Вестник полночного крика

Назад, к книгам

В своем обращении Уильям Миллер обрел Спасителя, который спасает грешника независимо от его добродетели. Прежде Миллер пытался заслужить спасение, пытаясь быть хорошим и жертвуя самым драгоценным, что у него было. Но ничто не помогло. Теперь же, обнаружив, что христианская жизнь не является для него бременем, он обрел радость в том, чтобы делать добро. Ибо делание добра стало выражением его любви к добру, а не исполнением тяжкого долга. Его новая жизнь была добровольным откликом на то, что совершил для него Христос.

Но Миллер не оставлял и любви к чтению. Однако теперь единственной книгой, которую ему хотелось читать, была Библия. С ненасытностью и все возрастающим интересом он целиком предавался чтению Писаний, посвящая этому каждую свободную минуту, а часто всю ночь напролет. В течение многих лет 'Миллер собрал библиотеку с огромным разнообразием книг, многие из которых содержали скептические идеи. Теперь круг его чтения ограничивался Библией и симфонией Крудена.

В силу своих прежних взглядов на религию Миллер был хорошо знаком со всеми антирелигиозными доводами. Он также знал все слабые места врагов религии. Вскоре он стал успешным защитником своей вновь обретенной веры. Раньше ему доставляло удовольствие задавать служителям трудные, каверзные вопросы. Теперь эти же самые вопросы встали перед ним, и он сам должен был искать на них ответы.

Скептики спрашивали: «Откуда ты знаешь, что Спаситель существует?»

Миллер отвечал: «Спаситель открывается нам через Библию».

«Но откуда ты знаешь, что Библия права?» — спрашивали они.

Вначале он не знал, что ответить. Но затем начал рассуждать таким образом: если Библия действительно является откровением от Бога, то она не может противоречить сама себе; все ее части должны быть согласованы между собой, и она должна быть понятной. Его ответ на вопрос: «Откуда ты знаешь, что Библия права?» был таков: «Дайте мне время. Если я не смогу согласовать все, что кажется противоречивым, я останусь деистом».

Отложив в сторону все остальные книги и пользуясь только Библией и симфонией Крудена, Миллер взялся за изучение Книги книг. Решив игнорировать все прежние мнения, он дал возможность Библии самой раскрывать свои подлинные и очевидные значения. Некоторые результаты радовали его. Другие удивляли. Но он был настойчив. Вот как он описывает свой метод изучения:

«Я начал с Книги Бытия и читал стих за стихом. В своем исследовании я продвигался дальше только после того, как прочитанное становилось настолько ясным, что не оставляло никаких сомнений. Если вдруг я встречал что-либо непонятное, то, по своему обыкновению, сравнивал открывок со всеми параллельными местами; при помощи симфонии Крудена я штудировал все тексты Писания, в которых встречалось любое из слов, содержащихся в любом непонятном мне отрывке... Я обнаружил, что, сравнивая Писание с историей, можно было увидеть, что все исполнившиеся пророчества исполнились буквально; что все разнообразные цифры в Библии... объяснялись непосредственно при их употреблении или... в иных частях Слова».

После двух лет такого изучения, с 1816 по 1818 год, Миллер убедился, что Библия является системой открытых Богом истин, настолько ясных и простых, что их может понять обычный читатель.

При изучении Библии он усвоил определенные правила истолкования. Эти правила вкратце таковы:

1. В рассматриваемой теме каждое слово должно иметь определенный, конкретный смысл. Подтверждение: Мф. 5:18.

2. Все Писание является необходимым для изучения и доступным для понимания. Подтверждение: 2 Тим. 3:15—17.

3. Ничто в Писаниях не будет сокрыто от ищущих с верой. Подтверждение: Втор. 29:29; Мф. 10:26, 27 и т. д.

4. Чтобы понять доктрину, исследуйте все те Писания, где о ней так или иначе говорится. Подтверждение: Ис. 28:7—29 и т. д.

5. Писание должно раскрывать себя само, поскольку оно самому себе служит правилом. Подтверждение: Пс. 18:7—11; Мф. 23:8—10 и т. д.

