Сила возрождения
Джо Круз

  1. Воры В Церкви
  2. В Поисках Истинной Церкви
  3. Армагеддон
  4. Адский Огонь: Установление Истины
  5. Человеческая Природа Христа
  6. Что Легче: Быть Спасенным Или Погибнуть?
  7. Духи Умерших: Общаются Ли Они С Нами?
  8. Закрытые Глаза И Отклоненные Уши
  9. Кровь За Завесой

  10. Можно Ли Жить, Не Греша?
  11. Может Ли Спасенный Избрать Погибель?
  12. Небеса... Насколько Это Реально?
  13. Почему Бог Сказал: "помни..."?
  14. Почему Ветхий Завет Не Устоял
  15. Посетители Из Других Миров
  16. Притча О Богаче И Лазаре
  17. Сатана Скован
  18. Слабое Человеческое Мерцание Или Яркое Пламя Божье?
  19. Смерть На Кухне
  20. Свидание В Космосе
  21. Святость Воскресенья: На Чем Она Основана?
  22. Упразднен Ли Закон Божьей Благодатью?
  23. Высохший Ручей. Почему Страдают Христиане?
  24. Высокая Цена, Уплаченная На Голгофе
  25. Вводящие В Заблуждение Подделки Сатаны
  26. Является Ли Грехом Искушение?
  27. Как Теория Эволюции Не Выдержала Испытания На Научность
  28. Когда Возврат Невозможен
  29. Цветная Косметика И Украшения
  30. Царь Грядет
  31. Дракон И Жена
  32. Ожидание Приговора
  33. Свиньи И Другие Опасности
  34. Число Зверя И Начертание Зверя
  35. Маленький Возмутитель Спокойствия
  36. Победоносная Жизнь Христианина
  37. Тайное Восхищение Живых На Небо
  38. Зверь И Его Происхождение

Кровь За Завесой

Хотя Послание к Евреям в большой степени игнорировалось как христианскими богословами, так и рядовыми христианами, оно содержит некоторые самые важные, основополагающие библейские доктрины. Духовные вопросы, лишь вскользь упомянутые другими писателями Библии, полностью раскрыты автором Послания к Евреям.

Для этого пренебрежения существуют, наверное, две причины. Прежде всего, это послание в большой степени опирается на образы и прототипы Ветхого завета. По-видимому, многие современные христиане полагают, что это не согласуется с настроением евангельской свободы, провозглашаемой в других посланиях апостола Павла.

Во-вторых, этой книги могут остерегаться в связи с тем, что она содержит некоторые очень ясные утверждения, которые, похоже, противоречат позициям, занимаемым большинством христиан-протестантов. В эту книгу включены три таких спорных области. Хотя, на первый взгляд, может показаться, что они не имеют почти никакого отношения друг к другу, в действительности, они очень тесно взаимосвязаны. Человеческая природа Христа, Его служение как Первосвященника в небесном святилище и вопрос о совершенстве - вот три связанных одна с другой истины, содержащихся в Послании к Евреям.

Две первые главы в целом посвящены положению и природе Христа до и после Его воплощения. Начиная с третьей главы говорится о роли Иисуса как истинного Первосвященника, и эта роль сравнивается со служением земных священников. Эта тема продолжается на протяжении последующих десяти глав, и в этих главах слово "совершенный" или его формы используются девять раз.

А теперь давайте попробуем понять, каким образом эти три нити учения - человеческая природа Христа, Его первосвященство и совершенство народа Божьего, - в действительности, оказываются частью одной великой истины.

Многих исследователей озадачивало то, что во второй главе Павел дает обстоятельное объяснение полного принятия Христом падшей человеческой природы. Он делает весьма недвусмысленные заявления, идущие гораздо дальше любых других богодухновенных описаний воплощения. В 11 стихе говорится, что "и Освящающий, и освящаемые, все одного происхождения; поэтому Он не стыдится называть их братиями" (английский перевод, а также современный русский - прим. ред.). Иными словами, Христос принял на Себя такое же тело, каким обладают Его человеческие братья. Как Освящающий (Христос), так и освящаемые (люди) - все имеют одно происхождение и потому воистину могут быть названы братьями. Эта истина еще более ярко предстает в 14 стихе, где сказано: "А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные". И затем следует самое сильное утверждение из всех, такое, которое может быть сделано только под прямым вдохновением Божьим: "Посему Он должен был во всем уподобиться братиям, чтобы быть милостивым и верным первосвященником пред Богом, для умилостивления за грехи народа" (стих 17).

Павел осмеливается говорить, что для Христа было почти обязанностью стать через Свое физическое рождение таким же, как все члены человеческой семьи, которую Он пришел спасти. Такая смелость, несомненно, основывалась на его совершенной уверенности, что он передает мысли Самого Бога.

