Азбука молитвы

Доктрина неотмщения

Хочу спросить: вам когда-нибудь снились ночные кошмары? Кто-то во сне попадает в затруднительное положение; кто-то переживает нравственные и духовные мучения. Иные же отправляются в страну грез! Независимо от того, где вы побывали в сегодняшних сновидениях, вас эта глава потрясет.

И вновь обратите вместе со мной внимание на семь великих библейских свидетельств:

  1. Иисус придет опять. «Во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение» (Евр. 9:28).

  2. Он придет за теми, кто уподобился Ему. «Мы теперь дети Божий; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть. И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя так, как Он чист» (1 Ин. 3:2, 3).

  3. Те, кто подобны Иисусу, научились не мстить. «Будучи злословим. Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному» (1 Петр. 2:23).

  4. Эти люди не будут роптать или сомневаться. «Все делайте без ропота и сомнения, чтобы вам быть неукоризненными и чистыми, чадами Божиими непорочными среди строптивого и развращенного рода, в котором вы сияете, как светила в мире, содержа слово жизни, к похвале моей в день Христов, что я не тщетно подвизался и не тщетно трудился» (Флп.2:14—16).

    Вы когда-либо задумывались над тем, что ропот и жалобы могут похитить у вас Царство Небесное? Это именно то, о чем говорится в процитированном стихе! Мы можем всегда быть верными в возвращении десятины или в соблюдении субботы, в миссионерской работе и в любом другом виде церковной деятельности, но если, временно пребывая здесь, на земле, мы жаловались и сомневались, то Господь скажет нам, что мы трудились тщетно. Начинаете ли вы видеть, как важно довольствоваться тем, что есть?

  5. Почему люди, уподобившиеся Христу, не будут роптать или сомневаться? «Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя? Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше» (Ин. 19:10,11).

    Почему, когда Иисус придет опять. Его встретят те, в ком нет желания мести? Те, кто, когда их злословят, не злословят в ответ? Эти люди не жалуются, не ропщут, потому что знают: происходящие события, все обстоятельства их жизни существуют с Божьего позволения и не причинят им никакого вреда, если Бог этого не допустит. Око Всемогущего присматривает за Своими детьми, и они доверяют мудрости Отца.

  6. Эти люди знают, что Бог допускает суды и испытания для одной цели: для испытания их характеров. «Вот, Я расплавил тебя, но не как серебро; испытал тебя в горниле страдания» (Ис. 48:10).

    Иоанну Богослову было показано в видении, что пребывающие с Иисусом «суть званые и избранные и верные» (Откр. 17:14). Горнило страданий — один из способов Божьих для очищения народа. Но в процессе испытаний эти люди признают, что их мудрый и любящий Отец допустит случиться с ними только тому, что необходимо для очищения. Они на опыте научились доверять Богу в этом.

  7. Следовательно, единственный подвиг, который они будут совершать, — это подвиг веры. «Подвизайся добрым подвигом веры, держись вечной жизни» (1 Тим. 6:12).

«Не бойтесь, стойте — и увидите спасение Господне...» (Исх. 14:13).

Жаль, что я не познал этого, когда был еще мальчишкой, в школе или в колледже. Жаль, что не обладал таким видением в ранние годы моего служения. Надеюсь, что теперь-то у меня есть это знание! «Посему, кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть».

Опыт, о котором я хочу вам рассказать, — только один из многих, пережитых мною на пути из ночного кошмара в страну грез. Я уверен, что те, кто будет наслаждаться Страной Грез, которую Иисус приготовит для нас, прошли через многие кошмары. Елена Уайт снова и снова упоминает, что среди достигших Страны Славы не будет ни одного, кто вначале не пережил бы почти сокрушающие ситуации. Я почувствовал «вкус» подобных переживаний и хочу рассказать вам об одном из них. Некоторые имена и названия мест изменены для того, чтобы защитить невинных участников происшествия, о котором пойдет речь.

