Свидетельства Для Церкви (том 1)
Елена Уайт

  1. Предисловие
  2. Мое Детство
  3. Мое Обращение
  4. Чувство Отчаяния
  5. Выход Из Церкви Методистов
  6. Противодействие Со Стороны Формальных Братьев
  7. Адвентистский Опыт
  8. Мое Первое Видение
  9. Призыв К Странствиям
  10. Видение Новой Земли
  11. Отказ От Обличения
  12. Замужество И Последующая Работа

  13. Издательская Работа И Путешествия
  14. Переезд В Мичиган
  15. Смерть Моего Мужа
  16. Сторож Брата Твоего [113]
  17. Время Начала Дня Субботнего
  18. Противники Истины
  19. Обязанности Родителей
  20. Вера В Бога
  21. Партия "вестника"
  22. Приготовьтесь Встретить Господа
  23. Два Пути
  24. Подражание Миру
  25. Жены Служителей
  26. Будь Ревностен И Покайся
  27. Восток И Запад
  28. Молодые Люди, Соблюдающие Субботу
  29. Испытания Церкви
  30. "смотрите За Собой"
  31. Богатый Юноша
  32. Преимущества И Обязанности Церкви
  33. Просеивание [180]
  34. Лаодикийская Церковь [185]
  35. Дома Молитвы [196]
  36. Уроки Притч [198]
  37. Поручительство За Неверных
  38. Клятва
  39. Ошибки В Питании
  40. Обличение Праздности
  41. Долг По Отношению К Детям
  42. Систематические Пожертвования
  43. Наше Конфессиональное Название
  44. Бедные
  45. О Спекуляции
  46. Неверный Управитель
  47. Фанатизм В Штате Висконсин
  48. Сокрытие Обличений
  49. Дело Божье В Огайо
  50. Полное Посвящение
  51. Личный Опыт
  52. Дело Божье На Западе
  53. Ответ На Вопрос Получен
  54. Север И Юг
  55. Грядет Великая Скорбь
  56. Рабство И Война
  57. Опасное Время
  58. Организация
  59. Наш Долг Перед Бедными
  60. Сила Примера
  61. Посвящение
  62. Философия И Пустое Обольщение
  63. Религия В Семье
  64. Ревность И Придирки
  65. Единство Веры
  66. Северный Висконсин
  67. Власть Сатаны
  68. Два Венца
  69. Будущее
  70. Восстание
  71. Долг Служителей И Опасности, Их Подстерегающие
  72. Неправильное Использование Видений
  73. Родители И Дети
  74. Труд На Востоке
  75. Опасности, Подстерегающие Молодежь
  76. Ходите Во Свете
  77. Случай На Востоке
  78. Молитва Давида
  79. Крайности В Одежде
  80. Сообщение Для Пастора Халла
  81. Непосвященные Служители
  82. Жена Служителя
  83. Права На Патент
  84. Реформа Одежды
  85. Наши Служители
  86. Реформа Здоровья
  87. Обращение К Молодым
  88. Отдых Христиан
  89. Одежда, Соответствующая Реформе
  90. Злые Подозрения В Отношении Батл-крика
  91. Перекладывание Ответственности
  92. Правильное Соблюдение Субботы
  93. Политические Мнения
  94. Ростовщичество
  95. Обманчивость Богатства
  96. Послушание Истине
  97. Страхование Жизни
  98. Распространяйте Печатные Труды
  99. "реформатор Здоровья"
  100. Институт Здоровья
  101. Здоровье И Религия
  102. Работа И Развлечения
  103. Предисловие
  104. Жизненный Очерк
  105. Ответ Из Церкви В Батл-крике
  106. "рубить С Плеча И Бичевать"
  107. Опасность Самоуверенности
  108. Не Обольщайся
  109. Публикация Личных Свидетельств
  110. Институт Здоровья
  111. Краткий Очерк Опытов
  112. Здоровая Кухня
  113. Книги И Брошюры
  114. Девиз Христианина
  115. Сочувствие В Доме
  116. Положение Мужа
  117. Примечания

Замужество И Последующая Работа

30 августа 1846 года я связала себя узами брака с пресвитером Джеймсом Уайтом. Он обладал большим опытом работы в адвентистском движении, а его труд по провозглашению истины был благословлен Богом. Наши сердца объединились в великой работе, и мы вместе странствовали и трудились ради спасения душ.

