Елена Уайт Поддерживала Взгляд Джоунса И Ваггонера

Библия Это Поддерживает Тоже!

Такое понятие о праведности Христа не было принято братом Батлером, председателем Генеральной Конференции, который возразил Ваггонеру (См. «Закон в послании Галатам» Батлер, стр. 50 и «Евангелие в послании к Галатам» Ваггонера, стр. 62). Такой взгляд не принимали также и другие личности из нашего народа, которые писали письма Елене Уайт, выражая недовольство учением Ваггонера и Джоунса. Они приняли живое участие в утренней беседе в Батл-Крике на тему: «Как относиться к спорному пункту учения».

В письмах, полученных мною, утверждается, что Христос не мог иметь такое же естество как человек, ибо если бы это было так, Он бы пал при подобных искушениях. Но если бы Он не имел человеческой природы. Он не мог бы стать нашим примером. Если бы Он не был причастником нашей природы, — Он не мог бы быть искушаем, как человек. Если бы для Него было невозможно устоять в искушениях, то Он не мог бы быть нашим Помощником. Это есть торжественная реальность, что Христос приходил сражаться в борьбе как человек и ради человека. Его искушение и победа говорят нам, что человечество должно следовать Его примеру: человек должен стать соучастником Божественного естества...

Люди могут иметь силу, чтобы противостоять злу — силу, которую не могут одолеть ни земля, ни смерть, ни ад, силу, которой будут обладать все те, которые победят так, как победил Христос (Утренняя беседа 29 января 1890 года. Изб. вести т.1, стр. 408, 409).

В течение всего 1890 года Елена Уайт выражала свое безусловное одобрение этому ключевому пункту вести 1888 года во всех ее многочисленных высказываниях, одобряющих весть, нельзя найти ни малейшего намека на то, чтобы у нее было хотя бы малейшее сомнение в отношении этого главного пункта. В феврале 1894 года она опубликовала небольшой трактат, озаглавленный: «Христос был искушен подобно нам».

Однако, многие считают, что Христос не был подобен нам, что Он не был в мире тем, чем являемся мы, что Он обладал Божественностью и, следовательно, мы не можем победить так, как побеждал Он. Но это неверно, потому что «не ангелов воспрпемлет Он, но восприемлет семя Авраамово... Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2:16, 18). Христос знает переживания грешника, — Он облек Себя в наше естество (там же, стр. 3-4).

А если, как они говорят (она цитирует Библию), что Христос был искушаем подобно нам, то что из этого следует? Она имеет в виду нижеследующее:

Христианин должен понимать, что Он не принадлежит себе... Самые серьезные искушения придут к нему изнутри, ибо он должен бороться против естественных склонностей своего сердца. Господь знает наши слабости... Каждая битва со грехом... — это действие Христа через определенные им средства за человеческое сердце. О, если бы мы могли понять, Кем является для нас Христос и чем являемся мы для Него! (там же, стр. 11).

В книге «Желание веков» она высказывает свои убеждения относительно мира, написанные после 1888 года. Ни в одном из своих предыдущих трудов о природе Христа она не выражала так ясно и убедительно свои мысли:

Для Сына Божия было бы безграничным унижением принять на Себя человеческое естество даже в тот период времени, когда Адам еще был в раю. Но Иисус принял человеческое естество, когда человеческая раса была обессилена грехом на протяжении четырех тысяч лет. Как и каждое дитя Адама, Он подчинился великому закону наследственности. Какими были эти последствия — показывает история Его земных предков. С такой наследственностью Он и пришел разделить наши скорби и искушения, и доказать пример безгрешной жизни (ЖВ стр. 49).

«Принял» ли Христос безгрешную природу Адама, которой она была до грехопадения?