Толчком к началу событий послужило создание новой церкви. Господь был очень добр к нам в нашем служении, и возникла возможность организации новой общины. Мне как-то не очень хотелось заниматься этим рискованным предприятием, потому что по опыту я знал, что каждый раз, когда организуется новая церковь, этот процесс сопровождается непонятными и неприятными явлениями. Другими словами, прекрасные люди вдруг начинают вести себя по меньшей мере странно. Эта ситуация снова и снова повторялась во многих местах, поэтому что-то удерживало меня от создания этой новой общины. Но члены старой загорелись энтузиазмом и попросили созвать собрание, на котором можно было бы обсудить подобную возможность. Я отправился на встречу против воли, надеясь, что инициативу удастся погасить. Встреча прошла прекрасно. Все единодушно проголосовали за новую церковь. Был даже предложен список членов, которые должны были перейти из старой общины в новую. Это была самая крупная община, которую я когда-либо создавал: более 100 человек. Я написал о происшедшем своему брату. «Эта церковь родилась в рубашке!» — откликнулся он.

По окончании собрания я сказал сам себе: «Сатана, должно быть, мертв. Еще никогда в жизни я не создавал общины, в которой царили бы такие отношения любви и братства». Единство было изумительным. В течение девяти месяцев все шло прекрасно. За это время формирование церкви завершилось. Новые члены были прекрасными людьми, посвященными делу Господа.

Подумав, что дьявол мертв, я допустил ошибку. Примерно в то время, когда все было славно закончено, пятеро членов моей церкви, по причине, которой я так и не смог до конца понять, обратились против меня с яростью сродни демонической. Это были те самые люди, которые изначально были инициаторами организации новой общины. Было слишком поздно ретироваться назад, и, имея глубокую убежденность, что начатую работу необходимо завершить, я решил довести дело до конца. Именно в этот момент мне показалось, что все силы ада обрушились на нас.

Эти пятеро решили между собой, что самое важное для новой общины — это избавиться от пастора. Они использовали все мыслимые средства, чтобы осуществить .задуманное. В некоторых конференциях члены церквей имеют большой вес, когда дело касается вопроса, кого нанять в служители, а кого уволить. Мои недоброжелатели думали, что их объединенных усилий достаточно, чтобы повлиять на президента в нужном им направлении. Дело усложнялось тем, что это был год выборов. Президента, в зависимости от голосов избирателей, могли или вновь выбрать на этот пост, или предпочесть ему другого. Во время разбивки временного лагеря для собрания моя церковь отправила к президенту конференции делегацию из двух человек. Они объявили: «Мы пришли сказать вам, что вы должны убрать от нас пастора Куна».

«Хорошо, — сказал президент, — выборы буквально через несколько дней, поэтому сейчас не могу вам обещать чем-то помочь. Приходите после них».

«Нет, — ответили делегаты, — мы хотим решить этот вопрос до выборов».

«А что, все так плохо? — спросил президент. — Вам, дорогие, придется уйти ни с чем, потому что я не хочу сейчас ни во что вмешиваться. Не думаю, что Господь хочет, чтобы я действовал таким образом». С этим он отпустил их.

Каким-то образом до меня дошли слухи, что эти люди ходили к президенту, прося моей отставки. Подобное трудно полностью утаить. Должен признаться, что мне всегда было трудно применять на практике доктрину неотмщения. Как мне хотелось отправиться туда и защитить себя, доказать, что ко мне отнеслись несправедливо! Но я знал, что это трудно сделать, не причинив кому-то неприятностей. Я был растерян и обеспокоен: мне трудно было сдержаться, когда вокруг творилось такое.

