно и осмысленно, как Он есть» (Христос и Его праведность, стр. 5).

Чтобы увидеть Его «как Он есть» требуется полное, гармоничное понимание Христа, с одной стороны — как нашего Заместителя и Поручителя, а с другой — как нашего образца и Примера. Невозможно оценить Его как нашего Божественного заместителя, пока мы не увидим Его как наш пример. Последнее прославляет первое, а первое делает действенным последнее.

Он должен быть возвеличен во всей Своей исключительной красоте и силе как Эммануил — «с нами Бог», чтобы Его Божественная красота могла бы всех привлечь к Нему (Христос и Его праведность, стр. 5).

То, что Христос является одной из трех личностей Божества, обладающий всеми Божественными свойствами, будучи равным Отцу во всех отношениях, как Творец и Законодатель, являясь по существу единственной силой в примирении есть непреложный факт... Если бы Христос не был Богом, мы имели бы лишь человеческую жертву... Он не мог бы иметь праведность, чтобы вменить ее другим (Христос и Его праведность, стр. 43, 44). Уверенность грешника в полном и свободном прощении заключается а том, что Сам Законодатель, против Которого Он восстал и Кому бросил вызов, есть Тот, Кто отдал Себя за нас (Христос и Его праведность, стр. 45).

В основу своей вести Джоунс и Ваггонер положили ясную и убедительную мысль о том, что Христос есть наш Заместитель и что Он вменяет Свою праведность верующему грешнику. Это — тоже основа, которая была заложена в 16 столетии реформаторами — что Бог принимает нас всецело на основании заместительной деятельности Христа и никоим образом, ни на одну йоту — на нашей собственной.

Поскольку самые лучшие усилия грешного человека не имеют ни малейшего шанса достичь праведности, очевидно, что имеется лишь один путь, посредством которого он может получить ее — как дар... Потому что праведность есть дар той вечной жизни, которая является наградой праведности, дар Божий, через Иисуса Христа, Господа нашего.

Бог определил, что только через Христа можно получить прощение грехов и это прощение заключается просто в провозглашении Его праведности, которая есть праведность Божия для освобождения от грехов. «Бог богат милостью» (Ефес. 2:4 анг. пер.) и Он находит радость в ней. Он вменяет Свою собственную праведность грешнику, который верит в Иисуса, как Заместителя его грехов. Без сомнения, это выгодный обмен для грешника, и он не является ущербом для Бога, потому что Он безграничен в святости и Его запас никогда не иссякает... Бог вменяет Свою праведность верующему. Он облекает Его в нее так, что грех более не виден...

В конце концов грешник, измученный бесполезными усилиями получить праведность от закона, прислушивается к голосу Христа и устремляется к Его простертым рукам. Сокрытый во Христе, он облекается в Его праведность и, обратите внимание, он получает ее через веру во Христа. То, за что он так безуспешно боролся... И это подлинная праведность, ибо он получил ее от Источника праведности...

В этой сделке невозможно найти недостаток. Бог праведен, и в тоже время Он — Оправдывающий для того, кто верит в Иисуса. В Иисусе пребывает вся полнота Божества, Он равен Отцу во всем. Следовательно, искупление, заключенное в Нем — возможность искупить и вернуть обратно погибающего человека — безгранично. Поэтому возмущение человека против Сына, равносильно восстанию против Отца, ибо они — одно (Христос и Его праведность, стр. 60-63).

Но то, что не сделали реформаторы 16 столетия, продолжали делать Джоунс и Ваггонер.

Они строили на этом основании великое сооружение истины, являющейся уникальной и отчетливо Адвентистской по отношению к давно начавшейся реформации. Они продолжали развивать весть о праведности через веру параллельно и последовательно с уникальной Адвентистской истиной об очищении святилища. «Весть о праведности Христа», которая должна осветить всю землю славою — исходит из Святого святых небесного святилища, где Христос наш Первосвященник, завершает Свою работу искупления. Это требует значительно более ясного понимания праведности Христа, проявленной в человеческой плоти, чем когда бы то ни было прежде.

Богодухновенная весть говорит нам, что Громкий клич Трехангельской вести проявится более в свете, чем в громкости звучания:

Тьма неправильного представления о Боге объяла весь мир. Люди утрачивают познание о Его характере... Ожидающие пришествия Жениха, должны сказать народу: «Вот Бог наш». Последние лучи благодатного света, последняя весть милости, которая должна быть провозглашена миру, есть откровение Его характера Его любви» (Е. Уайт, Наглядные уроки Христа, стр. 415).

Мы увидим, как весть 1888 года исполнила свое особое требование в истинном излитии Святого Духа в Позднем дожде. Но сначала обратим краткое внимание на то, как сама Е. Уайт относилась к вести Джоунса и Ваггонера. Предпринимались многие попытки дискредитировать их весть, представляя в частности Ваггонера, как отступившего от истины через несколько недель или месяцев после Конференции 1888 года. Необходимо отметить два важных фактора:

1. Хотя опасно утверждать весть, просто цитируя выдающихся, но не вдохновенных теологов в ее пользу, все же знаменательно, что компетентные теологи поддерживали точку зрения высказанную Ваггонером на Конференции 1888 года. Некоторые из этих высказываний будут приведены позже в нашем исследовании, как одобрение точки зрения об оправдании верою. Когда Ваггонер говорил, что оправдание через веру «производит коренное изменение в человеке», — он имел в виду, что верующий грешник «становится послушным закону». Это не соответствует точке зрения римских католиков!

2. Елена Уайт горячо одобряла весть Джоунса и Ваггонера в течение многих лет после Конференции 1888 года. В 1889 году она писала, что «этот свет дарован людям» (Рукопись 5, 1889 г.) и что «именно эта весть, которую Господь послал людям в данное время, представлена в их "открытиях"» (Ревью энд Геральд, 5 марта 1889 г.).

«Настоящая весть — оправдание верою — есть весть от Бога; она имеет Божественную печать, ибо ее плод — святость» (Ревью энд Геральд, 3 сентября 1889 г.).

В 1890 году она пишет о «доказательствах, данных в течение двух прошедших лет о действиях Бога через Его избранных слуг... которых употребил Бог» (Свидетельства для проповедников, стр. 466).

В 1892 году она продолжает: «Бог действует через этих людей... Весть, данная нам через А. Т. Джоунса и Е. Дж. Ваггонера, есть весть Божия к Лаодикийской церкви» (Письмо 0-19, 1892г.).

В 1892 году она с радостью отмечала, что «свет, свобода и излитие Святого Духа, сопровождают работу Джоунса» (Письмо от 9 января 1893 г.).

В 1895 году она неоднократно говорила о том, что «Бог дал им Свою весть. Они несут Слово Господне... Эти люди... как знамение для мира... Движимые Духом Божиим... и уполномоченные Христом вестники» (Свидетельства для проповедников, стр. 96-97).

«Бог подчеркивает их... Он дал им драгоценный свет и их весть питает народ Божий» (Письмо 51а, 1895 г.).

В 1895 году она писала, что «тот, кто отвергает свет и доказательство Божие, которое свободно даруется нам, тот отвергает Христа» (Письмо от 31 мая 1895г.).

Таких утверждений, высказанных в разные года, можно отыскать более 200!

Есть только один способ обвинить Ваггонера в отступничестве в тот период — дискредитировать Елену Уайт, предположив, что она либо наивна, либо неправильно информирована, либо забыла свой долг.

В следующей главе будет затронуто одно из наиболее важных понятий учения Джоунса и Ваггонера. Существуют документальные свидетельства для подтверждения того, что Ваггонер высказывал эту точку зрения до и после Миннеаполисской Конференции и даже перед лицом серьезнейшей оппозиции. Это уникальное понимание праведности Христа, которое было провозглашено Ваггонером на Конференции 1888 года и никак иначе, потому что оно составляет существенную часть вести Ваггонера и Джоунса, которая получила одобрение со стороны Елены Уайт.

Xристос Был Искушаем Подобно Нам

Как Он Спасает Нас От Искушений

Рассматривая основные идеи, которые сделали весть 1888 года о праведности Христа уникальной и действенной, мы будем очень тесно придерживаться параллельных комментаторов Елены Уайт о данной вести и истории этого периода.

Описывая собрания, которые происходили в I889 году в Южном Ланкастере, она указывает нам на главную сущность вести Джоунса и Ваггонера:

Как ученики, так и учителя в равной мере разделяли благословение Божие. Почти каждое сердце было глубоко тронуто Духом Божиим. Основное свидетельство исходило от посещающих эти собрания, что их опыт превышает все, что они знали прежде...

Никогда прежде я не видела, чтобы дело духовного оживления так основательно и успешно продвигалось вперед; при всем этом там обошлось без лишнего возбуждения. Там не слышалось их особых побуждений, ни приглашений. Людей не вызывали выйти вперед к кафедре, чтобы о них помолились, но все испытывали торжественное сознание того, что Христос пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию... Казалось, что мы были окружены небесной атмосферой... В прямом смысле слова — ангелы окружали нас... Какое прекрасное зрелище было для Вселенной — видеть, как павшие мужчины и женщины, взирая на Христа, начинали изменяться, отражая Его образ в своих душах… Они увидели порочность своих сердец... При этом гордые сердца смирялись и происходило распятие своего «я» (Ревью энд Геральд, 5 марта 1889 г.).

Идея Джоунса и Ваггонера о Божественном, вечном предсуществовании Христа, пришедшего, чтобы спасти человека в его греховном состоянии, облекшего свое Божественное естество в нашу греховную природу и пережившего все наши искушения в Своей душе и все же полностью восторжествовавшего над нашими искушениями, — вот что было центральной темой их вести. Такова Христова праведность, действенная и славная; это — плод борьбы, длившейся всю жизнь, даже до «смерти крестной» (Гал. 2:8). Говоря о том же самом собрании, Елена Уайт выразила свою радость следующими словами:

В субботу после обеда были тронуты многие сердца и многие души насытились хлебом, посланным с неба... Господь приблизился очень близко и привел души к сознанию их великой нужды в благодати и любви. Мы чувствовали необходимость представить Христа как Спасителя, Который находится не где-то далеко, но рядом с нами (Ревью энд Геральд, 5 марта 1889 г.).

Ключ к пониманию сущности вести 1888 года лежит в следующих словах этой фразы: «Спаситель находится не где-то далеко, но рядом». Тот, Кто есть «путь, Истина и жизнь», явил Себя юношам в колледже, как «находящийся рядом», «Эммануил... с нами Бог», не только с Ним, но и с нами (Матф. 1:23).

Кто есть Иисус Христос?

В вести 1888 года Он предстает пред нами уникальным образом. И трудная история вести 1888 года демонстрирует великую борьбу между Христом и сатаной. Дайте Христу раскрыть Себя во всей полноте, и сатана возбудит свое противодействие. Был ли Христос в действительности «искушен во всем подобно нам», как внутри, так и извне? Или Он не столько отличался от нас, что не мог испытывать наших внутренних искушений? Мог ли Он чувствовать так, как мы чувствуем? Был ли Он в действительности настоящим человеком? Был ли Он только искушаем так, как искушался безгрешный Адам или Он искушался так, как искушаемся мы?

У нас есть первоначальный источник, что сказала Елена Уайт на том далеком собрании в 1889 году: «Что Христос раскрывался в этой вести так, как если бы Он находился рядом». Далее она сказала: «Мы чувствовали необходимость» представить Его именно так и Елена Уайт от всего сердца присоединилась к Джоунсу и Ваггонеру в их представлениях.

Это запечатлелось в ее душе в период этой «пробудительной работы».

«Как учащиеся, так и учителя — взирали на Христа». Это было истинное оправдание верою, ибо при этом «гордые сердца смирялись и происходило распятие своего "я"».

Что такое оправдание по вере? Это действие Божие, при котором гордость человека подвергается во прах и вместо нее совершается то, что этот человек не в силах сделать сам для себя (Вера, которой я живу, стр. 11, см. также «Особые свидетельства», серия А №9, стр. 62).

Рассмотрим простой, но полный значения пример вести Джоунса и Ваггонера относительно праведности Христа «в подобии плоти греховной». Ваггонер здесь разъясняет то, о чем он учил как после, так и до Конференции 1888 г.

Я получил два вопроса и сейчас прочту их. Первый из них таков: «Был ли святым человеком, родившейся от Девы Марии в греховной плоти и обладала ли эта, плоть такими же греховными склонностями, какие есть у нас?»...

Сейчас я ничего не знаю по этому вопросу, за исключением того, что читаю в Библии, но то, что я читаю в Библии, настолько ясно и просто, что оно вселяет в меня твердую надежду. (Голоса: Аминь). В свое время у меня было время упадка духа, уныния и неверия, но благодарение Богу, это уже в прошлом. То, что продолжалось в моей жизни годами, разочаровывало меня, но потом я стал ревностно и добросовестно, как никогда прежде, служить Господу и вот, что заставило меня в моей душе признать безнадежность такого состояния и сказать: «Это бесполезно, я не могу поступать так». Это было в некоторой степени признание о слабости моего «я» и мысль о том, что люди, которые по моему мнению, поступали правильно, это святые люди прошлого, о которых мы читаем в Библии, очевидно значительно отличались от меня, ибо они могли поступать правильно. Благодаря моим печальным опытам, я понял, что не могу делать ничего, кроме зла...

Я спрашиваю вас: если Иисус Христос, Которого Отец предназначил быть Спасителем, Который пришел сюда, чтобы указать мне путь спасения, в Ком Одном заключается надежда, если Его жизнь на земле обман, то где же надежда? (голоса: ее нет!). Но, — скажите вы, — в этом вопросе заключается отрицание того, что Его жизнь обман, потому что Он был совершенством святости, Он был так свят, что никогда не сделал никакого зла.

При этом я читаю следующий текст: «Который подобно нам искушен во всем, кроме греха» (Евр. 4:15). Я читаю о Его молитвах в течение всей ночи. Я читаю, что Он молился в такой агонии, что капли кровавого пота выступали на Его лице. Но если все это было притворно, если это было просто на показ, если всего опасного вовсе не было, если Он фактически не был искушаем, но все это было лишь действием или результатом молитвы, — то какая мне польза от всего этого? Я оставался худшим, чем был прежде.

Но если все это было в действительности и я не буду применять слово «если» в отношении того, что не вызывает сомнений, я скажу: с тех пор, как Он есть Тот, Который прошел через все то, к чему я едва ли могу быть призван пройти. Кто устоял более, нежели я в моей личности был призван устоять. (голоса: Аминь) Кто искушался сильнее, чем я лично, Кто был во всех отношениях таким же как и я создан, только находился в худших обстоятельствах, чем я когда-либо находился. Кто встретился со всеми силами, которые мог только дьявол применить в отношении человеческой плоти, и Кто все же не знал греха, — следовательно, я могу испытывать великую радость (голоса: Аминь)... И то, что Он сделал 19 столетий назад, именно это Он в состоянии сделать и сегодня, это Он и делает для всех, кто верит в Него (Бюл. Ген. Конф. 1901 г. стр. 403-404).

Прежде чем продолжать, обратите внимание на то, что фактически сказал Ваггонер: а. «Христос был действительно искушаем подобно нам. Он молился, потому что это было Его необходимостью. Он был устроен во всех отношениях так же, как и я создан, за исключением того, что Он не знал греха. Он встретился со всей силой: какую только мог дьявол применить по отношению к плоти человеческой» (Через искушения и вне и внутри). б. и все же Христос не знал греха и проявил в своей плоти и жизни совершенную праведность. в. все верующие в Него воистину узнают Его силу спасать их от согрешения.

Но чтобы быть беспристрастными, нам нужно выслушать Ваггонера до конца.

Он продолжает, полемизируя с точкой зрения римских католиков на природу Христа во плоти.

Был ли Христос святым человеком, родившемся от девы Марии, рожденной в греховной плоти? Вы когда-нибудь слышали римско-католическую доктрину о непорочном зачатии? А знаете ли вы, что она из себя представляет? Некоторые из вас слышали это, возможно предполагали, что согласно этой доктрине, Иисус Христос родился безгрешным. Но не в этом сущность католической догмы. Доктрина о непорочном зачатии заключается в том, что Мария мать Иисуса, была рождена безгрешной. Почему? Очевидно, чтобы возвеличить Иисуса. Фактически работа дьявола заключилась в том, чтобы создать огромную пропасть между Иисусом, Спасителем людей и теми людьми, которых Он пришел спасти, чтобы они не имели близкого контакта друг с другом (Бюл. Ген. Конф. 1901 г. стр. 401).

Эта широкая пропасть и является тем самым заблуждением, о котором говорила сестра Уайт в цитированном нами выше мартовском выступлении в 1889 году, от которого мы чувствуем необходимость уклониться. В 1901 году Ваггонер ясно осознал, какое противодействие было оказано вести 1888 года. Далее он продолжает:

Мы, каждый из нас, нуждается в том, чтобы установить — находимся ли мы вне римско-католической церкви или нет. Многие уже получили печать, но я уверен, что каждая душа, находящаяся здесь в этот вечер, желает узнать путь истины и праведности. (Собрание: Аминь!) и что здесь нет никого, кто бы сознательно примкнул к догмам папства, кто не желал бы быть свободным от них.

Разве вам не понятна идея, что если плоть Иисуса не была подобна нашей (поскольку мы знаем, что наша плоть греховна), уже подразумевает идею о непорочном зачатии девы Марии? Помните, что в Нем не было греха, но тайна Божия проявилась во плоти... в совершенном проявлении жизни Бога в Его безгрешной чистоте среди греховной плоти (собрание: Аминь!) О, это — чудо, не правда ли?

Допустим однако на минуту мысль, что Иисус настолько был отличным от нас, что не имел в своей плоти ничего, с чем нужно было бы бороться. Это была безгрешная плоть. Затем, разумеется, вы понимаете, что за этим логически следует догма, римско-католической церкви о непорочном зачатии. Но зачем останавливаться на Марии? Мария родилась безгрешной, следовательно ее мать также должна иметь безгрешную плоть. Но и на этом не следует останавливаться. Вы должны следовать ее матери... И настолько далеко, что вы доходите до Адама, а каков результат? — Падения никакого не было. Адам никогда не согрешал и таким образом, следуя такому течению мыслей, мы отождествляемся с римскими католиками и со спиритизмом...

Христос был искушаем во плоти. Он страдал во плоти, но Его разум никогда не склонился ко греху. Он утвердил волю Божию во плоти и утвердил то, что воля Божия может быть исполнена в любой человеческой греховной плоти...

Всякое тело: ваше тело, мое тело, подготовлено Богом к тому, чтобы Христос мог исполнить в нем волю Божию (Бюл. Ген. Конф. 1901 г. стр. 404-405).

Простая идея Ваггонера заключается в том, что Христос побеждая Свою плоть на земле, совершил то, что может совершить во плоти каждый, кто искренне верит в Него. Обратите внимание на его заключение:

Когда Бог дает миру свидетельство о Своей силе — совершенным образом спасать грешные существа и жить совершенной жизнью в греховной плоти» — таким образом Он устраняет бессилие и дает нам лучшие условия жизни. Но прежде всего это чудо должно было совершиться в грешном человеке, не просто в Личности (плоти) Иисуса Христа, но в Иисусе Христе, воспроизведенном и умноженном в тысячах Его последователях. Итак как это должно быть воспроизведено не просто в нескольких отдельных случаях, но во всем теле церкви, — совершенная жизнь Христа будет явлена миру и это будет последним завершающим делом, в результате чего люди будут либо спасены, либо осуждены…

Теперь, когда мы обладаем таким понятием, мы имеем здоровую жизнь в смертной плоти и прославимся в немощах. Я могу быть вполне довольным, никогда не зная другой, более возвышенной радости, чем та, которую дает нам Иисус, — опыт силы Христа в греховной плоти дает нам возможность вполне подчинить Его воле эту греховную плоть. Это радость победы; и это может быть победным кличем всего стана Божьего если так поступать...

Он дает победу без поражения, из глубины преисподней Он поднимает нас и дает возможность восседать со Христом на небесах. Он может взять дитя рожденное во грехе, которое может быть даже плодом разврата и совершить над ним такое преобразование, что это дитя будет восседать с князьями народа Божьего. Господь продемонстрировал это тем, что Он не сокрыл от нас Свое собственное происхождение... Мы удручены тем, что унаследовали злые наклонности, греховную природу, мы, почти в отчаянии от того, что мы не можем разрушить это унаследованное зло и противиться этим склонностям ко греху... Иисус Христос был «рожден от семени Давидова по плоти». Иисус не стыдился называть грешных людей Своими братьями...

Таким образом мы понимаем, что независимо от нашей естественной наследственности, Дух Божий имеет такую власть над плотью, что Он может полностью преобразовать ее и сделать нас причастниками Божественной природы...

О, пусть Бог поможет нам понять некоторые славные возможности Евангелия, чтобы мы могли сказать: «Я желаю исполнить волю Твою, Боже Мой, и закон Твой у меня в сердце», — раскрывая Его силу даже в моей греховной, смертной плоти для вечного восхваления славы Его благодати (Бюл. Ген. Конф. 1901 г. стр. 405-408).

Эти представления о Христовой праведности тождественны тем, которые Ваггонер высказывал до, так и после Конференции 1888 года. Основная мысль оставалась ясной и понятной. Обратите внимание, что он писал в своем письме к Г. И. Батлеру от 10 февраля 1887 года, опубликованном позже, в 1888 году:

Прочитайте Рим. 8:3 и вы поймете природу плоти, в которую было облечено Слово: «Бог послал Своего Сына в подобии плоти греховной». Христос родился в подобии греховной плоти (Далее он цитирует Фил. 2:5-7 и Евр. 2:9).

Эти тексты показывают, что Христос принял на Себя человеческую природу и что вследствие этого Он был подвержен смерти. Он пришел в мир, чтобы умереть и таким образом, от начала Его земной жизни Он был в тех же самых условиях, что и люди, за которых Он умер, чтобы спасти их.

Теперь прочитайте Рим. 1:3 — Весть Божия о «Сыне Его, Иисусе Христе Господе нашем, Который произошел от семени Давидова по плоти» (анг. пер.). Какова же была природа Давидова «по плоти?» — Греховная, не так ли? Давид сказал: «Вот я в беззаконии зачат и во грехах родила меня мать моя» Пс. 50:7. И не удивляйтесь, я не делаю вывода, — что Христос был грешником… (Цитирует Евр. 2:16-17).

Выражение: «Он должен был во всем уподобиться братьям» — равносильно выражению: «Он должен был быть в подобии плоти греховной», в «подобии плоти человеческой». Одной из самых ободряющих истин Библии является истина о том, что Христос принял на Себя природу человека, знание того, что Его предки по плоти были грешниками. Когда в Священном Писании мы читаем о жизни предков Христа и видим, что у них всякого рода немощи и страсти, которые присущи и нам, мы находим, что ни один человек не имеет никакого права извинить свои греховные деяния на основании наследственности.

Если бы Христос не был во всем подобен своим братьям, тогда Его безгрешная жизнь не могла бы быть ободрением для нас. Мы бы смотрели на нее с восхищением, но это восхищение порождало бы лишь безнадежное отчаяние... (Цитирует дальше 2 Кор. 5:2).

Теперь относительно вопроса о том, когда Иисус был сделан грехом вместо нас. Это должно было быть тогда, когда Он стал плотью и начал страдать от искушений и немощей, которые свойственны греховной плоти. Он прошел через все ступени человеческого опыта, будучи «искушен во всем, подобно нам, кроме греха». Он был «мужем скорбей и изведавший болезни». Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни». Ис. 53:4 и все это Священное Писание предсказало задолго до того, как евангелист Матфей отметил все исполнившееся до Его распятия. Итак, я говорю, что Его рождение — «Который родился от жены, подчинился закону», — было необходимым следствием Его рождения в подобии плоти греховной, чтобы взять на Себя природу Адама. Он был подобным человеку, чтобы иметь возможность претерпеть страдания и смерть. С самого раннего детства крест был всегда пред Его взором.

Вы говорите: за то, что Он добровольно взял на Себя грехи мира в великой жертве на кресте, мы (руководство Ген. Конф. и Ревью энд Геральд) — восхищаемся, но Он не был рожден под осуждением. И было бы страшным извращением всей истинной теологии сказать о Нем, Который был чистым и никогда в жизни не совершил греха, — сказать, что Он был рожден под осуждением закона (ср. Батлер, Закон к Галатам, стр. 58).

Возможно, что это является извращением теологии, но вполне согласуется с Библией, а это главное... Вы шокированы представлением, что Иисус был рожден под осуждением закона, потому что Он никогда не совершил греха в Своей жизни. Но вы допускаете, что на кресте Он был под осуждением закона, Почему? Разве Он тогда, совершил грех? Нет, ни в коем случае! Но, если Иисус мог быть под осуждением закона в какой то момент Своей жизни, будучи безгрешным, я не вижу причины, почему бы Он не мог быть под осуждением закона в другое время, также оставаясь безгрешным...

Я просто не могу понять, как мог Бог явиться во плоти и даже в подобии греховной плоти... Я просто принимаю Священные Писания, что только таким образом Он мог стать Спасителем человечества: радуюсь такому познанию, потому что с тех пор, как Он был сделан грехом, я мог стать праведностью Божией в Нем (Ваггонер, Евангелие в Послании к Галатам, 1888 г. стр. 60-62).

Весьма важно отметить, что это распространившееся утверждение о природе Христа стало столь интересным, что Ваггонер опубликовал его в 1888 году, т.е. лишь после того, как это понимание в течение года окончательно созрело в его сознании.

Согласно беседы с женой Ваггонера, Л. Е. Фрум информировал нас, что она стенографировала выступления своего мужа на конференции 1888 года, а затем расшифровала свои записи. Впоследствии Ваггонер, опубликовал эти заметки в журнале «Знамения времени», а затем поместил их в книге «Христос и Его праведность», а также использовал в других своих книгах (ср. Фрум, Движение, вызванное судьбой, стр. 200). Ваггонер едва имел время распаковывать свои чемоданы после Конференции 1888 г., когда уже была написана статья в журнале «Знамения времени» от 21 января 1889 года. (Затем она с небольшой редакцией была использована в его книге «Христос и Его праведность» стр. 26-30), где содержалось следующее, возможно взятое из расшифрованных записей:

Стоит лишь немножко поразмыслить, чтобы понять, что если Христос принял на Себя подобие человека для того, чтобы испытать смерть, то для этого Он должен был стать подобным грешному человеку, потому что только грех мог быть причиной смерти. Смерть... не могла бы иметь никакой власти, если бы Господь не возложил на Него всех наших беззаконий. Более того, истина в том, что Христос принял на Себя плоть не безгрешного существа, но грешного человека, так как плоть, которую Он принял, имела все немощи и греховные наклонности, свойственные падшей человеческой природе, — все это основано на тех самых словах, на которых основана эта статья: Он был «рожден от семени Давидова по плоти...

Несмотря на то, что Его мать была чистой и благочестивой женщиной, нельзя сомневаться в том, что человеческая природа Христа была более подвержена немощи плоти, чем в случае, если бы Он родился до того, как род человеческий так сильно выродился физически и морально... (цитирует Евр. 2:16-18; 2 Кор. 5:21).

Это (т. е. текст 2 Kop. 5:21), еще более сильное заявление, чем Он был рожден «в подобии греховной плоти». Он был рожден, чтобы стать жертвою за грех (в другом переводе «Он стал грехом вместо нас»)

...Безгрешный, только считающийся за грешника, но фактически взявший на Себя нашу греховную природу... (цитирует Гал. 4:4-5).

Иисус проводил целые ночи в молитве к Отцу. Для чего это было бы необходимо, если бы Его не угнетал враг через наследственные немощи плоти? Он «страданиями навык послушанию». Не потому Он страдал, что был не послушным, ибо Он не знал греха, но из-за страдания во плоти. Он научился, как люди должны бороться против греха, стараясь быть послушными...

Некоторые дочитав до в этого места, могут подумать, что мы обесценили характер Христа, сведя Его до уровня грешного человека. Напротив, мы возвысили «Божественную силу» нашего благословенного Спасителя. Который Сам добровольно снизошел до уровня грешного человека, дабы возвысить человека до Своей собственной непорочной чистоты, которую Он сохранил среди самых неблагоприятных обстоятельств... Его человеческая природа лишь покрывала Его Божественную природу, которая была более чем способна с успехом противостоять греховным желаниям плоти. Борьба происходила в течение всей Его жизни. Плоть, побуждаемая врагом всякой праведности, склоняла Его ко греху, однако Его Божественная природа никогда, ни на одно мгновение не скрывала в себе желания зла, ни на одно мгновение Его Божественная сила не поколебалась. Пострадав во плоти до такой степени, как все люди могут пострадать, Он возвратился к престолу Отца таким же непорочным, как некогда оставлял небесные дворцы славы. В виду этого, пусть уставшие, слабые, сокрушенные грехом души ободрятся. Пусть они «преступают с дерзновением к престолу благодати»,где они с уверенностью найдут благодать, чтобы получить помощь во время нужды. Потому что наш Спаситель знает их нужду, в то время, когда они испытываются (Христос и Его праведность, стр. 26-30).

Внимательный читатель заметит, что Ваггонер не говорил, что Христос «имел» греховную природу. Он говорил, что Христос «принял» нашу греховную природу на Себя и это дало Ему возможность быть искушаемым внутри и извне, дало природу подобную нашей со всеми последствиями нашей наследственности. Но никогда, ни на одно мгновение Христос не поддался греху.

Одобряла ли вполне Елена Уайт такое понятие о праведности Христа?

На Конференции 1888 года она сказала:

Я вижу красоту истины в представлении о праведности Христа в отношении закона, как она изложена доктором (Ваггонером) с этого места... То, что было сказано, находится в совершенной гармонии с тем светом, который Бог благоволил дать мне в течение всех лет моего опыта (Рукопись 15, 1888 года).