Мы включились в эту работу без гроша в кармане, имея нескольких друзей и слабое здоровье. Мой муж от природы был крепкого телосложения, но его силы серьезно подорвало чрезмерное прилежание во время учебы в школе и чтения лекций. Как я уже рассказывала, я была мучительно больна с детства. В этих условиях, без средств к существованию, имея мало друзей, разделяющих наши взгляды, и не имея ни издательства, ни книг, мы включились в нашу работу. В то время у нас небыло даже помещения для богослужения. Мысль о том, чтобы использовать для этой цели палатку, еще не приходила нам в голову. Большинство наших собраний мы проводили в частных домах. Наши общины были небольшими. Кроме адвентистов мало кто приходил на наши собрания, и то этих людей привлекало любопытство, они хотели послушать, что может сказать им женщина.

Поначалу я с робостью выходила на публичные выступления, и если даже я выглядела уверенно, эту уверенность давал мне Дух Святой, а если я говорила свободно и убедительно, то это давалось мне Богом. Наши собрания проводились в такой манере, что мы оба, Джеймс и я, принимали в них участие. Сначала мой муж должен был прочитать лекцию на доктринальную тему, затем выступала я с увещеванием, которое прокладывало путь к сердцам собравшихся. Таким образом, мой муж сеял, я поливала семена истины, а Бог взращивал их. [76]

С осени 1846 года мы стали соблюдать библейскую субботу, а также учить этой заповеди и отстаивать ее. Мое внимание впервые было обращено на субботу, когда я в том же году, только немногим раньше посетила Нью-Бедфорд, штат Массачусетс. Там я познакомилась с пресвитером Джозефом Бейтсом, который уже давно принял адвентистскую веру и был активным соработником в деле Божьем. Пресвитер Бейтс соблюдал день субботний и настаивал на его значимости. Я еще не понимала и не чувствовала этой значимости и полагала, что пресвитер Бейтс ошибается, обращая на четвертую заповедь внимания больше, чем на остальные. Но Господь дал мне видение о Небесном Святилище. Храм Божий открылся на Небе, и мне был показан ковчег Божий, накрытый крышкой - престолом благодати. Два ангела стояли по одному с каждой стороны ковчега, распростерши крылья над крышкой и обратив лица к ковчегу. Сопровождающий меня ангел сообщил мне, что они представляют все Небесное Воинство, смотрящее с благоговейным трепетом на Святой Закон, начертанный Перстом Божьим. Иисус поднял крышку Ковчега, и я увидела каменные скрижали, на которых были написаны Десять Заповедей. Я была поражена, когда увидела, что четвертая заповедь находится в самом центре Десятисловия и от нее исходит мягкий свет. Ангел сказал: "Это единственная из десяти заповедей, в которой говорится о живом Боге, сотворившем небо, землю и все, что в них". Когда Господь положил основание земли, тогда было положено и основание субботы".

Мне было показано, что если бы люди всегда придерживались истинной субботы, не было бы неверующих, или атеистов. Соблюдение дня субботнего могло сохранить мир от идолопоклонства. Четвертая заповедь была попрана, следовательно, мы призваны заделать пролом в законе и защитить втоптанную в грязь заповедь о субботе. Человек греха, вознесший себя выше Бога и возмечтавший изменить времена и закон, осуществил перенос субботы с седьмого на первый день недели и тем самым проделал брешь в законе. Прежде чем наступит великий день Божий, людям посылается весть, чтобы предостеречь их и вернуть к послушанию Закону Божьему, который был попран антихристом. Нужно обращать внимание на нарушение закона с помощью наставления и собственного примера. Мне было показано, что третий ангел, провозглашающий о соблюдении заповедей Божьих и о вере в Иисуса, представляет собой народ, который принял эту весть и возвысил голос, предупреждая мир о том, что необходимо беречь заповеди Божьи как зеницу ока и что в ответ на это предостережение многие примут субботу Господню. [77]

