Наглядные уроки Христа

Ищущая любовь Божия

«Узами человеческими влек Я их, узами, любви» Осии 11:4.

Основано на Евангелии от Луки 15:1-10.

Раввины выражали свое неудовольствие, когда «мытари и грешники» собирались около Христа. «Он принимает грешников», говорили они, «и ест с ними».

Этим обвинением они желали вселить в народе мысль, что Христос любит иметь общение с греховными и низкими людьми, и что Он нечувствителен к их нечестию. Раввины были разочарованы в Иисусе. Почему Тот, Кто обнаруживал такой возвышенный характер, не соединился с ними и не следовал их методу учения? Почему Он ведет Себя так скромно, работая среди всех классов людей? Если бы Он был истинным пророком, говорили они, Он соглашался бы с ними и относился бы к мытарям и грешникам с безразличием, которого они заслуживали. Этих стражей общества злило то, что Тот, с Кем они постоянно боролись, но Чья чистая жизнь внушала уважение и осуждала их, принимал с таким видимым сочувствием общественных изгнанников. Они не одобряли Его методов. Они считали себя образованными, совершенными и чрезвычайно религиозными, но пример Христа обличал их гордость.

Их злило также и то, что те, кто показывали только пренебрежение к раввинам и кого никогда не было видно в синагогах, стекались к Иисусу и прислушивались с восторгом к Его словам. Книжники и фарисеи чувствовали только осуждение себе в Его чистом присутствии; как же тогда это могло быть, что мытарей и грешников влекло к Иисусу?

Они не знали, что объяснение этому находилось в самых словах, которыми они выражали свое презрительное обвинение: «Он принимает грешников». Души, приходившие к Иисусу, чувствовали в Его присутствии, что даже для них было возможно избегнуть рва греха. Фарисеи имели для них только одно презрение и осуждение, но Христос встречал их как детей Божиих, удалившихся от Отцовского дома, но не забытых сердцем Отца. И самое их несчастие и грех сделали их только еще больше предметами Его сочувствия. Чем дальше они удалялись от Него, тем горячее была Его любовь и тем больше жертва ради его спасения.

Все это учителя Израиля могли узнать из священных свитков, хранителями и истолкователями которых они горделиво считали себя. Разве Давид не написал, – Давид, впавший в смертный грех, – «Я заблудился, как овца потерянная: взыщи раба Твоего». Разве Михей не открыл любовь Божию к грешнику, говоря: «Кто Бог, как Ты, прощающий беззаконие и не вменяющий преступления остатку наследия Твоего? не вечно гневается Он, потому что любит миловать».

Пропавшая овца

Христос на этот раз не напоминал Своим слушателям слов Священного Писания. Он обратился к свидетельству их собственного опыта. Обширные равнины на восток от Иордана представляли собою изобильные пастбища для стад, и среди кустов и на лесистых холмах бродило много заблудившихся овец, которых отыскивали и приводили назад к стадам заботливые пастухи. В обществе, окружавшем Иисуса, были пастухи, а также и люди, вложившие свои деньги в стада и табуны, и все могли оценить Его иллюстрацию: «Кто из вас, имея сто овец и потеряв одну из них, не оставит девяноста девять в пустыне и не пойдет за пропавшею, пока не найдет ее».

Эти души, которых вы презираете, сказал Иисус, суть собственность Божия. Посредством творения и искупления они принадлежат Ему, и они имеют цену в Его очах. Как пастырь любит своих овец и не может успокоиться, даже если одна потеряется, так, в бесконечно большей степени, любит Бог каждую заблудшую душу. Люди могут отвергнуть призыв Его любви, они могут уйти от Него, они могут избрать себе другого господина, но все же они – Божии, и Он жаждет возвратить Своих. Он говорит: «Как пастух поверяет стадо свое в тот день, когда находится среди стада своего рассеянного, так Я пересмотрю овец Моих и высвобожу их из всех мест, в которые они были рассеяны в день облачный и мрачный».

В притче пастырь выходит искать только одну овцу – самую маленькую величину. Но, если бы была только одна заблудшая душа, Христос умер бы за нее одну.