«Праведность Христа в отношении закона — это очевидно не Его святость до Его воплощения, но Его характер и жертва, проявленные в Его воплощении «в подобии плоти греховной». Как вы видели выше, Ваггонер разъяснил брату Батлеру свою веру в то, что Христос «родился от жены, подчинился закону», — как неизбежное последствие Его рождения в подобии плоти греховной, в принятии на Себя природы Адама».

Для Елены Уайт было бы немыслимым назвать «красотой истины» понятие Ваггонера о «праведности Христа, в отношении закона», если бы здесь не была заключена потрясающая мысль о том, что Христос принял «нашу греховную природу» и все же развил совершенный безгрешный характер. Она действительно была восхищена этим:

Когда брат Ваггонер высказал эти мысли на Миннеаполисской Конференции, это было первое ясное учение на эту тему, которое я когда-либо слышала из человеческих уст, за исключением бесед между мною и моим мужем. Я сказала себе, что поскольку Бог представил мне все это в видении, поэтому я смогла так ясно понять все, а они (противодействующие братья) не могли видеть этого, поэтому они и не могут представить эту истину, как я. Но когда другой человек представил это, то всеми фибрами моей души я сказала: «Аминь!» (Рукопись 5, 1889 года).

Как могла бы Елена Уайт сказать такие слова, если бы Ваггонер просто перефразировал идеи Лютера и Кальвина?

Елена Уайт Поддерживала Взгляд Джоунса И Ваггонера

Библия Это Поддерживает Тоже!

Такое понятие о праведности Христа не было принято братом Батлером, председателем Генеральной Конференции, который возразил Ваггонеру (См. «Закон в послании Галатам» Батлер, стр. 50 и «Евангелие в послании к Галатам» Ваггонера, стр. 62). Такой взгляд не принимали также и другие личности из нашего народа, которые писали письма Елене Уайт, выражая недовольство учением Ваггонера и Джоунса. Они приняли живое участие в утренней беседе в Батл-Крике на тему: «Как относиться к спорному пункту учения».

В письмах, полученных мною, утверждается, что Христос не мог иметь такое же естество как человек, ибо если бы это было так, Он бы пал при подобных искушениях. Но если бы Он не имел человеческой природы. Он не мог бы стать нашим примером. Если бы Он не был причастником нашей природы, — Он не мог бы быть искушаем, как человек. Если бы для Него было невозможно устоять в искушениях, то Он не мог бы быть нашим Помощником. Это есть торжественная реальность, что Христос приходил сражаться в борьбе как человек и ради человека. Его искушение и победа говорят нам, что человечество должно следовать Его примеру: человек должен стать соучастником Божественного естества...

Люди могут иметь силу, чтобы противостоять злу — силу, которую не могут одолеть ни земля, ни смерть, ни ад, силу, которой будут обладать все те, которые победят так, как победил Христос (Утренняя беседа 29 января 1890 года. Изб. вести т.1, стр. 408, 409).

В течение всего 1890 года Елена Уайт выражала свое безусловное одобрение этому ключевому пункту вести 1888 года во всех ее многочисленных высказываниях, одобряющих весть, нельзя найти ни малейшего намека на то, чтобы у нее было хотя бы малейшее сомнение в отношении этого главного пункта. В феврале 1894 года она опубликовала небольшой трактат, озаглавленный: «Христос был искушен подобно нам».

Однако, многие считают, что Христос не был подобен нам, что Он не был в мире тем, чем являемся мы, что Он обладал Божественностью и, следовательно, мы не можем победить так, как побеждал Он. Но это неверно, потому что «не ангелов воспрпемлет Он, но восприемлет семя Авраамово... Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2:16, 18). Христос знает переживания грешника, — Он облек Себя в наше естество (там же, стр. 3-4).

А если, как они говорят (она цитирует Библию), что Христос был искушаем подобно нам, то что из этого следует? Она имеет в виду нижеследующее:

Христианин должен понимать, что Он не принадлежит себе... Самые серьезные искушения придут к нему изнутри, ибо он должен бороться против естественных склонностей своего сердца. Господь знает наши слабости... Каждая битва со грехом... — это действие Христа через определенные им средства за человеческое сердце. О, если бы мы могли понять, Кем является для нас Христос и чем являемся мы для Него! (там же, стр. 11).

В книге «Желание веков» она высказывает свои убеждения относительно мира, написанные после 1888 года. Ни в одном из своих предыдущих трудов о природе Христа она не выражала так ясно и убедительно свои мысли:

Для Сына Божия было бы безграничным унижением принять на Себя человеческое естество даже в тот период времени, когда Адам еще был в раю. Но Иисус принял человеческое естество, когда человеческая раса была обессилена грехом на протяжении четырех тысяч лет. Как и каждое дитя Адама, Он подчинился великому закону наследственности. Какими были эти последствия — показывает история Его земных предков. С такой наследственностью Он и пришел разделить наши скорби и искушения, и доказать пример безгрешной жизни (ЖВ стр. 49).

«Принял» ли Христос безгрешную природу Адама, которой она была до грехопадения?

Он «родился от семени Давидова по плоти» (Рим. 1:3). Он не был подобно Адаму создан из праха земного и никто не вдыхал в лицо Его дыхание жизни. Он был «подобен каждому потомку Адама». В принятии «результатов действия великого закона наследственности». Следующий славный парадокс необходимо всегда сохранять чистым и ясным:

Облеченный в человеческую природу, Сын Божий снизошел до уровня тех, кого Он желал спасти. В Нем не было вины или греха. Он был чист и непорочен, и все же Он воспринял нашу греховную природу (Ревью энд Геральд 15 дек. 1895 г.).

В трудах Е. Уайт, написанных после 1888 года особо подчеркивается важность преодоления требований ветхого человека. К примеру:

Только своими лишь усилиями, мы никогда не сможем заставить замолчать требования нашей павшей природы, ибо таким путем сатана часто старается подвергнуть человека искушениям. Христос знал, что искуситель будет подступать к каждой душе, будет подвергать особенными искушениями наследственную слабость, обольщать и обманывать всех, которые не полагаются на Бога. Поэтому Он пошел стезей жизни человека и приготовил нам путь к победе... А в Нем не нашлось ответа на соблазн сатаны. Он не уступил греху. Ни одной мыслью Он не поддался искушению. Так может быть и с нами (ЖВ стр. 122, 123).

Искушению можно противостоять только тогда, если человек, имея сильное влечение совершить плохой поступок и зная, что он может совершить его, противостоит всему этому сильной верой, твердо полагаясь на Божественную силу. Таким было тяжелое испытание, через которое прошел Иисус (Наставник молодежи, 20 июля 1899 г.).

В этой борьбе человеческая природа Христа была подвергнута такому испытанию, которого никто из нас никогда не переживал... Это были подлинные, неподдельные искушения... Сын Божий в Своем человеческом естестве боролся с той же самой силой, преодолевая искушения, с которыми сатана нападает на людей: а) потворство своим желаниям, б) принятие самонадеянных решений, в которых Бог не руководил ими, в) поклонение идолам этого мира, т.е. жертва вечным блаженством ради удовольствий этого мира, этой жизни (Письмо 116, 1899 г. Избр. Вести т.1, стр. 94-95).

Заблуждение всегда вызывает споры, истина всегда объединяет.

Джоунс и Ваггонер были во всем вполне согласны друг с другом, что касалось их представлений о Христовой праведности. И это действительно феноменально, что эти два человека, «различные по темпераменту, как садовое яблоко и плод, созревший в пустыне» (Артур В. Спалдинг, «Вожди народа» стр. 590) могли сообща, осторожно пробираться своими путями через лабиринт скрытых теологических ловушек, постоянно соприкасаясь с изучающими эти темы, и сохранять такое живое единство и согласие. Они верили в единство, призывали церковь к единству и продемонстрировали удивительное единство в течение всего периода времени, когда их весть была спорным вопросом, представленным перед церковью.

Они не увлекались острыми теологическими спорами, урегулированием семантических трудностей (семантика — смысловая сторона языка, отдельных слов и частей слова — прим. перев.). Они прежде всего были вестниками, реформаторами, евангелистами, поглощенными заключительной работой Божией в их поколении. Иx теология заключалась в том, чтобы приготовить людей к пришествию Господа. Обратите внимание на представление Джоунса о праведности Христа:

Будучи во всем подобным нам, Он при искушениях чувствовал Себя точно так же, как и мы чувствуем, когда к нам приходят искушения, и знал об этом все и таким образом Он в совершенстве может помочь и спасти всех, кто примет Его. Как в Своей плоти, так и Сам во плоти, Он был также немощен, как и мы, и так же Сам не мог «делать ничего»: «Я ничего не могу творить Сам от Себя» (Иоан. 5:30). Поэтому, когда Он родился, «Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни» (Ис. 53:4) и был искушаем, как и мы, чувствуя так же, как и мы чувствуем, но благодаря Своей Божественной вере, Он победил все силою Божьею, которая по вере давалась Ему, и которую в нашей плоти Он принес нам.

Поэтому Его имя — Эммануил, что означает «с нами Бог». Бог не только с Ним, но Бог и с Нами (Освященный путь, стр. 26).

Именно на этих словах Иисуса Джоунс основывает свои убеждения относительно природы Его праведности. И как таковые, собственные слова Иисуса (Иоан. 5:30) заслуживают нашего самого тщательного исследования., ибо они часто пренебрегаются:

Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен, ибо не ищу Моей воли, но воли Пославшего Меня Отца.

Было ли правильным понимание Джоунса?

В этих словах Иисуса заключался тот желудь истины, который возрос в могучий дуб вести 1888 года. Здесь Господь раскрывает внутреннюю борьбу внутри Его плоти и Его души, что представляет термин «праведность Христа», полный значения, относящегося к нуждам павшего человечества. Это и есть основа утверждения Ваггонера, приведенного выше: Борьба длилась в течение всей Его жизни» (Христос и Его праведность, стр. 28-29).

Иисусу пришлось постоянно делать нечто такое, чего никогда не приходилось делать безгрешному Адаму — Ему пришлось отказаться от внутренней воли («не как Я хочу»), которая постоянно находилась в потенциальном противоречии воле Его Отца. Эта борьба достигла кульминации в Гефсимании, когда Он молился в агонии: «Но не как Я хочу, но как Ты» (Матф. 26:39). Такая внутренняя борьба возможна лишь для того, кто познал «требования нашей греховной природы».

Рассматривая в этом свете победа Христа, предстала пред Джоунсом и Ваггонером скорее как прославленная, действенная праведность, плод борьбы и конфликта, неужели как обычное понимание пассивной сущности Божественного наследования, естественная и легко доступная. Давайте рассмотрим основу представления Джоунса о славной праведности Христа:

Если бы Он не был в такой же самой плоти, какую приходил искупить, то не было бы никакого смысла в том, чтобы Он вообще становился плотью. Более того, поскольку единственной плотью в этом огромном мире, которую Он приходил искупить, является лишь бедная, грешная, потерянная человеческая плоть, — и если это не такая плоть, которой Он стал, то это означает, что Он фактически не приходил в мир, который нуждается в искуплении. Потому что, если бы Он пришел в таком человеческом естестве, которое отличалось бы от человеческого естества этого мира, тогда, если бы Он даже пришел в мир с практической целью протянуть руку человеку и помочь ему, Он был бы так же далек от него, как если бы Он никогда не приходил; потому что в таком случае, в Своей человеческой природе Он был бы все также далек от человека, как и далек от другого мира (Освященный путь, стр. 35).

Точка зрения римских католиков на человеческую природу Христа и Марии и самих себя, исходит из идеи о естественном благоразумии, что Бог слишком чист и слишком свят, чтобы обитать с нами и в нас, в нашей греховной человеческой плоти, что такие грешники, как мы, слишком далеки для Него в Его чистоте и святости, чтобы Он мог придти к нам таким, каковы мы есть.

Истинная вера — вера Иисуса — заключается в том, что к нам, таким далеким от Бога, согласно нашего греховного состояния, Он пришел к нам в нашей человеческой плоти, которую Он принял и пришел к нам таким, как мы есть, к грешным, выродившимся и погибающим. Он во Христе, через Своего Святого Духа, добровольно обитал среди нас, чтобы спасти, очистить и освятить нас.

Точка зрения римских католиков заключается в том, что мы должны быть чистыми и святыми, чтобы Бог вообще мог бы пребывать с нами.

Вера Иисуса заключается в том, что Бог должен пребывать с нами и в нас для того, чтобы мы могли бы быть святыми или чистыми (Освященный путь, стр. 39).

Джоунс видел великий смысл в словах ап. Павла «во плоти» в (Рим. 8:3), как относящихся к плоти Христа, что Христос фактически осудил грех в Своей плоти, и таким образом осудил его во всей плоти. Понимая так, Джоунс видит в значении слова подобие намного больше, чем внешний вид.

Только через подчинения себя самого закону наследственности, Он мог соприкоснуться со грехом в полной и истинной мере... В каждом человеке многоразличными путями проявляется склонность ко греху, унаследованная от прошлых поколений, которая еще не достигла кульминации, но которая тем не менее готова, когда представится случай, ярко вспыхнуть в тактическом совершении грехов...

Нужно было испытать и подчинить эту наследственную склонность ко греху... эту врожденную тенденцию ко греху, которая есть и в нас.

Наша, склонность ко греху была возложена на Него, она находилась и в плоти, воспринятой Им...

Таким образом, Он встретился со грехом во плоти, которую принял, и восторжествовал над ним, как написано: «Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти (Освященный путь, стр. 40-41).

Чтобы соблюсти нас от согрешения, Его праведность вменилась нам в нашей плоти, когда наша плоть с ее склонностями ко греху была вменена Ему (Освященный путь, стр. 4).

Таким образом, как через наследственность, так и через вменение, Он был приведен к тому, чтобы стать «грехом вместо мира». И в этом состоянии обременения, и в этом беспримерном унижении Он победоносно прошел по земле без тени ущерба там, где первая пара пала...

И через осуждения греха во плоти, через упразднение в Его плоти вражды, Он освободился от власти закона наследственности и таким образом, может в праведности вменить Свою Божественную природу и силу, чтобы подняться над этим законом выше него и держать каждую душу, которая примет Его (Освященный путь, стр. 43).

Далее следует энергичный Евангельский призыв, который послужил основанием для утверждения Елены Уайт, что «это есть весть, которую Бог предназначил для передачи миру»:

Бог послал Своего Собственного Сына в подобии плоти греховной. Христос принял нашу природу в ее греховности и вырождении и Бог постоянно пребывает с Ним и в Нем, в этой природе — всем этим Бог показал всем людям навсегда, что в этом мире нет ни одной души, настолько обремененной грехом и настолько потерянной, чтобы Бог не пожелал с готовностью пребывать с ней и в ней, чтобы спасти ее от греха и привести ее на путь праведности Божией.

Вот насколько точно Его имя Эммануил, что означает с «нами Бог» (Освященный путь, стр. 44).

Совершенно ясно, что эта весть всецело основана на Священном Писании.

Собственные слова, сказанные Иисусом в Евангелии от Иоанна и Матфея, раскрывают сущность Его собственной внутренней борьбы против искушения (Иоан. 5:30; 5:38: Матф. 26:39).

Он воспринял с человеческой природой волю, которую необходимо было постоянно преодолевать, чтобы следовать воле Его Отца. И эта борьба была настолько сильной в Гефсимании, что чело Его покрылось кровавым потом. Павел добавляет, что Он отверг Самого Себя. (Рим. 15:3).

Все выше описанное объясняет, как Он был послан «в подобии плоти греховной, в жертву за грех и осудил грех во плоти» (Рим. 8:3). Павел разъясняет как мы были порабощены вещественным началом мира, но … Бог послал Сына Своего... Который подчинился закону, чтобы искупить подзаконных» (Гал. 4:3-5).

Христос был послан, чтобы разрешить проблему греха там, где он находился, вступив в сферу, где силы греха были хорошо укрепленными. И, вторгшись на вражескую территорию, Он победил. Он принял павшую человеческую природу, которая была захвачена властью греха зла, и на оккупированном врагом территории, одержал ради нас победу».

«Быть под законом» — не означает только быть под властью физических условий церемониального иудейского закона, потому что это означало бы, что Он приходил «искупить» только тех, которые были буквально иудеями. «Подзаконных» — ясно означает ту область, «вещественных начал мира», которая нам известна.

Он знал наши конфликты с волей, но там, где мы пали, Он победил. Он примирил нас «в плоти Его, смертью Его». «Отняв силу и у начальства и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою» (Кол. 1:22 и 2:15).

Автор Послания к Евреям слово за словом разъясняет свое понимание и только крайняя софистика великого обманщика могла затуманить эти вдохновенные понятия в течении почти двухтысячелетней истории:

И Освящающий и освящаемые, все от Единого, поэтому Он не Стыдится называть их братьями… А как дети причастны плоти и крови, то и Он воспринял оные. Ибо не ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово. Посему Он должен был во всем уподобиться братьям... Ибо, как Сам претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь (Евр. 2:11-18).

Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который подобно нам, искушен во всем, кроме греха. Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи (Евр. 4:15-16).

Возможно, некоторые читатели читали, выраженное в одном из ненапечатанных писем Елены Уайт мнение, якобы противоречащее всем пространным высказываниям во всех ее других произведениях по вопросу о праведности Христа — в подобии нашей греховной плоти. Она предостерегает одного неизвестного евангельского работника из Новой Зеландии, быть «особенно внимательным», когда он учит относительно человеческой природы Христа». В письме написано следующее:

Не следует представлять Его перед людьми, как человека со склонностью ко греху... Никогда, ни на одно мгновение у Него не было расположения ко злу...

Избегайте любого вопроса относительно человеческой природы Христа, который может быть неправильно понят. Истина находится рядом с ложным путем предположения. Трактуя вопрос о человеческой природе Христа, вам необходимо тщательно взвешивать каждое утверждение, чтобы вашим словам не придавали большого значения, нежели они в себе заключают; таким образом вы теряете или затемняете ясное представление о Его человеческой природе как сочетание с Его Божественной природой...

Никогда, никоим образом, не оставляйте малейшего впечатления в разуме людей, что какая-либо черта или склонность к испорченности могла находиться во Христе, или что Он каким-либо образом был подвержен греху...

Он никогда не откликнулся на разнообразные искушения сатаны. Ни разу Христос не вступил на его территорию, чтобы дать ему какое-либо преимущество. Сатана ничего не нашел в Нем дня продвижения своих планов (Письмо 8, 1895 г. КАСД т. 5, 128-129).

Основой для нашего понимания этого свидетельства служат несколько важных факторов:

1. Предостережение против легковесной неточной или небрежной терминологии необходимо всем нам. Это жизненно важная тема, которая требует точного употребления вдохновенных слов. Например, неправильно говорить, что Христос «имел греховную природу» потому, что это может быть истолковано как имеющее в себе нечто сверх того, что оно заключает в себе. Правильным является утверждение, что «Он облек Свое безгрешное существо в нашу греховную природу, чтобы Ему познать, как помочь искушаемым» (Е. Уайт «Медицинское служение», стр. 181).

2. Буквально письмо означает точно то, что сказано в его контексте. Нет причины изымать нечто из его контекста и использовать для осуждения вести 1888 г. как ее провозглашали Джоунс и Ваггонер. Фактически автор сообщает В. Л. Бейкеру, что он был бы спасен, если бы последовал примеру Джоунса и Ваггонера и поддержал их точные и четкие определения. Здесь видно, что она использовала синтаксис и терминологию почти идентичную той, которую использовал и Ваггонер около семи лет назад. Давайте сравним утверждения Ваггонера и Е. Уайт строку за строкой — они оба описывают борьбу Христа с искушениями во плоти и Его совершенную победу:

Ваггонер (21 января 1889 г., Знамения времени):

Его человеческая природа лишь покрывала Его Божественную природу, которая была более чем способна с успехом противостоять греховным желаниям плоти. Борьба происходила в течение всей Его жизни. Плоть, побуждаемая врагом всякой праведности, склоняла Его ко греху, однако Его Божественная природа никогда ни на одно мгновение не таила в себе злого намерения, ни на одно мгновение Его Божественная сила не поколебалась... Он возвратился к престолу Отца таким же непорочным, каким Он был, оставляя небесные дворцы славы.

Е. Уайт (Письмо 8, 1895 г.):

Иисус Христос был единственным в своем роде Сыном Божиим. Он принял на Себя человеческое естество и был искушен во всем, как искушается человеческое естество. Он мог бы согрешить, мог пасть, но никогда, ни на одно мгновение у Него не было никакой склонности ко злу... Никогда, никоем образом, не оставляйте малейшего впечатления в разуме людей, что какая-либо черта или склонность к испорченности может находиться во Христе, или что Он каким-либо образом был подвержен греху... Он никогда не откликнулся на разнообразные искушения сатаны. Ни разу Христос не ступил на его территорию…

3. Мысль, что Е. Уайт написала это письмо Бейкеру, как косвенный или замаскированный упрек Ваггонеру и Джоунсу — является абсурдной для каждого, кто знает открытый и честный характер Е. Уайт. Она хорошо знала как к ним обращаться, если бы пожелала исправить их понятия в учении. Она никогда не поступала подобным образом в своей практике.

4. Она не пыталась напечатать это письмо при жизни (оно появилось в печати не ранее 1950 г.). А это едва ли свойственно Е. Уайт, если бы она считала, что учение Джоунса и Ваггонера неправильно ориентирует мировую церковь.

5. Незадолго до написания этого письма Бейкеру — В. В. Прескотт посетил Австралию и читал свои ясные проповеди в октябре на лагерных собраниях в Армандейле, где присутствовала также и Е. Уайт. Ее понимание природы Христа было практически тождественным пониманию Джоунса и Ваггонера. О проповедях Прескотта в Армандейле она писала следующее:

Христос был представлен в каждой проповеди, а также великие и таинственные истины относительно Его присутствия и действия в сердцах людей были изложены ясно и просто...

Чудесный и удивительный свет... был послан для утверждения многих сердец. Люди торжественно говорили: «Сегодня вечером мы услышали истину». В тот вечер профессор Прескотт представил самый драгоценный урок, драгоценный как золото... Истина была отделена от заблуждения и посредствам Духа Божьего засияла как драгоценное сокровище...

Господь с великой силой действует через Своих служителей, которые провозглашают истину и Он дал брату Прескотту особую весть для людей, истина, сходя с уст человеческих наглядно демонстрировала Дух и силу Божью (Ревью энд Геральд 7 января 1896 г.)

6. Ни Джоунс, ни Ваггонер никогда не представляли перед людьми Христа как Человека со склонностями ко греху. Оксфордский английский словарь определяет слово «склонность» (расположение) как происходящее этимологически от латинского слова «пропандере», что означает: висеть или склоняться вперёд или вниз. Наше слово «пендулум» происходит из того же самого источника. Слово «склонность» означает таким образом «реакция на притяжение», «движение вниз» вместо сопротивления. Фактически оно означает дополнительное или второстепенное соучастие во грехе и Е. Уайт использовала это слово в его дополнительном тончайшем английском значении.

7. Приравнивать «расположение» или склонность ко греху — тому, что Христос облек Свою безгрешную природу в наше греховное естество, — неверно. Хотя мы и родились с наследственной склонностью к непослушанию» (КАСД т. 5, стр. 1128) как грешники, и следовательно, имеем греховные склонности, однако истинным остается и то, что нам нет необходимости сохранять нашу греховную склонность» (КАСД т. 7 стр. 943) даже, если мы все еще имеем греховную природу. Е. Уайт не приравнивает «расположение ко греху» и «наклонностям», которые представляют собой «результат действия великого закона наследственности» и которые Христос принял на Себя, борясь с искушением, как и мы призваны бороться с ними. Она утверждала, что Христу пришлось «сопротивляться наклонностям» (КАСД т.7, стр. 930).

Даже хотя в некоторых нетеологических словарях наклонность приравнивается к расположению, этимологические корни их различны; слова означают только способность «чувствовать сильное влияние давления», но не обязательно означает «ответ» на него. Действительно, мы должны быть осторожны, крайне осторожны.

Однако в период вести 1888 года были такие вопросы и натянутые отношения, которые в некоторой степени воспрепятствовали принятию доброй вести спасения. Джоунс рассматривает один из таких вопросов:

В Иисусе Христе мы встречаемся с такой святостью, Которая является для греха истребляющим огнем... Всеистребляющая чистота этой святости отделит каждую черточку греха от грешного человека, который желает встретить Бога в Иисусе Христе.

Таким образом, в Своей истинной святости Христос мог придти и приходил к грешным людям в греховной плоти, встречаясь с нами на земле...

Желающие могут найти в «Свидетельствах» утверждение, что Христос не имел «страстей, подобных» нашим страстям. Такое утверждение имеется и каждый может отыскать его (СЦ 2, 50).

В этом исследовании не будет никаких трудностей, если вы захотите точно, от начала до конца выяснить, что там было сказано, и не входить за рамки того, что было сказано и не вкладывать того, чего там не было сказано. Теперь о том, что Христос не имел «страстей, подобных нам». Согласно Писанию, весь Его путь, который Он прошел, был подобен нашему и Он был с нами во плоти... Он принял подобие греховной плоти, но не заходите слишком далеко. Он принял подобие греховной плоти, но не подобие греховного разума. Не включаете в греховное состояние Его разум. Его плоть была подобно нашей плоти, но Его разум был разумом Иисуса Христа... Если бы Он принял наш разум, то зачем призывать нас познавать ум Господень, т.е. чтобы нам был дарован разум, имеющийся в Иисусе Христе? Он уже был бы таким (Бюл. Ген. Конф. 1895 г. стр. 327).

Всякому непредубежденному человеку ясно, что Джоунс просто утверждал, что никогда, «ни на одно мгновение», Христос не согласился быть участником во грехе. Он использует слово «разум» в его тончайшем дополнительном значении, как цель или выбор.

Нам необходимо стать выше мелких, смущающих споров, мы намерены укрепить в наши дни то, что было простым и ясным ароматом вести 1888 года в ее первоначальной красоте. В течение нескольких ночей, следовавших за Миннеаполисской Конференцией, Е. Уайт исполненная радости, не могла уснуть. Святой Дух действовал на сердца учащихся колледжа благодаря этим полученным представлениям о праведности Христа.

В колледже происходили собрания бывшие очень интересными (если тема о праведности через веру неинтересна, то что-то не в порядке!)... Христианская жизнь, которая до этого казалась молодежи колледжа нежелательной и совершенно несовместимой, теперь предстала в своем истинном свете, в своей замечательной гармонии и красоте. Тот, Кто до этого был подобен ростку в сухой земле без вида и величия, стал «лучше десяти тысяч других» и «весь Он любезность» (П. Песн. 5:10, 16) «навсегда прекрасный» (Ревью энд Геральд, 12.02.1889).

Заключая свое представление о праведности Христа «в подобии плоти греховной» Ваггонер обратился со словами яркого призыва к сердцу:

Кто-нибудь может сказать: «Я не вижу в этом никакого утешения для себя. Точнее, у меня есть Пример, но я не могу следовать Ему, потому что не имею той силы, которую имел Христос. Он был Богом, даже будучи на земле, а я всего лишь человек». Да, это так, но вы можете обладать той силой, как и Христос, если захотите. Он «взял на себя наши немощи», но «не сделал никакого греха» (Ис. 53:4, 9).

Пусть усталые, слабые, подавленные грехом души ободрятся... Пусть они с дерзновением приступят к престолу благодати, где они несомненно обретут благодать для благовременной помощи, ибо эту нужду знает наш Спаситель. Он знает наши немощи (Христос и Его праведность, стр. 29-30).

Без сомнения, — сегодня мы также должны чувствовать необходимость представлять Христа, как нашего Спасителя, Который недалеко от нас, рядом с нами!

Вестники 1888 Года Не Умаляли Ценности Их Вести

Разгадка Таинственной Адвентистской Дилеммы

Некоторые, начиная понимать значение вести 1888 года, как начало Позднего дождя и Громкого клича, в смущении задают вопрос: а что же стало с самими вестниками?

Они оба, как Джоунс, так и Ваггонер, в последние годы жизни переживали серьезные трудности. И многие, судя поверхностно, по сей причине считают, что их весть не могла быть ценной. Несмотря на то, что Джоунс никогда не отказывался от вести Адвентистов седьмого дня, он оставил церковь, что в значительной мере было связано с личными трудностями, возникшими с братьями. Ваггонер оставался христианином до конца дней, однако и он пережил личную семейную трагедию и стал жертвой пантеистического заблуждения.

Те, кто противились вести 1888 года, оправдывали себя, пытаясь применить к вестникам 1888 года слова Иисуса: «По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград или с репейника смоквы? Так, всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые» Мат. 7:16-17. Поверхностное применение этих слов Иисуса к истории Джоунса и Ваггонера послужило для многих людей причиной десятилетиями отвергать их весть. И это рассуждение казалось вполне оправданием.

Однако вестница Господня выразительно подчеркивала, что такое заключение о Джоунсе и Ваггонере неправильно и фактически представляет собой «роковое, заблуждение».

В этом случае имеется важный и единственный в своем роде фактор, который многими остался незамеченным.

Отвергать весть Джоунса и Ваггонера на основании более поздних проблем, подобно отвержению вести Адвентистов седьмого дня на основании того, что в той церкви можно встретить и недостойных членов. Многие люди действительно отвергают вести истины по таким субъективным причинам, но они при этом теряют великое благословение. Так же и для нас отвергать весть 1888 года по такой причине означает откладывать на неопределенное время благословения Позднего дождя и Громкого клича.

Конечно, было бы весьма желательно, чтобы Джоунс и Ваггонер окончили жизнь в почете и уважении. Если бы это было так, то сегодня никто, не мог бы изыскать никаких зацепок, на которые можно было бы навесить свои сомнения относительно их вести. В конце концов, на основании истории последних 90 лет мы были вынуждены поверить: Их более поздние личные ошибки являются великим разочарованием в истории 1888 года, таким же, каким было разочарование 22 октября 1844 года в начале истории, нашего движения. Оба эти события смущают, они оба требуют понимания, иначе мы совершим серьезные ошибки. По видимому, Сам Господь допустил эти два почти непреодолимые разочарования и камни преткновения для тех, кто ищет оправдания, чтобы отвергнуть истину.