Это произошло примерно в то время, когда мы с женой научились секрету и силе азбуки молитвы. Мы получали изумительные ответы на молитву, просто прося у Господа исполнения Его слов, доверяя Ему в этом и принимая верою то, что Он обещал для нас. Мы вместе обсудили ситуацию, и я решил взять библейское обетование и применить его; это все, что мне оставалось делать. Я выбрал Исаию, глава 54, стих 17: «Ни одно орудие, сделанное против тебя, не будет успешно; и всякий язык, который будет состязаться с тобою на суде, — ты обвинишь. Это есть наследие рабов Господа».

В этом обетовании нашел я для себя облегчение и покой. Я прочитал его несколько раз и понял, что если работа нашей семьи в этой общине угодна Господу, то мы останемся, и никакое давление не сможет изменить замыслов Божьих. Не стоит избегать обострения. Если же Богу больше не нужно использовать нас здесь, то мы готовы уехать. Необходимо воспринимать случившееся правильно и позволить Богу управлять обстоятельствами. Утешение мы нашли в словах Иисуса, обращенных к Пилату: «Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше». Если бы мы больше не нужны были Богу, Он бы сделал так, чтобы мы уехали; но кроме Него никто не может совершить этого перемещения. Мы решили вдобавок не обсуждать случившееся с людьми; не искать сострадающих нам, а предать все это в руки мудрого Бога.

Я вместе со своей женой встал на колени и, положив руку на обетование из Исаии, глава 54, стих 17, попросил Бога сделать для нас то, что Он обещал. Мы прочитали обетование и сказали Господу, что благодарим Его за то, что Он делает для нас. Признались в нашей беспомощности и попросили благодати и силы, чтобы справиться с ситуацией. Стоя на коленях, мы претворили в практику азбуку молитвы и возблагодарили Бога за то, что Он уже разрешал наши проблемы.

Моя жена поделилась со мной обетованием, с которым она обратилась к Господу и которое приняла верою:

«Ибо Я с тобою, и никто не сделает тебе зла» (Деян. 18:10).

Мне оно показалось прекрасным! Это обетование было дано Павлу, когда последний думал, что его деятельность завершилась; но после того, как ему в видении говорил Господь, апостол в том же самом месте работал еще целый год и шесть месяцев. Мы оба были потрясены тем, что даровал нам Господь в нашем положении. И не боялись того, что могло произойти. Господь обещал, мы верили Ему и просто ждали, что Господь исполнит сказанное. Мы прошли через испытание, но получили ответ. Теперь мы готовы были стать наблюдателями и увидеть мышцу Господню в действии.

Буквально через несколько дней должны были состояться выборы. Поползли слухи о том, что, поскольку президент конференции не пошел на поводу моих недоброжелателей, они теперь решили сделать все для того, чтобы он не был переизбран. Эти люди считали, что у них достаточно сил для совершения подобного. И вновь я обратился к Господу и провозгласил обетования слова Его.

Я понимал, что во время выборов меня, возможно, пригласят для работы в одном из комитетов. И решил, что если попаду туда, то не скажу ни одного унизительного слова ни об одной живой душе, равно как никоим образом не буду пытаться отомстить или дать волю своим чувствам. Я попросил у Бога благодати, чтобы не пытаться отплатить за обиду, ибо мне хотелось быть подобным Иисусу, Который, когда Его злословили, не злословил в ответ. Я читал и перечитывал Первое послание Петра 2:21—23 и решил, что буду действовать, как Иисус. Поддержу дело, выступлю за позитивные программы, но не стану роптать или мстить.

Наконец наступил день выборов. Мы собрались в большой аудитории. В то время я был пастором двух церквей. Делегация от одной церкви села на одну скамью; делегация от другой церкви — на другую. Я возглавил одну группу, а пресвитер соседней церкви — другую. Каждой церкви необходимо было избрать одного члена для представительства в большом комитете. Этот большой комитет избирает все подкомитеты, которые, в свою очередь, решают будущее конференции. Я знал, что делегация, которую возглавлял я, уже давно решила, кто должен быть ее представителем. Но решил не злословить тех, кто планировал выжить меня. Попросил проголосовать, и через секунду их кандидат был выбран. Тем временем вторая церковь, в которой я тоже был пастором, поручила представлять ее в большом комитете мне.