6. Бог открыл грядущее через видения. Подтверждение: Пс. 88:20; Деян. 2:17 и т. д.

7. Видения всегда упоминаются именно как видения. 2 Кор. 12:1.

8. Образы всегда имеют переносное, символическое значение. Так, например, звери символизируют царства и т.д. Дан. 7:8, 17.

9. Притчи необходимо истолковывать так же, как и символы. Мк. 4:13.

10. Символы иногда имеют несколько значений.

11. Если слово употреблено так, что имеет очевидный смысл, то его необходимо понимать буквально; а если очевидного смысла не имеет, то образно. Откр. 12:1, 2 и т. д.

12. Для того чтобы найти значение образа или символа, проследите, как употребляется обозначающее его слово на протяжении всей Библии. Когда объясняющее значение найдется, подставьте его в то место, откуда начали.

13. Для того чтобы узнать, что определенному пророчеству соответствует реально исполнившееся историческое событие, необходимо проверить, исполнилось ли каждое слово пророчества буквально. Пс. 20:6 и т. д.

14. Самое важное правило — у вас должна быть вера.

В результате двухлетнего изучения Библии Уильям Миллер пришел к определенным выводам в отношении будущего. Одним из них, в противовес общепринятому мнению, было то, что Христос должен вернуться на землю вскоре. В эпоху Миллера большинство церквей учило, что наступит 1000-летний период покоя, в течение которого весь мир будет обращен к Богу. Они учили, что все это произойдет до возвращения Христа.

Из притчи Иисуса о плевелах Миллер сделал вывод, что и пшеница, и плевелы до жатвы будут расти вместе (Мф. 13:29, 30), что злые люди и обманщики будут преуспевать во зле и что в последние дни наступят времена тяжкие (2 Тим. 3:13, 1). Следовательно, перед пришествием Христа будет обращен не весь мир.

Миллер обнаружил, что пришествие, по его собственным словам, будет «непрестанно ожидаемым событием».

Он также пришел к выводу, что Иисус буквально, в прямом смысле слова вернется на землю на облаках небесных. При Втором пришествии Христа земля будет сожжена огнем. Этот огонь очистит ее, и земля, в конце концов, станет местом обитания спасенных.

Миллер также понял, что при Своем пришествии Христос воскресит умерших праведников и вместе с теми, которые живыми встретили Христа, они обретут бессмертие, чтобы уже никогда не умирать. В то же самое время живые нечестивцы умрут и не встанут из своих могил, пока не окончится 1000 лет. И только тогда все грешники получат окончательное воздаяние вместе с сатаной и его ангелами.

В то время было популярно верить также в то, что еврейский народ вновь обретет свою былую славу. Миллер узнал, что частью духовного Израиля можем стать все мы, но древняя еврейская нация никогда не станет великой вновь. Он обнаружил, что если мы Христовы, то мы и «семя Авраамово и по обетованию наследники» (Гал. 3:29).

Миллер также установил, что предсказанные события происходили точно в назначенное время. Перед потопом проповедь звучала в течение 120 лет; события, о которых повествует сон виночерпия и хлебодара, слуг фараоновых, сбылись, как было указано, через три дня; народ израильский провел в пустыне сорок лет, были еще семьдесят недель, Предназначенные только для евреев. Были и другие подобные предсказания, исполнившиеся вовремя.

Поэтому, когда он нашел в Книге Даниила (глава 8 , стих 14), пророчество о 2300 днях, а также Предсказания о других временных периодах, совокупность которых, по его понятию, простиралась до времени Второго пришествия Христа, Миллера это взбудоражило. Он применил широко известное соотношение, согласно которому символический один день, упоминаемый в книгах пророков, соответствует физическому году («день за год»). И таким образом оказалось, что 2300 дней являются 2300 реальными годами. Тщательно изучив историю и все известные летописи, он пришел к выводу, что датой отсчета этого пророчества является 457 год до н. э. Последнее, к его удивлению, означало, что пророчество Даниила должно исполниться в ближайшие двадцать пять лет, завершившись Вторым пришествием Христа. Подсчеты привели Миллера к тому, что Второе пришествие будет приблизительно в 1843 году.