Ниже приводится несколько причин, почему отвержение или даже несерьезное отношение, к вести 1888 года по причине слабостей, свойственных самим вестникам, является «роковым заблуждением»:

1. Более поздние заблуждения и ошибки Джоунса и Ваггонера не были следствием ошибочности или слабости самой их вести. Еще в 1892 году Е. Уайт предсказала возможность их отступления впоследствии и поясняла, что если такое печальное событие и случится, оно не может повлиять на законность и прочное основание их вести:

Вполне возможно, что проповедники Джоунс н Ваггонер могут быть побеждены искушениями врага, но если такое произойдет, это еще не доказывает, что их весть не от Бога или что их работа была ошибочной (Письмо С-24 1892 г.).

Если бы вестники Господни, после того, как они мужественно отстаивали истину в течение какого-то времени пали под искушением и обесчестили Того, Кто поручил им их дело, будет ли это доказательством того, что их весть неистинна? Безусловно, нет... Грех со стороны вестников Божиих мог бы доставить радость сатане, а те, которые отвергают весть и вестников, восторжествовали бы; но это не будет оправданием людям, которые виновны в отвержении вести Божьей (Письмо 0-19, 1892 г.).

Но что же могло стать возможной причиной для Джоунса и Ваггонера оставить свой путь? Если нет недостатка в вести, которая могла бы привести их к заблуждению и если Господь воистину доверил им передать самую драгоценную весть о начале Позднего дождя, то могло ли какое-либо влияние или искушение быть достаточно сильным, чтобы восторжествовать над ними? Нижеследующее прольет свет на этот разумный вопрос:

2. Джоунс и Ваггонер были вынуждены переносить «нехристоподобное преследование» со стороны своих братьев, которые угнетали их и понуждали идти таким же путем:

Мне бы хотелось, чтобы все поняли, что тот дух, которой отказался принять Христа и свет, рассеивающий духовную тьму, все еще не прекратился в это время в мире.

Кто-нибудь может сказать: «Я не питаю ненависти к своему брату, я не так плох, как он». Но как мало таковые знают свое собственное сердце. Они могут подумать, что в своих чувствах против их брата они имеют ревность по Боге; если его мысли не кажутся им такими, как их мысли, в действительности появляются чувства, которые не имеют ничего общего с любовью...

Они могут на словах как будто ничего не иметь против брата своего, а в действительности продолжают вражду и при этом несут весть от Бога людям, именно тот самый свет, в котором мы нуждаемся в данное время...

Они могут шаг за шагом идти по ложному пути, пока им кажется, что для них нет другого пути, чем тот, по которому они идут, веря, что они правы в своих горьких чувствах против своих братьев. Выдержит ли вестник Господень давление, оказываемое против него? Если да, то лишь потому, что Господь укрепляет его Силой Своей, чтобы отстаивать истину, которую он несет от Бога...

Я глубоко скорблю, видя, как охотно подвергаются критике слова или действия брата Джоунса и Ваггонера. С какой готовностью многие оставляет все то хорошее, что было им сделано в течении нескольких прошедших лет, не замечая доказательств, что Бог действует через этих людей, как Своих сотрудников. Они ловят что-нибудь, чтобы обвинить и их отнесение к этим братьям, которые ревностно делают доброе дело, показывая, что чувства вражды и горечи наполняют их сердца... Перестаньте подозревать ваших братьев (Письмо 0-19 1892 года).

Рассмотрим ситуацию, в которой находились Джоунс и Ваггонер. Она была беспрецедентна, что-либо подобное трудно отыскать в священной истории:

а. Они знали, что их весть пришла от Бога

б. Они знали, что «то было началом Позднего дождя.

в. Они знали, что они находились под водительством Господним, провозглашая весть в сложившиеся обстоятельствах.

г. Они остро чувствовали то состояние, которое Е. Уайт определила словами: «ненависть», «осуждение», «горечь» и «отвержение» со стороны их братьев по вере. Это ее подлинные слова. И даты ее писем, приведенных ниже, подтверждают, что эти нездоровые отрицательные чувства со стороны братьев продолжались после слез раскаяния и признания со стороны братьев, которые имели место в течение 1890-1891 гг. (Через кризис к победе, 1888-1901, стр. 82-114).

Вдохновенное перо раскрывает нам, что эти «раскаявшиеся» продолжили свою оппозицию, продолжали отвергать весть, которая провозглашалась во время конференции 1888 г. (см. Оппозицию У. Смита в статье от редактора в «Ревью энд Геральд» от 10 мая 1892 г. по отношению к Ваггонеру и более поздние статьи этого же года, как оппозицию Джоунсу. Письмо C-24 Е. Уайт, 1892 г. и письмо от 9 января 1893 г., даже «Свидетельства» 1897 года показывают, что оппозиция продолжалась).

д. У Лютера по сравнению с Джоунсом и Ваггонером были относительно более легкие проблемы при столкновении с опасной оппозицией папства и католической иерархии в отношении его вести. Правда ненависть, которую ему пришлось претерпеть, была открытой и реальной, буквально яростной. Но ясное понимание Лютером пророческих: вестей Даниила и Откровения — вот что давало возможности ему «перенести оказываемое на него давление» (Фраза заимствована у Е. Уайт, сказанная ею относительно Джоунса и Ваггонера).

Лютер представлял Рим как «зверя», как «маленький рог», «блудницу». Таким образом, та мистическая оппозиция, которую он претерпел, была объяснена и оправдана благодаря откровению Слова Божия.

е. Но вестники Господни в 1888 году не пользовались таким Библейским откровением, которое помогло бы им перенести давление, направленное против них. Они твердо верили, что Церковь Адвентистов седьмого дня представляет собой истинную церковь остатка по Библейскому пророчеству. Они были уверены в принципах организации, принимая Генеральную Конференцию как наивысший авторитет пред Богом. Они признавали братьев, как назначенных Богом руководителей Его дела. Они знали, что небожители с глубоким интересом наблюдают за развивающимися драматическими событиями.

ж. Они оба были причастны к защите религиозной свободы, когда Конгресс США подошел вплотную к введению закона о воскресном дне, больше чем в какой-либо другой период истории Америки мощному и неотразимому доказательству того, что мир достиг времени Громкого клича, который начинает звучать с несравнимой силой. И они знали, что их поколение живет во времени очищения святилища, следственного суда, когда слепота и неверие прежних поколений не должна повториться.

з. И вот к их изумлению, никогда еще в истории не было записано более позорной неудачи со стороны народа Божия воспользоваться беспримерной эсхатологической благоприятной возможностью! Это было похоже на беспрецедентное неверие и отвержение со стороны современного Израиля. В то время когда собственные сердца вестников трепетали горячей небесной любовью, которой они никогда не испытывали прежде, они встретились с ледяной ненавистью со стороны своих собратьев, которых Господь призывал соединиться с ними в их миссии.

Джоунсу и Ваггонеру показалось, что это конец, полный провал намерения Божия. Что же может быть хуже этого? Это был ужасный опыт.

и. На основании писем Елены Уайт, цитированных выше, можно сделать вывод, что в 1892 году Ваггонер был послан в Англию в обстоятельствах крайней нужды. За год до этого Елена Уайт была направлена в Австралию «без света от Господа», т.е. не по Его воле для нее было идти этим путем, который предназначила для нее Генеральная Конференция. Таким образом, группа работников, которая провозглашала весть о Христовой праведности на лагерных собраниях, в церквах, колледжах, на собрании работников и при личной работе была рассеяна. Ваггонер и Джоунс были бы более нежели просто люди, если бы они не восприняли это как пощечину и как отвержение их уникальной вести и работы.

3. Елена Уайт рассматривает в итоге общее воздействие этой реакции как фактическое гонение:

Нужно быть последними людьми на земле, чтобы хотя в малейшей степени потворствовать духу гонения против тех, кто нес весть Божью миру. Это наиболее ужасная нехристоподобная черта характера, которая проявила себя среди нас во время Миннеаполисской Конференции. Когда-нибудь все это раскроется во всем своем истинном значении со всем бременем скорби, которая была результатом (Бюл. Ген. Конф. 1893 г. стр.184).

Нам очень легко говорить, что вестники должны были бы перенести направленное против них давление.

Выдержит ли вестник Господень давление, оказанное против него? Если да, то лишь потому, что Господь укрепляет его Своей силой, чтобы отстаивать истину, которую он несет от Бога (Письмо 0-19 1892 г.).

Но безграничная мудрость Божия явно указывала, что вестникам не нужно утверждать истину, которая послана им Богом каким-либо субъективными доказательствами. Это была явно выраженная воля Его, которую настоящее поколение оценивает как их весть точно по объективным признакам, заложенным в самой вести, кроме всех тех факторов, которые могли вполне утвердить ее, как убедительные доказательства. Это поколение должно оценить весть, как она была явлена поколению 1888 года, — камень преткновения несовершенных человеческих личностей должен быть снова представлен здесь как зацепка, на которую все, желающие тайно сомневаться могли бы навесить свои сомнения. Вера, возможно, не может быть усовершенствована каким-либо другим путем. И наша задача теперь — полностью победить там, где то поколение потерпело неудачу.

4. Елена Уайт определяет совершенно другую причину, которая «в большей степени» содействовала неудаче Джоунса и Ваггонера, чем обычно бывает у отступников.

Небесное вдохновение не приводит к лукавым подозрениям, к выискиванию надуманных доказательств, что эти братья в некоторой степени отличающиеся от нас в истолковании Писания, не здравы в вере. В таком образе действий существует опасность — опасность, заключающаяся в самом результате и значительная доля вины ляжет на тех, которые выискивают зло...

Оппозиция в наших собственных рядах, направленная против Господних вестников (Джоунса и Ваггонера) — трудная и испытывающая душу задача, ибо им приходится встречать трудности и препятствие, которых не должно быть.

Любовь и доверие создают моральную силу, которая должна объединить наши церкви и привести к согласованием действиям, но холодность и недоверие разрушают единство, что лишает нас нашей силы (Письмо от 6 января 1893 г., Бюл. Ген. Конф. 1893 г., стр. 419).

Когда отступники покидают общество народа Божия, оставляя учение, которое они поддерживали ранее, обычно наше суждение таково: «Они вышли от нас, но не были наши, ибо, если, бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли и через это то открылось, что не все наши» 1 Иоан. 2:19. Однако не так обстоит дело с Джоунсом и Ваггонером. Они были нашими, потому что Господь поручил им самую драгоценную весть. Но в значительной степени мы также ответственны, ибо наше жестокое осуждение склонно к тому, чтобы получить такой же предполагаемый результат.

5. Позволить себе в эти последние дни поддерживать оппозицию в отношении вести 1888 года по причине ошибок вестников — значит находиться в «роковом заблуждении».

Вполне возможно, что проповедники Джоунс и Ваггонер могут быть побеждены искушениями врага, но если такое произойдет, это еще не показывает, что их весть не от Бога, или что их работа была ошибочной. Но если бы так случилось, как многие впали бы в роковое заблуждение, потому что они не были под руководством Духа Божия... Я знаю, что именно такое положение возможно, если бы кто-либо из них пал, и я молюсь, чтобы эти мужи, на которых Бог возложил бремя важного дела, были бы способны дать определенный трубный звук и прославить Бога при каждом шаге и чтобы путь их на каждом шагу мог возрастать все больше и больше до конца времени (Письмо С-24 1892 года).

К сожалению на молитву Е. Уайт не было отвечено так, как она надеялась. Сатана возрадовался и те, которые отвергали весть и вестников, восторжествовали. Многие впали в роковое заблуждение на десятилетия, осуждая, отвергая или противодействуя тем элементам истины, которые в плане Божьем означали начало Позднего дождя и Громкого клича.

Теперь пробил час для более объективной оценки свидетельства, что «здесь не должно быть промедления... Тайна Божия должна быть окончена» в нашем поколении.

Оправдание Через Веру Согласно Понимания Вестников 1888 Года

Могущественная Благая Весть

Если весть оправдания через веру 1888 года была началом Позднего дождя и Громкого клича, с нашей стороны разумно признать, что эта истина была более ясно открыта, чем все представленное прошлым поколением народа Божьего со времени Раннего дождя, дарованного в Пятидесятницу.

Высказываясь относительно вести Джоунса и Ваггонера в течении десятилетия после вести 1888 года, по существу вопроса, Елена Уайт писала:

Великие истины, которые оставались незамеченными и не принятыми во внимание со времени Пятидесятницы, должны засиять из Слова Божия в своей первоначальной чистоте. Для тех, кто действительно любит Бога, Святой Дух откроет истины, которые стерлись в памяти и будут открыты совершенно новые истины (Основы Христианского воспитания, стр. 473).

Как могла весть 1888 года быть простым перефразированием понятий 16 столетия, важный для своего времени реформаторских доктрин? Елена Уайт говорила, что весть 1888 года об оправдании верою была «воистину трехангельской вестью» (Ревью энд Геральд 1 апреля 1890 года).

Если весть 1888 года об оправдании верою была той самой, которой учил Лютер, тогда был прав Л. Р. Конради, заявляя, что Лютер в свое время учил Трехангельской вести и что таким образом, нет реального оправдания для существования Адвентистов седьмого дня (см. Л. Р. Конради, Основатели вероучения АСД , стр. 606).

Поскольку понятие об оправдании верою 1888 года было признано как воистину Трехангельская весть, следует вывод, что в ней должно быть нечто уникальное, что отличает ее от популярных евангельских идей. А если это та же самая весть, которая проповедовалась теологами и евангелистами церквей, соблюдающих воскресенье, тогда возникает серьезный вопрос: какова причина для существования Адвентистов седьмого дня? Не внесли ли они особый вклад в разъяснение вопроса об оправдании верою? Или их вклад заключается в оправдании делами? Не поручили ли Господь популярным церквам возвещать Евангелие, а Адвентистам седьмого дня — возвещать закон? Или еще лучше, не являются ли Адвентисты седьмого дня просто конкурентами на евангельском пути, голосом, который фактически используется для того, чтобы рекламировать те же товары, что и другие, подобно рекламе автомобильных конкурентов в наши дни, чьи автомашины практически идентичны, исключая только марку?

Весть Джоунса и Ваггонера признавала две фазы оправдания: 1. Судебное или юридическое оправдание по закону, предусмотренное для всех людей и совершаемое полностью вне нас. 2. Фактическое преобразование сердца верующего, т.е. оправдание верою, Елена Уайт с восторгом принимала уникальность их вести, осознавая, что она значительно выше понятий реформаторов или современных христиан:

Господь по Своей великой милости послал Своему народу через проповедников Ваггонера и Джоунса весьма важную весть… Она возвещала оправдание через веру в поручителя, призывая всех принять праведность Христа, которая состоит в послушании всем заповедям Божиим... Эта весть, которую Бог повелел проповедовать миру. Это есть Трехангельская весть, которую необходимо провозгласить громким голосом при обильном излитии Святого Духа (Свидетельства для проповедников, стр. 91-92)

Давайте кратко отметим, в чем заключалась их идея об оправдании через веру:

Вполне уместно утверждение Павла, что «исполнители закона оправданы будут». Оправдать — означает сделать правым или показать, что кто-то прав...

Дела, совершенные грешным человеком не имеют силы сделать его правым, но, напротив, исходят из злого сердца, они сами злы, но они умножают его греховность. Из злого сердца может исходить только злое, а скопище зла не может совершить ни одного доброго дела, таким образом, для грешного человека бесполезно надеяться на получение оправдания своими собственными усилиями. Прежде чем творить добрые дела, как это требуется от него и согласно его желания, он должен сначала сделаться праведным...

Ап. Павел, утверждая, что все согрешили и лишены славы Божией, поэтому делами закона пред Ним не оправдывается никакая плоть, далее развивает мысль, что мы «получаем оправдание даром, по благодати Его» (Рим. 3:23-24).

«Получаем оправдание даром», а как может быть иначе?.

Правда, Бог никоим образом не оправдывает виновного: «Он не может поступить так, оставаясь справедливым Богом. Но Он делает нечто гораздо лучшее: Он устраняет вину, так что бывший виновный не нуждается в оправдании — он уже оправдан и рассматривается как никогда не согревавшей...

Удаление запятнанной одежды (Зах. 3:1-5) равносильно устранению от человека всякого беззакония. И мы понимаем, что Христос, облекая нас в одежду Собственной праведности, не покрывает грех покровом, но удаляет грех. А это показывает, что прошение грехов есть нечто большее, чем простое занесение имен в книгу записей на небесах и что смысл заключается в том, чтобы грех был изглажен... И именно это избавляет грешника от виновности, он оправдывается, освобождается от виновности, т.е. становится праведным, переживая коренное изменение... таким образом, полное и свободное прощение грехов несет с собой такое удивительное и прекрасное изменение, как новое рождение...Это тоже самое, что иметь новое, чистое сердце...

При этом, что еще приносит оправдание или прощение грехов? — Это вера... Это тот же опыт веры, который делает человека дитем Божиим (Христос и Его праведность, стр. 51-67).

А. Т. Джоунс был вполне согласен с этим:

Оправдание по вере есть праведность через веру, потому что для оправдания нужно быть признанным праведным. Таким образом оправдание верою есть такое оправдание, которое приходит через Слово Божие…

Слово Божие имеет в себе силу для действия... Слово Божие, произнесенное Иисусом Христом, способно вызвать к существованию то, чего не существовало прежде...

В человеческой жизни нет праведности. Но Бог послал Христа, чтобы явить праведность человеку и проявить ее в человеке… Христос произнес лишь слова, и в мрачной пустыне человеческой жизни явилась праведность для каждого, кто желает принять ее... Слово Божие, воспринятое с верою… производит праведность в человеке и жизнь там, где ее никогда не существовало прежде, точно так же, как при первоначальном творении...

Итак, оправдавшись (сделавшись праведным) верою уповая и полагаясь только на Слово Божие, мы имеем мир с Богом, через Господа нашего Иисуса Христа (Ревью энд Геральд, 17 января 1899 г.).

Люди не только должны стать оправданными верою, надеясь или полагаясь на Слово Божие, но, будучи оправданными, мы должны жить верою. Оправданный человек живет точно таким же образом, как он становится оправданным (Ревью энд Геральд, 7 марта 1899 г.).

Это и есть Слово Божие, Слово праведности, Слово жизни, обращенное к нам сегодня, «теперь». Желаете ли вы быть оправданными им «теперь». Желаете ли вы жить им теперь? Это — оправдание верою. Это — праведность через веру. И это самое простое дело в мире (Ревью энд Геральд, 10 ноября 1896 г.).

Сразу же возникает вопрос: а были ли правы эти вестники 1888 года, когда они неоднократно говорили и подчеркивали, что оправдаться верою — означает сделаться праведным? Не есть ли это по существу возрождение древнего католического понятия об оправдании верою, которая содержит в себе оправдание делами?

Некоторые считают невозможным, чтобы верующий стал или был сделан праведным, тогда как в действительности он не является таковым. Говорят, что учить тому, что оправдание верою делает человека праведным, является признаком римского католицизма.

У нас имеется свидетельство, что Елена Уайт рассматривала Трехангельскую весть центром вести 1888 года. И если за этим понятием скрывается римский католицизм, следовательно Е. Уайт была неправильно информированным, наивным человеком, а церковь Адвентистов седьмого дня оказалась во власти трагического недоразумения.

Давайте рассмотрим, что особенного видела Е. Уайт в этой вести:

Она возвещала оправдание через веру в Поручителя, призывая всех принять праведность Христа, которая состоит в послушании всем заповедям Божиим… Таким образом, Бог дал Своим слугам свидетельство, представляющее истину, как она есть в Иисусе, которая является Трехангельской вестью в ее ясных отличительных чертах… Она представляет закон и Евангелие соединенными вместе в совершенное целое. (Свидетельства для проповедников, стр. 91-94).

Идея Джоунса и Ваггонера о том, что оправдаться верою означает сделаться праведным, не была созвучной понятию римско-католической церкви о вменяемой праведности, которая изливается на «святого» и обеспечивается его собственными внутренними заслугами, так что его продолжающиеся греховные дела перестают быть греховными по причине его заслуг. Римско-католическое понятие (которое широко поддерживается и многими другими течениями), заключается в том, что грех в «святом» перестает быть грехом, «похоть» уже более не осуждается как зло после совершения сакраментального или общепринятого оправдания.

Учение Джоунса и Ваггонера заключалось в том, что истинное оправдание «верою» делает верующего праведным в том смысле, что он становится послушным исполнителем закона.

Как мы видели выше, они ясно осознавали, что миллионы лет послушания со стороны раскаявшегося грешника никогда не смогут искупить его от греха; он не имеет никогда не будет иметь заслуг ни на одну йоту. Но вера в Иисуса освобождает его от рабства непослушания закону и ставит его на путь послушания. Вера, которая действует в истинном оправдании верою, есть действующая вера и искупление никогда не может быть истинным примирением с Богом до тех пор, пока не совершится соответствующе примирение с характером Божиим, что представляет собой послушание Его святому закону. Любое так называемое оправдание верою, провозглашающее человека оправданным, но продолжающего сознательно нарушать закон Божий, является ложным, ибо такое понятие искажает понятие и веру, не имея ясного представления как о вере, так и об оправдании.

Давайте представим возможность самим вестникам 1888 года изложить их точку зрения:

«Все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание (став праведными или исполнителями закона) даром по благодати Его»... Никто но имеет в себе ничего, что может сделать его праведным. Поэтому, праведность Божия пребывает внутри и вне всех верующих. Таким образом, в соответствии со Священным Писанием, они облекаются праведностью и наполняются ею. Фактически они становятся «праведностью Божией во Христе». А как это происходит? Бог провозглашает Свою праведность над теми, кто верует. Чтобы провозглашать, нужно говорить. Итак, Бог говорит грешнику: «Ты праведен», и тот час же этот врущий перестает быть грешником и получает праведность Божию. Слово Божие, провозглашающее праведность, имеет праведность в самом себе, и как только грешник начинает верить и принимает это слово в свое собственное сердце через веру, в тот же момент он обретает праведность Божию в своем собственном сердце, а поскольку из сердца истекают источники жизни, следовательно в нем начинается новая жизнь. И эта новая жизнь есть жизнь послушания заповедям Божиим (Ваггонер, Евангелие в творении, 1894 г. стр. 26).

Господь никогда не ошибается в своих расчетах. Когда вера Авраама была вменена ему в праведность, это произошло потому, что она была действительно праведностью. Почему? Потому что, когда Авраам полагался на Бога, он полагался на вечную праведность... Он стал одно с Господом, и таким образом праведность Божия стала его собственной праведностью (Ваггонер, Евангелие в творении).

Оправдание связано о законом. Оправдать — означает сделать праведным. В Римлянах 2:13 сказано, кто будет оправдан: «Не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут». Следовательно, праведный человек есть тот, кто исполняет закон. Быть оправданным — означает быть праведным. Таким образом, если праведный человек тот, кто исполняет закон, следовательно, чтобы оправдать человека, т.е. сделать его праведным, нужно сделать его исполнителем закона.

Следовательно, быть оправданным верою, означает просто стать исполнителем закона через веру...

Бог оправдывает нечестивого. Это несправедливо? Конечно. Однако это не означает, что Он как бы замалчивает вину человека, что Он считает за праведного того, кто в действительности нечестивый; но это не означает, что Он делает так, что этот человек становится исполнителем закона. В тот момент, когда Бог провозглашает нечестивого человека праведным, человек становится исполнителем закона. Несомненно это хорошее справедливое и милосердное дело...

Из этого становится ясным, что не может быть более высокого состояния, чем оправдание. Оно дает все, что Бог может сделать для человека, за исключением бессмертия, которое совершается только при воскресении... Необходимо постоянно проявлять веру и послушание к Богу, чтобы сохранить праведность и остаться исполнителем закона.

Таким образом, мы начинаем ясно понимать выражение: «Итак, мы и уничтожаем закон верою? Никак, но закон утверждаем» (Рим. 3:31). Это означает, что вместо уничтожения закона, вместо того, чтобы сделать его недействительным в нашей жизни, мы утверждаем его в наших сердцах верою. Это происходит потому, что вера приводит к сердцу Христа, а в сердце Христа находится закон Божий.

«Ибо как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие» (Рим. 5:19).

«Послушанием одного» — здесь имеется ввиду Господь Иисус Христос. Его послушание воплощается в сердце каждого верующего. Поскольку через послушание Одного, многие могут стать исполнителями закона, то да будет прославлено Его Имя навеки и веки (Ваггонер, Знамения времени, 1 мая 1893 г.).

Возможно теперь мы начинаем понимать, почему Е. Уайт так чрезмерно возрадовалась, узнав об этой вести.

Она осознала, что в ней заключаются ответы на вопросы из Откровения 14 главы, которая описывает народ Божий в последние дни, как соблюдающих заповеди Божии.

Когда она говорит о Христовой праведности, вменяемой через веру, она имеет ввиду именно то, что говорит. Она не учила чему то вымышленному, фальшивому. Она говорила о реальном, о «вере действующей любовью». И когда она писала свою рукопись под названием: «Опасность ложных представлений об оправдании верою», она не отвергала вести Джоунса и Ваггонера, она поддерживала их весть, а опровергала вымышленную точку зрения, которой и они противостояли:

Мне вновь и вновь представлялась опасность, когда мы, как народ принимаем ложные идеи об оправдании верою. В течение многих лет мне было предоставлено, что сатана будет действовать особым образом, чтобы смущать умы в этом вопросе... Вопрос о вменяемой праведности Христа многие годы постоянно тревожит мой ум... Этот вопрос становится темой почти каждой моей беседы или обсуждения с людьми.

Пересматривая мои труды за 15-20 лет, я нашла, что они представляют вопрос в том же самом свете... живых принципов практического благочестия…

Служители должны больше останавливаться на этой теме, — о простоте истинного благочестия, яснее представляя ее перед людьми в каждой беседе... Людям свойственно прославлять и возвеличивать людей. И я содрогаюсь, когда вижу или слышу это, ибо когда они открываются мне в некоторых случаях, в домашней жизни, во внутренних порывах сердца, — это люди полные эгоизма. Они испорчены, развращены, низки и ничто исходящее из их поступков не может приблизить их к Богу, потому что все, что они делают, отвратительно в Его очах. Не может быть истинного благочестия без оставления греха, а отягчающий характер греха не распознается...

Существует опасность — рассматривать оправдание по вере, как особую заслугу веры... Но что есть вера? Это согласие в понимании слов Божиих, которое соединяет сердце в добровольном послушании и служении Богу. Богу, Который дает понимание; Богу, Который побуждает сердце; Богу, Который прежде всего привлекает ум, чтобы созерцать Христа, распятого на Голгофском кресте.

Закон взаимодействия человеческой и Божественной природы делает воспринимающего соработником Божиим. Это приводит человека в такое положение, где он, соединяясь с Божественной природой может совершать дела Божии. Сочетание Божественной силы с человеческими орудиями принесет полный успех, потому что Христова праведность совершает все (Рукопись 36, 1890).

Примечание: Представление Е. Уайт о вере является решающим фактором в понимании вести 1888 года. В журнале «Ревью» от 24 июля 1888 года она опубликовала весьма важное определение веры: «Вы можете сказать, что вы верите в Иисуса, если осознаете цену спасения. Вы можете выполнить это требование, если чувствуете, что Иисус умер за нас на мученическом Голгофском кресте; если вы имеете разумную, осмысленную, сознательную веру, что Его смерть представляет вам возможность — оставить грех и совершенствовать праведный характер через благодать Божию, дарованную вам в силу заслуг крови Христа».

Здесь описано представление Е. Уайт о вере, находящейся в полной гармонии с вестниками 1888 года. Она распознала новый свет, посланный Господом для приготовления людей к пришествию Христа. Она ясно увидела, что популярное понятие оправдания через веру в церквах, соблюдающих воскресный день, было извращением:

Когда они извращают учение об оправдании верою и отказываются согласиться с условиями, приведенными в Слове Божием: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» — это по существу то же самое, что и великая ошибка других, тех, которые желают верить и следовать заповедям Божиим, но ставят себя в оппозицию по отношению к драгоценным лучам света, новым для них, отражением с Голгофского креста...

Необращенные люди могут проповедовать за кафедрой. Их собственные сердца никогда не испытывали живой, доверяющейся веры, сладкого чувства прощения их грехов. Как же они могут проповедовать любовь, сострадание, прощение Богом наших грехов?

Как они могут сказать: «Взгляни и живи». Глядя на Голгофский крест, вы должны испытывать желание нести крест... Может ли кто взглянуть и созерцать жертву дорогого Сына Божия, чтобы его сердце не смягчилось и не сокрушилось в готовности подчинить Богу свое сердце и душу?

Пусть же в каждом разуме вполне отразится следующая мысль: «Если мы принимаем Христа, как Искупителя, то мы должны принять Его и как нашего Правителя. Мы не можем иметь полного и совершенного доверия ко Христу, как нашему Спасителю, пока не узнаем Его как нашего Царя и не будем послушны Его заповедям... Таким образом, мы имеем полное звучание нашей веры, как действующей веры. Она действует любовью. (Ревью энд Геральд, 24 июля 1888 г.).

Является ли этот взгляд об оправдании верою правильным с библейской точки зрения? Обратимся к Священному Писанию:

1. Существует законное и юридическое оправдание, применяемое «ко всем людям»:

Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного... не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был через Него... Свет пришел в мир (Иоан. 3:16-19).

В Нем, во Христе была жизнь, и жизнь была свет человеком... Был свет истинный, Который просвещает каждого человека, приходящего в мир (Иоан. 1:4-9).

Потому что Бог во Христе примирил Собою мир, не вменяя людям преступлений их и дал им слово примирения (2 Кор. 5:19).