Когда мы получили свет о четвертой заповеди, в штате Мэн насчитывалось около двадцати пяти адвентистов, соблюдавших субботу, но они настолько различались во мнениях относительно других пунктов учения и жили так далеко друг от друга, что их влияние оставалось почти незаметным. Приблизительно столько же человек и в таком же положении оказались в Новой Англии. Казалось, что нашим долгом должны стать частые визиты к этим людям и укрепление их в Господе и Его истине, а поскольку они были сильно разбросаны, мы много времени проводили в пути. Из-за нехватки средств нам приходилось ездить в самых дешевых частных экипажах, в вагонах второго класса и на нижних палубах пароходов. По состоянию моего здоровья наиболее приемлемым для меня был переезд в частных экипажах. В вагонах второго класса всегда было так накурено, что я часто падала в обморок. На нижних палубах пароходов мы также страдали от табачного дыма, а еще от сквернословия и грубой речи судовой команды и пассажиров низших сословий. По ночам нам приходилось ложиться на жесткую палубу, на ящики с грузом или мешки с зерном, подложив под голову вместо подушки саквояжи и укрывшись пальто или шалью. Если мы страдали от зимнего холода, нам приходилось прохаживаться по палубе, чтобы согреться. Когда летом мы мучались от жары, мы поднимались на верхнюю палубу, где был прохладный ночной воздух. Это изнуряло меня, особенно когда я путешествовала с маленьким ребенком на руках. Мы не сами избрали для себя такую жизнь. Бог призвал нас в нашей нужде и провел нас через горнило страданий, чтобы нам дать очень ценный опыт, а также пример тем, кто в будущем захотел бы присоединиться к нам в служении Господу. [78]

Наш Господь был Мужем скорбей, изведавшим болезни, и если мы страдаем вместе с Ним, то вместе с Ним будем и царствовать. Когда Господь явился Савлу при его обращении. Он не ставил целью показать ему, какое большое наслаждение тот получит, а, наоборот, - сколько Савлу надлежит пострадать за Его имя. Страдание стало уделом детей Божьих со времен мученика Авеля. Патриархи страдали за то, что были верны Богу и подчинялись Его заповедям. Великий Глава Церкви страдал за нас. Его первые апостолы и первоапостольская Церковь также страдали, миллионы мучеников страдали и реформаторы страдали. Так почему мы, имеющие благословенную надежду на бессмертие, которой суждено осуществиться при скором явлении Христа, должны избегать страданий в нашей жизни? Если бы возможно было достичь древа жизни, стоящего посреди рая Божьего, без страданий, мы не сумели бы оценить, насколько велика награда, нами не выстраданная. Мы отпрянули бы от славы, стыд охватил бы нас в присутствии тех, кто сражался в славной битве, кто терпеливо прошел свой жизненный путь и обрел покой в вечной жизни. Но не попадет туда тот, кто не выберет страдание вместе с народом Божьим, как выбрал это Моисей. Иоанн Богослов увидел множество искупленных и спросил, кто они такие. Последовал незамедлительный ответ: "Это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои кровию Агнца" (Откр. 7:14).

Когда мы начали проливать свет на вопрос о субботе, у нас еще не было ясного и определенного представления о вести третьего ангела из Откр. 14:9-12. Когда мы выходили к аудитории, то в основном свидетельствовали о том, что великое движение ожидающих Второго пришествия - это движение, вызванное Богом, и что вести первого и второго ангелов были провозглашены, а третья весть еще только должна быть дана. Мы видели, что третья весть завершается словами: "Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божьи и веру в Иисуса" (Откр. 14:12). И тогда нам стало ясно так же, как и сейчас, - эти пророческие слова предлагают реформу всего, что касается субботнего дня. Однако мы пока не имели определенной позиции относительно "поклонения зверю", упомянутому в этой вести, или "образа и начертания имени зверя". [79]

Бог Духом Своим Святым озарил слуг Своих, и этот предмет постепенно открылся их разуму. Потребовалось много исследований и максимальная осторожность, чтобы часть за частью отыскать истину. С терпением и желанием непрестанно трудиться мы продвигались вперед, пока, наконец, великие истины нашей вести не предстали в виде ясного, связного и совершенного целого и не были возвещены миру.