Миллер рассказал, как взволновало его то, что он обнаружил:

«Нет нужды говорить о радости, наполнившей мое сердце ввиду восхитительной перспективы, или о горячих ожиданиях моей души соучаствовать в радости искупленных. Теперь Библия предстала передо мной в новом свете. Это был, я бы даже сказал, праздник разума; все, что в ее доктринах являлось для меня темным, мистическим или неясным, рассеялось перед озарившим мой ум ясным светом, который теперь исходил от ее священных страниц. О, какой яркой и славной предстала передо мной истина!»

Если бы его вычисления были правильными, тогда Миллер смог бы лично присутствовать при Втором пришествии! Был уже 1818 год. Но прошло еще тринадцать лет, прежде чем он набрался смелости выступить со своими выкладками перед общественностью.

В 1821 году Уильям Миллер стал мировым судьей в Лоу Хэмптоне. Он оставался постоянным членом церкви и уважаемым членом общества.*

Будучи одним из руководителей общины города, Миллер в 1825 году обедал с известным маркизом де Лафайетом, французским союзником Соединенных Штатов в Войне за независимость. Это служит еще одним доказательством роста его популярности в обществе.

У Миллера росло и крепло ощущение того, что он должен рассказать об обнаруженном в Библии. Но он боялся, что если его взгляды окажутся ошибочными, то на него ляжет ответственность за то, что кого-то ввел в заблуждение. Поэтому в последующие пять лет он пересмотрел все возможные возражения, которые только могли прийти ему в голову. Позже, описывая этот период времени, Миллер отмечал: «В это время в голове моей появилось еще больше возражений, вызванных разговорами моих оппонентов». Миллер исследовал Писания до тех пор, пока не находил ответы на все возражения.

Спустя первые семь лет упорных занятий, Миллер начал лично делиться своими размышлениями с друзьями и посторонними людьми. Но даже в самых смелых мечтах он не мог помыслить о том, что будет когда-нибудь проповедовать. Однако, казалось, какой-то голос твердил ему: «Пойди и расскажи миру о грозящей опасности». В его ушах продолжал звучать текст: «Когда... ты не будешь ничего говорить, чтобы предостеречь беззаконника от пути его, то беззаконник тот умрет за грех свой, но кровь его взыщу от руки твоей» (Иез. 33:8).

Начав делиться с соседями и друзьями выводами, полученными из чтения Библии, Миллер удивился, что лишь некоторые приняли их. Даже многие члены церкви, казалось, не интересовались его размышлениями. Он особо беспокоился за членов своей семьи, включая братьев и сестер, и написал некоторым из них письма.

Но чувство ответственности за распространение своих убеждений стало еще больше. Казалось, сам Бог призывал его к публичной проповеди. Миллер сказал Господу в молитве, что он лишь фермер и не подготовлен для публичных выступлений. Но, по его собственным словам, «не мог получить освобождения».

При всей серьезности отношения к изучению Библии Уильяма Миллера в жизни не покидало чувство юмора. В письме, написанном в 1831 году «Дорогому брату и сестрам, Эмили и всем остальным», объектом его комментариев стала его незамужняя сестра Эмили:

«Эмили, благодарю тебя за ответ, и если бы у меня была возможность найти тебе мужа, я бы сделал это. Но это сомнительно, как ты знаешь. Но я молюсь о том, чтобы ты не осталась старой девой. Так что, как видишь, забота о тебе наполняет мое сердце».

Ниже Миллер, вероятно, к негодованию Эмили, снова возвращается к затронутой теме, советуя ей предпринять все возможное, чтобы найти себе мужа, старого или молодого, большого или маленького... и снять с себя проклятие.

По мере того, как взгляды Миллера становились все более известными, они естественным образом вызывали дискуссии среди соседей и даже среди тех, кто жил довольно далеко. Далеко не все принимали эти воззрения, а кое-кто отпускал по их поводу язвительные замечания.

Услышав, что врач по соседству назвал его маньяком, Миллер с присущим ему чувством юмора решил добиться у того рецепта для излечения. Однажды у Миллера заболел ребенок, и он послал за тем самым соседом-доктором. Выписав лекарства для больного ребенка, врач заметил, что Миллер сидит в углу подозрительно тихо.