...Спаситель наш Иисус Христос, разрушивший смерть и явивший жизнь и нетление через благовестие (2 Тим. 1:10).

... Если Один умер за всех, то все умерли. А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего (2 Кор. 5:14-15).

Ибо Христос... в определенное время умер за нечестивых... Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками... Если будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Его Сына... Если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати Одного Человека, Иисуса Христа, переизбыточествует для многих... Ибо суд за одно преступление к осуждению, и дар благодати — к оправданию от многих преступлений... Посему как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою Одного всем человекам оправдание к жизни (Рим. 5:6-18).

Потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе (Рим. 3:23-24).

Проанализируем эти тексты, как их понимали Джоунс и Ваггонер:

а. Христос сделал нечто для каждого человека, когда Он отдал Себя за весь мир. Он принес два дара, освященных Его безграничной жертвой: жизнь и бессмертие.

б. Жизнь дается каждому человеку, приходящему в мир, независимо от того, верит ли он во Христа и знает ли Его. Он умер за всех и если бы это было не так, то все должны были умереть. Никакая человеческая душа со времени падения Адама не смогла бы жить никаким другим путем, как только через драгоценную жертву Христа. Все люди даже своим существованием обязаны Христу и находятся в вечном и безграничном долгу перед Ним за все абсолютно, что они имеют, за исключением — могилы. Только она наша по праву. Только ее одну мы заслужили, «голгофский крест отображен в каждом хлебе, в каждом источнике воды» (ЖВ, 666).

в. Этот дар жизни каждой личности невозможен был бы без Христа. Он «Свет истинный, Который просвещает каждого человека» (Иоан. 1:9). Никогда святому или грешнику не были бы известны моменты радости или счастливого восхищения в этом мире, если бы они не были искуплены кровью Христа, независимо от того, известен ли им Источник их счастья. «Господь возложил на Него грехи всех нас и таким образом наказание мира нашего (для нас всех) было на Нем; и ранами Его мы (все) исцелились» (Ис. 53:5-6). «Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Матф. 5:45).

г. Но поскольку все люди не заслужили ничего, кроме осуждения и смерти, то лишь благодатью Божией и даром по благодати жизнь человеческая «переизбыточествует для многих» (Рим. 5:15).

Жертва Христа становится действенной для всех людей, потому что «Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками». Таким образом Христос аннулировал все то, что Адам передал своим потомкам. Он умер за нечестивого. И это единственная причина, почему жизнь человеческая может продолжаться.

д. Соответственно, как преизобиловало преступление, «так правдою Одного всем человекам оправдание к жизни».

В новой Английской Библии имеется более правильный перевод высказывания ап. Павла: «Все оправданы» (Рим. 3:24).

е. Таким образом, Евангелие не говорит людям, что они будут оправданы, если они вначале сделают нечто, даже если это «нечто» есть необходимость верить. Евангелие говорит людям, что они юридически уже оправданы. «Бог во Христе примирил Собою мир, невменяя людям преступлений их» (2 Кор. 5:19), а наше дело заключается в простом исполнении служения примирения и возвещения об этом людям. Он вверил нам слово примирения — провозглашение благой вести, которая уже исполнилась.

Господь действительно работает для спасения всех людей и Он желает «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2:4). Все, которые не противятся, будут привлечены к Нему. Противиться можно и великое множество так и поступает, поэтому они окажутся среди, погибших.

2. Джоунс и Ваггонер основывали свое понятие об оправдании верою на истине, что сердечное принятие дара и жертвы Христа немедленно приводит к преобразованию жизни. Это преобразование сердца ни в коем случае не является спасением посредством дел. Это также и не наследственная или вселенная праведность, как учит Тридентский собор. Вера сама по себе включает изменение сердца и примирение с Богом. Враг Бога в действительности становится другом благодаря вере. Понимание вести 1888 года о вере основано на собственных определениях Иисуса:

Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Иоан. 3:16).

Но ныне независимо от закона, явилась правда Божия... через веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих, ибо нет различия. Потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде, во время долготерпения Божия, к показанию правды Его в настоящее время, да явится Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса (Рим. 3:21-26).

Поверил Авраам Богу и это (его вера) вменилась ему в праведность... не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменилась в праведность. Поэтому и вменилось ему (его вера) в праведность (Рим. 4:3-5; 4:22).

Оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа (Рим. 5:1).

А праведность от веры так говорит: не говори в сердце твоем: кто взойдет на небо?... или кто сойдет в бездну? Близко к тебе слово в устах твоих и в сердце твоем, т.е. слово веры, которое проповедуем; ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим верить, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься, потому что сердцем веруют к праведности... Итак, вера от слышания, а слышание от Слова Божия (Рим. 10:6-17).

Человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа... Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу и уже не я живу, но живет во мне Христос, а что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия... не отвергая благодати Божией. А если законом оправдание, то Христос напрасно умер...

Верующие суть сыны Авраама... А до пришествия веры мы заключены были под стражею закона до того времени, как надлежало открыться вере. Итак закон для нас был детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою... а мы духом ожидаем и надеемся праведности от веры... веры, действующей любовью (Гал. 2:16 до 5:6).

Давайте проанализируем, как понимали эти строки Священного Писания Джоунс и Ваггонер:

а. Вера — правильный ответ человеческого сердца на Божию любовь. Вера не может быть простым согласием разума и правильным учением или эгоистическим принятием с целью личной безопасности. Вера приходит через познание Слова о кресте. И сердечное принятие призыва «Примиритесь с Богом!» заключается в прямом ответе на Божественный акт искупления в жертве Христа. Бог — любящий и дающий, а мы — верующие.

б. Из этого следует, что сердечное принятие юридического оправдания, предоставленного благодаря заместительной жертве Христа, есть истинное оправдание через веру для всех людей Христос принес жизнь... к свету, но только тем, кто верит. Он принес бессмертие к свету.

в. Такая вера основывается на распятии себя со Христом на кресте.

Взирая на чудесный крест,

Где умер за меня Князь Славы, —

Все блага мира для меня ничто,

И гордость всю я сразу же оставил.

Здесь отказ от своего «я» — уже не болезненная борьба, но автоматический акт отожествления. Позвольте лишь воссиять любви Божией, позвольте Евангелию быть провозглашенным во всей его чистоте, свободным от фальсификации и уверовавшая душа не посчитает жертву трудной.

И воли бы мир я весь отдал, — Все это так ничтожно мало... Ведь та любовь, что Бог нам дал, На нашу жизнь имеет право...

г. Таким образом, из-за того, что Бог оправдывает нечестивого, сердце верующего не будет в состоянии вражды и отчуждения по отношению к Богу. «Потому что сердцем веруют к праведности». Здесь происходит изменение сердца в тот миг, когда человек уверовал! Вера есть изменение сердца! Когда нечестивый оправдывается верою, его сердце смягчается: «Кто во Христе, тот новая тварь, прежнее прошло, теперь все новое». Это место из (2 Кор. 5:17) такими словами описывает оправдание.

Джоунс и Ваггонер пошли дальше так называемой реформаторской точки зрения, что оправдание верою есть просто юридический факт, совершившийся миллионы световых лет тому назад без участия сердца самого верующего. Однако, когда оправдание верою имеет отношение к законной заместительной деятельности Христа вместо верующего, ее исключительная сущность заключается в изменении, происходящем внутри верующего. Заслуга, на основании которой происходит оправдание верою, никогда не находится внутри верующего, но само по себе оправдание по вере очевидно в верующем: «Я сораспялся со Христом» (анг. пер. Гал. 2:20). Оправдание верою отличается от простого юридического оправдания, хотя и зависит от него.

д. Вера верующего принимается за праведность. Вера охватывает всю Христову праведность. Господь желает от грешника лишь искренней веры. И ему вменяется вся совершенная праведность Христа. Точка зрения вести 1888 года заключается не в том, что вера равнозначна праведности, но в том, что Бог считает ее за праведность. Это неизмеримо больше, чем простое юридическое действие: как это часто бывает.

«Вера есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11:1). Это так называемое определение веры лучше всего можно понять в свете вменения праведности Христа: если грешник имеет веру, то Бог воспринимает это как самое важное, как полную уплату, как осуществление того, чего ожидает Бог. И это великое действие — вменение праведности может осуществиться, если понята истинная сущность новозаветной веры. (Рим. 3:25).

Бог не может допустить грешника на небо, если бы хотя малейшая черта греха омрачает его характер, ибо оставшееся даже ничтожно малое семя будет расти до тех пор, пока вновь не загрязнит всю Вселенную. Но если бы Он ожидал, пока грешник освятится, прежде чем оправдать его, для такой церемонии было бы недостаточно даже вечности. А если бы Он просто простил грех в мгновение ока, одним взглядом оправдав грешника, допустив его на небо в его неверующем состоянии, то Он просто продлил бы грех и проявил неуважение к жертве Своего собственного Сына.

Но совершенно не принимая во внимание любые дела, Бог может быть справедливым и оправдывающим грешника, который имеет веру, потому что вера есть искреннее принятие сердцем Божьей праведности; все это осуществляется через Христа, совершающего примирение через веру в Его крови. И если бы не было ни крови, ни креста, то не могло бы быть никакой законной, юридической основы для оправдания; не могло бы быть и веры со стороны грешника. Кровь совершила, как объективное, так и субъективное искупление.

Но в этой вере, как в зерне горчичном, заключено осуществление надежды, уверенность в невидимом.

Богу приятно видеть это. «И этого достаточно», — говорит Он и считает ее за праведность, провозглашая верующего праведным, через заслуги Спасителя, Который является объектом веры грешника.

е. Точка зрения реформации была по неизбежности ограничена господствующим эгоцентрическим кругом представления того времени. Принимая, как это сделали реформаторы, папскую доктрину о естественном бессмертии души, они были неспособны вырваться из пределов этого ограниченного представления.

Примечание: Лютер сам лично публично отрекся от учения об естественном бессмертии души. Тем не менее, реформаторы в целом и Кальвин в частности все еще придерживались этого папского, языческого понятия.

Впервые в истории Адвентистов седьмого дня и возможно впервые в истории христианства (по крайней мере со времен апостолов), Джоунс и Ваггонер вырвались из сетей этой эгоцентрической идеи и осознали более великое значение христоцентричной точки зрения об оправдании. Этот более широкий взгляд стал возможным для них не в следствии внимательного изучения комментариев или трудов протестантских реформаторов или евангельских писателей, но благодаря их особому адвентистскому понятию уникальной истины об очищении святилища. Все, что они должны были сделать, — сочетать в других отношениях бесплодную доктрину об очищении святилища с новозаветным представлением об оправдании верою, — они раскрыли весть, которая побудила Елену Уайт написать такие восторженные слова: «Всеми фибрами моей души я говорю: Аминь!» (Рукопись 5, 1889 г.).

ж. Хотя дела ничем не могут помочь в вопросе оправдания верою, они заключены в самой вере. Вера действует любовью. Джоунс и Ваггонер подчеркивали, что спасение совершается только через веру, но провозглашаемая ими вера была действующей; и слово для определения действия веры было не существительным, но глаголом. Если кто имеет всемогущий глагол в предложении христианского опыта, то нет конца и существительным, которые будут объектами, ведущего верующего (и все тело верующей церкви) путем приготовления к изменению при пришествии Господа.

з. Таким образом, освящение является продолжением и постоянно углубляющимся реальным опытом оправдания через веру. Здесь нет необходимости спорить о тонких различиях между двумя видами оправдания и предавать анафеме братьев христиан, которые не согласны в том, где именно проходит тонкая линия различия и есть ли она. Никто не может претендовать на полное освящение верою, любая склонность поступать так сразу же устраняет реальность оправдания верою. В каждый данный момент, от начала обращения до славного опыта встречи с Господом, когда Он придет — верующий полагается только на вмененную праведность Христа.

«Ведь я в сем мире погибал,

Но Бог простил меня с любовью...

О, как во Христе я ликовал, —

Ведь я спасен пролитой кровью...»

и. Весть Джоунса и Ваггонера была началом Позднего дождя и Громкого клича. И как таковая она поглотила эгоцентрическую ненадёжность в великом деле прославления и реабилитации Христа в заключительном периоде великой борьбы. Таким образом центр переместился с мелкой заботы о собственной личной безопасности, связанной со вмененной праведностью, к большому — к желанию, чтобы Христос мог с радостью увидеть в Своем народе проявление вмененной праведности. Комментируя весть 1888 года, Е. Уайт говорила, что первая или вмененная праведность — это «наше право на небо», а вторая — приобретенная праведность или освящение означает «нашу пригодность для неба». (Ревью энд Геральд, 4 июня 1895 г.).

Великие часы Божии торжественно пробили час, который еще никогда не звучал во дни реформаторов 16 столетия час был поздний, когда голос провозгласил: «Совершилось!»

Когда мы смиренно склоняемся у подножия креста, где умер Христос, мы все подобны маленьким детям с детскою способностью понимания его славного значения. Широко распространенная личная и церковная гордость, которая пропитывает нашу жизнь так и церкви, постоянное стремление прославлять и возвеличивать подверженных ошибкам мужчин и женщин, наша увлеченность удовольствиями и вещами этого мира — все это показывает, как мало мы понимаем или оцениваем истинное оправдание через веру.

Средство исцеления заключается не в том, чтобы сделать нечто большее, участвовать в разных подвигах, но чтобы верить хотя бы немного. Никто не может верить за исключением сокрушенного сердца. Наша история прошлого и современная говорит нам, что мы все еще не научились необходимым урокам:

А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, Которым для меня мир распят и я для мира (Гал. 6:14).

И когда я приходил к вам, братия, приходил возвещать вам свидетельство Божие не в превосходстве слова или мудрости, ибо я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и при том распятого (1 Кор. 2:1-2).

Примечание: Поскольку Е. Уайт много говорит о «вмененной» праведности, можно сделать поверхностный вывод, что она поддерживала так называемую реформацию или кальвинизм, — точку зрения, что это просто юридическое провозглашение, всецело совершаемое вне грешника. Здесь приводятся три комментария:

1. Кандид, ученый богослов, который исследовал много трудов Е. Уайт, признал, что она нередко использует слова «вмененная» и «наделенная» праведность, взаимно заменяя их как равнозначных. Это легко подтверждается множеством ее цитат.

2. Употребление Еленой Уайт выражения «вмененная» праведность не ограничивается значением простого юридического акта, совершающегося вне верующего. В качестве примера приводим высказывание, сделанное в период кульминации вести 1888 года:

«Вмененная праведность Христа означает святость, честность, чистоту. Если нам не будет вменена праведность Христа, мы не сможем иметь покаяния. Праведность, пребывающая в нас посредством веры заключается в любви, снисхождении, кротости и всех других христианских добродетелей. В этом основа праведности Христа, которая становится частью нашего характера.

Все, имеющие эту праведность, будут совершать дела Божии... Одежды Христовой праведности никогда не покроют лелеемый грех. Никто не может войти на брачный пир Агнца без брачной одежды, которая есть праведность Христа» (Письмо 1, 14 января 1890).

Важно представить возможность самой Елене Уайт определить этот термин в контексте!

3. Ее часто повторяемая фраза о Христе, как нашем Заместителе и Поручителе не есть простое отражение популярной среди реформаторов точки зрения, ограничивающейся лишь простой юридической заменой слов:

«Мы не должны рассматривать послушание Христа, как нечто, для чего Он был специально приготовлен благодаря Своей особенной Божественной природы, потому что Он стоял перед Богом как представитель человека и был искушаем, как Заместитель человека и Поручитель его» (Рукопись 1, 1892 г.).

В своем контексте Елена Уайт в понятии об оправдании верою твердо поддерживает точку зрения Джоунса и Ваггонера.

Безгрешная Жизнь Возможна Или Нет?

Благая Весть, Хорошая Весть

Задавая неуместные вопросы в неподходящее время можно привести к смущению. Когда говориться о безгрешной жизни, кто-то уже готов задать вопрос с решительным видом: «А вы живете без греха? Вы совершенны? Можете ли вы показать кого-либо (за исключением Христа) кто был бы совершенным?» И обычно смех прерывает смущенное молчание, следующее за этими язвительными вопросами.

Конечно, эти вопросы неуместны по отношению к теме этой главы. Даже ребенку ясно, что истинный христианин никогда не будет чувствовать или претендовать на совершенство. Оправданным будет не гордый фарисей, но раскаявшийся мытарь (очевидно через веру, потому что нет другой возможности). И он молится: «Боже! будь милостив ко мне грешнику» (Лук. 18:10-14). До тех пор пока Иисус не прославит Своих святых при Своем Втором пришествии, они знают, что в них, т.е. в плоти их, не живет доброе (Рим. 7:18). Истинный христианин не будет требовать более того, чего желал Павел: «Не потому, чтобы я уже достиг или усовершился... Братья, я не почитаю себя достигшим» (Фил. 3:12-13).

Мы никогда не можем иметь полной уверенности в себе или чувствовать ее со стороны неба, что мы находимся в безопасности относительно искушений... Наша естественная безопасность заключается в полном недоверии к своему «я» и в полной зависимости от Христа (НУХ, 155).

Не только в начале христианской жизни должно совершаться это самоотречение от... (гордости и самонадеянности). Оно должно обновляться в каждом шагу по пути к небу...

Чем ближе мы подходим к Иисусу и чем яснее понимаем чистоту Его характера, тем более ясной становится для нас чрезвычайная греховность греха, и тем меньше мы будем возвышать наше «я» (НУХ, 159-160).

От креста до венца должна совершиться самая серьезная работа. Это — упорная борьба с наследственным грехом, это борьба против внешнего зла (Ревью энд Геральд, 29 ноября 1887 г.).

Нам следовало бы начать задавать правильные вопросы в надлежащее время.

А надлежащее время — это время очищения небесного святилища, когда наш великий Первосвященник завершает Свою работу в заключительном примирении.

Христос должен закончить Свою уникальную работу в человеческой истории, начавшуюся со времени грехопадения. Хотя ни одно дитя Божие не будет даже претендовать на то, что оно победило весь грех, и хотя в равной мере верно и то, что мы не можем оценить ни одну личность ни в настоящем, ней в прошлом (за исключением Христа), победила ли она так, как Он победил, все же это не означает, что служение Христа во Святом-Святых неспособно достичь таких результатов. Хотя в прошлом и настоящем мы упустили много возможностей, чтобы победить, мы не сможем сказать, что невозможно победить грех через веру в Искупителя, потому что, говоря так, мы фактически оправдываем грех и стоим на стороне великого врага.

Правильными вопросами являются следующие:

Достаточна ли сильна жертва Христа, как Агнца Божия и Его служение, как великого Первосвященника, чтобы спасти Свой народ от их грехов?

Действительно ли Он способен вполне спасти тех, кто приходит к Богу через Него.

Будет ли Он успешен как Плавильщик и очиститель серебра, «и очистит сынов Левия и переплавит их, как золото и как серебро, чтобы приносили жертву Господу в правде» (Мал. 3:3).

Когда Христос придет во второй раз, найдет ли Он людей, о которых можно воистину сказать: «Здесь те, которые соблюдали заповеди Божии и веру в Иисуса?»

Если бы Господь пожелал, Он мог бы «сотворить на земле нечто новое», говорит Иеремия (31:22), но Он желает, чтобы было окончено приготовление людей ко Второму пришествию Христа. Впервые в истории человечества было сделано Божественное провозглашение: «Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божии и веру в Иисуса» (Отк. 14:12). А следующее событие — пришествие Господа (14 ст.). Говорить, что эти святые в действительности не соблюдали заповедей, что они соблюдали, говорит Господь, — это значит осквернять контекст Трехангельской вести. Небеса утверждают, что эти люди «девственники... которые следуют за Агнцем, куда бы Он не пошел... И в устах их нет лукавства, они непорочны пред престолом Божиим» (Отк. 14:4-5).

Мы знаем, что они грешны по природе, «потому что все согрешили и лишены славы Божией» (Рим. 3:23). Но чтобы эти слова обрели смысл, вера Иисуса должна быть действенной и они должны прекратить грешить. Они победили так же, как Христос победил (Отк. 3:21). Пытаться приурочить это пророческое видение о победителях к будущему, после Второго пришествия, полностью противоречит контексту. Из Откровения 15:2 явствует, что эта же группа людей одержала победу еще до окончания времени испытания человечества.

Прошлые поколения были неспособны понять истину о христианском совершенстве, не впадая в заблуждение учения о святости плоти в пределах этой жизни, ибо тогда еще не пробил час времени очищения святилища.

Но вот наступили дни седьмой трубы: «Но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам» (Отк. 10:7). Здесь пред нами особый вклад, который должен внести Адвентисты седьмого дня в завершение великой реформации, чтобы выполнить свое евангельское поручение. Для успешного завершения этой миссии, истина об очищении небесного святилища должна быть соединена с истиной об оправдании верою. И только в таком случае мы можем понимать значение вести 1888 года, как Господь послал ее Своему народу.

Весть 1888 года была славной надеждой, свободной от фанатизма и заблуждений учения о святости плоти о том, что моральное, религиозное и социальное совершенство можно и необходимо достичь в этой жизни. Оба вестника от начала эпохи 1888 года ясно понимали, что безгрешная жизнь возможна (но не святости плоти, согласно ложного учения — прим. пер.), что народ Божий может побеждать так, как победил Христос и что ключ к этой славной возможности заложен в вере Его народа в служении Первосвященника во Святом-Святых небесного святилища.

Первые три предложения из книги Ваггонера «Христос и Его праведность», стр. 5, четко суммируют понятие о возможности безгрешной жизни. Это были те зерна истины, которые затем проросли в могучее дерево:

В первом стихе 3 главы послания к Евреям мы находим обращение, которое охватывает все указания, данные христианам. Вот это место: «Итак, братья, святые участники в небесном звании, уразумейте Посланника и Первосвященника исповедания нашего, Иисуса Христа». Поступая так, как предписывает Библия, постоянно и разумно взирая на Христа и сознавая Его полное значение, мы будем изменяться в образ совершенного христианина, потому что «взирая, мы изменяемся».

Прочно основываясь на понятии Лютера об оправдании верою, Джоунс и Ваггонер совместно изложили три основных элемента уникальности Трехангельской вести. В этом заключается нечто, что вследствие вести 1888 года идет дальше, чем были способны пойти реформаторы 16 столетия в свое время:

1. Верующих призывают «рассматривать Иисуса Христа, как Первосвященника нашего вероисповедания, Который совершает работу очищения святилища в действительный день примирения, который начался в 1844 году.

2. Рассматривать Христа постоянно и осмысленно ровно таким, как Он есть, принять Новозаветнее учение, что Его роль заместителя и Примера грешников требовала от Него воспринять природу павшего человека — в подобии плоти греховной, чтобы Он мог искушаемым помочь.

3. Вера в такого Спасителя и Первосвященника преобразует человека в совершенного христианина.

Обратите внимание на слово «преобразовывать». Истинный верующий не только будет считаться юридически оправданным, но он будет в действительности становиться совершенным христианином через веру.

Давайте рассмотрим, было ли согласие между учением Джоунса и Ваггонера. В труде «Освященный путь к христианскому совершенству», впервые напечатанном в виде статьи в журнале «Ревью энд Геральд» в 1888 и 1889 годах, Джоунс пишет ясно и убедительно:

В Своем пришествии во плоти, будучи во всем подобным нам и искушаемый подобно нам, Он полностью отожествил Себя с каждой человеческой душой во всех обстоятельствах. И среди таких обстоятельств, в которых находится каждая человеческая душа. Он освятил для этой души новый и живой путь через все превратности к переживания всей жизни, даже через смерть и могилу, в наиболее святое место одесную Бога в вечности...

И этот путь Он освятил для нас, Он, став одним из нас, сделал этот путь нашим путем, он наш. Он наделил каждую душу Божественным правом идти, этим освященным путем и благодаря тому, что Он прошел его Сам во плоти — нашей плоти — Он сделал это возможным, да, дал гарантию, что каждая человеческая душа сможет идти этим путем со всеми трудностями этого пути, пройти этот путь до конца и свободно вступить в самое святое место...

Он создал и освятил путь, согласно которого в Нем каждый верующий в этом мире может и в течение всей этой жизни жить святой, невинной, не оскверненной, отделенной от грешников жизнью и в итоге пребывать с Ним выше, чем небеса (стр. 83,84).

При этом сразу возникает вопрос: а не является ли это понятие ересью учения о святости плоти? Джоунс убеждает, что это не так.

Совершенство, совершенствование характера — есть цель христианина. Совершенство, достигнутое в человеческой плоти в пределах этой жизни. Христос достиг такого состояния в человеческой плоти в этом мире и таким образом создан и освящен путь, согласно которого в Нем каждый верующий может достичь совершенства, Христос, Который достиг его, стал нашим великим Первосвященником, благодаря Его первосвященническому служению, т.е. служению в истинном святилище, мы также имеем возможность достичь совершенства (Там же, стр. 84).

Мы должны ясно понимать различие между совершенством характера, достигнутого в человеческой плоти и фанатическом учением о святости человеческой плоти в пределах жизни на земле. Такое учение является ересью, которая характеризуется одной и даже многими чертами ложных идей:

1. Искоренение греховной человеческой природы в любое время, прежде прославления при Втором пришествии Христа.

2. Полное восстановление умственных или физических сил, когда человек еще смертен.

3. Совершенство плоти.

4. Жизнь без помощи благодати Божией.

5. Выставление внутренних заслуг, упование на наследственную святость или праведность.

6. Претензия на спасение через некую высшую святость.

7. Претензия, что они имеют и доверяют чувствам или впечатлениям, которые заменяют Слово Божие.

8. Вера в то, что им невозможно согрешить или пасть.

9. Высокомерное понятие, что можно находиться в духовной безопасности при наличии чисто формального оправдания, продолжая в то же время нарушать закон Божий.

10. Высокомерное понятие о том, что совершаемый ими грех перестает быть грехом, если человек спасен или освящен.

В вести 1888 года нет ни одного из этих ложных пунктов.

Но мы находим в ней ясный призыв к приготовлению ко Второму пришествию Христа. Елена Уайт признала этот призыв. Она писала о вести Ваггонера и Джоунса следующее:

Эта весть должна была в еще большей степени запечатлеть в людях образ распятого Спасителя, Его жертву за грехи всего человечества. Она возвещала оправдание через веру в Поручителя, призывая всех принять праведность Христа, которая состоит в послушании всем заповедям Божиим. Это есть Третья ангельская весть, которую необходимо провозглашать громким голосом при обильном излитии Святого Духа (Свидетельства для проповедников, 91-92).

Елена Уайт часто писала о том, что тайная любовь ко греху была действительной причиной отвержения этой вести. Ваггонер говорит, что своим пониманием (о безгрешной жизни) он обязан, как Лютеру, так и Веслею, а Веслей ясно учил о возможности безгрешной жизни в смертной плоти. Та активная оппозиция, с которой столкнулся Веслей предвосхитила ту, с которой должны были столкнуться Джоунс и Ваггонер. О конфликте своего времени Веслей сказал:

Едва ли в Священном Писании имеется выражение, которое оказалось бы более в обидном положении, чем это. Многие просто не могут переносить слова «совершенство». Само звучание этого слова отвратительно для них, если бы кто начал проповедовать о совершенстве (в смысле фразы), имеется большой риск, что такого посчитают хуже, чем язычника или мытаря (Труды Веслея, т. 6 стр. 1).

«Но», — сказал великий человек Цинцендорф, — «Это заблуждение из заблуждений, я ненавижу его всем сердцем. Я преследую его по всему миру огнем и мечем». Однако откуда такое неистовство? Почему те, которые против спасения от грехов (за небольшим исключением), такие горячие, я даже сказал бы неистовые? Ради Бога, почему вы так снисходительны ко греху? Что делает вас такими? Что хорошего в этом мире или в будущем? И почему вы так нетерпимо настроены против тех, которые надеются избавиться от этого? (там же).

Веслей, возможно, не мог понять в то время проблему в ее отдаленной перспективе. Но те, которые живут в последние дни, знают, что «дракон рассвирепел... на жену и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа». Причина, почему сатана так рассвирепел, — присутствие в мире людей, которые воистину соблюдают заповеди Божии. Действительно, Закон Божий всегда был центром его борьбы, ибо он говорил падшему человеку: «Вам невозможно исполнить Его заповеди» (ЖВ, стр. 24).

Веслею пришлось бороться с тем, с чем, по словам Елены Уайт, призваны и мы бороться «с чуждой силой, противостоящей идее достижения совершенства, которое предлагает Христос» (КАСД т. 6, 1098). И как во времена Веслея, она утверждает, что многие служители и сегодня повторяют ложь сатаны:

Сатана заявил, что для сынов и дочерей Адама невозможно соблюдать закон Божий, обвиняя таким образом Бога в недостатке мудрости и любви. Если они не могут соблюдать закон, то в этом вина Законодателя. Люди, находящиеся под контролем сатаны, повторяют эти обвинения против Бога, утверждая, что люди не могут соблюсти закон Божий.

... Но Христос принял на Себя человеческую природу и стал должником, чтобы исполнить весь закон ради тех, которых Он представлял. Если бы Он хотя в одной йоте или черте нарушил закон, Он стал бы нарушителем всего закона и мы имели в Нем грешную, бесполезную жертву. Но Он исполнил каждую заповедь закона и тем самым осудил грех во плоти; тем не менее, многие служители повторяют ложь книжников, священников и фарисеев и следуют их примеру в отвращении людей от истины.

Бог явился во плоти, чтобы осудить грех во плоти через проявление совершенного послушания всему закону Божьему. Христос не сделал никакого греха и не было лести в устах Его. Он не изменил человеческую природу и, будучи во плоти, ни в чем не нарушил закона Божьего. Более того, Он устранил любое извинение со стороны падшего человека, которое человек мог выставить как причину для несоблюдения закона Божьего...