Я уже говорила о своем знакомстве с пресвитером Бейтсом. Я нашла, что он - настоящий христианин, учтивый и добрый. Он заботился обо мне так нежно, как если бы я была его собственным ребенком. Слушая мое выступление в первый раз, он проявил к нему глубокий интерес. После того как я закончила свою речь, он поднялся и сказал: "Я - неверующий Фома. Я не верю в видения. Но если бы я мог поверить, что свидетельство, которое сестра поведала нам сегодня вечером, есть в самом деле глас Божий для нас, я был бы самым счастливым человеком из всех живущих. Мое сердце глубоко тронуто. Я верю, что говорившая была искренна, но не могу понять, как это ей были показаны те чудные истины, о которых она только что рассказала нам".

Несколько месяцев спустя после моей свадьбы я посетила вместе с мужем конференцию в Топшеме, штат Мэн, где присутствовал и пресвитер Бейтс. Тогда он еще не до конца верил, что мои видения от Бога. На том собрании было много интересного. Дух Божий сошел на меня, и я видела в видении славу Божью и впервые увидела другие планеты. Когда я вышла из состояния видения, я поведала о том, что видела. После этого пресвитер Бейтс спросил, изучала ли я астрономию. Я ответила ему, что не помню, чтобы я когда-либо даже заглядывала в астрономическую литературу. Тогда он сказал: "Это от Господа". Я раньше никогда не видела его таким свободным и счастливым. Его лицо сияло светом Небес, и он проповедовал церкви с воодушевлением. [80]

После конференции мы с мужем отправились в Горхем, где тогда жили мои родители. Здесь у меня болезнь обострилась, и я крайне страдала. Родители, муж и сестры вместе молились за меня, однако я промучилась целых три недели. Я часто теряла сознание, становилась будто мертвая, но благодаря молитвам снова приходила в себя. Мои мучения были так сильны, что я умоляла окружающих не молиться за меня, ибо их молитвы, как я думала, только продлевали мои страдания. Мое состояние все соседи признали безнадежным. Господу же в это время было угодно испытать нашу веру. Наконец, когда мои друзья вновь объединились в молитве за меня, один из присутствующих братьев, казавшийся очень удрученным, под действием силы Божьей, сошедшей на него, встал с колен, пересек комнату, возложил свои руки на мою голову и, сказав: "Сестра Елена, Иисус Христос исцеляет тебя!" - пал, поверженный силой Божьей. Я верила, что это была работа Божья, и боль оставила меня. Моя душа тут же исполнилась признательностью и миром. Мое сердце говорило: "Никто не может помочь, кроме Бога. Мы способны обрести мир только когда покоимся в Нем и ожидаем от Него спасения".

На следующий день стояла сильная непогода, и никто из соседей не мог прийти к нам. Я уже была в состоянии выйти в гостиную, и когда в моей комнате открыли окна для проветривания, кое-кто решил, что я скончалась. Соседи не знали, что Великий Врач милостиво вошел в мое жилище, изгнал недуг, освободил меня и уже на следующий день мы смогли проехать тридцать миль до Топшема. Моего отца спрашивали, на какое время назначены похороны. Отец недоумевал: "Какие похороны?" "Похороны вашей дочери", - был ответ. Тогда отец всех успокоил: "Она исцелена молитвой веры и сейчас находится на пути в Топшем". [81]