Вот такая ситуация. Я представлял одну общину, а от второй был избран тот человек, который хвастался, что его группа еще до конца дня «свалит» и президента конференции, и меня. Мы отправились в зал собрания. Первый подкомитет, который должны были сформировать, имел задачу выбрать президента конференции. Когда голоса были подсчитаны, то оказалось, что за меня в этом подкомитете их было подано больше, чем за кого-либо другого. Я подумал: «Как это вообще могло случиться?» Но еще прежде, чем закончился подсчет, в этой же группе оказался и мой недоброжелатель!

Сформированный подкомитет отправился в другое помещение для избрания президента. Тот человек был выбран секретарем подкомитета. Можете себе представить, какие мысли проносились у меня в голове и как дьявол пытался заставить меня плясать под его дудку. Но я молился: «Господи, Ты обещал, и я настаиваю на Твоем обетовании. Помоги мне не сказать ни одного недоброго слова ни об одной живой душе». Внутри меня происходила борьба с самим собой, но, когда я предал свою волю в руки Господа, Бог явился и дал мне силу и победу.

Председатель подкомитета объявил: «Братья, вы видели работу нашего президента за последний срок его пребывания на этом посту. Его деятельность перед нами, и все мы хорошо знаем ее итоги. Какова воля подкомитета? Кого вы хотите видеть президентом на следующие два года?»

В течение двух минут было принято решение — на должности остается прежний президент. В течение последующих сорока пяти минут был выбран весь штат сотрудников конференции. Человек же, который исполнял должность секретаря и состоял членом совета конференции на протяжении последних двух лет, вообще не был избран в штат конференции. Все это произошло без единого унизительного слова, произнесенного кем-либо. Результаты работы подкомитета были переданы в большой комитет и одобрены в течение часа.

Те пятеро после этого подошли к председателю подкомитета и обвинили его в том, что он ловко и быстро протащил своих кандидатов. Почему они подозревали его в этом? Ответ находится в Послании к Римлянам:

«Тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же» (Рим. 2:1). Их схема свержения не сработала, и теперь они ставили в вину председателю то, что сами пытались осуществить. Председатель ответил, что у него не было никаких предрешенных планов в отношении кандидатов, и совесть его чиста, ибо он действовал в доброй вере и согласии с мнением подкомитета.

Через несколько дней съезд закончился. Мы вместе хорошо потрудились, и Господь благословил эту встречу Своим особым благословением. Спустя немного времени до меня дошли слухи, что мои недоброжелатели нацеливались теперь на будущий съезд Генеральной

Конференции, во время которого они собирались говорить обо мне с президентом. Я и не знал, что я такая важная персона! Представьте себе, делегация обращается к президенту Генеральной Конференции, пытаясь «свалить» такого маленького человека, как я! Мы с женой вновь помолились: каждый из нас настаивал на исполнении тех же самых библейских обетовании, что и в предыдущий раз. Вновь решили, что не скажем никому ни слова, но позволим ситуации развиваться так, как она развивается. У нас была готовность открыться воле Господней. Не стоит злословить или роптать. Бог однажды уже показал нам Свою силу, и мы были готовы снова искать ее. Мы решили вести борьбу только верой.

В своих церквах по средам на вечерних молитвенных собраниях я начал проводить цикл занятий по обучению своих членов азбуке молитвы. На столе рядом с кафедрой у нас лежала Библия, и я приглашал людей подходить, возлагать руку на обетование и просить Господа исполнить это обетование в их жизни, в соответствии с теми наставлениями, которые даны в книге «Наглядные уроки Христа» на Г47-Й странице, а также в пятом томе «Свидетельств» на 322-й странице. Эти молитвенные собрания были удивительными. Многие просили, верили и, ухватившись за данные Богом обетования рукою веры, принимали их. На этих встречах некоторые души обратились ко Христу. Дух Божий присутствовал среди нас и доказывал Свое присутствие изменениями в жизни членов нашей церкви.