Он «родился от семени Давидова по плоти» (Рим. 1:3). Он не был подобно Адаму создан из праха земного и никто не вдыхал в лицо Его дыхание жизни. Он был «подобен каждому потомку Адама». В принятии «результатов действия великого закона наследственности». Следующий славный парадокс необходимо всегда сохранять чистым и ясным:

Облеченный в человеческую природу, Сын Божий снизошел до уровня тех, кого Он желал спасти. В Нем не было вины или греха. Он был чист и непорочен, и все же Он воспринял нашу греховную природу (Ревью энд Геральд 15 дек. 1895 г.).

В трудах Е. Уайт, написанных после 1888 года особо подчеркивается важность преодоления требований ветхого человека. К примеру:

Только своими лишь усилиями, мы никогда не сможем заставить замолчать требования нашей павшей природы, ибо таким путем сатана часто старается подвергнуть человека искушениям. Христос знал, что искуситель будет подступать к каждой душе, будет подвергать особенными искушениями наследственную слабость, обольщать и обманывать всех, которые не полагаются на Бога. Поэтому Он пошел стезей жизни человека и приготовил нам путь к победе... А в Нем не нашлось ответа на соблазн сатаны. Он не уступил греху. Ни одной мыслью Он не поддался искушению. Так может быть и с нами (ЖВ стр. 122, 123).

Искушению можно противостоять только тогда, если человек, имея сильное влечение совершить плохой поступок и зная, что он может совершить его, противостоит всему этому сильной верой, твердо полагаясь на Божественную силу. Таким было тяжелое испытание, через которое прошел Иисус (Наставник молодежи, 20 июля 1899 г.).

В этой борьбе человеческая природа Христа была подвергнута такому испытанию, которого никто из нас никогда не переживал... Это были подлинные, неподдельные искушения... Сын Божий в Своем человеческом естестве боролся с той же самой силой, преодолевая искушения, с которыми сатана нападает на людей: а) потворство своим желаниям, б) принятие самонадеянных решений, в которых Бог не руководил ими, в) поклонение идолам этого мира, т.е. жертва вечным блаженством ради удовольствий этого мира, этой жизни (Письмо 116, 1899 г. Избр. Вести т.1, стр. 94-95).

Заблуждение всегда вызывает споры, истина всегда объединяет.

Джоунс и Ваггонер были во всем вполне согласны друг с другом, что касалось их представлений о Христовой праведности. И это действительно феноменально, что эти два человека, «различные по темпераменту, как садовое яблоко и плод, созревший в пустыне» (Артур В. Спалдинг, «Вожди народа» стр. 590) могли сообща, осторожно пробираться своими путями через лабиринт скрытых теологических ловушек, постоянно соприкасаясь с изучающими эти темы, и сохранять такое живое единство и согласие. Они верили в единство, призывали церковь к единству и продемонстрировали удивительное единство в течение всего периода времени, когда их весть была спорным вопросом, представленным перед церковью.

Они не увлекались острыми теологическими спорами, урегулированием семантических трудностей (семантика — смысловая сторона языка, отдельных слов и частей слова — прим. перев.). Они прежде всего были вестниками, реформаторами, евангелистами, поглощенными заключительной работой Божией в их поколении. Иx теология заключалась в том, чтобы приготовить людей к пришествию Господа. Обратите внимание на представление Джоунса о праведности Христа:

Будучи во всем подобным нам, Он при искушениях чувствовал Себя точно так же, как и мы чувствуем, когда к нам приходят искушения, и знал об этом все и таким образом Он в совершенстве может помочь и спасти всех, кто примет Его. Как в Своей плоти, так и Сам во плоти, Он был также немощен, как и мы, и так же Сам не мог «делать ничего»: «Я ничего не могу творить Сам от Себя» (Иоан. 5:30). Поэтому, когда Он родился, «Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни» (Ис. 53:4) и был искушаем, как и мы, чувствуя так же, как и мы чувствуем, но благодаря Своей Божественной вере, Он победил все силою Божьею, которая по вере давалась Ему, и которую в нашей плоти Он принес нам.