Это свидетельство о Христе ясно показывает, что Он осудил грех во плоти. Ни один человек не может сказать, что он безнадежно подвластен рабству греха и сатаны. Христос принял на себя обязанности человеческой расы... Он засвидетельствовал, что через Его вмененную праведность верующая душа будет исполнять заповеди Божии (Знамения времени, 16 января 1896 г.).

Дата этого ясного высказывания показывает, что Елена Уайт твердо поддерживала весть Джоунса и Ваггонера. Но если бы их весть содержала даже самую малейшую черту учения о святости плоти в пределах этой жизни, она определенно не поддержала бы их. Обратите внимание, что вмененная праведность Христа достигает большего, нежели простое юридическое провозглашение оправдания. Она в действительности делает верующего послушным.

Как, каким образом происходит это главное достижение совершенства характера, становится ясным из некоторых высказываний Е. Уайт, сделанных десятью годами позже (1907 г.):

Христос совершил настолько важную жертву, что через Его благодать каждый может достичь высокого уровня совершенства. Те, которые примут Его благодать и последуют Его примеру, будут записаны в книгу жизни. «Полнота (совершенство анг. пер.) в Нем — без пятна и порока».

В словах и делах последователя Христа должна быть чистота и правдивость. В этом мире, в мире беззакония и развращения, христиане должны проявлять черты характера Христа. Все, что они делают и говорят, должно быть свободным от эгоизма. Христос желает их представить их Отцу «без пятна, порока или чего либо подобного», очищенными через Его благодать, имеющих Его подобие.

В Своей великой любви Христос предал Себя за нас... И мы должны отдать Ему себя. Когда такое посвящение будет полным, Христос сможет окончить Свою работу, которую Он начал, предав Себя. Таким образом, Он сможет привести нас к полному восстановлению (Ревью энд Геральд, 30 мая 1907 г.).

Очевидно, что совершенство характера не достигается путем простого формального провозглашения о праведности; это есть нечто большее, чего желает Христос и что до сего времени еще не проявилось в Его народе. Имеется некоторое условие, связанное со временем: «Когда такое посвящение будет полным, Христос сможет окончить Свою работу, которую Он начал для нас, предав Себя». И таким образом, «полное посвящение» должно предшествовать «полному восстановлению», что включает в себя изменение и восхищение на небо всех, не вкусивших смерти.

Именно в этом вопросе истинная праведность через веру становится нашей собственной. Мы не знаем, как совершить это полное подчинение и посвящение, которое так жизненно необходимо, пока мы воистину не поймем Евангелия. Весть 1888 года была началом Божественного обеспечения для Позднего дождя.

Неудивительно, что сатана так возненавидел эту весть и так усердно противодействовал ей!

Его искусная оппозиция очевидна из его тонких, едва уловимых подделок праведности через веру. Но они могут быть легко распознаны, потому что невозможно не выдать свою истинную сущность — противодействие Закону Божию. Подделки принимают одну из следующих форм: 1. Провозглашение, что Закон Божий отменен или изменен. 2. Утверждение, что Закон Божий невозможно исполнить.

Таким образом, любое понимание о праведности через веру, если оно открывает в себе непослушание Закону Божию, является обманом. И любой вестник, проповедующий весть о праведности через веру, который сам нарушает «одну из заповедей сих малейших» и учит так людей, таким образом является вестником обмана (Мат. 5:19).

Учит ли Библия о возможности безгрешной жизни в нашей греховной плоти?

Если Христос был послан в «подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас», то очевидно ответ ясен. Христос наш Заместитель и Пример. Он явил это однажды для всех. «Он не сделал никакого греха и не было лести в устах Его» (1 Пет. 2:22) и о Его народе сказано: «в их устах нет лукавства, они непорочны пред престолом Божиим» (Отк. 14:5). «Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божии и веру в Иисуса» (12 ст.). Они победят, «как и Я победил» (Отк. 3:21), — говорит Иисус. В этих текстах Священного Писания нет ни малейшего следа учения о святости плоти и достижения праведности своими силами, потому что ни один святой не станет победителем иначе, как только через веру в Великого Победителя, «Начальника и Совершителя нашей веры». Победа дается не по личным заслугам, но они побеждают все благодаря своей вере.

Христос всегда может спасать приходящих через Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них. Таков и должен быть у нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес (Евр. 7:25-26).

Если мы устраним первосвященническое служение Христа во Святом-Святых небесного святилища, то такое понятие о приготовлении ко Второму пришествию исчезнет, а воздействие Адвентистского движения суживается до «лозунгов», повторяющих учение популярных евангельских церквей. Наша уникальная весть сосредоточена на служении Христа во святилище:

Те, которые будут жить на земле, когда окончится посредническое служение Христа в небесном святилище, останутся перед святым Богом без Посредника. Их одежды должны быть незапятнаны, их характер должен быть очищен от греха посредством искупительной крови. При помощи благодати Божией и своих личных усилий они должны выйти победителями в борьбе со злом. В то время, как на небе происходит следственный суд, когда грехи раскаявшихся верующих удаляются из святилища, в среде народа Божия на земле должна произойти специальная работа удаления и очищения греха. Эта работа определенным образом представлена в вести 14 главы книги Откровения, т.е. в Трехангельской вести (ВБ, 425).

Нет нужды страшиться быть в святом присутствии Божьем без Посредника.

Помните, что этот Святой Бог — наш любящий Небесный Отец и наш Спаситель. Он не ищет предлога, чтобы лишить нас небес. Он старается, чтобы мы вошли туда! С нашей стороны требуется лишь одно — сотрудничать с Ним.

Господь желает иметь народ, который «даже ни одной мыслью не уступил силе искушения»:

Теперь, когда наш Великий Первосвященник совершает наше примирение, мы должны стремиться стать совершенными во Христе. Наш Спаситель даже ни одной мыслью не уступил силе искушения. Сатана находит в человеческом сердце такие места, за которых можно было бы зацепиться; достаточно одного небольшого греховного желания, чтобы таким путем он начал проявлять власть над человеком. Но Христос сказал о Себе: «Се идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего» (Иоан. 14:30). Сатане ничего не удалось найти в Сыне Божьем, при помощи чего он мог бы одержать над Ним победу. Он соблюдал заповеди Отца Своего и в Нем не было греха, который мог бы дать повод или преимущественный перевес сатане. Это и есть то состояние, в котором должны находиться все те, кто устоит во время скорби (ВБ, 623).

«Ах», — скажет кто-нибудь, это как раз то, чего я боюсь. Я бы лучше умер и сошел в могилу, чем жить во время скорби, я боюсь, что не смогу выдержать ее!» Имея такое чувство, мы действительно эгоистичны в двух отношениях: мы лишаем Господа верности, которой Он заслуживает с нашей стороны в эти последние дни, и уклоняемся от опыта испытания, который кто-то должен еще пережить вместо нас. И если вся наша забота заключается лишь в том, чтобы заслужить небеса, тогда мы действительно эгоистичны. И те, которые полагают, что наш путь чрез долину смертной тени так же действенен, как и опыт переживания во время скорби и изменения, — таковые думают лишь о самих себе. Возможно, они фактически не сознавая этого, пытаются избежать Христа. Таков вывод становится ясным из нижеследующего:

Уже в этой жизни мы должны удалить от себя грех через веру в искупительную кровь Христа. Наш дорогой Спаситель приглашает нас соединиться с Ним; соединить нашу немощь с Его силой; наше незнание с Его мудростью: наше недостоинство с Его заслугами... на нас возлагается обязанность сотрудничать с теми силами, которые Небо использует в работе преобразования нашего характера по Божественному образцу (ВБ, 623).

Таким образом, нам нечего бояться. Если мы только готовы «соединиться с Ним!»

Возвратившись из Африки после многолетнего пребывания на миссионерской работе, я поступил в университет на повышенный курс перевода греческого языка. Вскоре я начал опасаться, что никогда не смогу овладеть этим предметом. День за днем мне казалось, что классные дискуссии перекатываются через мою голову, не задевая меня, подобно, огромным волнам. Я направился к учительнице и сказал ей, что мне лучше оставить курс — я не успею».

Она ответила: «Я полагаю, что вы выдержите. Останьтесь и увидите, что справитесь». Она упорно, терпеливо, решительно помогала мне так много, что под конец учебы я не только справился, но получил высший бал! Она представляла собой пример, подобный нашему Небесному Учителю. Если мы останемся в Его классе, то это уже Его дело проследить, чтобы мы успевали, да, чтобы мы получили пятерки! И Спаситель сделает свое дело!

Не нашими собственными делами и тяжелыми усилиями достигается то, чтобы наши одежды были «без пятна», наши характеры «очищены от греха», нет, это совершается «искупительной кровью». Это достигается через благодать Божию, которую мы не напрасно получаем. Наши собственные усилия всегда сводятся лишь к простому сочетанию с небесными средствами. Эта удивительная работа совершается «через искупительную кровь Христа».

А что есть вера?

Согласно Иоанна 3:16 — это наш искренний отклик на любовь Божию и Его дар ради нас. «Вера в Его кровь» (анг. пер. Рим. 3:25) — действенное средство в праведности через веру. Это искреннее, сердечное принятие любви Божией, раскрытой в кресте Христа.

Многие принимают Иисуса просто как пункт веры, но они не имеют спасающей веры в Него, как в их жертву и Спасителя, Они не осознают, что Христос умер, чтобы спасти их от возмездия закона, который они нарушили... Верите ли вы, что Христос, как наш Заместитель уплатил долг за наши беззакония? Вопрос не заключается в том, что вы сейчас находитесь во грехах, но в том, что вы можете быть спасены от своих грехов.

Вы можете сказать, что вы верите в Иисуса лишь в том случае, если осознаете цену спасения. Вы можете претендовать на это лишь тогда, если понимаете, что Иисус умер за вас на мученическом Голгофском кресте, если имеете осмысленную, понимающую веру, что Его смерть предоставила вам возможность больше не грешить и совершенствовать праведный характер через благодать Божию, дарованную вам в искупительной крови Христа (Ревью энд Геральд, 24 июля 1888 г.).

Но начали ли вы хоть в такой мере сознавать громадную силу веры? Конечно, не в смысле, что вера сама по себе делает что-то — Иисус делает. Но чрез веру ниспосылается праведность и она ведет к тому, чтобы больше не грешить и совершенствовать праведный характер. И неудивительно, что Ваггонер в 1889 году написал следующие слова:

Какие прекрасные возможности имеются для христианина! Каких высот святости он может достигнуть! Не имеет значения, сколько раз сатана может нападать на него, поражая там, где плоть слабее всего, — она может сокрыться под сению Всемогущего и исполниться полнотой силы Божьей. Бог сильнее, чем сатана и он может постоянно быть в его сердце (Знамения времени, 21 января 1889 года).

Что же значит: «больше не грешить?» Ответ ясен:

Это не означает устранение греховной природы или отсутствие искушений.

Это также не означает отсутствия последствий греховной наследственности или прекращение чувства отзыва на обольщения внутри или извне, которые являются последствием наших согрешений.

Но это означает, что через благодать Христа мы можем прекратить отвечать на эти призывы!

Это означает, что мы можем сказать «нет!» каждому искушению, происходящему внутри или извне и сказать «да!» Святому Духу.

Это означает, что мы можем стать поистине послушными закону Божьему, говоря вместе со Христом: «Я желаю исполнить волю Твою, Боже мой и закон Твой у меня в сердце» (Пс. 39:8).

Это не означает первоначального совершенства плоти. Возможно, и Иисус, работая плотником не всегда попадал молотком по гвоздю и Ему случалось ударить по дереву. Было бы глупо почитать это за грех. Грех совершается добровольно, по собственному выбору. Обратите внимание на глаголы, выражающие желание, добровольное действие:

Грех злословия начинается с лелеяния злых мыслей... Допускаются нечистые мысли, лелеются несвятые желания и оскверняется душа, ее чистота подвергается опасности… Если мы не хотим совершать грех мы должны остерегаться его с самого начала. Каждое чувство и желание должны находиться под строгим контролем разума и совести. Всякую нечистую мысль необходимо сразу же оставить…

Никто не может силой принудить человека к нарушению закона Божия. Прежде всего необходимо его собственное согласие; прежде чем страстное желание возобладает над разумом или беззаконие восторжествует над совестью, душа должна иметь цель совершить греховный акт. Даже сильное искушение никогда не является извинением греху (СП, т. 5, стр. 177).

Лютер справедливо и мудро выразился: «Мы не можем запретить птицам летать над нашей головой, но мы можем запретить им вить гнездо на нашей голове». Господь не требует от нас сделать более того, что сделал Спаситель. Он так же был «искушен во всем подобно нам», но Он постоянно решал отвечать «нет» искушению: «Не ищу Моей воли, но воли Пославшего Меня Отца» (Иоан. 5:30). «Нет» нашему греховному «я» и всем его вожделениям, независимо от их настойчивости, — вот путь, который можем мы постоянно избирать через Его благодать. И это как раз то, к чему призывает нас новозаветняя вера: «Постоянно и осмысленно взирая на Христа, каким Он есть на самом деле, мы преобразуемся в совершенных христиан, ибо «взирая, мы преображаемся» (Ваггонер, Христос и Его праведность, стр. 5).

Кто-нибудь может спросить: «Означает ли это, что народ Божий победит все известные грехи? Или они могут победить все грехи, даже те, которые им теперь неизвестны? Джоунс и Ваггонер хорошо поняли, что «заключительное искупительное» служение Христа сделает способным Его народ победить все грехи и даже такие, которые теперь им неизвестны. Два величайших из всей истории греха были неизвестными грехами: «Отче прости им, ибо не знают, что делают» (Лук. 23:34), молился Иисус о тех, которые распинали Его; и страшный грех Лаодикийской теплоты, который явился следствием того, что по словам Христа, церковь не осознает своего состояния (Отк. 3:17). Господь не может допустить переноса греха в Свое вечное Царство, потому что в таком случае посеянные семена вновь дали бы всходы и осквернили бы Вселенную.

На сессии Генеральной Конференции в 1893 г. Джоунс разъяснил вопрос о простом практическом служении Господа в данное время, заключающееся в очищении святилища.

Теперь давайте пойдем дальше. Он (Христос) предал Себя Самого за ваши грехи, но... Он не устранит наши грехи, хотя Он искупил их, без нашего согласия…

Выбор принадлежит прежде всего мне самому: желаю ли я иметь свои грехи более, чем иметь Его? Не так ли? (Собрание: Да!…). Затем с этого времени не может ли произойти какое-либо нарушение, что Бог считает грехом? Будем ли мы продолжать грешить, если нам откроют, что мы совершаем грех? Если нам укажут, что это грех, в таком случае мы скажем: «лучше иметь Христа, чем грех» и оставить его. (Собрание: Аминь!) И я сразу же говорю Господу: «Господи, я делаю выбор сейчас. Я заключаю сделку. Я выбираю Тебя. Я оставляю грех и хочу иметь нечто лучшее...» Где еще в мире для каждого из нас имеется возможность восторжествовать над нашими грехами?

Теперь о некоторых братьях, присутствующих здесь, которые пережили такой же опыт. Они пришли сюда со свободной душой, но Дух Божий раскрыл пред нами нечто, чего они не видели прежде. Дух Божий проник глубоко в их сознание, чем когда-либо прежде, и раскрыл то, чего они не знали до сих пор. И вместо того, чтобы благодарить Господа за все и оставить все грехи, благодарить Господа, что они теперь сознали Его намного больше, чем когда-либо прежде, они впадают в разочарование и говорят: «О, что нам теперь делать? Наши грехи так велики?»

Если Господь представит пред нами грехи, о которых мы никогда прежде не помышляли, это лишь показывает, что Он нисходит к глубинам и в конце концов достигнет дна; и если Он обнаружит, что наше сердце скверно или нечисто, что оно не находится в согласии с Его волей, Он ясно представит это нам и мы скажем: «Я предпочитаю иметь Господа, чем грех», — тогда дело исчерпано и печать Живого Бога может быть поставлена на такой характер. (Собрание: Аминь!).

Чтобы вы предпочли иметь: совершенную полноту Иисуса Христа или менее этого, состояние характера с некоторыми из наших грехов, сокрытых так, будто вы никогда не знали об этом?...

Каким образом в этом мире на нас может быть положена печать Божия, которая есть отражение Его совершенного характера, раскрытого в нас, если в нашей жизни имеются грехи? Он не сможет положить на нас печать, отражение Своего совершенного характера до тех пор, пока Он видит в нас грехи. Итак, Он убеждает нас исследовать себя внимательно, как никогда прежде, ибо мы не видим состояния наших сердец... Он желает очистить сердце и устранить всякую черту беззакония. Давайте, братья, позволим Ему, чтобы Он глубоко испытал нас.

Если бы Господь удалил наши грехи без нашего ведома, то какая бы была нам от этого польза? Это превратило бы нас в простой механизм...

Мы не всегда остаемся разумными личностями, разумными средствами, не такими как кирка или лопата... Мы — разумные личности. Господь может употребить нас лишь в силу нашего собственного живого выбора (Бюллетень, стр. 404-405 1893 г.).

Именно об этом говорит ап. Павел, затрагивая эту тему:

То кольми паче кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистить совесть нашу от мертвых дел для служения Богу живому и истинному! (Евр. 9:14).

Елена Уайт твердо поддерживала эту чрезвычайно важную идею: «Наши обстоятельства служат тому, чтобы вынести на рассмотрение новые недостатки вашего характера, но раскрывается только то, что уже было у вас (Ревью энд Геральд, 6 августа 1889 г.).

Его взор... исследует каждый уголок разума, отмечая всякий скрытый самообман (Дабы познать Его, стр. 290).

Скрытые черты характера... должны быть обнаружены (СЦ 7, стр. 210, 211).

Бог... раскрывает их скрытые недостатки, нравственную структуру их собственных сердец (СЦ 4, стр. 65).

При окончании великого дня примирения... остаток церкви,… будет вполне сознавать греховность своей жизни (СЦ 5, стр. 472, 473).

Обратим так же внимание на вопрос, как служение во святилище являлось прообразом устранения опрометчивого, бессознательного греха из сердца (ПП, стр. 201, 202, 357, 358).

Распятие Христа является самым неосознанным грехом человека (ЖВ, 58).

И лишь заключительный суд раскроет скрытое содержание несознательного ума нераскаявшегося грешника (Ревью энд Геральд, 10 ноября 1896 г.).

Эта истина и откровение 1888 года о праведности Христа тесно связаны.

Христос занимал наше место и Он имел природу подобную всей человеческой расе. С ней Он испытал все немощи человечества, так что каждый человек на земле, искушаемый во всем, находит в Иисусе силу против искушения. В Иисусе Христе для каждой души имеется победа над всеми искушениями и подкрепление против их силы. Это истина (Джоунс, Бюл. Ген. Конф. 1895 г. стр. 234).

Пусть Ваггонер сам разъяснит, что «победа над всеми искушениями» не подразумевает наличия «святой плоти» или «нравственного усовершенствования» без помощи Бога.

Не примите ошибочной идеи, что вы когда-нибудь сможете стать такими хорошими, чтобы жить независимо от Бога. Не подумайте, что ваше тело может превратиться в святое. Если вы думаете так, то впадаете в серьезную ошибку и совершаете большой грех. Не думайте, что вы можете сделать тленное нетленным. Этому тленному надлежит облечься в нетление при пришествии Господа, но не прежде... Когда люди имеют идею, что их плоть свята и что все их побуждения исходят от Бога, они смешивают свою греховную плоть с духом Божиим. Они заменяют собой Бога, ставят себя на Его место, что является исключительной сущностью папства (Бюл. Ген. Конф., 1901 г. стр. 146).

Иисус прожил Свою безгрешную жизнь в подобии греховной плоти и Его народ, соблюдающий заповеди, будет иметь Его веру. Ваггонер продолжает:

Он осудил грех во плоти, показав, что даже в греховной плоти Он мог жить безгрешной жизнью. Его совершенная жизнь будет проявлена в смертной плоти в такой степени, что все увидят ее проявление при семи последних язвах.

Если бы эта сила не могла бы проявиться прежде окончания времени благодати, то не могли бы быть свидетельства людям, для них не было бы свидетельства... Но прежде окончания времени благодати люди будут настолько совершенными в Нем, что несмотря на свою греховную плоть, они будут жить безгрешной жизнью. Они будут жить безгрешной жизнью в смертной плоти, потому что Тот, Кто показал, что Он имеет власть над всякой плотью, живет в них, они будут жить безгрешной жизнью в греховной плоти и здоровой, полезной жизнью в смертной плоти: все это будет свидетельством, которое не будет сказано напрасно, таким свидетельством, выше которого не может быть. И тогда придет конец (Бюл. Ген. Конф., 1901 г. стр. 146-147).

Но значит ли это, что народ Божий, который побеждает, как и Христос победил, станет «малыми христами», занимающими богохульную позицию в последние дни? Такое спорное предположение не имеет основания. Через вестников 1888 года звучит утверждение, что Бог будет иметь народ, который будет подражать «Примеру», но при этом ни в коем образе не подразумевается, что они будут равны Ему. Христос, как безграничный Вечный Сын Божий прожил такой жизнью и претерпел такую жертвенную смерть, которая никогда не повторится на протяжении всей вечности. Но, хотя никакой искупленный грешник не может воспроизвести Его дел праведности послуживших к оправданию жизни всех людей (анг. пер. Рим. 5:18), разве никто не в состоянии постичь, оценить этот подвиг?

Небольшая трещина расколотого зеркала может быть до такой степени зачищена и отполирована, что зеркало вновь будет ярко отражать лучи солнца и слепить чьи-то глаза. Но смешно думать об этом ярком отражении, как равноценном солнцу. О невесте Христа сказано «Светлая как солнце» (ПП 6, 10). Но это всего лишь отраженный свет, заимствованный от Христа.

Важным вопросом является следующий: а может ли небольшая трещина разбитого зеркала быть отполированной и зачищенной, прежде чем придет Христос? Или лучше сказать, могут ли 144000 таких разбитых зеркал быть отполированными до такой степени, чтобы каждое из них могло отражать уникальную грань характера Спасителя, драгоценной Жемчужины, чтобы Он мог увидеть результаты тяжелого труда Своей души и был бы доволен? Может ли быть в конце концов зачищена и отполирована каждая трещина?

Или она должна продолжать загрязняться и оскверняться непрерывно совершаемыми грехами?

Если Иисус был «подобно нам искушен во всем, кроме греха» (Евр. 4:15), будет ли возможным после прекращения Его служения как Первосвященника, что Его народ также перестанет согрешать, все еще оставаясь в греховной плоти и обладая греховной природой? Если ответ «да», тогда возможно, что Его невеста приготовилась к Его пришествию. Если ответ «нет», тогда «брак Агнца» никогда не состоится, а Второе пришествие станет несбыточной мечтой. Надежда и ободрение в вести 1888 года выражается в следующем:

Кто-то будет иметь участие в этом совершенном Царстве Божьем. В этом отношении у нас есть выбор — участвовать или нет. Мы можем поступить так, как нам нравится, но это должно быть сделано. Это будет народ, состоящий из представителей всех колен и народов — белых, черных, желтых, краснокожих людей; большинство из них — бедные, некоторые — богатые, немногие — великие и множество — маленькие люди; люди всех темпераментов, всех рас и национальностей; со всего мира — все говорящие одинаково; все обладающие чертами характера Господа Иисуса Христа. Так должно быть. Теперь, когда мы верим и знаем, что так должно быть, тогда весь вопрос заключается в том, чтобы достигнуть царствия (Ваггонер, Бюл. Ген. Конф., 1901 г. стр. 149).

Когда Бог представляет такое свидетельство миру о Своей силе спасать всех, спасать грешные существа и представить возможность жить совершенной жизнью в греховной плоти, — Он удаляет всякую неспособность и дает нам лучшее возможности для жизни. Но прежде всего это чудо должно произойти в грешном человеке, не просто в личности Иисуса Христа, но в Иисусе Христе, отраженном и умноженном в тысячах Его последователей. И не просто в отдельных случаях, но во всем теле церкви будет явлен миру совершенный характер Христа и это будет последняя завершающая работа, которая либо спасет, либо осудит людей (Бюл. Ген. Конф., 1901 г. стр. 406).

Елена Уайт одобрила эту смелую мысль. Обратите внимание на нижеследующую выдержку, близкую по смыслу изложения выше, взятую из её книги «Наглядные уроки Христа»:

Тьма ошибочного представления о Боге объяла мир… И в это время должна быть провозглашена весть от Бога, весть, просвещающая по своему влиянию и спасающая своей силой. Его характер должен стать известным...

Ожидающие пришествия Жениха должны сказать народу: «Вот Бог наш!» Последние лучи благодатного света, последняя весть милости, которая должна быть провозглашена миру, есть откровение Его характера любви. Дети Божии должны показать Его славу. В своей собственной жизни и характере они должны раскрыть, что благодать Божия совершила для них. Свет Солнца праведности должен засиять в добрых делах, в словах истины и делах святости (НУХ, 415).

Мысль о Женихе вырисовывается в Библии крупным планом, изображая переживания народа Божия, ожидающего пришествия Христа. «Праведность святых» составляет «виссон светлый и чистый», в который облечена жена Агнца (Отк. 19:7-8). Народ Божий с готовностью и радостью становится послушным Его святому закону. Есть нечто особенно эсхатологическое в этой победе последнего поколения. Конечно, Господь не воспрещал прошлым поколениям достичь «меры полного возраста Христова», но просто прошлые поколения еще не достигли условий, описанных в Откровении для невесты Христа — «и жена Его приготовила себя» (Откр. 19:7).

Существует большое различие между невестой при бракосочетании и маленькой едва повзрослевшей девочкой. Они обе — люди, и обе женского пола: но одна из них, по выражению ап. Павла в послании к Ефесянам 4 глава, уже не дитя, она достигла «меры полного возраста» для своего Жениха, и, наконец, приготовлена находиться в Его присутствии в полном согласии и понимании. Теперь она может отвечать Его намерениям и сотрудничать с Ним. Она никогда не может сравниться с Ним, но, в противоположность маленькой девочке, она может понимать Его.

Не создал ли наш Господь нас мужчинами и женщинами и не разделил ли между нами служение любви для того, чтобы научить нас тайне Его эсхатологического намерения для тех, которые принимают Его великую жертву? Когда Его невеста «приготовит себя», Он придет, чтобы провозгласить на нее Свои права. Жених говорит: «Я возьму вас к Себе, чтобы и вы были там, где Я». В некотором смысле, в конце концов, между «невестой» и Им должна быть взаимная любовь и согласие, верный союз со Христом. Это было истинным содержанием вести 1888 года.

Истинное христианское совершенство — это развитие веры в сердцах народа Божьего, чтобы вместо маленькой девочки они могли «возрасти в Того, Который есть Глава Христос» (Ефес. 4:15). Некоторые люди в каждом поколении по-видимому уже являются победителями, что касается преодоления своего «я» и отражения грани характера Христова. Енох и Илия — явные примеры этого. Но эти отдельные личности никогда не встречались с полным спектром искушений, которые народ Божий должен встретить в заключительных сценах истории. Последнее поколение в особом смысле будет пить из чаши, из которой пил Христос, и будет креститься крещением, которым крестился Он (см. Е. Уайт, Ранние произведения, стр. 284; СЦ 1, 183 и Матф. 20:20-23; С. Н. Хаскелл, История пр. Даниила, стр. 253-254, где он приводит эти слова Христа, обращенные к верующим во время скорби Иакова после окончания испытания).

Вся Библия от Бытия до Откровения представляет собой единую волнующую историю любви с трагическим сюжетом, развивающимся в первых трех главах, и с кульминацией в последних четырех главах. Победа уже достигнута в жертве Христа. Все, что необходимо Его народу, — это иметь веру в чрезвычайно важные достижения их Господа.

Почему прежние поколения или общества святых, когда-либо живущих на земле, не могли быть готовы к браку Агнца? Не потому, что Бог удерживал кого-то из них; в их состоянии было нечто большее чем состояние, удерживающее девушку, чтобы она стала невестой. Пророчество говорит, что единственное в своем роде служение великого Первосвященника в Святом-Святых Небесного святилища будет происходить одновременно с возрастанием невесты и приготовлением ее: «На 2300 вечеров и утр, и тогда святилище очистится» (Дан. 8:14). В символический день очищения в древности нечто совершалось как образы для народа.

Господь сказал: «В сей день очищаю вас, чтобы сделать вас чистыми от всех грехов ваших, чтобы вы были чисты пред лицом Господним» (Лев. 16:30). Так же и в действительный день очищения Первосвященник должен «очистить сынов Левия и переплавить их, — как золото и как серебро, чтобы приносили жертву Господу в правде» (Мал. 3:3). Это будут жертвы свободные от эгоистических побуждений, свободные от всякого греха. Истинная невеста не выйдет замуж только потому, что она нуждается в кормильце, она любит своего мужа и заботится о нем, а не о себе.

Однако в настоящее время остаток церкви более похож на маленькую девочку, желающую выйти замуж, нежели на зрелую невесту! Большинство христиан увлечены стяжательством, заинтересованы получить награду, их круг интересов вращается вокруг пирожных или мороженного. Лишь немногие озабочены тем, чтобы быть со Христом, но тем, чтобы наслаждаться удовольствиями Нового Иерусалима. Вот почему они так редко несут свой крест в служении, чтобы следовать за Ним. Лишь немногие проявляют интерес к чести и оправданию Жениха. «Я буду носить венец в доме Отца Моего», — так мы поем, но реже мы поем: «Венец Его со множеством венцов».

Эта истинная сосредоточенная на Христе идея, полная интереса к Нему, отмечает представления вестников 1888 г. и делает их весть единственной в своем роде. Рассмотрим один пример с упоминанием о «великой идее», ясное и отчетливое высказывание об этом редко встречается в литературе Адвентистов седьмого дня.