Обратите, пожалуйста, внимание на то, как этим закладывается основание для последующих глав. Здесь мы находим богословское обоснование первосвященства Христа в небесном святилище. Он должен был стать человеком, чтобы быть "милостивым и верным первосвященником". Ему необходимо было пережить то, что переживаем мы, чтобы надлежащим образом представлять нас пред престолом Отца. "Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха" (К Евреям 4:15).

Некоторые отрицают, что святая природа Христа могла когда-либо испытывать искушения от обольщений или приманок этого мира. Им следует напомнить, что Иисус добровольно отказался использовать Свою божественность, когда Он жил среди людей. Нет никаких сомнений в Его совершенном безгрешии, но Он воспринял "не природу ангелов, но семя Авраамово" (К Евреям 2:16, современный перевод).

Могла ли эта природа быть искушаемой? Конечно, могла. Мы знаем это, поскольку сами обладаем той же природой. Мы не можем и не осмеливаемся вторгаться в тайны, которые нам не открыты, но в отношении того, что для нас открыто, мы можем быть уверены. Он испытывал те же искушения, которые переживаем, сражаясь с лукавым, и мы.

Как причастник нашей плоти и крови, Он познал, что такое горе, скорби и разочарования, которыми обычно отягощена человеческая жизнь. Он никоим образом не использовал Свою божественную силу, чтобы избежать немощей человеческой природы. Но при этом Он не согрешил даже в мыслях.

Не удалило ли Его это безгрешие настолько далеко от нас, что мы не можем надеяться обрести подобную победу над грехом? Нет, не удалило. Библия содержит десятки заверений о том, что мы можем победить подобно тому, как победил Он. Мы можем иметь "ум Христов" (К Филиппийцам 2:5), "исполниться всею полнотою Божией" (К Ефесянам 3:19) и стать "причастниками Божеского естества" (2 Петра 1:4).

Чистое и святое отвращение ко греху, которое было свойственно нашему благословенному Господу от момента Его рождения, через веру в Бога может стать опытом жизни каждого возрожденного, исполненного Духом христианина. Иисус постоянно подтверждал Свою полную зависимость от Отца во всем, что Он делал или что говорил. Он сознательно ограничил Себя тем, чего можно достичь через молитву, веру и посвящение - каналы, открытые и каждому из нас.

Иисус - истинный Первосвященник

Весь этот план победы над грехом является неотъемлемой частью прекрасного служения Христа как Первосвященника, к описанию которого Павел переходит далее. Обращаясь к христианам из иудеев - людям, всецело доверявшимся ветхозаветным церемониям спасения, апостол решает использовать эти хорошо им известные обряды для указания "нового и живого" пути ко спасению через Христа.

Терпеливо повторяет он знакомые предписания относительно избрания и посвящения людей на левитское священство. Со многими деталями описывает он служение священников в скинии, в ходе которого они кропили кровью жертвенных животных во Святом, символически делая там запись о грехах. Перечислены даже предметы, находившиеся в обоих отделениях земного святилища (К Евреям 9:1-5). Апостол напоминает своим читателям, что все это было скопировано Моисеем по образцу, показанному ему на горе (К Евреям 8:5).

Мы теперь переходим к 9 и 10 главам Послания к Евреям, которые содержат наиболее яркие параллели между образами и их прототипами. Здесь мы начинаем понимать, почему Павел уделил так много внимания деталям той скинии, которая впервые была построена в пустыне. Все, что совершалось священниками во Святом и во Святом святых земного святилища, было тенью, указывающей на то, что должен был совершать Христос как истинный Первосвященник в небесном святилище. Павел говорит: "Главное же в том, о чем говорим, есть то: мы имеем такого Первосвященника, Который воссел одесную престола величия на небесах и есть священнодействователь святилища я скинии истинной, которую воздвиг Господь, а не человек" (К Евреям 8:1, 2).

Затем в первых десяти стихах 9 главы Послания он делает обзор ежедневного служения, по очереди совершавшегося священниками в первом отделении, а также особых, приводящих в трепет действий, которые первосвященник совершал во Святом святых в День примирения.

На то, что происходило во втором отделении, Павел обращает особое внимание: "В первую скинию всегда входят священники совершать Богослужение; а во вторую - однажды в год один только первосвященник, не без крови, которую приносит за себя и за грехи неведения народа. Сим Дух Святый показывает, что еще не открыт путь во святилище, доколе стоит прежняя скиния" (К Евреям 9:6-8).

Эти слова открывают нечто очень важное. Утверждается, что Дух Святой использует обряды древнего святилища для того, чтобы объяснить нам что-то о его небесном оригинале. Дух также свидетельствует, что путь в небесное святилище мог быть открыт только после того, как земное святилище выполнило свое предназначение.