Овца, которая потерялась из хлева, самое беспомощное из всех созданий. Она должна быть найдена пастырем, потому что она не может найти сама дорогу назад. Так и с душею, удалившеюся от Бога; она беспомощна, как заблудившаяся овца, и, если Божественная любовь не придет ей на помощь, они никогда не сможет найти своего пути к Богу.

Пастырь, узнавший, что одна из его овец потерялась, не смотрит беспечно на стадо, находящееся в надежном месте, и не говорит: «У меня есть девяносто девять еще, и слишком много затруднения доставит мне идти и искать одну, заблудившуюся. Пусть придет назад, я открою дверь хлева и впущу ее». Нет, так скоро, как овца сбилась с дороги, пастырь исполняется печали и беспокойства. Он считает и пересчитывает стадо. Когда он убедился, что одна овца потерялась, он не дремлет. Он оставляет девяносто девять в хлеву и идет на поиски заблудившейся овцы. Чем темнее и бурнее ночь, чем опаснее путь, тем больше беспокойство пастыря и тем прилежнее его поиски. Он делает всякое усилие, чтобы найти потерянную овцу.

С какою радостью слышит он ее первый, слабый крик вдали. Следуя звуку, он взбирается на крутые высоты, идет к самому краю пропасти с риском для собственной жизни. Так ищет он в то время, как крик, становясь слабее, говорит ему, что его овца готова умереть. Наконец его усилия вознаграждаются; утраченная найдена. Тогда он не бранит ее, что она заставила его так трудиться. Он не гонит ее кнутом. Он даже не пробует вести ее домой. В радости своей он берет дрожащее создание на свои плечи; если она ушиблена и ранена, он берет ее на руки, прижимает ее крепко к своей груди, чтобы теплота его собственного сердца могла дать ей жизнь. С благодарностью, что поиски его не были тщетными, он несет ее назад, в хлев.

Благодарение Богу, Он не представил нашему воображению картины печального возвращения пастыря без овцы. Притча не говорит о неудаче, но об успехе, о радости возвращения. В этом есть Божественная гарантия, что даже ни одна из заблудившихся овец Божиего стада не просмотрена, ни одна не оставлена без помощи. Каждого, кто пожелает подчиниться, чтобы быть искупленным, Христос спасет от рва погибели и от тернов греха.

Отчаивающаяся душа, мужайся, даже если ты поступила беззаконно? Не думай, что Бог, может быть, простит твой грех и позволит тебе прийти в Его присутствие. Бог сделал первое движение. В то время, как ты находилась в состоянии восстания против Него, Он вышел взыскать тебя. С нежным сердцем пастыря Он оставил девяносто девять и пошел в пустыню, чтобы найти одного заблудившегося. Душу, ушибленную и раненую и близкую к гибели, Он окружает Своими объятиями любви и радостно несет ее в убежище безопасности.

Иудеи учили, что прежде, чем любовь Божия прострется к грешнику, последний должен покаяться. С их точки зрения покаяние есть дело, посредством которого люди могут заработать благоволение небес. И эта самая мысль и заставила фарисеев воскликнуть в удивлении и злобе: «Он принимает грешников!» Согласно их представлениям, Он не должен был никому позволять приближаться к Себе кроме тех, кто покаялись. Но в притче о пропавшей овце Христос учит, что спасение приходит не посредством искания Бога нами, но посредством искания нас Богом. «Нет разумевающего; никто не ищет Бога. Все совратились с пути». Мы не раскаиваемся для того, чтобы Бог мог полюбить нас, но Он открывает Свою любовь к нам для того, чтобы мы могли покаяться.

Когда заблудившаяся овца была, наконец, принесена домой, благодарность пастыря нашла выражение в мелодичных песнях радости. Он призывает своих друзей и соседей, говоря им: «Порадуйтесь со мною, я нашел мою пропавшую овцу». Так, когда заблудившаяся душа найдена великим Пастырем овец, небеса и земля соединяются в благодарении и радости.

«На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии». Вы, фарисеи, сказал Христос, смотрите на себя, как на любимцев небес. Вы думаете, что вы спасены в вашей собственной праведности. Знайте тогда, что, если вы не нуждаетесь в покаянии, Моя миссия не для вас. Эти бедные души, чувствующие свою нищету и греховность, суть те, кого Я пришел взыскать. Вы жалуетесь и ропщите, когда одна из этих душ присоединяется ко Мне, но знайте, что ангелы радуются и песнь победы звучит на небесах.