Тем временем пятеро моих недоброжелателей находились на съезде Генеральной Конференции, где был избран новый президент. В главной аудитории этой грандиозной сессии эти люди нашли его и сказали:

«Теперь, когда вы стали нашим новым президентом, мы хотим обратиться к вам с просьбой».

«С какой?» — спросил президент.

«Мы хотим, чтобы вы уволили Глена Куна», — ответили они и рассказали обо мне.

Пока они разговаривали с президентом, один из членов моей церкви, с которым мы никогда не были близко знакомы, проходя мимо них, остановился, чтобы послушать, о чем говорят эти знакомые ему люди. Он был так взволнован услышанным, что, вернувшись в свой номер, не мог уснуть. Он встал, выяснил, где остановился президент Генеральной Конференции, и прямо ночью позвонил ему по телефону. Он заверил президента, что церковь, в которой работает Кун, получила лишь благословения благодаря этому прекрасному пастору. Затем сказал обо мне нечто лестное, чего я не заслужил. Не знаю точных слов, которыми он выражал свое мнение обо мне, но знаю, что я этих слов не заслужил, равно как не заслужил и той высокой оценки, которую он дал мне в ту ночь, беседуя с президентом Генеральной Конференции!

Закончилась сессия, и люди, умышлявшие зло против меня, возвратились. Вскоре пошли разговоры, что, хотя они потерпели фиаско при первой попытке, следующая будет 'более удачной. «Мы еще "свалим" его», — хвастались они. И снова, когда я почувствовал, как силы зла наваливаются на меня, я обратился к Исайе, 54:17, и доверился Господу, прося у Него водительства и понимания. Я решил вести борьбу только одним способом: верой. Мне нужен был кто-нибудь, к кому я мог обратиться, и те из вас, кто переживал подобные ситуации; знают, что в такое время требуется особая помощь. Я не хотел обращаться ни к кому из смертных, поэтому доверился Тому, Кто никогда не подведет и не оставит. Во мне не было страха, ибо Бог дал мне покой в сердце и разуме, а когда находишься в Его покое, тогда нетрудно быть в мире с ближним. Я продолжал реализовывать намеченные планы. Составил расписание для собраний по средам на несколько месяцев вперед; подготовил и расклеил во многих местах информацию об этих встречах. Одна из тем была посвящена заботе Бога о Своей собственности. При изложении этого вопроса я собирался обратить внимание слушателей на то, что людям лучше не пытаться нарушать планы Бога. Я читал эти проповеди публично, подготавливая материал для книги, над которой тогда работал.

Наступила та вечерняя встреча, на которой я хотел говорить о Боге и Его собственности. Церковь была полна, и ощущалось присутствие Святого Духа. Я уверен, что именно Господь помог мне выбрать эту тему. И я стал объяснять, насколько серьезной является попытка вмешиваться в планы Бога и делать то, что противоречит воле Господа.

Все внимательно слушали. Вдруг на пороге церкви появился какой-то мужчина. Он махал мне рукой, приглашая выйти к нему. Я извинился перед всеми и направился к выходу. Пришедший сказал: «Не могли бы вы помолиться за такого-то — он смертельно болен!» Речь шла о том самом человеке, который поклялся свергнуть меня. Когда я в первый раз услышал о его враждебных намерениях, я позвонил ему по телефону. Приходилось слышать, что этот брат был недоволен мной, потому что не имел возможности проповедовать, и, чтобы устранить недоразумение, я предложил ему произнести проповедь в следующую субботу в одной из двух церквей. Но в ответ на мое предложение на другом конце провода послышалось невнятное бормотание. Невозможно было различить слова, но наконец-то он справился с собой и сказал «нет». И вот теперь этот человек находился на смертном одре.

