Вестник полночного крика

«Около 1843 года»

Первого января 1843 года Уильям Миллер написал письмо, которое начиналось так: «ДОРОГИЕ БРАТЬЯ. Этот год, согласно нашим верованиям, является последним годом правления сатаны на нашей земле». Действительно, согласно Миллеру, 21 марта 1843 года явилось началом последнего года этого мира. Ожидалось, что в течение года Христос может прийти в любое время. В конце февраля неожиданно для всех небо прочертила комета. От Миллера и других миллеровских служителей ожидали, что они обратят на это событие особое внимание. Но хотя некоторые из последователей Миллера придали этому и нескольким другим природным явлениям определенное значение, в целом отношение к этому миллеровских проповедников оставалось довольно прохладным. Когда интерес к комете достиг своего пика, о нем написал редактор «Signs»:

«В то время, как вся общественность совершенно очевидно взбудоражена разнообразными предчувствиями, ожидающие и блаженно уповающие на славное явление великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа были непоколебимы, не позволяя страхам одолеть себя.

Кого-то, может быть, удивит тот факт, что Уильям Миллер никогда не назначал точной даты Второго пришествия Христа. Он тщательно изучил хронологию и сделал вывод, что, согласно результату изучения, Иисус придет «около 1843 года». Эти слова были использованы в названии его первого сборника лекций. Миллер настаивал на них почти до самого конца.

Миллер был осторожен в систематическом изучении Библии, позволяя ей самой истолковывать себя. Это изучение включало и тщательное сравнение пророческих символов и цифр с датами и содержанием исторических событий. Позже время покажет, что в своих исследованиях он допустил одну главную ошибку. Период в 2300 лет должно было завершить не то событие, которое он определил.

Исходным текстом рассуждений Миллера было пророчество, записанное в Книге Пророка Даниила, 8:14: «На две тысячи триста вечеров и утр; и тогда святилище очистится». Он следовал общепринятой концепции, согласно которой в Писаниях слово «святилище» относится к земле. Когда он размышлял над тем, что святилище должно очиститься, он неверно предполагал,что очищение произойдет при Втором пришествии Христа, когда, как говорит Библия, земля должна будет очиститься огнем. Хотя против его понимания пророчества было много возражений, этой точки зрения его враги, казалось, практически не оспаривали.

Во время своих занятий Библией, еще до того, как начать проповедовать, Миллер внял словам Христа: «О дне же том или часе никто не знает» (Мк. 13:32). Вот его решение этого вопроса:

«Внезапно я понял, что именно таким образом нам становится известно о событии, которое близко, у дверей. Следовательно, этот текст не утверждает, что мы ничего не можем знать о времени такого события».

Миллер никогда не назначал точной даты Второго пришествия. В своих проповедях он всегда подчеркивал, что оно произойдет около 1843 года.

Собрания, проходившие в марте 1840 года в Уотертауне, штат Массачусетс, являются примером отклика на проповедь Миллером пришествия Христа, Который должен прийти около 1843 года. Пастор, в церкви которого проходили эти собрания, написал:

«Среди людей, с тех пор присоединившихся к нашей церкви, многие упоминали лекции мистера Миллера как средство, которое с помощью Божьей привело их к покаянию... Важна была не столько вера в то, что Христос может прийти в 1843 году, сколько определенность этого события, убеждающая в том, что люди не готовы встретить Его пришествие с радостью ».

Хотя и не все разделяли убежденность в скором свершении Второго пришествия, тем не менее просьбы о встречах с Миллером были частыми и настойчивыми, ибо его проповеди служили средством завоевания душ для Христа. О том, что такое понимание служения Миллера справедливо, свидетельствует приглашение пастора Уилмарта из баптистской церкви Нью-Ипсвича, штат Нью-Гемпшир. Вот как он сформулировал просьбу к Миллеру:

«Многие из нас желали бы Вашего прихода, ибо мы понимаем, что Ваши слова, адресованные грешникам, ясны и прямолинейны и часто сопровождаются Божественными благословениями в обращении душ.

В своей работе «Apology and Defence», опубликованной в 1845 году, Миллер писал:

«Я никогда не считал, что явление Господне должно произойти в какой-то определенный день, веруя, что никто не может знать ни дня, ни часа. Во всех моих опубликованных лекциях на титульных листах стоит — «около 1843 года». Во всех устных выступлениях я постоянно говорил собравшимся, что нынешний период закончится в 1843 году, если я не ошибся в своих расчетах; и я не могу утверждать, что конец не придет даже прежде этого времени, так что все мы должны быть постоянно готовы».

Затем Миллер объясняет, что в 1842 году некоторые из братьев стали возражать против оговорки «если» и начали говорить о 23 апреля 1843 года как о точной дате пришествия. Это побудило Миллера опубликовать свое заключение, согласно которому Иисус должен был вернуться между 21 марта 1843 года и 21 марта 1844 года.