Поэтому Его имя — Эммануил, что означает «с нами Бог». Бог не только с Ним, но Бог и с Нами (Освященный путь, стр. 26).

Именно на этих словах Иисуса Джоунс основывает свои убеждения относительно природы Его праведности. И как таковые, собственные слова Иисуса (Иоан. 5:30) заслуживают нашего самого тщательного исследования., ибо они часто пренебрегаются:

Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен, ибо не ищу Моей воли, но воли Пославшего Меня Отца.

Было ли правильным понимание Джоунса?

В этих словах Иисуса заключался тот желудь истины, который возрос в могучий дуб вести 1888 года. Здесь Господь раскрывает внутреннюю борьбу внутри Его плоти и Его души, что представляет термин «праведность Христа», полный значения, относящегося к нуждам павшего человечества. Это и есть основа утверждения Ваггонера, приведенного выше: Борьба длилась в течение всей Его жизни» (Христос и Его праведность, стр. 28-29).

Иисусу пришлось постоянно делать нечто такое, чего никогда не приходилось делать безгрешному Адаму — Ему пришлось отказаться от внутренней воли («не как Я хочу»), которая постоянно находилась в потенциальном противоречии воле Его Отца. Эта борьба достигла кульминации в Гефсимании, когда Он молился в агонии: «Но не как Я хочу, но как Ты» (Матф. 26:39). Такая внутренняя борьба возможна лишь для того, кто познал «требования нашей греховной природы».

Рассматривая в этом свете победа Христа, предстала пред Джоунсом и Ваггонером скорее как прославленная, действенная праведность, плод борьбы и конфликта, неужели как обычное понимание пассивной сущности Божественного наследования, естественная и легко доступная. Давайте рассмотрим основу представления Джоунса о славной праведности Христа:

Если бы Он не был в такой же самой плоти, какую приходил искупить, то не было бы никакого смысла в том, чтобы Он вообще становился плотью. Более того, поскольку единственной плотью в этом огромном мире, которую Он приходил искупить, является лишь бедная, грешная, потерянная человеческая плоть, — и если это не такая плоть, которой Он стал, то это означает, что Он фактически не приходил в мир, который нуждается в искуплении. Потому что, если бы Он пришел в таком человеческом естестве, которое отличалось бы от человеческого естества этого мира, тогда, если бы Он даже пришел в мир с практической целью протянуть руку человеку и помочь ему, Он был бы так же далек от него, как если бы Он никогда не приходил; потому что в таком случае, в Своей человеческой природе Он был бы все также далек от человека, как и далек от другого мира (Освященный путь, стр. 35).

Точка зрения римских католиков на человеческую природу Христа и Марии и самих себя, исходит из идеи о естественном благоразумии, что Бог слишком чист и слишком свят, чтобы обитать с нами и в нас, в нашей греховной человеческой плоти, что такие грешники, как мы, слишком далеки для Него в Его чистоте и святости, чтобы Он мог придти к нам таким, каковы мы есть.

Истинная вера — вера Иисуса — заключается в том, что к нам, таким далеким от Бога, согласно нашего греховного состояния, Он пришел к нам в нашей человеческой плоти, которую Он принял и пришел к нам таким, как мы есть, к грешным, выродившимся и погибающим. Он во Христе, через Своего Святого Духа, добровольно обитал среди нас, чтобы спасти, очистить и освятить нас.

Точка зрения римских католиков заключается в том, что мы должны быть чистыми и святыми, чтобы Бог вообще мог бы пребывать с нами.

Вера Иисуса заключается в том, что Бог должен пребывать с нами и в нас для того, чтобы мы могли бы быть святыми или чистыми (Освященный путь, стр. 39).

Джоунс видел великий смысл в словах ап. Павла «во плоти» в (Рим. 8:3), как относящихся к плоти Христа, что Христос фактически осудил грех в Своей плоти, и таким образом осудил его во всей плоти. Понимая так, Джоунс видит в значении слова подобие намного больше, чем внешний вид.