Поразмыслим над вопросом: для чего автор затрачивает так много времени на описание конкретных деталей того служения, которое совершалось священниками в обоих отделениях земной скинии? И почему он столь торжественно заверяет, что посредством этого имеющего две фазы служения Дух Святой указывает на нечто особенное? Потому, что сразу же после этого он начинает описывать подобные же действия, которые Иисус должен совершать в обоих отделениях небесного святилища: "Христос, Первосвященник будущих благ... не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление" (К Евреям 9:11, 12).

На месте слова, переведенного как "святилище", в греческом оригинале стоит слово "та хагиа", являющееся формой множественного числа и означающее "святые места". Следовательно, апостол Павел буквально утверждает, что Иисус должен был внести Свою кровь в оба отделения (святые места) истинной скинии на небесах и начать там совершать служение нашего спасения. Та же форма множественного числа используется и в 24 стихе: "Ибо Христос вошел не в рукотворенное святилище (та хагиа), по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие" (К Евреям 9:24).

Два отделения на Небесах

Некоторым казалось, что великий оригинал святилища, находящийся на Небесах, не имеет двух отделений, представленных в земной копии, воздвигнутой Моисеем. Если это так, то Моисей ослушался специального Божьего повеления, столь ясно повторенного в Евреям 8:5: "Смотри, сказано, сделай все по образу, показанному тебе на горе". Если бы Моисей что-либо добавил к показанному ему на горе, то про то, что он сделал, нельзя было бы сказать, что в нем все совершено согласно образцу.

Более того, Павел вводил бы тогда своих читателей в заблуждение, постоянно заверяя их, что Иисус - Священник, служащий во святых местах на Небесах, вместо того, чтобы писать только об одном святом месте. Он говорит о Христе как о "священнодействователе святилища и скинии истинной, которую воздвиг Господь, а не человек" (К Евреям 8:2). Слово "святилище" в этом стихе - то же греческое слово в форме множественного числа (та хагиа), означающее "святые места". Это доказывает, что в вышнем храме должно быть как Святое, так и Святое святых.

Если служение Христа не совершалось в обоих отделениях, то почему Павел прилагает все эти усилия, описывая служение и обстановку в обоих отделениях прямо перед тем, как приложить их к тому, что делает Иисус в небесном святилище? Никто не берется отрицать, что земные священники символизировали Христа, и что понятие о небесном святилище было предвозвещено постройкой земной скинии, состоящей из двух отделений. Где есть тень, там должен быть и предмет, отбрасывающий эту тень.

Для окончательного удостоверения в том, что небесное святилище имеет то же разделение помещений, что и земное, вспомним, что Иоанн описывает Иисуса "посреди семи светильников" (Откровение 1:13). Это подтверждает описание, данное Павлом в Евреям 9:2: "Ибо устроена была скиния первая, в которой был светильник, и трапеза, и предложение хлебов, и которая называется "святое". Иоанн видел Сына человеческого в первом отделении небесного храма, там, где всегда находились семь светильников.

В Откровении 4:5 Иоанн описывает также "семь светильников огненных, горящих пред престолом". Затем, несколькими стихами ниже, "посреди престола" он видит "Агнца как бы закланного" (Откровения 5:6). Здесь Иисус вновь находится в первом отделении небесного святилища, о котором говорится также, что в нем находится престол. Более подробную информацию предоставляет Откровение 8:3, где говорится об ангеле, стоящем перед "золотым жертвенником, который перед престолом" и воскуряющем фимиам в золотой кадильнице. Это указывает на последний из предметов, находящихся в первом отделении, то есть, во Святом.

Что касается Святого святых небесного святилища, то о нем сказано в Откровении 11:19: "И отверзся храм Божий на небе, и явился ковчег завета Его в храме Его". Это, вне всяких сомнений, доказывает, что небесный образец земного также имеет два отделения. Святое святых содержало ковчег завета, в котором находились скрижали закона Десяти заповедей (К Евреям 9:4).

Небесное святилище нуждается в очищении

А теперь мы подошли к одному из наиболее удивительных фактов, касающихся небесного священства Христа. Мы узнаем о том, почему Он должен был представить за нас Свою кровь пред Богом: "Итак образы небесного должны были очищаться сими, самое же небесное лучшими сих жертвами. Ибо Христос вошел не в рукотворенное святилище, по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие" (К Евреям 9:23, 24).

Здесь мы получаем заверение, что подобно тому, как в очищении нуждалось земное святилище, нуждается в нем также и святилище небесное. Павел делает ошеломляющее высказывание, говоря, что небесный оригинал земной скинии также "должен был очищаться". Это объяснение служения очищения небесного святилища, совершаемого Христом со Своей кровью, может стать нам понятным только в том случае, если нам известно, каким образом святилище оказалось загрязненным. Воистину, кажется очень странным, что может существовать какой-то загрязняющий фактор в безгрешной атмосфере Небес. Но слова Писания звучат ясно, и мы не можем их не замечать. Что-то на Небесах нуждается в очищении, и это очищение совершается кровью Христа, с которой Он служит во Святом святых. Мы знаем, что это происходит во втором отделении, поскольку следующий стих говорит: "Не для того, чтобы многократно приносить Себя, как первосвященник входит во святилище каждогодно с чужою кровью; иначе надлежало бы Ему многократно страдать от начала мира; Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею" (К Евреям 9:25, 26).