За несколько недель до этого нашу общину посетил представитель Генеральной Конференции, по-видимому, во время отпуска. Находясь в городе, он встретился с каждым из тех, кто выступал за мое «свержение». Он также встречался с каждым членом церкви, занимающимся бизнесом, и расспрашивал о том, как идет их дела и каково положение в церкви. Все без исключения бизнесмены сообщали, что церковь процветает, и они получают щедрые благословения. А вот те пятеро представили положение иначе. По их словам, все было прекрасно, кроме пастора.

«Что не так с пастором?» — спросил представитель Генеральной Конференции.

«Все!» — ответили пятеро.

«Ну, к примеру? Приведите мне пример», — сказал он.

«Хотя бы то, — сказали эти люди, — что он лжец».

Лжец! Это очень серьезное обвинение. Представитель Генеральной Конференции записал это, а затем попросил моих обвинителей подтвердить свои слова. Они замялись, переступая с ноги на ногу, но не придумали ни одного подтверждения.

«Пастор, — твердили они, — Кун все перевирает!» Однако, попотев, так и не вспомнили ни одного такого случая.

«Может быть, что-то еще?» — спросил представитель Генеральной Конференции.

«Да, — сказали те пятеро, — Кун ни с кем не сотрудничает».

«Не сотрудничает... — повторил он, записывая и это в своем блокноте. — Теперь, если можно, приведите мне, пожалуйста, доказательства такого обвинения».

«Это очевидно, — ответили они, — он вообще ни в чем не взаимодействует ни с кем». Но им так и не удалось вспомнить ни одного случая, подтверждающего их нападки.

Они выдвинули пять обвинений, но ни одного из них не смогли доказать. Это убедило представителя Генеральной Конференции, что обвинения были ложными. И тогда он обратился к ним: «Братья, ваш дом рухнет, если вы не измените своего отношения к людям!»

У меня было много возможностей поговорить с представителем Генеральной Конференции: несколько раз мы встречались с ним на улице. Но мы с женой решили, что ни разу не обратимся к нему и не будем настаивать на том, чтобы он защитил меня. Я доверился Богу и позволил Ему управлять всей ситуацией.

Неожиданно те пятеро изменили линию своего поведения. Один из них сказал: «После разговора с представителем Генеральной Конференции я понял, что был не прав, и с Божьей помощью собираюсь изменить свое отношение. Братья, если вы будете продолжать преследовать свою цель, то, боюсь, мне придется уйти из группы». К нему присоединился другой «ниспровергатель», который заявил о таком же намерении. Их предводитель лишь посмотрел на них. А вскоре после выяснения отношений, буквально следующей ночью, с этим человеком случилась страшная беда, и теперь он лежал при смерти.

Я вернулся за кафедру и рассказал собранию о просьбе. И мы все вместе искренне помолились, чтобы, если на то есть воля Божья, Господь спас моего недоброжелателя и сохранил ему жизнь. В то утро, когда я звонил ему, приглашая «проповедовать, я не знал о состоянии его здоровья. Услышав его отказ, я попросил проповедовать другого из этой пятерки, и тот принял приглашение. В субботу он проповедовал, призывая к единству действий и плодотворному сотрудничеству. Этот человек полностью изменил свое отношение к происходящему. А брат, который был болен и за которого мы молились, ужасно страдал. Скажу вам, что в той группе «ниспровергателей» воцарился страх Господень!

С Божьего благословения мы продолжали свою работу до тех пор, пока программа не была завершена. И только тогда — не раньше — уехали из этой церкви. В случившемся нам открылась великая сила Божья. Она помогла понять, что, когда на нашем пути появляются беззакония, мы не должны роптать или жаловаться; мы не можем мстить. Бог обещал Сам заботиться о Своей собственности; и если мы будем верою принимать Его обетования. Он совершит для нас чудеса. Бог не может лгать. Давайте же доверять Ему и быть свидетелями Его силы и благодати. Когда придет Иисус, пусть Он увидит нас подобными Себе по духу и по делам.