Вестник полночного крика

В крупных городах

Когда пятидесятисемилетний Уильям Миллер встретил в Экзетере, штат Нью-Гемпшир, тридцатипятилетнего Джошуа Хаймса, он и представить себе не мог, как это изменит условия его работы. Вместе с несколькими служителями Хаймс прибыл из Бостона на конференцию в Экзетере. Именно там Хаймс впервые услышал проповедь Миллера. Он обратился к Миллеру, повторяя сделанное ему ранее предложение проповедовать в христианской церкви Чардон-стрит в Бостоне. Миллер пообещал приехать в Бостон в следующем месяце, то есть в декабре 1839 года.

С 8 по 16 декабря Миллер читал лекции в церкви Чардон-стрит. 12 декабря они побывали дома у Хаймса. Хаймс, неожиданно совершенно пораженный и убежденный проповедью Миллера, спросил:

— Действительно ли вы верите в это учение?

— Конечно, верю, иначе я бы и не проповедовал его, — ответил Миллер.

— А что вы предпринимаете, чтобы распространить его повсюду?

— Я делал и все еще делаю все, что могу, — ответил Миллер.

Затем он поделился с Хаймсом своими разочарованиями и сказал, что нуждается в помощи:

— Что может сделать старый фермер? Я никогда не выступал перед публикой и чувствую себя довольно одиноким. Я немало потрудился и видел многих обращенных к вере в Бога и истине. И все же на сегодняшний день кажется, ни один человек не проникся содержанием и духом моей миссии настолько, чтобы оказать мне существенную помощь. Служители хотят, чтобы я проповедовал и приводил в их церкви людей, и на этом у большинства все желания иссякают. Я же искал помощи, и она нужна мне.

— Но почему весть не звучала в крупных городах? — спросил Хаймс.

— Я шел только туда, куда меня приглашали.

— Готовы ли вы пойти в те места, где двери будут открыты?

— Да, я готов, — ответил Миллер.

Момент заключения соглашения изменил жизнь обоих мужчин. Позже, вспоминая этот разговор, Хаймс написал:

«Именно в то время я возложил себя самого, семью, общество, свою репутацию, словом, все, что имел, — на Божий алтарь, чтобы помогать Миллеру, насколько это в моих силах, до конца».

С этого времени Хаймс стал главным покровителем Миллера. Он организовывал собрания и встречи в большинстве крупных городов страны. На этих собраниях проповедовал Уильям Миллер.

С 1831 по 1839 год Миллер проповедовал в основном в небольших городских и сельских церквах штатов Нью-Йорк, Вермонт, Нью-Гэмпшир и Массачусетс. В то время более 90 процентов населения Америки жило в сельской местности, и наиболее густо было заселено Восточное побережье. Остальная часть Соединенных Штатов была либо пустынной, либо редконаселенной. В 1800 году все население Соединенных Штатов едва превышало пять миллионов. К 1840 году оно увеличилось только до семнадцати миллионов.

Данные о численности некоторых крупных городов на 1840 год свидетельствуют о следующем: те города, которые в то время считались сравнительно большими, совсем не являются таковыми по сегодняшним стандартам.

Население Бостона составляло 61000 человек; Цинциннати — 24000; Нью-Йорка — 242000; Филадельфии — 80000; Вашингтона — 18000 человек.

Первая железнодорожная ветка протяженностью около четырнадцати миль была проложена в 1830 году городами Балтимор и Вашингтон. Техас и все, что находилось к юго-западу и северо-западу от Кордильер, тогда еще не являлось территорией США.

В 1840 году не было еще ни швейных, ни пишущих машинок, ни телефонов, ни электричества. Фотография, или даггеротип, как ее тогда называли, была только что изобретена. Вплоть до 1847 года не было почтовых марок. Почтовые расходы обычно оплачивал получатель, а не отправитель. Даже велосипеды появились лишь пятьдесят лет спустя.

Очевидно, что Миллер путешествовал в основном верхом на лошади, а также в повозке или поездом. Удивительно, как он мог посетить с проповедями так много различных мест. В январе 1840 года, после встреч в церкви Хаймса в Бостоне, Миллер отправился в Портсмут, штат Нью-Гэмпшир, чтобы провести там серию встреч. На протяжении пяти дней послушать его собирались большие толпы народа. Но когда Миллер уехал, встречи продолжались еще несколько недель. Пастор церкви, в которой Миллер проповедовал, написал:

«На протяжении нескольких недель, под звон колоколов, с ежедневными встречами, наш городок превратился в непрерывную Субботу... Сейчас уже трудно установить точное число новообращенных в нашем городе; по разным оценкам их количество составляет от пятисот до семисот душ».