Только через подчинения себя самого закону наследственности, Он мог соприкоснуться со грехом в полной и истинной мере... В каждом человеке многоразличными путями проявляется склонность ко греху, унаследованная от прошлых поколений, которая еще не достигла кульминации, но которая тем не менее готова, когда представится случай, ярко вспыхнуть в тактическом совершении грехов...

Нужно было испытать и подчинить эту наследственную склонность ко греху... эту врожденную тенденцию ко греху, которая есть и в нас.

Наша, склонность ко греху была возложена на Него, она находилась и в плоти, воспринятой Им...

Таким образом, Он встретился со грехом во плоти, которую принял, и восторжествовал над ним, как написано: «Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти (Освященный путь, стр. 40-41).

Чтобы соблюсти нас от согрешения, Его праведность вменилась нам в нашей плоти, когда наша плоть с ее склонностями ко греху была вменена Ему (Освященный путь, стр. 4).

Таким образом, как через наследственность, так и через вменение, Он был приведен к тому, чтобы стать «грехом вместо мира». И в этом состоянии обременения, и в этом беспримерном унижении Он победоносно прошел по земле без тени ущерба там, где первая пара пала...

И через осуждения греха во плоти, через упразднение в Его плоти вражды, Он освободился от власти закона наследственности и таким образом, может в праведности вменить Свою Божественную природу и силу, чтобы подняться над этим законом выше него и держать каждую душу, которая примет Его (Освященный путь, стр. 43).

Далее следует энергичный Евангельский призыв, который послужил основанием для утверждения Елены Уайт, что «это есть весть, которую Бог предназначил для передачи миру»:

Бог послал Своего Собственного Сына в подобии плоти греховной. Христос принял нашу природу в ее греховности и вырождении и Бог постоянно пребывает с Ним и в Нем, в этой природе — всем этим Бог показал всем людям навсегда, что в этом мире нет ни одной души, настолько обремененной грехом и настолько потерянной, чтобы Бог не пожелал с готовностью пребывать с ней и в ней, чтобы спасти ее от греха и привести ее на путь праведности Божией.

Вот насколько точно Его имя Эммануил, что означает с «нами Бог» (Освященный путь, стр. 44).

Совершенно ясно, что эта весть всецело основана на Священном Писании.

Собственные слова, сказанные Иисусом в Евангелии от Иоанна и Матфея, раскрывают сущность Его собственной внутренней борьбы против искушения (Иоан. 5:30; 5:38: Матф. 26:39).

Он воспринял с человеческой природой волю, которую необходимо было постоянно преодолевать, чтобы следовать воле Его Отца. И эта борьба была настолько сильной в Гефсимании, что чело Его покрылось кровавым потом. Павел добавляет, что Он отверг Самого Себя. (Рим. 15:3).

Все выше описанное объясняет, как Он был послан «в подобии плоти греховной, в жертву за грех и осудил грех во плоти» (Рим. 8:3). Павел разъясняет как мы были порабощены вещественным началом мира, но … Бог послал Сына Своего... Который подчинился закону, чтобы искупить подзаконных» (Гал. 4:3-5).

Христос был послан, чтобы разрешить проблему греха там, где он находился, вступив в сферу, где силы греха были хорошо укрепленными. И, вторгшись на вражескую территорию, Он победил. Он принял павшую человеческую природу, которая была захвачена властью греха зла, и на оккупированном врагом территории, одержал ради нас победу».

«Быть под законом» — не означает только быть под властью физических условий церемониального иудейского закона, потому что это означало бы, что Он приходил «искупить» только тех, которые были буквально иудеями. «Подзаконных» — ясно означает ту область, «вещественных начал мира», которая нам известна.

Он знал наши конфликты с волей, но там, где мы пали, Он победил. Он примирил нас «в плоти Его, смертью Его». «Отняв силу и у начальства и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою» (Кол. 1:22 и 2:15).