«Вас что-то беспокоит?» — спросил доктор.

«Я даже точно не знаю. Посмотрите меня и пропишите мне что-нибудь», — ответил Миллер.

Доктор пощупал его пульс и, быстро осмотрев, спросил, на что тот жалуется.

«Ну, — сказал Миллер, — я точно не знаю, но мне кажется, что я маньяк. Осмотрите меня и попытайтесь выяснить, так ли это. Если это так, то вылечите меня. Можете ли вы сказать, когда человек является маньяком, а когда нет?»

Сконфузившийся доктор ответил, что, наверное может.

Миллер пожелал узнать, каким образом это определяется.

«Видите ли, — сказал доктор, — маньяк рационален во всем, кроме чего-то одного; и начинает бушевать, когда касаешься именно этой темы».

«Хорошо, — сказал Миллер, — я настаиваю на том, чтобы вы определили, являюсь ли я маньяком или нет, и если я болен, то вы пропишете мне лекарство и вылечите меня».

Затем Миллер захотел рассказать доктору о Втором пришествии Христа; и если он, Миллер, — маньяк, то доктор наверняка сможет это определить по его рассказу.

Доктор замялся, но Миллер настаивал на своем, предлагая считать такой рассказ как бы проверкой состояния своего ума, за которую, следовательно, доктор должен будет взыскать с него как за обычный медицинский осмотр.

Наконец доктор согласился. В течение последующих двух часов они занимались изучением пророчеств Даниила о Втором пришествии. Миллер дал доктору Библию, чтобы, когда он, Миллер, будет отвечать на вопросы, доктор мог сверяться с Писанием. Их усилия привели к тому же выводу, к которому Миллер пришел самостоятельно, а именно: Христос должен прийти приблизительно в 1843 году. После того, как это было сформулировано вслух, доктор на минуту откинулся на спинку стула, затем, взяв шляпу, разгневанный вышел вон.

На следующий день он позвонил в дверь дома Миллера, и было похоже, что в нем происходит сильная душевная борьба. «Мистер Миллер, — сказал он, — я отправляюсь в ад. Я ни на минуту не сомкнул глаз с тех пор, как побывал вчера здесь, у вас. Я крутил сказанное так и сяк, и все равно вижу, что вы правы, и время, предсказанное видением, заканчивается в 1843 году, а я совершенно к этому не готов, и потому отправлюсь прямо в ад».

Миллер успокоил его, и примерно через неделю ежедневных совместных занятий доктор обрел покой и «пошел своей дорогой, радуясь, что стал таким же великим маньяком, как и сам мистер Миллер».

Некоторые из врагов Уильяма Миллера позже заявляли, что целью его проповеди о пришествии Христа было стремление к дешевой популярности. Но если бы это было именно так, то зачем ему нужно было ждать тринадцать лет от первого прочтения Библии до первой проповеди? Ответ на этот вопрос дает сам Миллер:

«Я пытался найти себе оправдание перед Господом в том, что не шел и не проповедовал миру. Я говорил Господу, что не привык выступать перед публикой, что у меня нет необходимых данных для привлечения внимания аудитории, что я очень застенчив и боюсь предстать перед миром».

Итак, капитан Миллер, когда-то стойко и храбро защищавший свою страну в качестве солдата, теперь боялся предстать перед аудиторией. Ему, как и пророку Иеремии, требовалось ободрение от Господа: «Не бойся их» (Иер. 1:8).

*7 мая 1987 года на чердаке дома Миллера было обнаружено более тысячи прежде неизвестных документов, относящихся к его деятельности мирового судьи. Их нашли в старом бочонке, заброшенном на 150 лет. Большинство этих бумаг являлось квитанциями по оплате оказанных услуг. Некоторые свидетельствуют о литературных способностях Миллерц, тогда как другие открывают имена и факты. ранее неизвестные. Эти документы показывают, насколько занятым человеком он был, как ему приходилось делить время между исполнением обязан?? постен юриста и работой па ферме.