Раввины имели поговорку, что на небесах радуются, когда кто-нибудь, согрешивший против Бога, уничтожается, но Иисус учил, что дело уничтожения есть необычное для Бога дело. То, чему радуются все небеса, есть восстановление образа Божия в душах, которые Он сотворил.

Когда кто-нибудь, далеко заблудившийся во грехе, старается возвратиться к Богу, он встречается с критицизмом и неверием. Найдутся люди, которые будут сомневаться в искренности его раскаяния или будут шептать: «у него нет твердости; я не верю, что он выдержит». Эти личности делают не Божие дело, а дело сатаны, клеветника братьев. Посредством своего критицизма нечестивый надеется лишить ту душу мужества и отогнать ее еще дальше от надежды и от Бога. Пусть раскаивающийся грешник имеет в виду радость небес по поводу возвращения одного заблуждавшегося. Пусть он отдохнет в любви Божией, но ни в коем случае не будет лишен мужества насмешками и подозрительностью фарисеев.

Раввины поняли притчу Христа, как относящуюся к мытарям и грешникам, но она имеет также и более широкое значение. В образе пропавшей овцы Христос олицетворяет не только индивидуального грешника, но и мир, который отступил и был поражен грехом. Этот мир есть только один атом в обширном владении Бога, и все же этот маленький, павший мир, – одна пропавшая овца, – более ценен в очах Его, чем девяносто девять, которые не отлучились от дому. Христос, возлюбленный Повелитель небес, уничижил Себя, сложив с Себя славу, которую Он имел с Отцом, для того, чтобы спасти мир. Для этого Он оставил безгрешные миры на высоте, девяносто девять любивших Его, и пришел в этот мир, чтобы быть «изъязвленным за грехи наши» и «мучимым за беззакония наши». В Своем Сыне Бог отдал Самого Себя, дабы иметь радость возвращения назад потерянной овцы.

«Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими». И Христос говорит: «Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир», – чтобы «восполнить недостаток... скорбей Христовых за тело Его, которое есть Церковь». Каждая душа, которую взыскал Христос, призвана работать во имя Его, ради спасения погибших. Эта работа была пренебрежена в Израиле. Не пренебрегается ли она в настоящее время теми, кто называют себя последователями Христа?

Многих ли заблудившихся ты, читатель, искал и привел назад в хлев? Когда ты отворачивался от тех, кто казались непривлекательными и ничего не обещающими, сознавал ли ты, что ты пренебрегаешь душами, которых ищет Христос? В то самое время, когда вы отворачиваетесь от них, они, быть может, находятся в величайшей нужде вашего сочувствия. В каждом религиозном собрании есть души, жаждущие мира и покоя. Они могут казаться живущими бесконечною жизнью, но они не нечувствительны к влиянию Святого Духа. Многие из них могут быть приобретены для Христа.

Если заблудившаяся овца не приведена назад в хлев, она блуждает, пока не погибнет. И многие души идут к погибели, потому что нет руки, протянутой, чтобы спасти их. Эти заблуждающиеся могут казаться черствыми и равнодушными, но, если бы они получили те же преимущества, которые получили другие, они могли бы проявить далеко большее благородство души и большие таланты полезности. Ангелы жалеют этих заблудившихся. Ангелы плачут в то время, как человеческие глаза сухи и сердца закрыты для жалости.

О, нужно глубокое, трогающее душу сочувствие к искушаемым и заблуждающимся! О, нужно больше Христова Духа и меньше, далеко меньше, своего!

Фарисеи поняли притчу Христа, как упрек им. Вместо того, чтобы принять их критику Своей работы, Он упрекнул их в их пренебрежении к мытарям и грешникам. Он не сделал этого открыто, иначе это закрыло бы сердца по отношению Его, но Его иллюстрация поставила под ними самое дело, которого требовал от них Бог, и которого они не делали. Будь они истинными пастырями, эти вожди в Израиле делали бы дело пастыря. Они проявляли бы милость и любовь Христа, и соединились бы с Ним в Его миссии. Их отказ сделать это показал, что их благочестие ложно. Многие отвергли упрек Христа, но некоторым Его слова принесли обличение. На таковых, после вознесения Христа на небо, сошел Святой Дух, и они соединились с Его учениками в той самой работе, которая указана в притче о пропавшей овце.