Эти слова объясняют, что ныне Христос исполняет то, на что указывало древнее прообразное служение, происходившее в День очищения Израиля. Этот торжественный обряд именовался "очищением святилища". Он представлял из себя одно из наиболее важных служении, происходивших в земной скинии. Как указывает Павел в своем Послании к Евреям, оно совершалось раз в год первосвященником. Это был единственный день в году, когда кто-то мог пройти за завесу, отделявшую Святое святых от Святого, и таким человеком мог быть только первосвященник. Павел объявляет, что Иисусу не нужно входить за завесу каждогодно, как это делали Его земные двойники. Он должен был сделать это лишь "однажды, к концу веков". И для того, чтобы совершить необходимое очищение, Ему не нужна кровь жертвенных животных, но Он предстоит перед Богом со Своею кровью.

Что вызвало загрязнение?

Для того чтобы понять, каким образом небесное и земное святилища становились загрязненными, мы должны вернуться к важным событиям, предвосхитившим День очищения.

После того как Моисей спустился с горы, где ему был показан образец - святилище на Небесах, - он созвал всех искусных мастеров Израиля, и они построили по небесному проекту скинию в пустыне. Она состояла из двух отделений, разделенных тяжелой завесой размером примерно четыре с половиной на четырнадцать метров. Вокруг святилища был устроен внутренний двор, где находились жертвенник всесожжении и умывальник.

В первом отделении, или Святом, находился стол с хлебами предложения, золотой светильник и жертвенник курений. За завесой находилось второе отделение, называемое Святое святых, в котором находился только один предмет - ковчег завета. По обе стороны ковчега стояли сделанные из золота осеняющие херувимы, прикрывающие престол благодати в центре - место, где являлось присутствие Божие.

Эта не слишком громоздкая переносная скиния могла перемещаться с места на место и вновь сооружаться там, где располагался новый стан сынов Израилевых, так что они всегда могли приносить предписанные жертвы, чтобы получать прощение своих грехов. Ежедневно преступившие закон должны были входить во внутренний двор, класть на жертвенник агнца без порока, исповедовать над ним свои грехи и закалывать его своими собственными руками. Затем, в зависимости от того, к какому слою общества относился грешник, священник либо кропил кровью во Святом, либо съедал маленький кусочек мяса принесенной жертвы. В любом случае, священник становился носителем грехов народа, и, в конце концов, всякий грех переносился священником во святилище, где через кропление кровью символически производилась его запись.

Символика этого служения очевидна. Агнец символизировал Христа. Грех означает смерть, и исповеданные людьми грехи переносились на невинного агнца. Затем, через пролитую кровь, их грехи переносились во святилище.

Поскольку во святилище накапливались записи совершенных грехов. Бог заповедал Израилю соблюдать раз в год особое торжественное служение, совершавшееся в день, именуемый Днем очищения. В этот день святилище очищалось от нечистот. Это был тот момент, когда осуществлялось полное искупление грехов, исповедуемых день за днем в течение целого года. В действительности, этот день считался судным днем, даже современные иудеи считают Йом Киппур самым важным днем в году. Если до конца этого дня человек не исповедовал все грехи, он исключался из общества и оставался без надежды на спасение.

Не удивительно, что люди молились и постились в Судный день, наступавший каждый год в седьмой месяц года. Пока они ожидали, искренне исследуя свои сердца, первосвященник бросал во внешнем дворе жребий о двух козлах. После внесения огня и фимиама для курения за завесу во Святое святых, он возвращался, чтобы взять крови тельца, принесенного в жертву за его собственные грехи, внести ее за завесу и семь раз покропить ею перед престолом благодати (Левит 16:14). Затем он закалывал того козла, на которого выпадал жребий (для Господа) и также кропил его кровью во Святом святых перед престолом благодати. Так совершалось очищение от нечистот и преступлений как святилища, так и всех из народа, кто исповедал свои грехи.

После кропления кровью во всех местах, куда каждодневно приносилась отягощенная грехами кровь, первосвященник выходил из святилища и возлагал руки на голову второго козла, называемого козлом отпущения, после чего этого козла отводили в пустыню, где он в одиночестве погибал (Левит 16:20-22).