Когда заговорили о том, что точная дата Второго пришествия — двадцать второе октября, то Миллер согласился с этим лишь за шестнадцать дней до того, как событие должно было произойти. Очевидно, его гораздо больше интересовала готовность людей к событию, чем точная дата, когда оно совершится. В его трудах, написанных после второго разочарования, пришедшегося на 22 октября 1844 года, прослеживается тот же подход. Миллер проповедовал, что верующие во Второе пришествие должны быть готовы к нему постоянно.

Когда Миллер проводил встречи в Андовере, штат Массачусетс, к нему однажды пришли два молодых студента местной богословской семинарии, чтобы обстоятельно побеседовать. Озабоченные близостью Второго пришествия, они спросили: «Если Господь грядет так скоро, то что же делать нам, готовящимся к служению? Есть ли еще у нас время для того, чтобы готовиться к пасторству?»

Миллер ответил: «Молодые люди, если Бог призвал вас для учебы, то продолжайте свое обучение, а я помогу вам, чем смогу. Но если Он призвал вас проповедовать, то изучите Библию и немедленно начинайте проповедовать».

Таким образом, его ответ прозвучал как повеление Христа: «Трудитесь, доколе приду». И каким бы ни было ваше занятие, исполняйте его в меру своих способностей до тех пор, пока Иисус не вернется на землю.

После встреч в Уотертауне, штат Массачусетс, которые посетило от 1000 до 1500 человек, пастор Р. Б. Медбэри отметил, что весть Миллера привела людей в состояние постоянного ожидания пришествия Христа.

Чем ближе становилось время ожидаемого возвращения Христа, тем выше был интерес к проповеди Миллера. Однако росло и противодействие — как со стороны церквей, так и со стороны публичных изданий. Опять же Миллер не назначал точного дня, но называл лишь временный период, в течение которого ожидал возвращения Христа. Некоторые из проповедников-адвентистов пытались назначить на протяженности этого периода определенные дни, но Миллер был против.

В этот период Миллер написал письмо-предупреждение верующим адвентистам. В этом письме он сказал следующее:

«Мир будет следить за нами. Люди не могут взять в толк, что мы сами верим тому, о чем говорим, ибо считают нашу веру странной, а потому будьте бдительны и не давайте никакого повода к осуждению...

Умоляю вас, дорогие братья, будьте осторожны, чтобы сатана не одолел вас, разбрасывая в вашей среде горячие угли. Ибо если он не может ввести вас в неверие и сомнение, то попытается раздуть дикий огонь фанатизма и умствований, чтобы отрешить от Слова Божьего».

Необычный случай продемонстрировал всеобщий интерес к Миллеру и адвентистскому движению. В начале 1843 года по всему Вашингтону были распространены пригласительные билеты, объявлявшие, что на следующий день Миллер будет проповедовать на ступенях здания патентного офиса США. Это была шутка. Однако публика об этом не знала, и собравшаяся там толпа насчитывала от пяти до десяти тысяч человек.

Поскольку проповеди о конце света циркулировали повсюду, внимание на них обратили даже рекламные агентства, используя их для рекламы абсолютно всего: от патентованных лекарств до сигар. Посторонние обычно стремились высмеять эту весть. Один геолог, не веривший в пришествие, заявлял, что мир существует как результат медленных изменений, а потому предсказанного внезапного возвращения Христа не может быть.

В течение этого последнего года миллериты столкнулись и с проблемой иного рода. Они не могли найти достаточно вместительных помещений, чтобы разместить желающих послушать проповеди. Поэтому было решено построить в Бостоне большой зал, достаточный для размещения огромной массы людей. Естественно, подобные планы рождали самые невероятные слухи, распространявшиеся повсюду.

Согласно некоторым из них, миллериты, чтобы построить зал, расторгли семилетний страховой полис. Иные говорили, что затея со строительством была осуждена мэром как небезопасная. Подобные россказни быстро опровергались. Строительство было завершено 4 мая 1843 года. Тогда же произошло и освящение здания. Стоимость проекта составила четыре тысячи долларов.

Для участия в церемонии освящения собралось более 3500 человек. Пораженный этим событием, репортер газеты «Christian Herald» писал:

«Войдя туда, я был сильно разочарован. Я ожидал увидеть что-то грубое, неуклюжее, что канет в лету, независимо от того, наступит конец света или нет... В действительности же здание оказалось образцом чистоты, простоты, удобства и умеренности».

Адвентист, выступавший с проповедями в канадском городе Торонто, обнаружил, что даже самые большие городские залы не способны вместить толпы желающих. В течение двух часов были собраны средства, достаточные, чтобы построить зал, пригодный для проведения встреч. За восемь дней здание размером десять на двадцать семь метров было, готово.

В первой половине 1843 года Уильям Миллер не принимал личного активного участия в проповеди по причине болезни. И лишь осенью 1843 года он вновь смог проповедовать.