Примечание: Выражение «великая идея» взято из сочинений Е. Уайт «Значение истины так велико, она так широка, глубока и высока, что теряется из виду… проповедовать так, чтобы люди могли понять великие идеи и воспринять драгоценное сокровище, скрытое в Священном Писании» (Рукопись 7, 1894 г.; Евангелизм, период энтузиазма, связанного с вестью 1888 года и были без сомнения вдохновлены вестью Джоунса и Ваггонера).

Мы видим, что маленький рог — человек греха, тайна беззакония — поставил свое собственное священство... На месте небесного и святого священства. И в этом священстве тайны беззакония грешник исповедует свои грехи священнику и продолжает грешить. Фактически в этом священстве и служении нет силы делать что-либо другое, как только продолжать грешить и даже после того, как они исповедуют свои грехи. Но может возникнуть печальный вопрос, не является также верным и то, что те, которые не принадлежат к тайне беззакония и фактически верят в Иисуса, Его священство и служение, также могут исповедывать свои грехи и затем продолжать грешить?

Справедливо и честно ли это в отношении нашего Великого Первосвященника, Его жертвы и Его благословенного служения? (Джоунс, Освященный путь, стр. 121-122).

Любовь ко Христу, интерес к Нему и Его славе — возможно ли для нас прийти к такому состоянию, чтобы все это восхитило нашу жизнь и превысило нашу заботу о себе, о нашем собственном личном спасении? Можем ли мы, будучи в этой смертной плоти, оценить «совершенную любовь, изгоняющую страх?»

Пророчество говорит «да».

В книге пророка Захарии мы читаем, что приходит время, когда народ Божий выпустит из своего поля зрения свои собственные проблемы и заботу о своей собственной безопасности и начнет интересоваться Иисусом: «Они воззрят на Него, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают о самом близком друге» (пер. Септуагинты, Зах. 12:10). Причина того, что остаток церкви тепл в том, что нашими побуждениями движет самолюбивый интерес. Но существует и более высокое побуждение: «Любовь Христа объемлет нас» (2 Кор. 5:14).

Джоунс и Ваггонер понимали это. Это и составило сущность их и вести, Джоунс продолжает:

Справедливо ли мы поступаем, ставя Его, Его жертву и Его служение практически на один уровень с «мерзостью запустения» и говоря, что в Нем, Его служении нет большей силы и заслуг, чем в тайне беззакония? Да спасет Господь навсегда Свою Церковь и Свой народ настоящего времени без всякого промедления от такого унижения нашего Великого Первосвященника, Его беспримерной мученической жертвы. Его славного служения (Освященный путь, стр. 122).

Если бы мы познали интерес к Нему и Его славе, мы увидели бы новый смысл в стихе: «Убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его» (Отк. 14:7). Потому что «тьма ошибочного представления о Боге... объяла мир», народ Божий должен представить людям Его характер, говоря им: «Вот Анец», «Вот Бог наш» (НУХ, стр. 415). Таким образом они прославят Его «в час суда Его» (Отк. 14:7).

Большинство из нас выдает свою глубокую внутреннюю греховность побуждений, молясь: «Господи, благослови меня и моих любимых и не забудь обо мне в Твоем Царстве. И благослови миссионеров в такой мере, чтобы эта работа могла быть окончена и мы могли бы войти во дворцы славы!» В действительности уже наступило время, чтобы мы научились молиться с большой заботой о славе и чести Христа!

Было бы большим противоречием говорить о невозможности быть послушными Закону Божию, и что вменяемая праведность Христа покроет наши продолжающиеся согрешения в смысле извинения их. Мы не прославляем нашего Спасителя, превращая попечение о плоти в похоти (Рим. 13:14). В момент неожиданного, соблазнительного и почти непреодолимого искушения Иосиф сказал: «Нет!» Он отказался и сказал... «как же я сделаю сие великое зло и согрешу пред Богом?» (Быт. 39:8-9). Так он прославил Господа, Который умер за него. Какая бы была трагедия, если бы он «превратил в похоть попечение о плоти» и сказал о себе: «Я не могу удержаться, это слишком трудно для меня, невозможно быть послушным закону Божьему, праведность Христа покроет меня и на этот раз».

Наиболее важной проблемой в последние дни является не спасение наших собственных ничтожных душ, но прославление Христа: «Убойтесь Бога и воздайте Ему славу», — вот призыв ангела.

Испытание, которое придет к народу Божию прежде чем окончится время благодати, будет начертание зверя: это самое великое испытание, с которым люди еще никогда не встречались в своей прошлой истории; это большее испытание, чем пережили мученики древности. Это будет шедевр сатаны, который он готовил в течение 6000 лет опыта искушений народа Божия. Его цель — проникнуть в глубину наших душ и, если возможно, увлечь нас в заключительный поток беззакония.

Такое чрезвычайное искушение требует и предельного приготовления!

В то время, как мы с твердостью отвергаем циничные высказывания сатаны, что невозможно для сынов и дочерей Адама соблюдать Закон Божий, мы глубоко понимаем, что мы, падшие по природе грешники, постоянно нуждаемся в Спасителе. «Дети мои, сие пишу вам, чтобы вы не согрешали, а если бы кто согрешил, то мы имеем Ходатая пред Отцом Иисуса Христа Праведника» (1 Иоан. 2:1). Святой Дух всегда запечатляет добрые вести в сердце сокрушающегося грешника, который пал:

Нам следует чаще преклонять колена и плакать у ног Иисуса из-за наших недостатков и поступков, но мы не должны падать духом. Даже если мы побеждены врагом, мы не будем покинуты, оставлены и отвергнуты Богом (Путь ко Христу, стр. 64).

Иисус любит Своих детей, даже если они заблуждаются... Если они делают со своей стороны все, взывая к Богу о помощи, то можете быть уверены, что служение будет принято, несмотря на ошибки. Иисус совершен... Праведность Христа вменяется им и Он скажет: «Снимите с него запачканные одежды и облеките в другие одежды». Иисус восполняет наши недостатки (Письмо 17 а, 1891 г., процитировано Норвалем в его произведении «Одной только верой»).

Если тот, кто ежедневно общается с Богом, собьется с пути, если он на мгновение перестанет взирать на Иисуса, то это не потому, что он преднамеренно грешит, ибо как только он увидит свою ошибку, он обращается вновь и устремляет свой взор на Иисуса и то, что он заблуждался, не делает его менее дорогим для сердца Божия (Ревью, 12 мая 1898 г.).

Если вы совершаете ошибки и впадаете в грех, это не означает, что вы не можете молиться... В таких случаях ищите Господа с еще большей ревностью (Наше высшее призвание, стр. 49).

Далее следует высказывание, которое легко можно истолковать, если изъять из контекста, для подкрепления обвинения сатаны, что невозможно для нас не продолжать нарушать закон Божий:

Если через веру в Иисуса Христа человек со своей стороны делает все возможное и стремится сохранить пути Божии через послушание десяти заповедям, то совершенство Христа вменяется ему, чтобы покрыть грех, раскаивающейся покорной души (Основы христианского воспитания, стр. 135).

Но давайте рассмотрим это выражение в полном контексте. Мы можем побеждать! На той же странице и далее мы читаем:

Взирая на Голгофский крест, мы видим, что стоило Сыну Божию даровать спасение падшему человеческому роду, поскольку жертва в пользу человека была совершенной, то и восстановление человека от осквернения греха должно быть основательным и полным... С осождающимися со всех сторон грехами нужно бороться и победить их. Предосудительные черты характера, унаследованные или приобретенные, должны быть рассмотрены отдельно и сравнены с великим мерилом праведности и в свете отраженном от слова Божия грехам надо твердо противостоять и победить их силой Христа (там же стр. 135-136).

Е. Уайт не учит едва уловимому парадоксу, что невозможно противостать начертанию зверя в полной мере. «А если бы кто согрешил, то мы имеем Ходатая» (1 Иоан. 2:1). Мы будем иметь Спасителя вечно, но Дух Пророчества говорит нам, что мы не будем иметь вечно Защитника или Адвоката (ВБ, стр. 425).

Приготовить людей, чтобы встретить испытание — начертание зверя — в этом суть работы Христа как Первосвященника в Его заключительном служении. Это было очевидно для Елены Уайт даже в первые дни Адвентистского движения:

Окончив служение Свое во Святом и перешед во Святое-Святых... Иисус послал иного могущественного ангела с третьей ангельской вестью к миру... Цель этой вести состояла в том, чтобы указать детям Божиим на их защиту в предстоящей час испытания и скорби. Я слышала, как ангел сказал: «Они скоро вступят в ожесточенную борьбу со зверем и его образом... Мысли всех верующих, принимающих эту весть, направлены на Святое-Святых, где Иисус стоит перед ковчегом, совершая Свое ходатайство за тех, которые еще не отвергли Его благодати и по незнанию преступили закон Божий (РП, стр. 254).

Оправдание верою в свете заключительной посреднической работы Христа во Святом-Святых небесного святилища предусмотрено Господом, чтобы приготовить Его народ ко встрече с испытанием — начертанием зверя. Это и есть темы вести 1888 года. И это есть тема нашей следующей главы.

Почему Легко Быть Спасенным И Трудно Быть Погибшим (или Наоборот?)

Благая Весть Может Быть Более Благой?

Это, безусловно, верно, что не должно быть никаких вопросов относительно того, о чем говорит Иисус. Вера в Него имеет ввиду, что все сказанное им есть истина.

Однако имеется нечто в Его высказываниях, что, по видимому, вызывает вопросы, в умах многих христиан, добрых во всех отношениях — это вопрос о том, что легче спастись и тяжело погибнуть:

Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные и Я успокою вас. Возьмите иго мое на себя и научитесь от Меня... Ибо иго Мое благо (легко) и бремя Мое легко (Мат. 11:28-30).

По видимому человеческая природа в сущности склонна верить тому, что Его иго тяжело. Многие считают, что быть истинным Христианином — чрезвычайно трудно, героическое достижение, и что только немногие могут иметь надежду на достижение этого! Разумеется, такая мысль разочаровывает и расхолаживает тех, кто имеет искреннее желание быть последователем Иисуса.

Цитирование слов Иисуса занимает только первую половину названия нашей главы.

Вторая половина взята непосредственно со слов Иисуса, которые приводит ап. Павел, сообщая о беседе, которую он имел с Господом, когда был остановлен на пути в Дамаск. Павел говорит об этом опыте царю Агриппе:

Среди дня на дороге я увидел, государь, с неба свет, превосходящее солнечное сияние, осиявший меня и шедших со мною. Все мы упали на землю и я услышал голос, говоривший мне на еврейском языке: «Савл! Савл! Что ты гонишь Меня? Трудно тебе идти против рожна... Я Иисус, Которого ты гонишь (Деян. 26:13-15).

Савл из Тарса вел борьбу со своей совестью. Святой Дух в его душе постоянно обличал его во грехе, до того, чтобы продолжать свое безрассудное гонение, направленное против Иисуса и Его последователей, ему приходилось подавлять и удерживать все побуждения и убеждения Святого Духа. Это было для него тяжело и могло привести к тяжелым физическим и душевным расстройствам. Господь любил его так сильно, что Он воспрепятствовал Павлу уничтожить самого себя через продолжавшееся нераскаяние. А когда Савл стал апостолом Павлом, он никогда не забывал этого урока. Даже спустя продолжительное время, он должен был учить, что легко быть спасенным и тяжело быть погибшим. Он раскрыл сущность доброй или благой вести.

Таким образом, согласно слов Иисуса, Его бремя «легко» и противиться Его спасению «тяжело». Таково значение «праведности через веру». И вестники 1888 года поняли учение Иисуса и Павла. В этом заключается другая уникальная черта вести, которая сегодня редко подчеркивается.

Как пример обратим внимание на выдержку из посл. ап. Павла к Галатам, которая на первый взгляд кажется неясной:

Я говорю: поступайте по духу и вы не будете исполнять вожделений плоти, ибо плоть желает противного духу, а дух — противного плоти; они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы (Гал. 5:16-17).

Существует два пути понимания этого утверждения:

1. Грех, к которому побуждает нас наша плоть, настолько силен, что даже Святой Дух бессилен нам помочь и мы просто не можем делать то, что хотели бы делать.

2. Добро, которое Святой Дух побуждает нас делать, становится таким мощным побуждением, что плоть утрачивает контроль над нами и верующий во Христа «не может делать зло», чего плоть требует от него по природе.

Первое объяснение — это плохая, печальная весть. Так долго, как вы будете иметь греховную природу, или только сколько вы будете во плоти вы будете обречены на постоянное поражение и это есть то, во что действительно многие верят, те которые считают себя христианами. Их опыт постоянно подкрепляет их убеждение, потому что они считают плоть всемогущей. Аппетит, недозволенный секс, чувственность, гордость, зависть, ревность, ненависть, употребление наркотиков или алкогольных напитков, материализм (вернее, вещизм) постоянно поражают дух и они оказываются побежденными, сердце Спасителя скорбит о них. Он знает, как много раз они орошали свои подушки слезами, подсчитывали свои ежедневные ошибки.

С другой стороны, второе объяснение подчеркивает, как наилучшим образом представить добрую весть. Святой Дух воистину «действует» и «прилагает усилия». Согласно нашего понятия, это именно мы должны прилагать усилия, — все это исключает (согласно высказывания ап. Павла) возможности для действия великой Третьей Личности Божества. Святой Дух сильнее плоти. Ежедневно и каждый момент Он прилагает усилия и борется против побуждений нашей греховной природы и с нашего согласия полностью побеждает их. Фактически, он проводит так много времени с каждым из нас в постоянных усилиях против греха, как если бы мы были единственной личностью на земле. Его борьба против нашей греховной природы длится 24 часа в сутки при семидневной рабочей недели.

Какое же из двух объяснений правильное?

Весть 1888 года, несомненно высказывается в пользу доброй вести, потому что это находится в согласии со словами Иисуса, приведенными выше. Ибо Иисус зная, что могущественный Святой Дух понесет тяжелое бремя, говорит нам: «Бремя Мое легко». Джоунс понял точку зрения ап. Павла.

Когда человек обращается и таким образом приходит под контроль и влияние Святого Духа, он не избавляется от плоти в такой степени, чтобы она фактически оставила его со всеми своими склонностями и желаниями... Нет, эта вырождающаяся греховная плоть остается... Но человек уже больше не подчиняется ей. Он освобождается от подчинения плоти с ее склонностями и желаниями и теперь подчиняется Духу. Теперь он подчиняется силе, которая побеждает, приводит к распятию и держит в подчинении плоть... Плоть сама приводится в подчинение силе Божией через Духа, так что все эти грехи устраняются в зародыше, что предохраняет от их проявления в жизни...

Эта благословенная перестановка вопросов происходит при обращении. Благодаря обращению человек наделяется силой Божией. Дух Божий овладевает им настолько, что он становится управителем плоти со всеми его чувствами и похотями в «своем добром подвиге веры».

Иисус пришел в мир и принял на Себя плоть — такую же, как у всех людей, как она есть, со всеми ее склонностями и желаниями, но благодаря Божественной силе, которую Он получил через веру, Он «осудил грех во плоти» и таким образом доказал всему человечеству, что Божественная вера несет человеку Божественную силу, чтобы преодолеть в нем силу плоти и закон греха в его подлинном согласии и дать человеку обещанное господство над плотью в ее полном свете (Ревью энд Геральд, 18 сентября 1900 года).

Что сильнее грех или благодать?

Павел говорит: «Когда умножился грех, стала преизобиловать благодать, дабы как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась через праведность» (Рим. 5:20-21). И в это трудно поверить. Как часто мы думаем, что телевизор сильнее, чем изучение Библии! Как часто мы находим, что мир так соблазнителен для нас и в сравнении с его действиями работа Святого Духа кажется очень слабой. И если это так, тогда что-то неясно для нас. Мы не понимаем Евангелия.

Обратимся вновь к вести 1888 года, к некоторым ее добрым вестям.

Когда преобладает благодать, тогда легче поступать хорошо, чем плохо. Это сравнение. Обратите внимание: как господствует грех, так господствует и благодать. Когда господствует грех, он господствует против благодати и отнимает всю силу благодати, которая дается Богом (это подобно тому, как Савл из Тарса шел против рожна), но когда сила греха устранена и преобладает благодать, благодать побеждает грех и уничтожает силу греха. Таким образом воистину происходит следующее: при господстве благодати легче делать доброе, нежели злое, а так же верно, что при господстве греха легче делать плохое, нежели хорошее (Джоунс, Ревью энд Геральд, 25 июля 1899 г.).

Никогда не повредит слишком часто повторять, что под властью благодати легче делать доброе, а под властью греха — легче делать плохое. Так и должно быть, потому что, если в благодати меньше силы, чем во грехе, то нет спасения от греха...

Спасение от греха очевидно более зависит от силы благодати, чем греха. Следовательно в благодати имеется больше силы, чем во грехе... И всюду, где имеется управление силы благодати, легче поступать хорошо, чем поступать плохо, не имея этой силы...

Для человека большая трудность — всегда поступать правильно. Но это лишь потому, что человек по природе порабощен силою греха, которая абсолютно в своем господстве. Но как только эта сила устраняется, становится не только легко делать доброе, но невозможно поступать иначе, зная и желая этого. Но если предоставить господство более мощной силе, чем та, которая удалена, будет ли легче служить этой более мошной силе, когда она господствует, чем служить другой силе, когда господствует она?

Но благодать не просто более сильна, чем грех... Таким образом, само по себе добро — еще не все... В благодати больше силы, чем во грехе. Поэтому, когда умножился грех, стала преизобиловать благодать... Пусть никто даже не пытается служить Богу ничем, кроме как живой силой благодати, которая делает его новым творением, ничем, кроме как пребывающей благодатью, которая осуждает грех во плоти и господством через праведность ведет к вечной жизни через Иисуса Христа нашего Господа. Тогда служение Божие действительно будет происходить в «обновленной жизни», тогда будет понятно, что иго Его действительно «легко» и бремя Его «не тяжко», тогда Его служение будет действительно «радостью неизреченною и преславною» (Джоунс, Ревью энд Геральд 1 сентября 1896 г.).

Как обычно, весть Ваггонера находится в совершенном согласии:

Новое рождение совершенно устраняет прежнее. «Итак, кто во Христе, тот новая тварь, древнее прошло, теперь все новое, все же от Бога». Тот, кто принимает Бога как часть своей жизни, действующей в нем для добра, которая намного ценнее, чем наследственные склонности ко злу, потому что наш Небесный Отец более велик, чем наши земные родители (Вечный завет, стр. 66.).

В контексте цитирования мысли Ваггонера сказано: «Любовь Христа объемлет нас» (2 Кор. 5:14). Слово «объемлет» противоположно по значению слову «сдерживать» и означает «продвигать вперед, стимулировать, проталкивать».

Чтобы понять лучше, постарайтесь представить, что вы бедный, невежественный раб, воскресший из отдаленного прошлого, вдруг оказавшийся в веке современных автомобилей. У вашего хозяина большой мощный «Кадиллак», который стоит у подножия холма и он приказывает вам: «Поднимите мою машину на вершину холма». И вы начинаете действовать, применяя самый лучший из известных вам способов, — толкать и, предельно напрягая все силы, вам удается продвинуть его на несколько сантиметров, а затем уложить камень под колеса, чтобы удержать то, чего вы достигли. Задыхаясь, вы удивляетесь, как же вы сможете поднять его на вершину холма (я не хочу подчеркивать мнение некоторых христиан, которые полагают, что придти к Господу так же трудно).

Затем представьте, что пришел некто и сказал вам, что нужно сесть в машину и повернуть маленький ключик, который вы видите там. Вы слышите какое-то гудение под капотом и недоумеваете, что это такое, а ваш знакомый говорит вам, чтобы вы повернули рычаг. Затем он добавляет: «Видишь эту педаль на полу? Нажми на нее!» И машина в взмывает на холм!

И только поразительное невежество в отношении чистого Евангелия Христа делает жизнь христианина такой трудной. Всеобъемлющая любовь Христова есть мощная сила, которая горы превращает в равнины.

Не воинством и не силою, но Духом Моим, говорит Господь Саваоф. Кто ты, великая гора перед Зоровавелем? — Ты равнина (Зах. 4:6-7).

И мощный двигатель выравнивает холмы подобно этому. Аналогично этому же понимание и о кресте, которое дается нам в Евангелии:

Ибо любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли». «А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего (2 Кор. 5:14-15).

Проанализируем, о чем здесь фактически говорится:

1. Если Христос не умер за нас, мы действительно должны были бы умереть все до одного.

2. Язычники мы или христиане, понимаем ли мы наш долг в отношении Его или нет, мы все имеем и соответственно обязаны Его жертве. Христос искупил мир Своею кровью.

И даже эту нашу земную жизнь мы имеем благодаря смерти Христа. Хлеб, который мы кушаем, искуплен Его ломимым телом. Воду, которую мы пьем, искупила Его пролитая кровь. Никто, будь он праведник или грешник, не вкушает своей пищи, чтобы не вкушать тела или крови Христа. Голгофский крест отпечатан на каждом кусочке хлеба. Он отображен на каждом источнике воды (ЖВ, стр. 660).

3. Просто поверьте этому, — говорит Павел, и вам не захочется впредь строить жизнь, сконцентрированную на своем «я». «Объемлющая» вас любовь придет немедленно и невозможно переоценить то, что мы будем жить не для себя, «но для умершего за нас и воскресшего». («Должны не для себя жить» — по-гречески смысл изречения не только заключается в восклицании при пожелании, к примеру: я должен лучше соблюдать субботу, я должен лучше учить домашние задания. Мысль заключается в том, что для вас невозможно не служить Господу всеми силами, когда вы поймете реальное значение креста Христова).

Эта идея — что легко быть спасенным и трудно быть погибшим — проходит через все учение Павла. Обратите внимание:

Или пренебрегаешь богатством благости, кротости, долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? (Рим. 2:4).

Идея Павла заключается в том, что Бог берет на Себя инициативу. Он не стоит в стороне, как считают многие, но Его Божественные руки протянуты к равнодушному, в то время, как мы пребываем среди погибающих. Он не говорит: «Посмотрите, Я совершил жертву за вас уже 2000 лет назад; Я выполнил Свою часть — теперь дело за вами. Вы должны проявить инициативу. Если вы хотите прийти, приходите, а если это кажется вам трудным, то значит вы еще не понимаете, что означает быть истинным христианином. Кто-то другой возьмет ваш венец».

Сколько миллионов людей чувствуют нечто подобное по отношению у Богу! А сколько нерешительных и робких считают: «Бог должно быть имеет множество людей, готовых взять мой венец, Он не нуждается во мне и я действительно не чувствую что Он хочет спасти именно меня».

В противовес этому, в одном из своих известных высказываний, Ваггонер пишет о наличии жаждущей, ищущей, постоянной любви Бога к «каждому человеку».

И нам нет нужды усовершенствовать Священное Писание и говорить, что благость Божия побуждает людей к покаянию. Библия говорит, что она ведет их к покаянию и можем быть уверены, что так оно и есть. Каждый человек идет к покаянию, как только убедится в благости Божией (Знамения времени, 21 ноября 1895 г.).

Когда вы молитесь за любимого человека, за друга или за ближнего о его обращении, то вы этим не пробуждаете Господа от сна и не побуждаете Его сделать нечто, чего Он не желает делать, — это не соответствует тому, что говорит Павел. Благость Божия уже действует, ведя вашу личность к покаянию. Вся беда в том, что мы часто препятствуем там, где Он уже пытается действовать! Мы с вами препятствуем дальнейшему ответу на наши молитвы, ибо не понимаем благость, милосердие и долготерпение Господа в их истинном измерении.

Вновь обратимся к высказыванию Ваггонера:

Не все приходят к покаянию. Почему? Потому что они презирают благого долготерпеливого Бога и отказываются от направляющей благодати Божией. Но тот, кто не противится Господу, будет безусловно приведен к покаянию и спасению (Знамения времени, 21 ноября 1895 г.).

Это звучит необычно для многих дорогих душ, которые говорят: «Хорошо, но я не могу полностью согласиться с этим! Мне кажется, если грешник имеет намерение спастись, то он должен принять на себя инициативу и серьезно работать над этим, он должен сделать нечто, чтобы быть спасенным». Но это как раз наоборот. Сказано, что если он перестанет противиться, он будет спасен!

Несмотря на то, что это звучит странно для нас, это есть благая весть Евангелия. Она подразумевает наличие подлинной, активной, постоянной любви Божией. Елена Уайт пишет об этом в своей книге «Путь ко Христу»:

Когда Христос побуждает их взглянуть на Его крест, взглянуть на Него, пронзенного их грехами... они начинают кое-что понимать о праведности Христа…

Грешник может противиться этой любви и может отказаться быть привлеченным ко Христу, но если он не противится, он будет привлечен к Иисусу. Знание плана спасения приведет его к подножию креста исповедать свои грехи, и это влияние страданий дорогого Сына Божия» (Путь ко Христу, стр. 27).

Как только вы поймете тайну действующей любви Господа, эта благая весть начнет открываться вам почти в каждой странице Библии. Обратите внимание на эти прекрасные слова в послании ап. Павла:

До пришествия веры мы заключены были под стражей закона до того времени, как надлежало открыться вере. Итак, закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою... все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса...

Наследник, доколе он в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего; он подчинен попечителям и домоправителям до срока, отцом предназначенного. Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира, но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего Единородного, Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление (Гал. 3:23 по 4:5).

Ясно понимая «закон в послании к Галатам», Ваггонер различил реальную картину, о чем говорит следующий отрывок:

Бог не оставил человеческую расу, поскольку первый сотворенный человек был назван «сыном Божиим», отсюда следует, что все люди являются его потомками, в том смысле, что они являются несовершеннолетними. Как написано до того времени, «как надлежало открыться вере», хотя все удалились от Бога, мы также были заключены под стражею закона своего рода строгим учителем, «заключены», для того, чтобы смогли понять обетование. Какое благословение заключается в том, что Бог считает даже нечестивых тех, которые находятся в рабстве греха, своими детьми, заблудшими, расточительными сынами, но все же еще детьми. Бог сделал всех людей «облагодетельствованными в Возлюбленном». Эта жизнь — испытание, данное нам для того, чтобы мы получили возможность познать Его как Отца и стать настоящими сынами (Благая весть, стр. 166-167).

Обычная мысль многих заключается в том, что жившие в Ветхозаветные времена были под законом, но вера пришла в Новозаветние времена. Однако Ваггонер показал, что даже сегодня мы находимся под законом до тех пор, пока вера не придет к нам лично в нашем собственном опыте. Закон есть наш учитель и детоводитель (посредник), чтобы привести нас ко Христу. То, чего мы не разумеем через веру, через Его благодать, мы постигаем через дисциплинарное воспитание. И вся эта безграничная забота, распространяющаяся на каждого из нас лично, совершается для того, чтобы привести нас ко Христу, «дабы нам оправдаться верою». Это именно то, что происходит теперь. Мы все без исключения «заключены под законом» до тех пор, пока не достигнем в нашем жизненном опыте того срока, когда «придет вера». Это «заключение под стражем закона» есть часть процесса роста, еще одно свидетельство настойчивости Господа и Его активной действующей любви к нам лично.

Для нас легко представить круг людей, куда входят неверующие ближние. Но Ваггонер отметил, что Господь простирает такой круг, куда они входят по крайней мере до тех пор, пока окончательно не откажутся от Него путем непрерывного противления. Как часто мы смотрим на тех, которые находятся вне нашего круга, как на волков, а не на овец, но Господь смотрит на них, как на заблудившихся овец или несовершеннолетних детей. Мы редко проникаемся мыслью, что осознать в них детей Божиих, которые действительно находятся под законом, детей, которых школьный учитель ведет ко Христу.

В четвертой главе послания к Галатам выражена прекрасная мысль. Там представлен ребенок владельца поместья, который был наследником всего. Но он ходил по имению босиком и рабы распоряжались им и понукали его, пока он не пришел в возраст. Точно также, говорит ап. Павел и со всеми нами: мы все несовершеннолетние дети, мы подвержены рабству до тех пор, пока не приходим в возраст, который приходит к нам лично с верой. Как бы это ни казалось удивительным, но весь план Господа предназначен всецело для спасения погибающих людей!

Эта живая евангельская весть далее раскрывается в понимании Ваггонера как дар благодати каждому человеку:

Поскольку наследие приходит через праведность по вере, то равным образом верно, что оно предназначено в одинаковой мере для всех потомков и доступно всем людям. Именно вера предоставляет всем равную возможность, ибо она доступна для всех. Бог наделил каждого человека мерой веры и всех такой же мерой благодати, которая есть мера веры, и «каждому из нас дана благодать по мере дара Христова» (Ефес. 4:7). Христос дан всякому человеку без всяких условий (Знамения времени, 27 февраля 1896 г.).

Другими словами, Господь действительно делает нечто для каждого мужчины, каждой женщины, каждого ребенка на земле. Но Его работа бесполезна, пока они не будут знать о ней; а они могут узнать о Нем, если им будет провозглашена благая весть. Он побуждает нас нести Евангелие по всему миру и проповедовать его всей твари. И мы должны понять, что в Евангелии заключается действенная сила, если его освободить от всякого рода заблуждений, которые обесценивают и даже уничтожают благодать Божию. Если мы пытались помочь людям и потерпели неудачу, для нас лучше, если мы уясним себе, что скорее недостаточно наше понимание Евангелия, чем обвинять в чем-либо людей. Конечно верно и то, что некоторые отвергнут его даже и тогда, когда оно будет представлено пред ними во всей его чистоте. Но гораздо больше людей, чем мы видим сейчас, примут его, если оно будет ясно представлено.

Мы видим, как эта жажда благодати Божией проходит подобно золотой нити через произведения Джоунса и Ваггонера:

Ибо Сын Божий, Иисус Христос, проповеданный у вас нами... не был «да» или «нет», но в Нем было «да», ибо все обетования Божии в Нем «да», и в Нем «аминь» во славу Божию чрез нас (2 Кор. 16:19-20).