Автор Послания к Евреям слово за словом разъясняет свое понимание и только крайняя софистика великого обманщика могла затуманить эти вдохновенные понятия в течении почти двухтысячелетней истории:

И Освящающий и освящаемые, все от Единого, поэтому Он не Стыдится называть их братьями… А как дети причастны плоти и крови, то и Он воспринял оные. Ибо не ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово. Посему Он должен был во всем уподобиться братьям... Ибо, как Сам претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь (Евр. 2:11-18).

Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который подобно нам, искушен во всем, кроме греха. Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи (Евр. 4:15-16).

Возможно, некоторые читатели читали, выраженное в одном из ненапечатанных писем Елены Уайт мнение, якобы противоречащее всем пространным высказываниям во всех ее других произведениях по вопросу о праведности Христа — в подобии нашей греховной плоти. Она предостерегает одного неизвестного евангельского работника из Новой Зеландии, быть «особенно внимательным», когда он учит относительно человеческой природы Христа». В письме написано следующее:

Не следует представлять Его перед людьми, как человека со склонностью ко греху... Никогда, ни на одно мгновение у Него не было расположения ко злу...

Избегайте любого вопроса относительно человеческой природы Христа, который может быть неправильно понят. Истина находится рядом с ложным путем предположения. Трактуя вопрос о человеческой природе Христа, вам необходимо тщательно взвешивать каждое утверждение, чтобы вашим словам не придавали большого значения, нежели они в себе заключают; таким образом вы теряете или затемняете ясное представление о Его человеческой природе как сочетание с Его Божественной природой...

Никогда, никоим образом, не оставляйте малейшего впечатления в разуме людей, что какая-либо черта или склонность к испорченности могла находиться во Христе, или что Он каким-либо образом был подвержен греху...

Он никогда не откликнулся на разнообразные искушения сатаны. Ни разу Христос не вступил на его территорию, чтобы дать ему какое-либо преимущество. Сатана ничего не нашел в Нем дня продвижения своих планов (Письмо 8, 1895 г. КАСД т. 5, 128-129).

Основой для нашего понимания этого свидетельства служат несколько важных факторов:

1. Предостережение против легковесной неточной или небрежной терминологии необходимо всем нам. Это жизненно важная тема, которая требует точного употребления вдохновенных слов. Например, неправильно говорить, что Христос «имел греховную природу» потому, что это может быть истолковано как имеющее в себе нечто сверх того, что оно заключает в себе. Правильным является утверждение, что «Он облек Свое безгрешное существо в нашу греховную природу, чтобы Ему познать, как помочь искушаемым» (Е. Уайт «Медицинское служение», стр. 181).

2. Буквально письмо означает точно то, что сказано в его контексте. Нет причины изымать нечто из его контекста и использовать для осуждения вести 1888 г. как ее провозглашали Джоунс и Ваггонер. Фактически автор сообщает В. Л. Бейкеру, что он был бы спасен, если бы последовал примеру Джоунса и Ваггонера и поддержал их точные и четкие определения. Здесь видно, что она использовала синтаксис и терминологию почти идентичную той, которую использовал и Ваггонер около семи лет назад. Давайте сравним утверждения Ваггонера и Е. Уайт строку за строкой — они оба описывают борьбу Христа с искушениями во плоти и Его совершенную победу:

Ваггонер (21 января 1889 г., Знамения времени):

Его человеческая природа лишь покрывала Его Божественную природу, которая была более чем способна с успехом противостоять греховным желаниям плоти. Борьба происходила в течение всей Его жизни. Плоть, побуждаемая врагом всякой праведности, склоняла Его ко греху, однако Его Божественная природа никогда ни на одно мгновение не таила в себе злого намерения, ни на одно мгновение Его Божественная сила не поколебалась... Он возвратился к престолу Отца таким же непорочным, каким Он был, оставляя небесные дворцы славы.