Хаймс не только сделал аудиторией Миллера крупные города страны, но и решил еще одну важную проблему — издание печатного органа. Миллер хотел через прессу отвечать на те ложные слухи, которые о нем распространяли враги.

20 марта 1840 года, спустя всего четыре месяца после их первой встречи, Хаймс выпустил в Бостоне первый номер издания «The Sings of the Times» («Знамения времени». — Прим. переводчика). Сначала оно было ежемесячным, затем, в 1842 году, еженедельным, а в 1843 году стало ежедневным. На протяжении всей истории движения газета издавалась беспрерывно, и лишь в феврале 1844 года название изменилось на «The Advent Herald» («Предвестник Пришествия». — Прим. переводчика).

17 ноября 1842 года в городе Нью-Йорке Хаймс начал выпускать еще одно — главное — издание миллеритов — «The Midnight Cry» («Полночный крик». — Прим. переводчика). Это было честолюбивое, рискованное предприятие. Вначале 10000 экземпляров этого четырехстраничного издания появлялись ежедневно, кроме воскресенья, в течение четырех недель (в сумме почти четверть миллиона экземпляров). Затем газета стала еженедельной. В нескольких местах выходили также и другие издания миллеритов. Часто их печатали для того, чтобы использовать во время встречи, которую Миллер или другие лекторы должны были провести именно в этом городе.

Период с 1840-го по 1844-й был самым напряженным и продуктивным для проповеди Уильяма Миллера. Теперь, когда Джошуа Хаймс полностью посвятил себя делу Миллера и его вести, настало время с наибольшей силой провозгласить эту весть по всему миру. Это и было сделано Миллером.

То, что на встречи собирались огромные толпы народа, очевидно. Так, например: в Уотертауне, штат Массачусетс, на встречу пришло от 1000 до 1500 посетителей; в Нью-Хэвене, штат Коннектикут, — 3000; в Цинциннати, штат Огайо, — 4000; от 4000 до 5000 в Филадельфии и 5000 человек собралось на ступенях здания Верховного суда в Ньюарке, штат Нью-Джерси. На лагерные собрания собиралось до 10000 человек. Даже когда появились ложные объявления о встречах на ступенях патентного офиса в Вашингтоне, там собралось от 5000 до 10000 человек.

Миллер действительно проповедовал в Вашингтоне, однако это произошло несколько позже. Прибыв туда 20 февраля 1844 года, Миллер, Хаймс и Литч провели свою первую встречу в баптистской церкви неподалеку от военно-морской базы. Но уже к 26 февраля число слушателей возросло настолько, что встречи пришлось проводить в Зале Аполлона, располагавшемся неподалеку от резиденции президента США. Там встречи продолжались вплоть до 2 марта.

Во время встреч на борту военного корабля «Принстон» там взорвалась бомба, убив полковника Авеля П. Апшура, государственного секретаря Соединенных Штатов. Это событие вызвало еще больший интерес к лекциям Миллера, и на встречи стало приходить еще больше народа, в том числе несколько сенаторов и представителей Конгресса Соединенных Штатов.

В письме, которое было отправлено из Вашингтона в день взрыва, Миллер пишет о том, как раздавались тысячи экземпляров журналов, книг и брошюр, содержанием которых были темы его проповеди. «Никогда прежде, — писал он, — меня не слушали с таким глубоким чувством и с таким неподдельным интересом на протяжении многих часов».

Теперь Миллер не был одинок в своей проповеди скорого пришествия Христа. В 1833 году к нему присоединились еще восемь проповедников. А когда десять лет спустя, в 1844 году, Миллер закончил свое дело, он сам подсчитал, что за это время к нему присоединилось 200 служителей и 500 общественных лекторов. Иные источники называют другие цифры — 700 священнослужителей и 1500—2000 лекторов. Некоторые из этих людей были известны и как служители, и как ученые. Их участие значительно увеличило интерес к проповеди пришествия по всей стране.

В этот наиболее успешный для проповеди период как мирская, так и религиозная пресса обрушила на Миллера и тех, кто принял его весть, лавину критики. Часто это были либо слишком большие преувеличения, либо просто ложь. В следующей главе говорится о грандиозном общественном сражении, развернувшемся вокруг Миллера и его вести.