Что же производилось во время этого впечатляющего ритуального служения? Писание свидетельствует: "В сей день очищают вас, чтобы сделать вас чистыми от всех грехов ваших, чтобы вы были чисты пред лицем Господним" (Левит 16:30). Важно понимать, что в этот день над сынами Израилевыми совершалось как освящающее, очищающее действие, так и изглаживание записей об их преступлениях.

Значение всех символов достаточно очевидно, за исключением козла отпущения. Кого он символизирует? Примите, пожалуйста, в расчет, что эта церемония изображала окончательное избавление от всех грехов, совершенных в течение года. Все, кто исповедовал грехи, принося в жертву агнца, после этого дня считались чистыми. Все, кто до конца этого дня не приходил исповедоваться, должны были понести свои грехи на себе и исключались из общества сынов Израилевых. Козел отпущения не мог символизировать Христа, поскольку его кровь не проливалась. Кто же еще может понести на себе ответственность за грехи всех людей? Только один. Сатана, великий родоначальник греха, понесет свою долю вины в каждом грехе, к которому он подстрекал людей.

Вот что символизируют действия, производимые над козлом отпущения. Он никак не участвует в служении, изображающем искупление. Писание прямо говорит, что в момент возложения рук на голову козла отпущения первосвященник уже совершил служение примирения. Очищение завершено и все исповеданные людьми грехи изглажены. Наказание сатаны за все грехи (а он несет за них главную ответственность) совсем не имело заместительного или искупительного характера, разве что в том смысле, в котором убийца искупает свои грехи, когда совершается его казнь.

Когда специально избранный человек уводил козла отпущения для изнурительной гибели в пустыне, этим живо изображалось полное искоренение греха во вселенной. Со смертью нечестивых - как корня, так и ветвей - все оставшиеся следы ужасных последствий греха будут совершенно преданы забвению.

Таким образом. День очищения служил прообразом удаления греха из вселенной. В конце концов, ответственность за все грехи безошибочно достигнет их виновников, и кто-то должен будет понести наказание за всякий совершенный грех. Смерть агнца освобождает от наказания всякого, кто верует в Спасителя, однако всем остальным придется понести наказание на самих себе. Всякий грешник, отказавшийся сделать носителем своих грехов Христа, сам понесет свои грехи. Христос стал заместительной жертвой за грехи миллионов, умерев вместо них, хотя Сам Он не совершил ни одного греха. Сатана также понесет грехи миллионов, но он умрет за эти грехи из-за своей личной вины, будучи причиной их совершения. Таким образом, два козла символизируют существование только двух путей избавления от греха - через искупление смертью носителя грехов, заместившего Собой грешника, или через смерть самого грешника.

Теперь мы лучше приготовлены к тому, чтобы понять, что Иисус совершает в небесном святилище в настоящее время. Послание к Евреям ясно учит нас, что Христос совершает служение со Своею кровью во Святом святых. Павел говорит, что Ему не нужно входить туда каждый год, но только "однажды, к концу веков". Далее, очевидно, что в вышнем святилище должно совершаться то же ходатайственное служение, какое происходило в земной скинии в День очищения. Это, без сомнений, доказывает, что небесное святилище очищается единократным вхождением Иисуса во Святое святых, что совершенно согласуется с утверждением Павла о том, что "образы небесного должны были очищаться сими, самое же небесное лучшими сих жертвами" (К Евреям 9:23).

Теперь мы должны ответить на вопрос: почему небесное святилище нуждалось в очищении? В его земном прототипе это было необходимо из-за того, что через окропление кровью в нем символически накапливались записи грехов. Необходимо было удалять эти записи.

Существуют ли записи грехов в небесном святилище? И если да, то как и где эти записи хранятся? Библия говорит, что они содержатся в книгах. Апостол Иоанн написал: "И иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими" (Откровение 20:12).

Никто не может отрицать, что на небесах существуют записи совершаемых нами грехов. Они вписаны в книги, и суд происходит на основе этих содержащих записи о грехах книг. Пророк Даниил описывает сцену суда следующими словами: "Судьи сели, и раскрылись книги" (Даниил 7:10).

Служение искупления за завесой

Теперь для нас начинает проясняться служение Христа во святилище. Очищение небесного святилища представляет собой изглаживание записей о грехах посредством искупительных заслуг крови Иисуса, с которой Он ходатайствует за всех, кто верует. Вы можете спросить: "Как же такое может быть? Разве искупление не было совершено смертью Иисуса на кресте?" Вне всякого сомнения, Иисус принес жертву, обеспечившую окончательное искупление всякой души, которая обращается к Богу за прощением и очищением. Но как заклание агнца во дворе святилища не изглаживало записи о грехе до тех пор, пока кровью не кропилось во Святом, так и кровь Христа не может послужить очищению от греха, пока каждый человек лично не взыщет ее в своей жизни через своего Первосвященника в небесном святилище.