Потерянная драхма

После притчи о пропавшей овце Христос сказал другую, говоря: «какая женщина, имеющая десять драхм, если потеряет одну драхму, не зажжет свечи и не станет мести комнату и искать тщательно, пока не найдет?"

На Востоке дома бедняков обычно состояли из одной только комнаты, зачастую без окон и темной. Комната редко подметалась, и серебряная монета, упавшая на пол, быстро покрылась бы пылью и сором. Для того, чтобы она могла быть найдена даже в дневное время, нужно было бы зажечь свечу и прилежно вымести дом.

Приданое жены обычно состояло из монет, которые она заботливо хранила, как наиболее любимую собственность для того, чтобы передать их своим собственным дочерям. Потеря одной из этих монет рассматривалась бы, как серьезное несчастье, и нахождение причинило бы великую радость, которую разделили бы и женщины-соседки.

«Нашедши», сказал Христос, «созовет подруг и соседок и скажет: порадуйтесь со мною, я нашла потерянную драхму».

Эта притча, как и предыдущая, говорит о потере чего-то, что может быть найдено путем надлежащих поисков и с великою радостью. Пропавшая овца знает, что она погибла. Она оставила пастыря и стадо и не может найтись сама. Она представляет собою тех, кто сознают, что они отделились от Бога и находятся в облаке затруднений, в унижении и горьких искушениях. Потерянная монета представляет собою тех, кто погибли в проступках и грехах, но не сознают своего положения. Они удалились от Бога, но не знают этого. Их души в опасности, но они бессознательны и безучастны к этому. В этой притче Христос учит, что даже те, кто безразлично относятся к требованиям Божиим, суть объекты Его собственной любви. Их нужно искать, чтобы они могли быть приведены назад, к Богу.

Овца забрела далеко от хлева, она заблудилась в пустыне или в горах. Драхма была потеряна в доме. Она была близко, но все-таки могла быть найдена только посредством прилежных поисков.

Эта притча содержит в себе урок для семейства. Часто в семье наблюдается великая беспечность по отношению ее членов. Среди их числа может быть кто-нибудь, удалившийся от Бога, но, тем не менее, как мало чувствуется душевного беспокойства у родственников, что потерялся один из вверенных им даров Божиих.

Драхма, лежащая среди пыли и сора, есть все-таки серебряная монета. Ее владелец ищет ее вследствие ценности ее. Так каждая душа, как бы она ни была загрязнена грехом, в очах Божиих считается драгоценною. Как монета имеет на себе изображение, подпись правящей власти, так человек, при своем сотворении, имел в себе образ и подпись Божий, и хотя это теперь потускнело и загрязнилось посредством влияния греха, но следы этой надписи остаются на каждой душе. Бог желает восстановить эту душу и начертать на ней снова Свой собственный образ в праведности и святости.

Женщина в притче прилежно ищет потерянную монету. Она зажигает свечу и метет дом. Она отодвигает все, что могло бы помешать ее поискам. Хотя потеряна одна монета, она не прекратит своих стараний до тех пор, пока монета не будет найдена. Так в семействе, если один член потерян для Бога, должны быть употреблены все средства для его возвращения. Пусть будет со стороны всех других проявлено прилежное и тщательное самоисследование. Пусть будет исследована жизнь. Посмотрите, нет ли какой-либо ошибки в обращении, посредством которой эта душа утверждена в закоснелом грехе.

Если в семействе есть одно дитя, которое не сознает своего греховного состояния, родители не должны успокаиваться. Пусть будет зажжена свеча. Исследуйте Слово Божие и при свете его исследуйте внимательно все в доме, чтобы увидеть почему дитя погибает. Пусть родители исследуют свои собственные сердца, исследуют свою жизнь и привычки. Дети суть наследие Божие, и мы ответственны пред Ним за наше обращение с Его собственностью.