Все обетования Божии не были даны человеку иначе, как через Христа.

Личная вера во Христа — вот то единственное, что необходимо, чтобы получить обещанное Богом. Бог нелицеприятен, Он предлагает Свои богатства свободно каждому, но никто не может иметь части в них, если не обретет Христа. Это есть совершенство веры, ибо Христос предлагает всем, кто только желает получить Его (Ваггонер, Вечный завет, стр. 46).

Елена Уайт соглашается с таким понятием:

Христос и Его миссия представляется в ложном свете и люди в большинстве понимают, что они фактически отрезаны от евангельского служения. Но не давайте им почувствовать, что они отделены от Христа. Не существует таких барьеров, воздвигнуты они сатаной или человеком, которых не могла бы преодолеть вера.

Верою женщина финикиянка преодолела барьеры, которые существовали между иудеями и язычниками. Не обращая внимания на очевидный отказ, она доверилась любви Спасителя. Таким путем и Христос желает, чтобы мы доверились Ему. Благословения спасения имеются для каждой души. Ничто, кроме собственного выбора не может препятствовать человеку стать соучастником в обетованиях Христа через Евангелие (ЖВ, 403).

Да, чтобы быть погибшим, грешник должен противиться! Вот как сильно любит его Господь!

Весть 1888 года сделала большой шаг вперед в раскрытии истины, что легче быть спасенным, нежели погибшим в свете Евангелия. В посланиях ап. Павла можно найти ясное утверждение, что смерть Христа на кресте не только предлагает грешнику условие для его спасения, но она фактически осуществила его оправдание. Смерть и воскресение Христа и Его дар Святого Духа делают нечто для каждого человека. Рассмотрим сначала высказывания ап. Павла, а затем комментарии Ваггонера:

Посему, как одним человеком грех вошел в мир и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили... Посему как преступлением одного (Адама) всем человекам осуждение, так правдою одного (Христа) всем человекам оправдание к жизни. Ибо как непослушанием одного человека (Адама) сделались многие грешными, так и послушанием одного (Христа) сделаются праведными многие (Рим. 5:12-19).

Павел разъясняет, что все греховное наследие, перешедшее от Адама к человечеству, Христос аннулировал для всех людей. Однако мы полагаем, что сказанному апостолом Павлом трудно поверить. Мы говорим: «Нет, Павел не может быть прав. Свободный «по благодати» дар оправдания дается лишь некоторым людям, но не всем. Он представляется только тем, которые сделали что-либо». Но Ваггонер поддерживает понятие ап. Павла.

Здесь нет исключений. Как осуждение пришло ко всем, так и оправдание относится ко всем. Христос принял смерть за каждого человека. Он отдал Себя за всех. И Он теперь отдает Себя каждому человеку. Тот факт, что свободный дар предоставлен всем, является свидетельством того, что исключений нет. Если бы он предоставлялся только тем, кто имеет какие-либо особые качества, то это уже не был бы свободный дар. И это ясно указано в Библии: дар праведности и жизни во Христе дается каждому человеку на земле. Не существует никаких оснований, чтобы человек не мог быть спасенным для вечной жизни, за исключением его собственного нежелания. Итак, многие отвергают дар, который так свободно предлагается (Знамения времени, 12 марта 1896 г.).

Как бы странно не прозвучали эти слова для нас теперь, они находятся в полном соответствии с тем, что говорит ап. Павел. Неудивительно, что Елена Уайт принимала их весть с такой радостью! Это была благая весть и она представила характер Божий в новом и более благоприятном свете. Ваггонер продолжает:

Вера Христа должна принести праведность Божию, потому что обладание этой верой есть обладание Самим Господом. Эта вера представляется каждому человеку, так же как и Христос отдал Себя каждому человеку. Вы спрашиваете, что не может тогда быть препятствием для любого человека в спасении? Ответ — ничто, за исключением того, что не все люди сохраняют веру. Если бы все сохранили все, что Бог дает им, то все спаслись бы (Знамения времени, 16 января 1896 г.).

Вот почему грешник должен сильно противиться, если он желает быть погибшим! Неудивительно, что это трудно.

И необходимая движущая сила для того, чтобы жить истинной святой жизнью в избытке обеспечивается простым принятием истины об оправдании, которое относится ко всем людям:

Любовь Христа объемлет нас (движущая сила), рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли. А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего (2 Кор. 5:14-15).

Понятие ап. Павла выглядит настолько ясно, что даже удивительно, как мог Кальвин высказать мысль о том, что Христос умер только за избранных. Поверьте в простоте, что Он умер за вас, и вы немедленно поймете, что у вас нет ничего собственного. Вы в вечном и безграничном долгу перед Ним. И становится невозможно жить прежней, эгоистичной жизнью. Формула «Один умер за всех, и следовательно все умерли» сама по себе обладает созидающей силой. Просто поверьте в эту прекрасную истину и станет легко быть спасенным.

После того как мы убедились в том, что Священное Писание находится в полном соответствии с великой идеей Джоунса и Ваггонера относительно движущей силы Евангелия, нам остается еще рассмотреть вопрос с том, как относились к этому Елена Уайт. Она поддерживала их идеи.

Безграничная любовь проложила путь, по которому искупленные Господом могут подняться от земли к небесам. Этот путь — Сам Сын Божий. Ангелы — путеводители, они посылаются со специальной миссией — направлять наши ошибающиеся стопы. Славная небесная лестница спускается на путь каждого человека, ограждая его от зла и недопонимания. И прежде чем он мог бы направить свои стопы к греховной жизни, он должен попрать распятого Искупителя (Наше вышнее призвание, стр. 11).

То, что эта действующая и ищущая любовь Божия противостоит, чтобы ни один грешник не погиб, можно понять из ее дальнейших слов:

Бог есть свет и в Нем нет никакой тьмы. Если нет света, то не будет и тени. Хотя в образовании тени в какой-то мере причастно солнце, все же тень не создается им. Тень создают разные предметы и препятствия на пути солнечного света. Таким образом, тьма не исходит от Бога. Пренебрежение к свету, который дает Бог, принесет определенные результаты. Пренебрежение или препятствие на пути света создает тень, тьму, которая еще темнее из-за света, который посылается...

«Что посеет человек, то и пожнет» (Гал. 6:7). Бог не губит ни одного человека. Каждый человек, который погибнет, погубит сам себя. Если человек подавляет увещания совести, он сеет семена неверия, а они воспроизведут определенную жатву (Наше вышнее призвание, стр. 26).

Как мы покажем Бога к миру?

Адвентистов седьмого дня часто обвиняют — и иногда справедливо — в мрачной вести, что при Своем Втором пришествии Христос будет полон мстительности и кровопролития. Некоторые служители изображают Христа, приближающегося к нашей планете с таинственным космическим оружием, которое испускает смертельные лучи, чтобы уничтожить всех Его врагов. Но весть 1888 года не так представляет Божий характер. Христос, Который возвратится, — Это тот же самый Иисус, о Котором говорится в Евангелии. Грешники изменяются, но не Он. Они ожесточаются, но не Он.

Если кто-либо выкуривает по шесть-восемь пачек сигарет в день в течении многих лет, а затем приходит больной раком легких, может ли он по справедливости сказать: «Бог уничтожает меня?» Действительно, каждый человек, который погибает, губит самого себя.

Обратите внимание, как в одном кратком отрывке Елена Уайт семь раз повторяет, что неспасенные погибают исключительно из-за собственного выбора, а не вследствие какого-то жестокого отношения со стороны Господа:

[1] Жизнь, полная борьбы против Бога, сделала их непригодными для неба. [2] Его чистота, святость, и мир стали бы пыткой для них. [3] Слава Божия стала бы огнем пожирающим. [4] Они не выдержали бы всего этого, и у них было бы только одно желание, бежать с этого святого места. [5] Они избрали бы скорее смерть, чтобы только бы скрыться от лица Того, Кто умер ради их искупления. [6] Участь нечестивых будет решена их собственным выбором. [7] Они добровольно исключили себя из неба, а Бог по-прежнему остается справедливым и милосердным. (ВБ, 543).

Если мы затемним крест Христа, в таком случае следует признать, что нам очень трудно будет спастись. Прекратится побуждение к освящению и посвящению. Искушение ко греху станет преобладающим в его призыве. Спаситель станет «росток из сухой земли» (Ис. 53:2). Его Евангелие уже не будет содержать красоты, которая «привлекала бы нас к Нему» (Ис. 53:2). Таков христианский опыт многих членов церкви. Но если мы усвоили простое Евангелие Его благодати, говорит Джоунс, то даже выбор нести крест со Христом становится легким. И будьте уверены, что только факт выбора представляет собой всю трудность в том, чтобы быть спасенным. И если это представляется легким в свете креста Христова, то мы безусловно сделаем это!

Если Господь открывает перед нами грехи, о которых мы никогда не думали прежде, это только показывает, что Он глубоко исследует нас и в конце концов достигнет дна; и если Он обнаружит какую-либо нечистоту, которая не соответствует Его воле, представит ее нам и мы скажем: «Я предпочитаю лучше иметь Господа, чем грех!" — в таком случае работа завершена и печать Живого Бога может быть положена на такой характер (собрание: «Аминь!»). Что вы предпочитаете: иметь характер (некоторые в собрании начинают благодарить Бога, а другие суетливо оглядываются вокруг). Не беспокойтесь, если бы большинство из вас благодарили Господа за то, что вы можете получить, то в этом доме сегодня вечером было бы больше радости.

Что вы предпочитаете: иметь полноту, совершенную полноту Иисуса Христа, или иметь меньше, чем это, с некоторыми из ваших грехов, скрытых так, что вы прежде не знали о них? (собрание: «Его полноту!»). Но разве не ясно сказано в Свидетельствах, что если мы будем запятнаны грехом, мы никогда не сможем иметь печать Божию. Каким образом эта печать Божия, являющаяся отражением Его совершенного характера, раскрытого в нас, может быть положена на нас в мире, если в нас есть грехи? Итак, Он проникает до самых сокровенных мыслей, о которых мы никогда не думали, ибо мы не в состоянии исследовать глубоко свое сердце... Он желает очистить наше сердце и устранить остающиеся последние следы нечестия. Братья, предоставьте Ему возможность совершить это, чтобы Он глубоко испытал и исследовал вас...

И для вас и для меня это просто живой выбор: желаем ли мы иметь Господа или свое «я», праведность Господа или наши грехи, путь Господа, или наш собственный путь. Что мы избираем? (Собрание: «Путь Господень!»). Итак, нетрудно сделать выбор, когда мы знаем, что сделал Господь и что Он совершил ради нас. Тогда выбор легкий. Итак, вполне отдадимся Ему (Джоунс, Бюл. Ген. Конф. стр. 404, 1893 г.).

Ваггонер согласен: человек борется с истиной, чтобы представить ее «трудной» для уверования:

Для ребенка неверующего человека так же естественно верить, как и для ребенка святого. И лишь в том случае, когда люди строят барьер гордости, они сами для себя создают трудность, чтобы верить Пс. 72:6 (Знамения времени, 6 августа 1896 г.).

Теперь давайте предоставим возможность Джоунсу убеждать в истине со всей его искренней, прямой манерой:

Может ли человек жить тем, от чего он умирает? — Нет! Стало быть, если человек умирает от греха, то может ли он жить во грехе?... Человек умирает от белой горячки или тифозной лихорадки. Может ли он жить в белой горячке или тифозной лихорадке, даже если он хорошо понимает, что с ним? Сама мысль об этом станет смертью для него, ибо она убивает его. Так же и с человеком, который умирает от греха... Он не может жить с тем, от чего умирает...

Но большое затруднение для многих людей заключается в том, что они недостаточно больны грехом, чтобы умереть... Возможно, что они заболевают особым грехом и желают устранить его, не «хотят умереть» от него и думают, что они могут оставить его. Затем они заболевают каким-либо другим особенным грехом, о котором даже не надеялись, что он случится с ними. А поскольку они не имеют благосклонности и уважения людей при наличии такого греха, они пытаются оставить этот грех. Но они не осознают своей греховной болезни, ее чрезвычайности, наличии греха в самих себе, греха в своем сознании, греха даже в абстрактном или другом смысле. Они недостаточно осознают этот грех, чтобы умереть от греха. Если человек сильно болен по причине греха... вы не можете заставить его жить больше (Бюл. Ген. Конф. 1895 г.).

А откуда же берется сила, чтобы умереть для греха? Только в кресте Христа. Джоунс продолжает:

Мы постоянно имеем благоприятную возможность, чтобы грешить. Благоприятные возможности для греха всегда представляются нам... день за днем. Но как написано: «Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса». «Я каждый день умираю». Намек о грехе — это смерть для меня… в Нем.

И таким образом все это складывается в удивительный по своей форме вопрос: «Мы умерли для греха: как же нам жить в нем? Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились?» (Рим. 6:2-3).

«Грех не должен над нами господствовать» (Рим. 6:15). Человек, избавленный от власти греха, избавлен от служения греху... Иисус умер и мы все умерли с Ним. Он ожил и мы, которые верили в Него, ожили с Ним... «Я сораспялся с Ним». Так точно, как Он распят и я распят; так точно, как Он умер, и я умер; так точно, как Он погребен, и я погребен с Ним; так точно, как Он воскрес, и я воскрес с Ним: и таким образом я не служу греху (Бюл. Ген. Конф. стр. 353, 1895 г.).

«Благовествование Христово... есть сила Божия ко спасению всякому верующему» (Рим. 1:16). Возможно, известный факт о движущей силе в наших автомобилях поможет нам понять, как легко быть спасенным и как тяжело быть погибшим. Возьмите к примеру, автомобиль и попытайтесь управлять им, когда нет энергии движения. Правда, весьма трудно повернуть руль. Эта работа будет чрезвычайно трудной и даже практически невозможной до тех пор, пока сила энергии не приведет в движение автомобиль.

Но при действии энергии движения даже ребенок сможет поворачивать руль управления в ту или другую сторону. Энергия движения содействует легкости управления.

Но как водитель, вы должны избирать путь, по которому вы желаете двигаться. Энергия не влияет на ваш выбор. Вы не можете сидеть в вашем автомобиле и говорить: «Отвезите меня на почту». Вы сами должны избрать поворот направо или налево и приложить небольшое усилие, чтобы повернуть руль, автомобиль тотчас начнет двигаться в нужном направлении и ваша задача станет легкой.

К тем, кто считает, что тяжело быть спасенным, вестница Божия обращается с полезным советом:

Многие спрашивают: «Как я могу подчинить себя Богу?» Вы хотите отдать себя Ему, но у вас мало нравственной силы, вы находитесь в рабстве сомнений и под управлением жизненных греховных привычек. Ваши обещания и решения подобны иллюзиям. Вы не можете управлять своими мыслями, своими чувствами, своими побуждениями. Сознание о ваших нарушенных невыполненных обетах ослабляют вашу уверенность в собственной искренности и служат причиной мысли, что Бог не может принять вас. Но не впадайте в отчаяние. Вам необходимо понять значение истинной силы воли. Это царственная сила в природе человека, сила решения или выбора. Силу выбора Бог предоставил людям, они должны ее проявлять. Вы не можете изменить свое сердце, вы не можете сами отдать Богу свои чувства, но вы можете избрать служить Ему. Вы можете отдать Ему свою волю и Он будет действовать в вас, чтобы ваши желания и поступки находились в согласии с Его волей. Таким образом, вся ваша природа будет приведена под контроль Духа Христа, ваши чувства сосредоточатся на Нем, ваши мысли будут в гармонии с Ним (Путь ко Христу, стр. 47).

Разве эта добрая весть представляет собой простой квиетизм, лживую ересь веры, что грешник не должен делать ничего, лишь оставаться пассивным под полировкой Божественной воли? (Квиетизм — от лат. слова «квиета», «спокойный». Это учение, провозглашающее, что религиозное благочестие состоит в смирении и созерцательном духовном самоуглублении— словарь иностр. слов).

Давайте рассудим утверждение, которое при некотором поверхностном исследовании кажется противоречащим вести данной главы, но которое в действительности не противоречит ей, если его правильно понимать.

Христос не заверяет нас в том, что достижение совершенного характера есть легкое дело. Благородный, гармоничный характер не передается по наследству. Он не приходит к нам случайно. Благородный характер вырабатывается личными усилиями через заслуги и благодать Христа. Бог дает таланты, силу ума, мы формируем характер. Он формируется путем тяжелых, упорных битв со своим «я». Нам необходимо вести сражение за сражением против наследственных влечений. Мы должны резко контролировать самих себя и не позволять ни одной неблагоприятной черте характера оставаться неисправленной (НУХ)

Сводит ли это на нет благую весть о благодати Христа? Противоречит ли это Его словам: «Иго Мое не тяжко и бремя Мое легко?» Вот еще одно утверждение из произведений Елены Уайт, которое некоторые используют для оппозиции вести 1888 года:

Примечание: Некоторые из этих высказываний записаны в книгах: «Вести для молодежи», стр. 99-104, ПР, стр. 84, СЦ 2, 445: СЦ 4, 286. Однако при тщательном исследовании становится ясным, что в них нет противоречия.

«Прямой» и «узкий» путь не обязательно трудный; и он узкий — это означает, что мы не можем пронести через него наш багаж эгоизма. Мы должны действительно «подвизаться добрым подвигом веры», но только лишь подвигом веры. Мы должны постоянно «подвизаться» и «непрестанно молиться», но мы также должны непрестанно дышать, если хотим существовать физически, и разве это «трудно»?

Мы должны также есть, возможно несколько раз в день, в течение всей нашей физической жизни, разве это «трудно?»

Здоровый человек дышит, «напрягает» каждую мышцу, как христианин напрягает каждый нерв, ест и постоянно физически упражняется, чтобы быть здоровым и это для здоровья дает больше, чем инертность и бездеятельность.

Мы никогда не должны забывать, что борьба со своим «я» — это воистину трудная, суровая, непрерывная борьба. Но сущность этой борьбы заключается в том, что наше собственное личное усилие — бесполезно без милосердия и благодати Христа. Его крест никогда не должен выпускаться из поля нашего зрения! И именно это делает нашу часть легкой.

Было Его бремя легким в Гефсиманском саду или на кресте? Нет. Его собственная тяжелая, суровая борьба с Собой в Гефсимании и на кресте была так тяжела, что Его чело покрылось каплями кровавого пота, да даже сердце Его было сокрушено в Его заключительной агонии. Что это значит? Был ли это обман с Его стороны, когда Он сказал: «Бремя Мое легкое»? Он претерпел всю эту ужасную несравненную агонию для того, чтобы спасти нас.

Бремя, о котором Он говорит в Мат. 11:30 — это просто Его бремя, которое мы несем. Вера, действующая любовью, делает его легким для нас, когда мы сравниваем бремя, каким оно было для Него.

Единственное трудное дело, чтобы стать истинным христианином это — избрать путь подчинения себя Христу и быть распятым и с Ним. Никто не призывает нас — быть распятым в одиночку, только с Ним.

Но благодарение Богу, для нас в миллион раз легче быть распятым со Христом, чем для Него было быть распятым одиноким! Одному за всех нас! Взгляни на Агнца Божия и бремя сразу станет легким.

Взирая на чудесный крест,

Где умер за меня Князь славы, —

Все блага мира для меня — ничто.

И гордость всю я сразу же оставил

Уоттс

Даже если все это еще будет казаться трудным, помните, что намного тяжелее сражаться против любви подобной этой и против служения Святого Духа, чтобы быть погибшим.

Очищение Святилища И Весть 1888 Года

Поиск Значения Столетия

Очищение святилища в связи с оправданием верою вряд ли можно переоценить. Однако, мы сталкиваемся с поразительным пренебрежением этой истины. Многие вряд ли понимают, что очищение святилища — самое главное.

Мы должны иметь ясное понимание об этой чрезвычайно важной истине, чтобы выдержать испытания последнего времени:

В таких вопросах, как святилище, судебное следствие, народ Божий должен разбираться и понимать это очень хорошо. Все нуждаются в том, чтобы очень глубоко знать и положение и работу Своего Великого Первосвященника. В противном случае они будут не в состоянии проявить веру, соответствующую данному времени или же занять то положение, какое Бог желает, чтобы они знали...

Небесное святилище является центром служения Христа ради человека (это служение — оправдание через веру — прим. авт.). Это касается каждой души, живущей на земле. Эта тема открывает весь план искупления, приводя нас к заключительным сценам истории земли и славной победе праведности над грехом (ВБ, 488)

Кроме того, эта великая истина о святилище есть основа вести Адвентистов седьмого дня. В книге «Евангелизм» есть несколько замечательных высказываний, которые помогут нам понять это более ясно:

Правильное понимание служения в Небесном святилище есть основа нашей веры (Евангелизм, стр. 221).

Тема о святилище была тем ключом, который раскрыл тайну разочарования 1844 г. Он раскрыл полную систему истины, гармонично соединенную между собой, показывающую, что рука Божия направляла великое Адвентистское движение и раскрыла настоящую обязанность привести к свету положение и работу Его народа (Евангелизм, стр. 222).

Народ Божий должен теперь сосредоточить внимание на небесном святилище, где происходит заключительное служение нашего Великого Первосвященника в работе суда, где Он ходатайствует за Свой народ (Евангелизм, стр. 223).

Если мы кое-что знаем, как теперь действует сатана, мы можем ожидать, что он направит свою наиболее искусную, хитросплетенную оппозицию против этой уникальной истины об очищении святилища.

В будущем возникнут всякого рода обманы и мы испытаем недостаток твердого основания под своими ногами… Враг разработает ложную теорию, например учение о том, что святилища нет вообще. Это один из пунктов, на основании которого будет отход от веры...

Приближается время, когда обольстительная сила агентов сатаны проявится в полной мере. На одной стороне Христос, Которому дана всякая власть на небе и на земле, с другой стороны сатана, постоянно проявляющий свою силу, чтобы пленять и обольщать сильными спиритическими действиями и в итоге устранить Бога с Его законного места, которое Он должен занимать в сознании людей...

Сатана непрерывно стремится вносить причудливые предположения в отношении святилища, низводя чудесные представления о Боге и служении Христа ради нашего спасения к низкому уровню, соответствующему плотскому уму. Он устраняет из сердец верующих главенствующую, руководящую роль святилища и заполняет их сознание фантастическими теориями, чтобы аннулировать истину об искуплении и уничтожить доверие к доктринам, которые мы рассматриваем как священные с начала Трехангельской вести. Таким образом, он желает похитить в нашей вере ту весть, которая сделала нас отдельным народом и призвана придать характер и силу нашей работе (Евангелизм, стр. 224-226).

Весть 1888 года возобновила интерес людей к этому заключительному служению нашего Великого Первосвященника и восстановила его главенствующую, руководящую силу в сердцах верующих.

Как хорошо известно, эта весть широко отвергалась, или по крайней мере, отрицалась. Но этот факт и его последствия не должны привести нас к тому, чтобы мы просмотрели место истины о святилище, в самой вести. Елена Уайт поняла важное значение святилища. Имея личный опыт волнующего предвкушения пришествия Христа в 1844 году, она никогда не утеряла эту первую любовь. Она почти интуитивно распознала благую весть в вести 1888 года, которая прозвучала ожидающим в следующих словах: «Вот, Жених грядет!» Она услышала желанную поступь Божественных шагов, но лишь некоторые из современников имели уши, чтобы услышать эту весть.

Это новое более широкое раскрытие истины сочетало в себе Адвентистскую весть об очищении святилища с более полным откровением веры. Это действие наглядно можно представить в слиянии двух рек, которые раньше текли раздельно, но теперь соединились, чтобы создать мощный поток, который мог бы нести корабль по его пути в гавань. Она увидела в этой вести славные средства Божественной благодати, предусмотренной, чтобы приготовить людей к пришествию Господа. Она была глубоко тронута. Она осознала, что «союз со Христом» означает союз с Ним в Его завершающей работе примирения, в четком различии от Его работы в первом отделении святилища, дверь в которое теперь была закрыта (Ранние произведения, стр. 55, 56, 260-261).

В целом ряде статей, написанных вскоре после конференции 1888 года, неделя за неделей повторяя и подчеркивая эту истину, она раскрывала свою глубокую заинтересованность в этом. Весть Джоунса и Ваггонера была призвана реально осветить истину о святилище. Обратите внимание на нарастание силы высказываний с каждой неделей:

Мы живем во время примирения и должны действовать в полном согласии с работой Христа в очищении святилища от грехов людей. Пусть не будет ни одного человека, который пожелал бы отказаться не в брачной одежде, который противился бы нашему Господу и Его деятельности. Каков Он есть, таким пусть будет и Его последователи в этом мире. Теперь мы должны представить пред людьми ту работу, которую мы видим верою и которую совершает наш Великий Первосвященник в Небесном святилище (Ревью энд Геральд, 21 января 1890 г.).

Христос находится в Небесном святилище, чтобы совершать примирение ради людей... Он очищает святилище от грехов народа. В чем же наша работа? Наша работа — действовать в согласии с работой Христа. Благодаря вере мы должны работать с Ним, быть в единстве с Ним... Люди должны быть приготовлены к великому дню Божию (Ревью энд Геральд, 28 января 1890 г.).

Посредническая работа Христа, величественные и святые тайны искупления не изучаются или не осознаются людьми, которые претендуют на обладание небольшим светом по сравнению с другими людьми по всему лицу земли (Ревью энд Геральд, 4 февраля 1890 г.).

Христос очищает Небесный храм от грехов людей и мы должны работать в гармонии с Ним на земле, очищая храм нашей души от морального осквернения (Ревью энд Геральд, 11 февраля 1890 г.).

Люди не следуют верою во Святое-Святых Небесного святилища, где Иисус совершает служение примирения за Своих детей. Мы нуждаемся в Святом Духе, чтобы понять истины для этого времени, но в церквах наблюдается духовная засуха (Ревью энд Геральд, 25 февраля 1890).

Свет в изобилии исходит от престола Божия, а для чего? Для того, чтобы люди могли приготовиться устоять в день Божий (Ревью энд Геральд, 4 марта 1890 г.).

Мы более ясно услышали Его голос в вести, данной нам около 2 лет назад, обращенный к нам во имя Отца... В нас едва лишь начали проявляться маленькие проблески веры (Ревью энд Геральд, 11 марта 1890 г.).

За последние полтора года вы получаете свет, которым Господь желает осветить ваш характер и сделать его достоянием вашего опыта... Если бы все наши собратья сотрудничали с Богом, у них не было бы сомнений, что эта весть, посланная нам полтора года назад, исходит с неба... Предположим, что вы стерли свидетельство, которое представлено в эти два года о праведности Христовой, тогда кто сможет указать на вас, как на несущих особый свет людям? (Ревью энд Геральд, 18 марта 1890 г.).

Весть Джоунса и Ваггонера заостряла внимание на практических аспектах первосвященнического служения Христа. Вот именно здесь две великие реки — истина о святилище и оправдание через веру соединяются воедино. Джоунс видел это весьма отчетливо. Весть не только призывала к святой жизни, но также обеспечивала средства для ее достижения.

Очищение святилища (в символическом служении — прим. авт.) заключалось в том, чтобы очистить «святилище от нечистот сынов Израилевых», которые накопились «от преступлений их во всех грехах их», которые через служение священников во святилище вносились в него в течение служения всего года.

Окончание этой работы во святилище и для священника было таким образом окончанием работы и для народа... Очищение святилища в конечном итоге достигло всех людей и включало людей в такой же мере, как и само святилище...

И такое очищение святилища было прообразом очищения истинного святилища и скинии истинной, которую воздвиг Господь, а не человек, от всех нечистот верующих в Иисуса и от «преступлений их во всех грехах их». Время такого истинного очищения провозглашено в словах чудесного Исчислителя: «На 2300 вечеров и утр»... в 1844 году после Р. Хр.

С одной стороны: при очищении истинного святилища в совершенствовании верующих в Иисуса совершается и заключительный процесс устранения всех их преступлений и грехов и с другой стороны — заключительное удаление всех преступлений и грехов произойдет при уничтожении нечестивых и очищении Вселенной от всякого следа греха.

Полное раскрытие тайны Божией есть окончание работы Евангелия. А окончание работы Евангелия есть: (1) устранение всех признаков греха и вступление в вечную праведность: Христос вполне сформулировался внутри каждого верующего, только Бог проявляется в плоти каждого верующего в Иисуса; и (2) с другой стороны, окончания работы Евангелия означает полное уничтожение всех тех, которые не приняли Евангелия (2 Фес. 1:7-10), ибо Господь не имеет планов, чтобы человеческая жизнь продолжалась, когда люди своей жизнью умножают себе горе и страдания.

Служение в земном святилище также показывает, что для того, чтобы святилище было очищено и окончен курс евангельского служения, оно сначала должно быть окончено в людях, которые принимают участие в служении. Говоря другими словами, не могут быть устранены грехи и преступления, находящиеся во святилище до тех пор, пока работа примирения и изглаживания грехов не будет совершена каждым человеком, имеющим отношение к служению этого святилища. Само святилище не могло быть очищено до тех пор, пока каждый из принимающих участие в служении не был очищен. Само святилище не могло быть очищено до тех пор, пока через исповедание людей и ходатайство священников не был удален из святилища поток беззаконий, преступлений и грехов.

... этот поток зла необходимо было прекратить в своем источнике — в сердце и жизни поклоняющихся — прежде чем наступит черед очистить само святилище.

Таким образом самая первая работа в очищении святилища заключалась в очищении людей...

И это есть главная задача истинного священства в истинном святилище... Жертва, первосвященническое служение Христа в истинном святилище удаляет грехи и «навсегда делает совершенными освещаемых» (Джоунс, Освященный путь, стр. 113-119).