С тех пор как Иисус вошел во Святое святых через завесу, Он производит суд, изглаживая записи грехов через принесение Своей крови Отцу. Автор Послания к Евреям определенно связывает это служение Иисуса во Святом святых с совершением суда. Он пишет: "Ибо Христос вошел не в рукотворенное святилище, по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие, и не для того, чтобы многократно приносить Себя, как первосвященник входит во святилище каждогодно с чужою кровью; иначе надлежало бы Ему многократно страдать от начала мира; Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею. И... человекам положено однажды умереть, а потом суд" (К Евреям 9:24-27).

Здесь апостол связывает суд со служением Христа во Святом святых. Очищение всегда связывалось с судным днем, поскольку в этот день производилось "уничтожение" греха и окончательное избавление от него - либо через носителя грехов - священника, либо через исключение нераскаявшегося из общества.

Затем, в следующем стихе, Павел описывает окончание суда и пришествие Христа для избавления тех, которые найдены достойными спасения: "И Христос, однажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение" (К Евреям 9:28).

В этом стихе открыты некоторые величественные истины. Христос завершил Свое служение священника и носителя грехов. Теперь он описывается приходящим "не для очищения греха". Он больше не носитель грехов Своего народа пред Отцом. Он больше не совершает дело искупления людей в небесном святилище. Он завершил Свою работу ходатайства. Судебное рассмотрение записей в небесных книгах окончено. И теперь Христос возвращается не для очищения греха - не для того, чтобы совершать искупление грехов, - но для того, чтобы исполнить решения суда, основанные на свидетельстве небесных книг.

Иоанн так описывает этот момент земной истории: "Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще. Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его" (Откровение 22:11, 12).

В момент, когда Христос отложит в сторону Свое первосвященническое облачение и оденет на Себя царские одежды, участь каждого человека будет навечно определена. Каждый будет либо принят, либо отвергнут на основе того, что найдено о нем записанного в книгах. От Божьего престола выйдет великий указ, провозглашающий, что все должны оставаться такими, какими они найдены на суде, и объявляющий немедленное возвращение Иисуса для исполнения принятых решений. "И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное" (Откровение 20:15).

Заметьте, пожалуйста, что решающим фактором на суде будет содержание книги жизни. После окончания затрагивающего эту книгу судебного рассмотрения в ней будут найдены некоторые имена; другие же не будут найдены, поскольку они будут изглажены из нее в ходе суда: "И книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими... И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное" (Откровение 20:12, 15).

Даниил описывает эти же события в следующих словах: "Спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге. И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление" (Даниила 12:1, 2).

Вновь перед нами точно такая же последовательность событий. Решение суда основывается на записанном в книгах, и исполнение этого решения происходит сразу же после его принятия. Только те, чьи имена остались в книге жизни после рассмотрения свидетельств во время следственной стадии суда, будут признаны достойными вечности.

При столь кратком рассмотрении этой обширной темы у нас нет возможности установить на основе Писаний момент начала очищения небесного святилища. Здесь мы можем лишь упомянуть, что в книге пророка Даниила существует пророчество, которое точно указывает, в каком году Христос должен войти во Святое святых, чтобы начать последнюю фазу нашего искупления. Так как это событие уже произошло, и сегодня мы живем в величественное время суда, кажется более уместным посвятить остаток этой книги размышлению о преимуществах, которые мы уже сейчас получаем от священнического служения Христа. Мимоходом интересно отметить, что согласно происходившему в земном святилище время пребывания нашего Первосвященника во Святом святых должно быть много короче времени Его пребывания в первом отделении святилища.

Кровь Христа делает совершенным

После сопоставления в первых девяти главах Послания к Евреям земного священства с небесным, в десятой главе Павел объясняет величайшее преимущество одного священства над другим. До этого места он все время подчеркивал, что ветхозаветные церемонии принесения в жертву животных не могли остановить согрешений людей. В Евреям 9:9 он написал, что все это "не может сделать в совести совершенным приносящего". Говоря же о крови Христа, он, напротив, провозглашает, что благодаря Его непорочной жизни, она сильна "очистить совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному!" (стих 14).

И теперь он начинает десятую главу с той же ноты: "Закон, имея тень будущих благ, а не самый образ вещей, одними и теми же жертвами, каждый год постоянно приносимыми, никогда не может сделать совершенными приходящих с ними. Иначе перестали бы приносить их, потому что приносящие жертву, быв очищены однажды, не имели бы уже никакого сознания грехов. Но жертвами каждогодно напоминается о грехах" (К Евреям 10:1-3).

Здесь Павел раскрывает величайшую слабость левитского священства с его непрекращающейся чередой жертвоприношений за грех. Конца этому не могло быть, поскольку люди никогда не получали силы перестать совершать грехи. Всякий раз; когда наступал День очищения, необходимо было совершать очищение святилища, поскольку "жертвами каждогодне напоминается о грехах" (стих 3). Если бы приходящий с жертвой освобождался от власти греха и достигал совершенства, принесению жертв за грех наступил бы конец. Но "невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи. Посему..." (К Евреям 10:4, 5). Слово "посему" означает "поэтому".