Есть матери и отцы, которые жаждут работать в каких-нибудь миссионерских полях; есть много активных в христианской работе вне дома в то время, как их собственные дети чужды Спасителю и Его любви. Дело приобретения их детей ко Христу многие родители доверяют проповеднику или учителю Субботней школы, но, делая это, они пренебрегают своею собственною, Богом данною ответственностью. Христианское воспитание и подготовка их детей есть высочайшее служение, которое эти родители могут совершить для Бога. Это – работа, требующая терпеливого труда, прилежных и настойчивых усилий в течение всей жизни. Пренебрежением этою обязанностью мы показываем себя неверными управителями. Никаких извинений за это пренебрежение не будет принято Богом.

Но те, кто были виновны в пренебрежении, не должны отчаиваться. Женщина, чья драхма потерялась, искала до тех пор, пока не нашла ее. Так и в любви, вере и молитве пусть родители работают для своих домашних, пока не смогут с радостью прийти к Богу, говоря: «Вот я и дети, которых дал мне Господь».

Это – истинная миссионерская работа, и она так же полезна для тех, кто ее совершает, как и для тех, для кого она совершается. Нашим преданным интересом к домашнему кругу мы подготавливаем самих себя к работе для членов семейства Господа, с которым, если мы будем верны Христу, мы будем жить в течение бесконечных веков. Нашим братьям и сестрам во Христе мы должны показывать тот же самый интерес, который мы, как члены одной семьи, имеем друг ко другу.

И Бог имеет в виду, что все это подготовит нас работать для других. Когда наши симпатии расширятся, и наша любовь увеличится, мы будем повсюду находить работу для себя. Божие великое человеческое семейство обнимает весь мир, и никто из членов не должен быть пройден мимо с пренебрежением.

Где бы мы ни были, там потерянная драхма ожидает наших поисков. Ищем ли мы ее? День за днем мы встречаемся с людьми, не обнаруживающими никакого интереса к предметам религии; мы разговариваем с ними, мы посещаем их; но проявляем ли мы интерес к их духовному благосостоянию? Представляем ли мы им Христа, как прощающего грех Спасителя? С нашими собственными сердцами, согретыми любовью Христа, говорим ли мы им об этой любви? Если мы не делаем этого, то как мы встретимся с этими душами – погибшими, навеки утраченными, – когда мы встанем с ними пред престолом Божиим?

Кто может оценить стоимость души? Если вы желаете узнать ее ценность, пойдите в Гефсиманию и там пободрствуйте с Христом в те часы страдания, когда пот чела Его был, как капли крови. Взгляните на Спасителя, поднятого на крест. Послушайте этот крик отчаяния: «Боже Мой, Боже Мой, для чего Ты Меня оставил». Взгляните на израненное чело, пронзенный бок, загрязненные ноги. Вспомните, что Христос отважился на все. Ради нашего искупления самые небеса были подвергнуты опасности. У подножия креста, помня, что ради одного грешника Христос положил бы Свою жизнь, вы сможете определить ценность души.

Если вы в союзе с Христом, вы положите Его оценку на каждое человеческое существо. Вы будете чувствовать к другим ту же глубокую любовь, которую Христос почувствовал к вам. Тогда вы будете в состоянии приобретать, а не отгонять, привлекать, но не отталкивать тех, за кого Он умер. Никто и никогда не был бы приведен назад к Богу, если бы Христос не сделал личного усилия для этого, и только посредством личной работы мы и можем спасать души. Когда вы увидите идущих к смерти, вы не будете почивать в безразличии и довольстве. Чем больше их грех и глубже их несчастие, тем прилежнее и нежнее должны быть ваши усилия для их исцеления. Вы будете познавать нужду тех, кто страдают, кто согрешили против Бога, кто подавлены бременем вины. Ваше сердце будет изливаться сочувствием к ним, и вы протянете им руку помощи. Вы принесете их ко Христу на руках вашей веры и любви. Вы будете бодрствовать над ними и ободрять их, и ваше сочувствие и доверие облегчит им отказ от их упорства.

Все ангелы небес готовы сотрудничать вам в этой работе. Все ресурсы небес в распоряжении тех, кто стараются спасать погибающих. Ангелы помогут вам достичь наиболее беспечных и ожесточенных. И когда одна душа приведена к Богу, все небеса радуются; серафимы и херувимы касаются своих золотых арф и поют хвалу Богу и Агнцу за их милость и любящую доброту к детям человеческим.