Е. Уайт (Письмо 8, 1895 г.):

Иисус Христос был единственным в своем роде Сыном Божиим. Он принял на Себя человеческое естество и был искушен во всем, как искушается человеческое естество. Он мог бы согрешить, мог пасть, но никогда, ни на одно мгновение у Него не было никакой склонности ко злу... Никогда, никоем образом, не оставляйте малейшего впечатления в разуме людей, что какая-либо черта или склонность к испорченности может находиться во Христе, или что Он каким-либо образом был подвержен греху... Он никогда не откликнулся на разнообразные искушения сатаны. Ни разу Христос не ступил на его территорию…

3. Мысль, что Е. Уайт написала это письмо Бейкеру, как косвенный или замаскированный упрек Ваггонеру и Джоунсу — является абсурдной для каждого, кто знает открытый и честный характер Е. Уайт. Она хорошо знала как к ним обращаться, если бы пожелала исправить их понятия в учении. Она никогда не поступала подобным образом в своей практике.

4. Она не пыталась напечатать это письмо при жизни (оно появилось в печати не ранее 1950 г.). А это едва ли свойственно Е. Уайт, если бы она считала, что учение Джоунса и Ваггонера неправильно ориентирует мировую церковь.

5. Незадолго до написания этого письма Бейкеру — В. В. Прескотт посетил Австралию и читал свои ясные проповеди в октябре на лагерных собраниях в Армандейле, где присутствовала также и Е. Уайт. Ее понимание природы Христа было практически тождественным пониманию Джоунса и Ваггонера. О проповедях Прескотта в Армандейле она писала следующее:

Христос был представлен в каждой проповеди, а также великие и таинственные истины относительно Его присутствия и действия в сердцах людей были изложены ясно и просто...

Чудесный и удивительный свет... был послан для утверждения многих сердец. Люди торжественно говорили: «Сегодня вечером мы услышали истину». В тот вечер профессор Прескотт представил самый драгоценный урок, драгоценный как золото... Истина была отделена от заблуждения и посредствам Духа Божьего засияла как драгоценное сокровище...

Господь с великой силой действует через Своих служителей, которые провозглашают истину и Он дал брату Прескотту особую весть для людей, истина, сходя с уст человеческих наглядно демонстрировала Дух и силу Божью (Ревью энд Геральд 7 января 1896 г.)

6. Ни Джоунс, ни Ваггонер никогда не представляли перед людьми Христа как Человека со склонностями ко греху. Оксфордский английский словарь определяет слово «склонность» (расположение) как происходящее этимологически от латинского слова «пропандере», что означает: висеть или склоняться вперёд или вниз. Наше слово «пендулум» происходит из того же самого источника. Слово «склонность» означает таким образом «реакция на притяжение», «движение вниз» вместо сопротивления. Фактически оно означает дополнительное или второстепенное соучастие во грехе и Е. Уайт использовала это слово в его дополнительном тончайшем английском значении.

7. Приравнивать «расположение» или склонность ко греху — тому, что Христос облек Свою безгрешную природу в наше греховное естество, — неверно. Хотя мы и родились с наследственной склонностью к непослушанию» (КАСД т. 5, стр. 1128) как грешники, и следовательно, имеем греховные склонности, однако истинным остается и то, что нам нет необходимости сохранять нашу греховную склонность» (КАСД т. 7 стр. 943) даже, если мы все еще имеем греховную природу. Е. Уайт не приравнивает «расположение ко греху» и «наклонностям», которые представляют собой «результат действия великого закона наследственности» и которые Христос принял на Себя, борясь с искушением, как и мы призваны бороться с ними. Она утверждала, что Христу пришлось «сопротивляться наклонностям» (КАСД т.7, стр. 930).

Даже хотя в некоторых нетеологических словарях наклонность приравнивается к расположению, этимологические корни их различны; слова означают только способность «чувствовать сильное влияние давления», но не обязательно означает «ответ» на него. Действительно, мы должны быть осторожны, крайне осторожны.