Поэтому что? Поэтому приношения за грех не могли освободить жизнь людей от согрешений. "Посему Христос, входя в мир, говорит: жертвы и приношения Ты не восхотел, но тело уготовал Мне" (стих 5).

Эти стихи являются самым средоточием вести, содержащейся в Послании к Евреям. Они заверяют, что Иисус пришел в этот мир, поскольку Он никогда не согрешал. Он мог совершить то, что не могло бы совершиться через принесение в жертву животных. Он мог "уничтожить грехи", прожив жизнь совершенного послушания в том теле, которое было приготовлено для его приобщения к человеческому роду. Его жизнь отличалась полным подчинением воле Своего Отца, и псалмопевец определяет эту волю как написанный на сердце закон Божий. Покорный этой воле (послушный закону Божьему), Христос мог предложить Себя Отцу как совершенную Жертву за грех, обеспечив этим наше освящение. "Сказав прежде, что "...ни всесожжений, ни жертвы за грех, - которые приносятся по закону, - Ты не восхотел и не благоизволил", потом прибавил: "вот, иду исполнить волю Твою, Боже". Отменяет первое, чтобы постановить второе. По сей-то воле освящены мы" (стихи 8-10).

Позвольте спросить, что это за "первое", которое отменяется? Это жертвы, приносимые "по (согласно) закону" - церемониальному закону образов и теней. А что за "второе" утверждается? Согласно нашему стиху, это воля Божья. "Вот, иду исполнить волю Твою, Боже". В чем состоит эта воля? "Я желаю исполнить волю Твою, Боже мой, и закон Твой у меня в сердце" (Псалом 39:9). Его воля есть закон, написанный на сердце. Вместо сохранения бесконечного цикла согрешений и исповеданий, Иисус пришел покончить со грехом. В теле из плоти Он предоставил Своему Отцу совершенное послушание, открыв и для нас путь через завесу Своей плоти к обретению полной победы над грехом.

Павел продолжает: "По сей-то воле (закону, вложенному в наше сердце) освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа. И всякий священник ежедневно стоит в служении, и многократно приносит одни и те же жертвы, которые никогда не могут истребить грехов. Он же, принеся одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога, Ибо Он одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых" (К Евреям 10:10-14).

Во впечатляющей форме здесь выражено великое превосходство Нового Завета. Через искупительную смерть Христа закон Божий записан на плотяных скрижалях сердца, что делает совершенное освящение достижимым для каждого. Здесь противопоставляются постоянно повторяющиеся ежегодные жертвы, никогда не могущие избавить от власти греха или сделать совершенными приносящих, и "единократное (раз и навсегда) приношение" тела Христа, действительно могущее избавить от греха и сделать совершенным. "Ибо закон ничего не довел до совершенства; но вводится лучшая надежда, посредством которой мы приближаемся к Богу" (К Евреям 7:19). Эта лучшая надежда заключена, несомненно, в искупительной силе лучшей жертвы - крови Христа. Кого она делает совершенными? "Нас, приближающихся к Богу".

Решающий аргумент в пользу совершенства представлен в Евреям 13:20, 21: "Бог же мира... Кровию завета вечного... да усовершит вас во всяком добром деле, к исполнению воли Его, производя в вас благоугодное Ему через Иисуса Христа". А в чем состоит Его воля? "Ибо воля Божия есть освящение ваше" (1 Фессалоникийцам 4:3).

Некоторых людей пугает слово "совершенство", однако Павел без колебаний вновь и вновь провозглашает великую силу Евангелия к полному спасению. Никто не может с пониманием прочесть Послание к Евреям и при этом ни разу не увидеть этого. В одном случае говорится о достижении верующим "совершенства", в другом - об "очищении совести" и "освящении" приходящего к Богу. Некоторые христиане отвергают идею о том, что смерть Иисуса может обеспечить освящение. Они считают, что освящение - это совершенно иное действие, которое совершается Святым Духом вслед за оправданием. Однако, нет никаких сомнений в том, что автор Послания к Евреям по-другому понимал праведность по вере. Он постоянно связывает искупительную кровь с работой освящения: "Иисус, дабы освятить людей Кровию Своею, пострадал вне врат" (К Евреям 13:12). И вновь в Евреям 10:10: "По сей-то воле освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа". В Евреям 10:29 Павел говорит о "Крови завета, которою" человек "освящен". А в Евреям 6:1 он пишет: "Посему, оставив начатки учения Христова, поспешим к совершенству; и не станем снова полагать основание обращению от мертвых дел".