Тем не менее летом 1843 года огромная палатка не пустовала. Во время июньской встречи в Рочестере, штат Нью-Йорк, ветер и сильный дождь разрушили ее, повалив на землю. Но это не остановило Джошуа Хаймса, главного помощника Миллера, и в следующее воскресенье он уже проповедовал нескольким тысячам людей, собравшимся на рыночной площади. А в понедельник утром всех жителей города пригласили увидеть новое возведение палатки: проповедь закончилась тем, что были собраны деньги, достаточные для ремонта; фактически падение палатки помогло приобрести много друзей из числа известных граждан города.

Она использовалась для собраний и в дальнейшем; в других местах восточного побережья проводились встречи на открытом воздухе, которые обычно собирали большие толпы народа. Кое-где вошли в практику так называемые встречи в рощах, которые проводились неподалеку от городов среди деревьев. В Нью-Йорке для встреч было арендовано такое же здание, как в Бостоне. Повсеместно проходившие встречи влекли за собой повышение интереса к чтению Библии. Повсюду, где смогли побывать миллеровские проповедники, Библии продавались в огромных количествах.

Вначале люди, принявшие весть Миллера, входили в уже существующие церкви. Но с 1843 года они становились там все менее и менее желанными. Некоторые миллериты стали проповедовать, что народу необходимо выйти из Вавилона, имея в виду традиционные конфессии. Чарльз Фитч, служитель, подготовивший схемы 1843 года, проповедовал:

«Если вы христиане, вы должны выйти из Вавилона. Если вы хотите остаться христианами в явление Христа, — выйдите из Вавилона, и выйдите сейчас».

В своих ранних проповедях Миллер акцентировал внимание на вести первого ангела из четырнадцатой главы Книги Откровения: «Наступил час суда Его». Он применял эту весть ко Второму пришествию Христа. Но к 1843 году многие стали проповедовать весть второго ангела: «Выйди из Вавилона». Это означало, что нужно покинуть как протестантские церкви, так и католическую. Сам Миллер подобного не проповедовал и даже противился такой позиции. В частности, он писал об этом следующее:

«В 1843 году и со стороны прессы, и со стороны проповедников на меня обрушился дикий поток клеветы за все, что ассоциировалось с моим именем. Наши побуждения подвергались нападкам, наши принципы извращались...

...Осенью 1843 года некоторые из моих братьев стали называть существующие церкви Вавилоном и настаивать на том, что адвентисты обязаны выйти из них. При сем я сильно скорбел, ибо плачевны были не только последствия — сама идея была в моих глазах извращением Слова Божьего, истолкованием Писаний в свою пользу... С того времени церкви, как и можно было ожидать, закрыли перед нами все двери».

Проповедь о Втором пришествии не ограничивалась лишь территорией Соединенных Штатов. Как было отмечено ранее, она звучала и в Канаде. В газетах нескольких стран Европы печатались сообщения о Миллере и о содержании его вести. А в некоторых из этих стран проповедники даже делились с собравшимися своей верой в то, что Христос должен вот-вот вернуться. В Южной Америке некоторые тоже проповедовали о скором возвращении Христа.

В январе 1844 года, после года напряженной работы, особенно насыщенной в последние два месяца Миллер написал: «Шестого января, в субботу, я вернулся домой после восьминедельного отсутствия, во время которого мне довелось прочитать восемьдесят пять лекций».

Конечной датой возвращения Христа, по подсчетам Миллера, было 21 марта 1844 года. Но Иисус не пришел, как ожидалось. Разочарование было великим. Вероятно, собственный краткий комментарий Миллера, относящийся к 1 августа 1844 года, наиболее красноречиво описывает состояние его чувств в то время: «Время шло, прошло и 21 марта 1844 года, а мы так и не увидели явления Господа. Разочарование наше было великим, и многие отошли от нас» .

Через несколько дней после того, как вычисленная им дата миновала, он написал своему другу Джошуа Хаймсу письмо, выражая в нем разочарование, но отнюдь не отчаяние:

«Время, как я его высчитал, ныне исполняется, и каждое мгновение я ожидаю увидеть Спасителя сходящим с небес... Продлится ли это время дольше, нежели я ожидал, не знаю, но готов с уверенностью сказать лишь то, что намерен пребывать под водительством Провидения Того, Кто никогда не ошибается... С затаенной надеждой в сердце ожидаю я благословенного и славного Искупителя, который будет Царем над всей землей и Богом с нами на веки вечные... Мои вера и уверенность в слове Божьем сильны как никогда, хотя Христос и не пришел во время, в которое я ожидал Его. Я все еще верю, что время это близко и что Бог скоро, да, очень скоро, к позору гордецов и ругателей, оправдает Себя, Свое слово и призыв, данный нам».

Хотя и глубоко разочарованный, Миллер пребывал в уверенности, что Иисус все же придет, и придет скоро!