Xристос — Центральная Тема Вести 1888 Года

Более Ясное Представление О Спасителе Врачует Отчужденное Сердце

Джоунс и Ваггонер были единодушны и настойчивы в возвеличивании Христа как Божественной личности. Их зрелые представления сводились к тому, что Христос существовал вечно и во всем равен Отцу. Вот, как Ваггонер возвеличил Христа в «Благой вести» стр. 141:

Христос был Посредником до того, как грех вошел в мир и останется Посредником, когда греха уже не будет во Вселенной и уже не будет нужды в искуплении... Он воплощает в Себе самую сущность Отца. Он стал Посредником не после падения человека, но был таковым от вечности. Никто, ни один человек, никакое сотворенное существо не приходит к Отцу иначе, как только через Христа.

Джоунс единодушен в этом с Ваггонером, таким же образом провозглашая полноту Божества нашего Спасителя:

В первой главе Послания к Евреям Христос раскрывается как Бог, в имени Бога, потому что Он в природе есть Бог. И Его естество, как Божественное естество, настолько совершенно, ибо оно представляет из Себя воплощение самой сущности Бога. Таков наш Христос Спаситель, Дух от Духа, сущность от сущности Бога. И это необходимо знать из первой главы Послания к Евреям, потому что во второй главе Послания раскрывается Его природа, как Человека (Освященный путь, стр. 16).

Средоточением вести 1888 года было ясное возрождение новозаветного представления сути настоящей веры. Вестникам с успехом удалось рассеять наслоения противоречивых споров многих столетий. Их понимание Трехангельской вести из Откр. 14 главы в свете очищения святилища, показано, что их точка зрения находилась почти на уровне апостольской чистоты и должна приготовить людей к пришествию Христа. К примеру:

Праведный верою жив будет... Сколько раз должна быть оправдана жизнь человека? — Все время, каждую минуту, потому то оправданный будет жить верою...

Не делами, которые мы можем сделать, можем мы оправдаться по закону. Человек или любое его дело может быть оправдано лишь верою. Закон судит по его делам и закон так непостижимо велик, что ни одно человеческое деяние не может подняться до его высоты. Вот почему необходим Посредник, через Которого совершается оправдание.

Все дела человеческие лишены силы... Во Христе соединена совершенная праведность закона и благодать, чтобы предоставить дар Его праведности через веру. И этому свидетели сами пророки, ибо они проповедовали оправдание через Христа посредством веры...

Человек в этом мире нуждается только в одном — в оправдании и оправдание есть действительность, а не теория.

Это Евангелие, благая весть... Праведность может быть достигнута только через веру, поэтому сущность всей проповеди должна иметь склонность к оправданию через веру...

Мы нуждаемся в праведности Христа, чтобы оправдаться в настоящем, а так же чтобы сделать совершенными несовершенные дела прошлого (Ваггонер, Бюл. Ген. Конф. 1891 г. стр. 75).

Нас удивляют предположения, что доктрина об оправдании верою унижает закон Божий. Оправдание более ясно раскрывает сущность закона... Оно утверждает закон в сердце. Оправдание — это закон, воплощенный во Христе, вписанный в человеке и в итоге — воплощенный в человеке.

Христос вменяет Свою праведность, удаляет грех и заменяет его Своей праведностью и это производит коренное преобразование в человеке (Бюл. Ген. Конф. 1891 г. стр. 85).

Как мы увидим в следующей главе понимание Ваггонером об оправдании верою и отношение ее к закону — никоим образом не соответствует доктрине Римского Тридентского католического собора о ложном оправдании верою. С точки зрения вести 1888 года оправдание верою должно приготовить таких людей, о которых Господь мог бы сказать: «Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божии и веру Иисуса» (Откр. 14:12).

Оба вестника находились под очарованием славы Христовой.

Ваггонер утверждал, что «мы размышляем о Христе постоянно и осмысленно, как Он есть» (Христос и Его праведность, стр. 5).