Весть Джоунса и Ваггонера ясно отражена и отражала, что прощение грехов есть юридическое провозглашение, которое возможно лишь через искупление, совершенное на кресте. Их весть имела объективное основание. Но они также понимали, что библейское понятие о прощении фактически означает «удаление греха». Таким образом, со времени Конференции 1888 года они признавали важное различие между ежедневным или продолжающимся непрерывно служением во святилище и ежегодным, между прощением грехов и удалением их. Вскоре после Миннеаполисской конференции Ваггонер писал:

Когда Христос облекает нас в одежду Своей праведности, Он не покрывает, но удаляет грех. И это показывает, что прощение грехов есть нечто большее, чем простая формальность, нечто большее, чем простое изглаживание из книги записей на небесах; главная сущность заключается в том, что грех устраняется. Прощение греха — реальность, это нечто осязаемое, нечто жизненно важное для человека. Оно фактически очищает его от вины; и если он очищается от вины, он становится оправданным, становится праведным, он полностью изменяется. Фактически он становится другим человеком (Христос и Его праведность, стр. 66).

Об изглаживании грехов, как кульминации заключительной работы Христа в Его первосвященническом служении, весьма подчеркнуто сказано в Духе Пророчества:

В течение 18 столетий это служение совершалось в первом отделении святилища. Кровь Христа ходатайствовала за каждого кающегося грешника, примиряя его с Отцом, однако его грехи по-прежнему оставались отмеченными в небесных книгах. Подобно тому, как в прообразном служении в конце года совершалась работа примирения, так и в небесном святилище прежде завершения работы Христа для искупления человечества, должно совершаться дело примирения, заключающееся в устранении грехов из святилища...

И как в прообразном служении совершалось очищение земного святилища посредством удаления грехов, так и действительное очищение небесного святилища должно произойти посредством удаления или уничтожения грехов, внесенных туда. Но прежде этого должны быть исследованы книги, чтобы решить, кто через прощение грехов и веру во Христа может получить право на спасение (ВБ, 421-422).

Те, которые будут жить на земле, когда окончится посредническое служение Христа в небесном святилище, останутся пред святым Богом без Посредника. Их одежды должны быть незапятнанными; их характер должен быть очищен от греха посредством искупительной крови... В то время как на небе происходит следственный суд, когда грехи раскаивающихся верующих удаляются из святилища, в среде народа Божия должна произойти специальная работа очищения и удаления греха. Эта работа определенным образом представлена в 14 главе книги Откровения, т.е. в Трехангельской вести (ВБ, 425)

Это центральная тема учения Адвентистов седьмого дня!

И мы должны разбираться в этом лучше, чем до сих пор. Наши друзья в евангельских церквах не будут считать этот материал сухим, устаревшим или бесполезным, если мы сами поймем его практическое значение. Именно это начали понимать Джоунс и Ваггонер.

Ваггонер правильно понял: невозможно, чтобы записи наших грехов были бы изглажены из небесных книг, пока сами грехи не будут изглажены из человеческих сердец. И это не теоретическая доктрина, но практическое учение, как об этом подчеркнуто в Великой Борьбе.

Отсутствие сомнений в цитированных выше утверждениях Елены Уайт укрепляет его убежденность. В 1902 году он опубликовал статью в журнале «Ревью энд Геральд», в которой его понимание было более расширено (материалы того времени подтверждают, что уже тогда он понимал истину о святилище так, как всегда верили Адвентисты седьмого дня. См. примечание в конце книги).

Хотя все записи наших грехов, даже записанных перстом Божиим, были бы изглажены, грех должен оставаться, ибо грехи продолжают находиться еще в нас. Даже если записи наших грехов были выгравированы на скале, а скала разбита в прах, все это не изгладило бы наших грехов.

Изглаживание греха означает удаление его из природы, из сущности человека (из других высказываний, сделанных в 1901 году, явствует, что он не имел ввиду искоренение греховной природы).

Примечание: Ваггонер не имел ввиду искоренение греховной природы (учение о святой плоти и самоусовершенствовании), ибо он учил на Генеральной Конференции 1901 года следующее:

Не примите ошибочной идеи. Не примите идеи, что вы когда-либо сможете стать такими хорошими, чтобы жить независимо от Господа; не подумайте, что это тело может превратиться в святое. Если вы так думаете, то вы впадаете в серьезную ошибку и совершаете большой грех. Не думайте, что вы можете сделать тленное нетленным. Этому тленному надлежит облечься в нетление, когда придет Господь, но не прежде... Когда люди принимают идею, что их плоть безгрешна и что все их побуждения исходят от Бога, они смешивают свою греховную плоть с Духом Божиим (Бюл. Ген. Конф. 1901 г., стр. 146).

Искоренение греха — это изглаживание его из нашей природы так, чтобы мы уже не знали его больше. «Бывши очищены однажды» (Евр. 10:12), в действительности очищение через кровь Христа, «не имели бы уже никакого сознания грехов», потому что грех устранен из их жизни. Можно пытаться искать их грехи, но они не будут найдены: они навеки ушли от них, они чужды для их новой природы: возможно, они и будут способны вспомнить, что они совершали те или иные грехи, но они не будут вспоминать о них больше. Это и есть работа Христа в истинном святилище (Ревью энд Геральд, 30 сентября 1902).

Была ли Елена Уайт согласна с таким понятием? В 1890 году она писала следующее:

Прощение представляет собой более емкое значение, чем многие предполагают. Прощение Божие — это не только юридический акт, посредством которого Он освобождает нас от наказания. Это не только прощение грехов, но и исправление от последствий греха. Это поток искупительной любви, которая преобразует сердце (НП, 114).

Следует отметить, что Джоунс и Ваггонер не учили, что очищение небесного святилища касается очищения сердец народа Божьего. Они вполне поняли, что на небесах имеется действительная скиния, как этому верили пионеры Адвентистского учения. Выражения их веры вполне соответствует выражениям в книге «Великая Борьба»: «В то время, как происходит на небе следственный суд, когда грехи раскаивающихся верующих удаляются из святилища, в среде народа Божия на земле должна произойти специальная работа очищения и удаления греха» (ВБ, 425). Другими словами, очищение сердец народа Божия на земле совершается параллельно и дополнительно к работе их великого Первосвященника на небесах. Они сотрудничают в согласии с Ним. Вот, что писал Ваггонер в 1900 году, будучи в Англии:

То, что Бог имеет святилище на небесах и что Христос служит там Первосвященником, не может вызвать никаких сомнений у того, кто читал Писания... Из этого следует, что очищение святилища — эта работа, которая представлена в Писании как непосредственно предшествующая пришествию Господа. Она совпадает с полным очищением народа Божия на этой земле и приготовлением его для изменения, когда придет Господь....

Жизнь Иисуса должна быть вполне воспроизведена в Его последователях, не только в течение одного дня, но на все время в вечности (Вечный завет, стр. 365-367)

Ваггонер писал не для Адвентистов, стремясь разъяснить практическое основание этой уникальной адвентистской доктрины. В принципе различие между прощением грехов в ежедневном служении и изглаживанием их при ежегодном служении не является большим, чем в сущности разница в качестве воды, которая выпадает во время раннего и позднего дождя. Как прощение, так и изглаживание грехов, совершаются посредством крови Иисуса, пролитой с Голгофского креста.

Но символическое служение в земном святилище учит, что прощение может быть отнято от прощенного грешника, а грех возобновит свое действие. И грех может укорениться более глубоко и основательно, чем мы осознаем, так что увеличивающиеся искушения или испытания могут привести нас к падению. Пример этому — начертание зверя. В конце концов наступит запечатление, решительный и заключительный акт, откуда нет возврата. Это равносильно изглаживанию грехов, приготовлению к пришествию Христа.

Как мы видели из предыдущей главы, никто и никогда даже не претендовал на такое запечатление или изглаживание грехов, никто из прошлых поколений даже не сознавал этого. Чем ближе верующий приближается к Господу, тем более грешным и недостойным он чувствует себя. Но тем не менее, Наш Великий Первосвященник выполняет Свое намерение в тех, кто не противится Его работе.

Ваггонер продолжает разъяснение учения неадвентистам Англии:

У нас нет ни времени, ни места, чтобы входить в подробности, но достаточно сравнить Дан. 9:24-26 с Езд. 7 и станет ясно, что дни, о которых говорится в пророчестве, начались в 457 году до Р. Хр. и продолжались до 1844 года по Р. Хр... Но, возможно, кто-нибудь спросит, а какая же связь 1844 года с кровью Христа и почему крови достаточно для одного и недостаточно для другого времени? И, исходя из чего, можно сказать, что в определенное время святилище будет очищено? Разве кровь Христа не очищает постоянно живое святилище — церковь? Ответ таков: существует такое понятие, как «конец времени», грех должен прекратиться и работа очищения святилища однажды будет завершена... Теперь уже ясно, что с средины прошлого столетия засиял новый свет и истина о заповедях Божиих и вере в Иисуса раскрылась как никогда прежде, и громким голосом провозглашена весть: «Вот, Бог ваш!» (Английский журнал «Настоящая истина», 23 мая 1901 г. стр. 324).

Иногда случается, что учение человека может быть более ясно представлено теми, которые слышали и приняли его, чем самим проповедующим. Рассмотрим, как этот вопрос понимал В. В. Прескотт, примерно в то же самое время:

Существует различие между прощением грехов и изглаживанием грехов. Это различие между Евангелием, проповеданным для прощения грехов и Евангелием, проповеданным для изглаживания грехов. Всегда, как и сегодня, имеется полнота благодати для прощения грехов. В нашем поколении наступила возможность для изглаживания грехов. И именно изглаживание греха приготовит путь для пришествия Господа; изглаживание греха есть служение нашего Первосвященника во Святом-Святых Небесного святилища; и это создает отличие для народа сегодня в их служении, в их вести, в их опыте, смогут ли они принять участие в опыте изменения... Это отличие вытекает из Трехангельской вести, и с этим отличием, конечно, становится более ясным понимание евангельского служения для этого времени; изглаживание греха в этом поколении и все вместе взятое, приготовляет путь для Господа (Бюл. Ген. Конф. 1903 г. стр. 53-54).

Прескотт воспринял это удивительное понятие от Джоунса, который в 1893 году писал следующее:

Если мы, как народ, как тело, как церковь получили благословение Авраама, то что же дальше?... Излитие Святого Духа. Это и происходит с отдельными людьми. Когда человек верует в Иисуса Христа и получает праведность через веру, то он получает и Святого Духа, Который совершает обрезание, т.е. духовное очищение его сердца. А когда весь народ, как церковь, получает праведность через веру, благословения через Авраама, то что препятствует церкви получить Дух Божий? (Собрание: Ничто!). Именно в этом мы нуждаемся. Что отнимает Святой Дух, (голос: «Неверие!») (Бюл. Ген. Конф. 1893 г. стр. 383).

Одобряла ли Е. Уайт такое понимание относительно очищения святилища? В самом начале истории Адвентистов седьмого дня она сделала несколько высказываний, которое возможно, более выразительны для нас сегодня, чем для ее поколения. Мы имеем их глубокий смысл. Она описывала перемену служения Христа при переходе из первого во второе отделение святилища в 1844 г.

Там я видела Великого Первосвященника стоявшего перед Отцом Небесным... Те, которые поднялись вместе с Иисусом (это те, которые верою следовали за Ним — прим. авт.), с верою взирали в Святое-Святых и молились, говоря: «Отче наш, дай нам Духа Твоего». Тогда Иисус дунул на них Духа Святого. В том дуновении были свет, сила, много любви, радость и мир (Ранние произведения, стр. 55).

Если действительно «Вавилон великий пал», вполне очевидно, что единственный возможный источник, откуда истекает истинная любовь (агапе), должен быть в служении Христа во Святом-Святых Небесного святилища. И те формальные христиане, которые отказываются следовать за Ним верою, должны быть лишены истинного Духа Святого. Далее она продолжает так:

Я смотрела на тех, которые все еще оставались у престола (это те, которые все еще молились Христу в первом отделении святилища — прим. авт.), не зная, что Иисус покинул их. Тогда у престола появился сатана, пытаясь подражать делу Божию. И я видела, как они обращались к престолу в молитвах и говорили: «Отче, дай нам Твоего Духа». Тогда сатана дунул на них своим неосвященным влиянием. В нем были свет и много силы, но не было нежной любви, мира и радости (Ранние произведения, стр. 56).

Означают ли эти слова точно то, о чем они говорят?

Если да, тогда открывается действительность, как враг всякой правды нападает на искренних в своем исповедании христиан нашего поколения, пленяя их самым искусным, но и самым ужасным из всех обманов его тысячелетнего опыта. И единственно возможная защита против его обмана — правильное понимание истины об очищении святилища и служении Христа.

Вновь в своих «Ранних произведениях» вестница Божия описывает природу и распространенность популярного, но ложного учения о праведности верою, веру которая исходит от неправильного понимания истинного служения Христа во Святом-Святых Небесного святилища:

Я видела, что подобно тому, как иудеи распяли Христа, так и церкви, называющие себя христианскими (адвентистскими — прим. ред.), распяли эти три вести. Поэтому они не знают пути во Святое-Святых, и посредничество Иисуса в нем не принесет им никакой пользы. Подобно иудеям, которые совершали свои бесполезные жертвоприношения, они возносят свои бесполезные молитвы в то отделение святилища, которое Иисус уже оставил. Обрадованный таким заблуждением сатана принял благочестивый вид и направил мысли этих мнимых христиан на самого себя, стараясь с помощью ложных чудес и знамений уловить их в свои сети… Он приходит также, как ангел света, и с помощью ложных реформ распространяет свое влияние на земле. Церкви пробуждаются, думая, что это Господь совершает для них такие чудеса, тогда как это есть работа другого духа...

Я видела, что Бог имеет среди мнимых Адвентистов (тех, которые верят во Второе пришествие Христа, но не понимают истины о святилище — прим. авт.) и павших церквей Своих искренних детей и, прежде чем изольются последние язвы, проповедники и народ будут выведены из этих церквей и они с радостью примут истину. Сатана это хорошо знает и, прежде, чем раздастся клич третьего ангела, он постарается вызвать в церквах ложные пробуждения с тем, чтобы отвергшие истину думали, что Бог находится с ними. Он надеется совратить искренних, внушая им мысль о том, что Бог по-прежнему пребывает в церквах. Но для таковых скоро воссияет свет и они оставят павшие церкви и присоединятся к остатку (РП, 261).

Что из себя представляет «иной дух»? Очевидно, это дух противления под видом истинного, чтобы если возможно, обмануть и искренних.

Начертание зверя не будет грубым, очевидным обманом. Оно будет составлять искусную подделку учения об оправдании верою.

Приготовление к Пришествию Христа включает такое хорошее знание о Нем, что возможность быть обманутым исключается. Это подтверждает интимность брака и любовь, которая делает такие отношения возможными. Далее следует некоторые мысли, которые Джоунс высказывал в 1890 г. Хотя эти данные впервые были напечатаны в журнале «Ревью энд Геральд» в последних годах этого десятилетия, они представляют собой мысли, высказанные им раньше, это была существенная часть вести 1888 г.

Когда Иисус придет, Он возьмет к Себе Свой народ. Он (народ) будет представлять для Него славную церковь не имеющая пятна или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна (Ефес. 5:27). Он должен увидеть Себя отраженным в совершенстве во всех Своих святых.

И прежде чем Он пойдет, Его народ уже должен быть в таком состоянии. Прежде чем Он придет, мы должны прийти в совершенное состояние полного отраженного образа Иисуса. (Еф. 4:7-8, 11-13). И это состояние совершенства, это развитие в каждом верующем образа Иисуса и есть завершение тайны Божией: «Христос в вас, упование славы». И осуществление этого связано с очищением святилища.

А изглаживание грехов — именно это совершается при очищении святилища — это устранение всякого нарушения из нашей жизни, это удаление всех грехов из нашего характера, это осуществление праведности Божией через веру в Иисуса Христа...

Следовательно, теперь, как никогда прежде, мы должны покаяться и обратиться, чтобы наши грехи могли быть изглажены, чтобы они были устранены раз и навсегда из нашей жизни (Освященный путь, стр. 123-125)

Давайте проследим эту мысль в проповедях Джоунса, представленных им на сессии 1893 года, о которых Елена Уайт сказала, что их необходимо переиздать (Письмо 230, 1908 г.).

Те, которые выдержат всякое испытание и прислушаются к свидетельству истинного Свидетеля, получат Поздний дождь и приготовятся для изменения. (Здесь Джоунс свободно перефразировал записанное в СЦ 1, 187 — прим. авт.). Братья, разве может быть большее ободрение, чем мысль о том, что этот Поздний дождь должен приготовить нас для изменения? И, если Он придет и скажет вам и мне, что Он желает изменить нас, но не сможет изменить грех, то как быть? Следовательно есть только одна причина, почему Он представляет нам глубину и широту распространения греха — чтобы спасти нас от него и изменить нас (Бюл. Ген. Конф. 1893 г. стр. 205).

Я не удивлюсь, если это преднамеренный образ действия, что тайна Божия должна была бы быть оконченной, вместо того чтобы быть окончательной. Она должна быть окончена давно... Каким образом? — Христос в вас, упование славы (Бюл. Ген. Конф. 1893 г. стр. 150).

Если вы каким-либо образом связаны с этим миром в духе, разуме, мыслях, желаниях, склонностях, даже в тоне голоса, — это похитит вашу силу, которая была призвана предупреждать мир против этой злой силы (зверя и образа его — прим. авт.), чтобы они отделились полностью от этого мира (там же, стр. 123).

Собратья, Он дарует славное спасение для тех, кто свободен от беззакония. Позвольте Ему очистить вас от беззакония, чтобы при явлении Его славы вы не были истреблены, но изменились в Его славное подобие. Именно этого Он желает (Бюл. Ген. Конф. 1893 г. стр. 115).

Собратья, мы живем в самое торжественное время, какое когда-либо видел этот мир. О, мы можем посвятить себя Богу, став такими среди живущих в это величественное время! Говорю вам, собратья, сила Божия должна совершить нечто доброе. И мы должны все подчинить Ему, чтобы Он смог (Там же, стр. 111-112).

Положение весьма ужасное. Оно приводит нас к такому посвящению, о котором ни одна душа из нас и не мечтала прежде; к такому посвящению, такому освящению, которое приведет нас в само присутствие Божие со следующими мыслями: Время Господу действовать, ибо закон Твой разорили...

Собратья, это страшное слово, которое выражает ту же самую мысль, которая пришла из Австралии... «Нечто великое и значительное должно произойти и это в самом ближайшем будущем. Если произойдет замедление, то характер Божий и Его престол окажутся в опасности». Собратья, из-за нашей бездеятельности, равнодушия мы подвергаем опасности престол Божий (Бюл. Ген. Конф. 1893 г. стр. 73).

Частью этой драгоценной вести был призыв к большему прославлению Христа. Чем ближе душа приходит ко кресту Христа, тем меньше она думает о своей собственной безопасности. Она будет охвачена заботой о победоносном окончании великой борьбы между Христом и сатаной.

У Ваггонера была такая же мысль:

«Ты праведен в словах Твоих и победишь в суде Твоем» (Рим. 3:4). Бог сегодня обвиняется сатаной в несправедливости, равнодушии и даже в жестокости. Тысячи людей повторяют это обвинение. Но суд представит праведность Бога, Его характер так же, как и человека на рассмотрение. Каждое действие, как Бога, так и человека, совершенное со времени сотворения будет рассмотрено судом со всех сторон. И когда все будет рассмотрено в таком совершенном свете, Бог будет оправдан от всякого зла даже Его врагами (Знамения времени, 9 января 1896 г.).

Это первая ангельская весть.

Почтение Бога, воистину включает и характер Его народа. И никакие самые сильные побуждения не в состоянии повлиять на Его народ, чтобы победить эгоизм и грех, кроме интереса к Его чести и чистоте Его престола.

Второе пришествие Христа будет окончательным утверждением вести Адвентистов седьмого дня. Само наше имя выражает нашу уверенность в этом. Если бы Христос никогда не возвратился, у нас не было бы причины для существования как народа. И даже если Его пришествие произойдет непременно, но будет отложено на многие десятилетия и даже столетия, мы не имеем права на существование, потому что мы все время учим, что Его пришествие близко, потому что Он сказал это. Не наша честь, но Его поставлена на карту. В случае неверности, кто мог бы приветствовать Его?

Может ли Его народ ускорить или замедлить Его пришествие? Слишком распространена идея, что верховная воля Бога предопределила точное время, подобно точно установленному времени будильника. Когда стрелка часов подойдет к этому установленному пророческому времени, ударит гонг и Господь возвратится. А что же нам делать до Его возвращения? Играть роль бодрствующих и ожидающих, сосредоточив свой взор на знамениях времени и в то же время делая все возможное ради приходящего и вечного мира? Этот широко распространенный взгляд на Второе пришествие является вполне эгоцентрическим и не приводит ни к чему, лишь к продолжению теплого состояния. Христос говорит, что Его пришествие близко, можем ли мы доверять Его словам?

Весть 1888 года выявила другой, освежающий взгляд. Это оживление той глубокой сердечной любви ко Христу, которая побуждала народ в Полночном кличе 1844 года. «Студенты колледжа в Южном Ланкастере восприняли дух собраний, которые последовали за Конференцией 1888 года. Почти каждый студент был увлечен небесным течением и последовали такие живые свидетельства, которые превзошли даже свидетельства 1844 г. прежде разочарования» (Ревью энд Геральд, 4 марта 1890 г.).

Обладая подобным духом, мы пожелаем скорого пришествия Господа. И Он придет, когда Его народ страшно пожелает, чтобы Он пришел. Елена Уайт пишет:

«Когда созреет плод, немедленно посылается серп, потому что настала жатва» (Mapк 4:29). Христос со страстным желанием проявляет Себя в Своей церкви. Когда характер Христа будет вполне воспроизведен в Его народе, тогда Он придет, чтобы взять их, как Свою собственность.

Преимущество каждого христианина — не только ожидать, но и ускорить пришествие Господа Иисуса Христа (НУХ, 69).

Каков ответ нашего сердца? Скажете ли вы вместе с апостолом: «Ей, гряди, Господи Иисусе!».

Примечание А

Примечание A

Сердце послания 1888 года (краткое изложение). Десять уникальных, необходимых понятий

1. Жертва Христа носит не просто личный, характер. Она принадлежит целому миру, предназначена для всего человечества. Единственной причиной почему кто-либо может быть потерян для вечности является то, что он выбрал противление спасающей благости Бога. Спасение обретается верой. Осуждение, соответственно, приходит через неверие (недоверие Богу).

2. Жертва Христа буквально спасла мир от преждевременного разрушения и юридически оправдала весь человеческий род. Когда грешника достигает истинное Евангелие и он вверяется Богу, он становится оправданным верой. Потерянные для вечности преднамеренно отвергают оправдание Христа, которое уже принадлежит им.

3. Истинное оправдание верой в корне изменяет сердце. Поэтому оно намного больше чем юридическое провозглашение оправдания. Оправдание верой делает верующего послушным всем заповедям Бога.

4. Эта изумительная работа выполняется через служение Нового завета. Бог фактически пишет Его закон в сердце верующего. Эта новая мотивация побеждает страх смерти и вселяет надежду на спасение. Вера Авраама позволила ему жить в отношениях Нового Завета в то время, как множество христиан сегодня все еще живут в Ветхом, потому что их мотивация — это эгоистичное беспокойство. Ветхий завет был обещанием людей сохранять верность Богу. Под Новым Заветом подразумевается верность Бога в Его обещании сделать нас способными повиноваться, не данным нами обещанием Ему.

5. Божья любовь активна, не пассивна. Как Добрый пастырь, Христос ищет Своих заблудших овец. Бог является инициатором нашего спасения, а не мы. Спасение не зависит от заблудшей овцы, ищущей своего Пастыря, или от потерянной драхмы, ищущей своего владельца, но от нашей веры, что Господь ищет нас и привлекает к Себе.

6. Трудно человеку быть потерянным, и легко быть спасенным, если он поймет и поверит насколько добра Благая весть. Постоянное сопротивление благости Божией — непростительный грех. Так как Христос уже оплатил наказание за грех каждого человека, единственная причина быть в конце концов осужденным — длительное неверие. Неверие — это отказ оценить искупление, достигнутое Христом на Голгофском кресте. Истинное Евангелие обнаруживает это неверие и ведет к полному покаянию и готовит верующего к возвращению Христа.

7. Для того, чтобы восстановить в падшем человеке образ Божий, Христос прошел весь путь человека. Он принял на Себя падшую греховную природу человека после грехопадения. Он сделал это чтобы быть для нас реальным примером того, как в обуреваемой греховными страстями плоти можно благодаря силе Божией быть победителями и демонстрировать в совершенную праведность «в подобии плоти греховной». «Послание праведности Христа» основывается на этом уникальном представлении природы Христа. Учение о том, что Христос принял при воплощении безгрешную природу Адама до грехопадения является наследием Римо-католической идеологии. Это есть знаки отличия тайны беззакония, которое преподносит Христа как недоступный далекий Идеал.

8. Наш Спаситель «осудил грех во плоти» падшего человечества. Это означает, что Он поставил грех вне закона. Придерживаясь такой позиции, мы должны понимать, что дьявол не может заставить кого-либо грешить. Каждый человек силой Христа может обладать христоподобным характером. Как и Сам Христос был воистину человеком и явил эталон совершенной праведности. Все зависит от свободного волеизъявления.

9. Единственно, в чем действительно нуждается народ Божий, чтобы приготовиться к возвращению Христа — это подлинная вера которая действует любовью. Невозможно иметь веру и при этом не проявлять праведность в каждодневной практической жизни, потому что истинная вера проявляется через любовь. Моральные и духовные неудачи сегодня являются следствием примирения нас с неверием (древним грехом Израиля). Это обусловлено неверным пониманием ложной праведности через веру.

10. Праведность через веру со времен 1844 — это «истинно послание третьего ангела». Это более нежели понимание великих реформаторов в средние века и больше, чем преподаваемые ныне популярными церквами истины о спасении. Это — послание о преизобилующей благодати совместимо с уникальным пониманием Адвентистов об очищении небесного святилища, связанного с работой по полному освящению сердец народа Божьего на земле. И эту работу совершает наш Первосвященник для всех, кто позволяет Ему это делать.

Примечание B

Примечание B

Информация Относительно Понимания Ваггонером Истины О Святилище

Некоторые определенные факторы имеют важное значение при исследовании отношения Ваггонера к исторической доктрине Адвентистов седьмого дня о святилище и его очищении:

1. Иногда выдвигается обвинение, что Ваггонер допустил серьезную ошибку в отношении того, что очищение Небесного святилища равносильно очищению сердец народа Божия на земле, что это сокровенная и объективная истина, прежде всего это обвинение несправедливо, что Ваггонер (или Джоунс) ограничивали очищение святилища лишь работой в сердцах народа Божия. Ваггонер говорил об объективной работе очищения Небесного святилища, как «происходящей одновременно» с работой очищения сердец» (См. Вечный завет, стр. 336, 367).

Это не была ошибочная позиция, потому что Елена Уайт также относила работу в Небесном святилище к очищению сердец народа Божия, как цитировано в последней главе. Слово «таинство», взятое из лексикона римско-католического мистицизма, не меняет библейского понятия о завершении «тайны Божией» (Отк. 10:7), которая есть «Христос в вас, упование славы» (Кол. 1:27). Чтобы усвоить такую доктрину, необходимо свести ее к чисто эгоцентрическому понятию, т.е. точке зрения, противоположной воззрениям Джоунса и Ваггонера.

2. Последнее письмо Ваггонера от 28 мая 1916 года цитируется иногда для того, чтобы свести на нет его учение об очищении святилища. Согласно его высказывания, он, в сущности, оставил ортодоксальную точку зрения Адвентистов седьмого дня на святилище еще 25 лет назад, т.е. в 1891 году. Этим утверждается слишком многое, но не доказывается ничего. Необходимо учесть следующее:

(a) В публикациях Ваггонера с 1891 по 1902 гг. нет ничего, что подтвердило бы мысль, что он отвергал или недооценивал учение о святилище.

(b) Между 1891 и 1896 годами мы находим неоднократное подтверждение его вести со стороны Елены Уайт. Нет ни единого намека на то, что он отказывался от веры в это жизненно важное учение. Зная ее великую заинтересованность в этом вопросе, кажется немыслимым, что тот, кто обладает пророческим даром, не мог бы отметить такого коренного отхода от вести.

(c) Чтобы понять истинное значение этого утверждения в неопубликованном письме Ваггонера в 1916 году мы должны разобраться в очень сложных проблемах (тяжелый сердечный приступ, воспрепятствовавший Ваггонеру лично передать письмо М. К. Вилькоксу). Это потребовало бы от нас считать Ваггонера нечестным человеком, лицемером с 1891 по 1902 год, ибо драгоценные свидетельства доказывают, что он проповедовал доктрину о святилище публично и с большой силой именно в течение того времени (См. к примеру, английский журнал «Настоящая истина» от 23 мая 1901 г.). И могла ли Елена Уайт одобрять и утверждать его работу в период ее наивысшего расцвета?

3. Разум побуждает нас сделать вывод: Ваггонер в своем письме от 1916 года сделал ошибку; это будет более верным, чем допустить, что он был трусливым лицемером в те годы, когда Елена Уайт с таким энтузиазмом поддерживала его. В 1916 г. это был уже озлобленный, сраженный и разочарованный человек. Годы продолжительного одиночества и оппозиции со стороны братьев тяжело отразилось на нем. Вследствие того, что его весть была «в большей мере» отвергнута его собратьями (Избранные вести, т. 1, стр. 234-235). Ваггонер уже не был способен поддерживать весть о начале Позднего дождя и Громкого клича. Он не мог более удовлетворить свой духовный голод для лучшего понимания значения адвентистского учения об очищении святилища.

Возможно в 1916 г. он сказал, что еще в 1891 г. он начал сомневаться в учении. Но едва ли он мог сказать, что он поддался этому искушению, когда он публично проповедовал это учение. Его прямота и честность, которыми он отличался, опровергают возможность такой нечестности с его стороны.