Чтобы никто не мог связать это учение о полной победе над грехом с какого-либо рода перфекционистской доктриной (представлениями о возможности иметь на земле святую, не склонную ко греху, плоть - прим. ред.), нам следует поторопиться добавить следующее примечание: всякое доступное для человека освящение, или совершенство, он получает как дар от Бога - дар, ставший доступным благодаря жизни и смерти Иисуса. Его безгрешная жизнь и Его искупительная смерть вменяются верующему, даруя ему оправдание совершенных им грехов, но христианин также и наделяется Его победоносной жизнью, хранящей его от совершения грехов. И работа нашего великого Первосвященника на Небесах заключается в обеспечении исполнения через Свое ходатайственное служение обоих этих славных требований.

Вместе с Павлом мы признаем, что "не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе" (К Римлянам 7:18). Но мы также соглашаемся и с его словами, записанными несколькими стихами ниже: "Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу" (К Римлянам 8:3, 4).

В греческом оригинале на месте слова, переведенного как "оправдание", стоит слово "дикайма", что означает "справедливое требование". Оправдание закона, то есть, доказательство в нашей жизни справедливости его требований, стало возможным лишь благодаря тому, что Христос прожил совершенную жизнь в той же плоти, какую имеем и мы. Речь здесь идет не о вменяемой праведности, но о действительном исполнении требований закона. Речь определенно идет об освящении, или о праведности, которой верующий наделяется.

Автор Послания к Евреям доказывает фундаментальную необходимость христианского совершенства, говоря, что "если бы совершенство достигалось посредством левитского священства... то какая бы еще нужда была восставать иному священнику по чину Мелхиседека?" (К Евреям 7:11). Нужда существовала потому, что старая система не смогла сделать совершенными приносящих жертвы, и если бы Христос не предоставил возможности для совершенства, то в новой системе не было бы никакого улучшения по сравнению с жертвоприношениями животных. Именно сила к полной победе над грехом сделала священство Христа превосходнее священства Аарона. Если бы ходатайство Христа не включало в себя освящение, оно бы обеспечивало в точности то, что давали земные служения теней, и не более.

Итак, теперь мы можем видеть три причины, по которым Новый завет может уничтожить грех и "сделать совершенными приходящих".

ПЕРВАЯ: Христос пришел не с жертвами за грех, но принес в жертву Свое тело, в котором Он прожил жизнь совершенного послушания. Примером, показанным в этой плоти, Он освятил для нас путь истинного благочестия. Его победа над грехом, совершенная в той же плоти, какую имеем и мы, гарантирует, что через веру мы можем стать причастниками той же победы. "Итак, братия, имея дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа, путем новым и живым, который Он вновь открыл нам через завесу, то есть плоть Свою... да приступаем с искренним сердцем, с полною верою, кроплением очистив сердца от порочной совести" (К Евреям 10:19-22).

ВТОРАЯ: Его кровью скрепляется Новый Завет, который записывает закон на сердце. Это делает верующего духовным, позволяя Христу вселиться в этого человека и жить в нем жизнью совершенного послушания.

ТРЕТЬЯ: Неизменное священство Христа через заслуги Его искупительной крови в любой момент делает доступными оправдание и освящение. Он удаляет грех, очищая святилище от записей грехов через прощение и очищая сердца верующих через Свое освящающее в них присутствие. "Посему и может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них" (К Евреям 7:25).

Павел говорит о "дерзновении" и "полной вере" в следовании за Христом во Святое святых. Кто не сделает такой шаг с уверенностью, если об очищении говорится такими словами, как "кроплением очистив сердца от порочной совести", "навсегда сделал совершенными освящаемых", "никакого сознания грехов", "истребить грехи", "очистит совесть нашу от мертвых дел" и "всегда спасать"?

Если бы кровь Христа не предоставляла возможности очистить совесть и сделать совершенным приходящего к Богу, она не имела бы никаких преимуществ перед жертвами, приносимыми согласно церемониальному закону. И если бы Христос не мог произвести народ, могущий исполнить первоначальные Божьи требования о послушании, то обвинения сатаны против Бога оказались бы истиной. Но если может быть доказано, что через силу Божью послушание возможно, то, в конечном счете, каждый грешник должен будет признать справедливость Бога, требующего послушания как свидетельства верности и любви.

Благодарение Богу, что эта возможность предоставлена как в прошлом, так и в настоящем и будущем. Искупительные заслуги единократно принесенной жертвы истинного Агнца по-прежнему распространяются на освящаемых и будут распространяться до тех пор, пока наш Первосвященник не покинет небесное святилище. "Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи" (К Евреям 4:16). Прямо сейчас, когда вы читаете эти строки, Иисус ходатайствует за вас Своею кровью. Верою последуйте за Ним за завесу, чтобы Он мог изгладить ваши грехи и освободить вас от власти греховных наклонностей!