Однако в период вести 1888 года были такие вопросы и натянутые отношения, которые в некоторой степени воспрепятствовали принятию доброй вести спасения. Джоунс рассматривает один из таких вопросов:

В Иисусе Христе мы встречаемся с такой святостью, Которая является для греха истребляющим огнем... Всеистребляющая чистота этой святости отделит каждую черточку греха от грешного человека, который желает встретить Бога в Иисусе Христе.

Таким образом, в Своей истинной святости Христос мог придти и приходил к грешным людям в греховной плоти, встречаясь с нами на земле...

Желающие могут найти в «Свидетельствах» утверждение, что Христос не имел «страстей, подобных» нашим страстям. Такое утверждение имеется и каждый может отыскать его (СЦ 2, 50).

В этом исследовании не будет никаких трудностей, если вы захотите точно, от начала до конца выяснить, что там было сказано, и не входить за рамки того, что было сказано и не вкладывать того, чего там не было сказано. Теперь о том, что Христос не имел «страстей, подобных нам». Согласно Писанию, весь Его путь, который Он прошел, был подобен нашему и Он был с нами во плоти... Он принял подобие греховной плоти, но не заходите слишком далеко. Он принял подобие греховной плоти, но не подобие греховного разума. Не включаете в греховное состояние Его разум. Его плоть была подобно нашей плоти, но Его разум был разумом Иисуса Христа... Если бы Он принял наш разум, то зачем призывать нас познавать ум Господень, т.е. чтобы нам был дарован разум, имеющийся в Иисусе Христе? Он уже был бы таким (Бюл. Ген. Конф. 1895 г. стр. 327).

Всякому непредубежденному человеку ясно, что Джоунс просто утверждал, что никогда, «ни на одно мгновение», Христос не согласился быть участником во грехе. Он использует слово «разум» в его тончайшем дополнительном значении, как цель или выбор.

Нам необходимо стать выше мелких, смущающих споров, мы намерены укрепить в наши дни то, что было простым и ясным ароматом вести 1888 года в ее первоначальной красоте. В течение нескольких ночей, следовавших за Миннеаполисской Конференцией, Е. Уайт исполненная радости, не могла уснуть. Святой Дух действовал на сердца учащихся колледжа благодаря этим полученным представлениям о праведности Христа.

В колледже происходили собрания бывшие очень интересными (если тема о праведности через веру неинтересна, то что-то не в порядке!)... Христианская жизнь, которая до этого казалась молодежи колледжа нежелательной и совершенно несовместимой, теперь предстала в своем истинном свете, в своей замечательной гармонии и красоте. Тот, Кто до этого был подобен ростку в сухой земле без вида и величия, стал «лучше десяти тысяч других» и «весь Он любезность» (П. Песн. 5:10, 16) «навсегда прекрасный» (Ревью энд Геральд, 12.02.1889).

Заключая свое представление о праведности Христа «в подобии плоти греховной» Ваггонер обратился со словами яркого призыва к сердцу:

Кто-нибудь может сказать: «Я не вижу в этом никакого утешения для себя. Точнее, у меня есть Пример, но я не могу следовать Ему, потому что не имею той силы, которую имел Христос. Он был Богом, даже будучи на земле, а я всего лишь человек». Да, это так, но вы можете обладать той силой, как и Христос, если захотите. Он «взял на себя наши немощи», но «не сделал никакого греха» (Ис. 53:4, 9).

Пусть усталые, слабые, подавленные грехом души ободрятся... Пусть они с дерзновением приступят к престолу благодати, где они несомненно обретут благодать для благовременной помощи, ибо эту нужду знает наш Спаситель. Он знает наши немощи (Христос и Его праведность, стр. 29-30).

Без сомнения, — сегодня мы также должны чувствовать необходимость представлять Христа, как нашего Спасителя, Который недалеко от нас, рядом с нами!