Чтобы увидеть Его «как Он есть» требуется полное, гармоничное понимание Христа, с одной стороны — как нашего Заместителя и Поручителя, а с другой — как нашего образца и Примера. Невозможно оценить Его как нашего Божественного заместителя, пока мы не увидим Его как наш пример. Последнее прославляет первое, а первое делает действенным последнее.

Он должен быть возвеличен во всей Своей исключительной красоте и силе как Эммануил — «с нами Бог», чтобы Его Божественная красота могла бы всех привлечь к Нему (Христос и Его праведность, стр. 5).

То, что Христос является одной из трех личностей Божества, обладающий всеми Божественными свойствами, будучи равным Отцу во всех отношениях, как Творец и Законодатель, являясь по существу единственной силой в примирении есть непреложный факт... Если бы Христос не был Богом, мы имели бы лишь человеческую жертву... Он не мог бы иметь праведность, чтобы вменить ее другим (Христос и Его праведность, стр. 43, 44). Уверенность грешника в полном и свободном прощении заключается а том, что Сам Законодатель, против Которого Он восстал и Кому бросил вызов, есть Тот, Кто отдал Себя за нас (Христос и Его праведность, стр. 45).

В основу своей вести Джоунс и Ваггонер положили ясную и убедительную мысль о том, что Христос есть наш Заместитель и что Он вменяет Свою праведность верующему грешнику. Это — тоже основа, которая была заложена в 16 столетии реформаторами — что Бог принимает нас всецело на основании заместительной деятельности Христа и никоим образом, ни на одну йоту — на нашей собственной.

Поскольку самые лучшие усилия грешного человека не имеют ни малейшего шанса достичь праведности, очевидно, что имеется лишь один путь, посредством которого он может получить ее — как дар... Потому что праведность есть дар той вечной жизни, которая является наградой праведности, дар Божий, через Иисуса Христа, Господа нашего.

Бог определил, что только через Христа можно получить прощение грехов и это прощение заключается просто в провозглашении Его праведности, которая есть праведность Божия для освобождения от грехов. «Бог богат милостью» (Ефес. 2:4 анг. пер.) и Он находит радость в ней. Он вменяет Свою собственную праведность грешнику, который верит в Иисуса, как Заместителя его грехов. Без сомнения, это выгодный обмен для грешника, и он не является ущербом для Бога, потому что Он безграничен в святости и Его запас никогда не иссякает... Бог вменяет Свою праведность верующему. Он облекает Его в нее так, что грех более не виден...

В конце концов грешник, измученный бесполезными усилиями получить праведность от закона, прислушивается к голосу Христа и устремляется к Его простертым рукам. Сокрытый во Христе, он облекается в Его праведность и, обратите внимание, он получает ее через веру во Христа. То, за что он так безуспешно боролся... И это подлинная праведность, ибо он получил ее от Источника праведности...

В этой сделке невозможно найти недостаток. Бог праведен, и в тоже время Он — Оправдывающий для того, кто верит в Иисуса. В Иисусе пребывает вся полнота Божества, Он равен Отцу во всем. Следовательно, искупление, заключенное в Нем — возможность искупить и вернуть обратно погибающего человека — безгранично. Поэтому возмущение человека против Сына, равносильно восстанию против Отца, ибо они — одно (Христос и Его праведность, стр. 60-63).

Но то, что не сделали реформаторы 16 столетия, продолжали делать Джоунс и Ваггонер.

Они строили на этом основании великое сооружение истины, являющейся уникальной и отчетливо Адвентистской по отношению к давно начавшейся реформации. Они продолжали развивать весть о праведности через веру параллельно и последовательно с уникальной Адвентистской истиной об очищении святилища. «Весть о праведности Христа», которая должна осветить всю землю славою — исходит из Святого святых небесного святилища, где Христос наш Первосвященник, завершает Свою работу искупления. Это требует значительно более ясного понимания праведности Христа, проявленной в человеческой плоти, чем когда бы то ни было прежде.

Богодухновенная весть говорит нам, что Громкий клич Трехангельской вести проявится более в свете, чем в громкости звучания:

Тьма неправильного представления о Боге объяла весь мир. Люди утрачивают познание о Его характере... Ожидающие пришествия Жениха, должны сказать народу: «Вот Бог наш». Последние лучи благодатного света, последняя весть милости, которая должна быть провозглашена миру, есть откровение Его характера Его любви» (Е. Уайт, Наглядные уроки Христа, стр. 415).

Мы увидим, как весть 1888 года исполнила свое особое требование в истинном излитии Святого Духа в Позднем дожде. Но сначала обратим краткое внимание на то, как сама Е. Уайт относилась к вести Джоунса и Ваггонера. Предпринимались многие попытки дискредитировать их весть, представляя в частности Ваггонера, как отступившего от истины через несколько недель или месяцев после Конференции 1888 года. Необходимо отметить два важных фактора:

1. Хотя опасно утверждать весть, просто цитируя выдающихся, но не вдохновенных теологов в ее пользу, все же знаменательно, что компетентные теологи поддерживали точку зрения высказанную Ваггонером на Конференции 1888 года. Некоторые из этих высказываний будут приведены позже в нашем исследовании, как одобрение точки зрения об оправдании верою. Когда Ваггонер говорил, что оправдание через веру «производит коренное изменение в человеке», — он имел в виду, что верующий грешник «становится послушным закону». Это не соответствует точке зрения римских католиков!

2. Елена Уайт горячо одобряла весть Джоунса и Ваггонера в течение многих лет после Конференции 1888 года. В 1889 году она писала, что «этот свет дарован людям» (Рукопись 5, 1889 г.) и что «именно эта весть, которую Господь послал людям в данное время, представлена в их "открытиях"» (Ревью энд Геральд, 5 марта 1889 г.).

«Настоящая весть — оправдание верою — есть весть от Бога; она имеет Божественную печать, ибо ее плод — святость» (Ревью энд Геральд, 3 сентября 1889 г.).

В 1890 году она пишет о «доказательствах, данных в течение двух прошедших лет о действиях Бога через Его избранных слуг... которых употребил Бог» (Свидетельства для проповедников, стр. 466).

В 1892 году она продолжает: «Бог действует через этих людей... Весть, данная нам через А. Т. Джоунса и Е. Дж. Ваггонера, есть весть Божия к Лаодикийской церкви» (Письмо 0-19, 1892г.).

В 1892 году она с радостью отмечала, что «свет, свобода и излитие Святого Духа, сопровождают работу Джоунса» (Письмо от 9 января 1893 г.).

В 1895 году она неоднократно говорила о том, что «Бог дал им Свою весть. Они несут Слово Господне... Эти люди... как знамение для мира... Движимые Духом Божиим... и уполномоченные Христом вестники» (Свидетельства для проповедников, стр. 96-97).

«Бог подчеркивает их... Он дал им драгоценный свет и их весть питает народ Божий» (Письмо 51а, 1895 г.).

В 1895 году она писала, что «тот, кто отвергает свет и доказательство Божие, которое свободно даруется нам, тот отвергает Христа» (Письмо от 31 мая 1895г.).

Таких утверждений, высказанных в разные года, можно отыскать более 200!

Есть только один способ обвинить Ваггонера в отступничестве в тот период — дискредитировать Елену Уайт, предположив, что она либо наивна, либо неправильно информирована, либо забыла свой долг.

В следующей главе будет затронуто одно из наиболее важных понятий учения Джоунса и Ваггонера. Существуют документальные свидетельства для подтверждения того, что Ваггонер высказывал эту точку зрения до и после Миннеаполисской Конференции и даже перед лицом серьезнейшей оппозиции. Это уникальное понимание праведности Христа, которое было провозглашено Ваггонером на Конференции 1888 года и никак иначе, потому что оно составляет существенную часть вести Ваггонера и Джоунса, которая получила одобрение со стороны Елены Уайт.