Несколько недель спустя мы сели в Портленде на пароход до Бостона. Началась сильная буря, и мы подвергались большому риску. Судно испытывало ужасную бортовую качку, волны бились в иллюминаторы. В женской каюте царил страх. Многие исповедовали свои грехи и взывали к Богу о милости. Некоторые призывали Деву Марию поддержать их, в то время как другие давали Богу торжественные обеты в том, что если они достигнут берега, то посвятят свою жизнь служению Ему. Повсюду царили страх и смятение. Во время этой страшной качки одна женщина повернулась ко мне и спросила: "Разве вы не испытываете страха? Я полагаю, что мы никогда не сможем добраться до суши". Я ответила ей, что Христос мое Прибежище, и если моя работа уже сделана, мне все равно, умереть ли на дне океана или в каком-нибудь другом месте. Однако же если мне еще надлежит потрудиться, все воды океана не смогут утопить меня. Я уповаю на Бога, Он доведет нас до земли невредимыми, если это нужно для Его славы.

В то время я высоко оценила христианскую надежду. Сцена, описанная выше, дала мне ясное понимание, каким будет день неистовой ярости Господней, когда буря Его гнева обрушится на головы несчастных грешников. Тогда прольются горькие слезы и стенания, исповедание грехов и мольбы о милости, но будет слишком поздно. "Я звала, и вы не послушались; простирала руку мою, и не было внимающего; и вы отвергли все мои советы, и обличении моих не приняли: за то и я посмеюсь вашей погибели; порадуюсь, когда придет на вас ужас" (Притч. 1:24-26).

По милости Божьей все мы в ту бурю достигли берега живыми и невредимыми. Но некоторые пассажиры, выказавшие сильный страх во время бури, не упоминали об этом только из-за того, что не хотели, чтобы об их страхе стало известно. Одна женщина, которая торжественно обещала, что если ей суждено будет увидеть сушу, то она станет христианкой, покидая судно, насмешливо воскликнула: "Слава Богу, я счастлива снова ступить на землю!" Я напомнила ей, какие обеты всего несколько часов назад она давала Богу. Ухмыльнувшись, эта дама отвернулась от меня. [82]

Случившееся стало для меня ярким напоминанием о том покаянии, которое часто приносится на смертном одре. Некоторые всю свою жизнь служат самим себе и сатане, а затем, когда болезнь сковывает их и перед ними встает страшная неопределенность, они выражают сожаление по поводу своего греха и, возможно, говорят, что готовы умереть. Их друзья убеждают себя, что они истинно обращены и приготовлены для Небес. Но если больным суждено выздороветь, они вновь становятся такими же непокорными, как и прежде. Я вспомнила слова: "Когда придет на вас ужас, как буря, и беда, как вихрь, принесется на вас; когда постигнет вас скорбь и теснота. Тогда будут звать меня, и я не услышу; с утра будут искать меня, и не найдут меня" (Притч. 1:27, 28).

В Горхеме, штат Мэн, 26 августа 1847 года родился наш старший сын Генри Николе Уайт. В октябре брат и сестра Хауленд из Топшема любезно предоставили нам место в своем доме, мы приняли это с благодарностью и, одолжив кое-какую мебель, начали вести домашнее хозяйство. Мы были бедны и переживали тяжелые времена. Мы решили ни от кого не зависеть, а, наоборот, поддерживать самих себя и еще выделять что-нибудь для помощи другим. Мой муж зарабатывал на жизнь тяжелым трудом на железной дороге, но ему платили меньше, чем на самом деле полагалось за его работу. Брат и сестра Хауленд добровольно делились с нами всем, чем могли, но и они находились в стесненных обстоятельствах. Они полностью уверовали в первую и вторую вести и ради продвижения работы щедро жертвовали на это дело все свое имущество, пока не стали жить ежедневным трудом.

Моему мужу пришлось оставить работу на железной дороге, и он, взяв топор, отправился в лес рубить дрова. С постоянной болью в боку он работал с раннего утра до позднего вечера, зарабатывая около пятидесяти центов в день. По ночам ему мешала спать сильная боль. Мы старались не терять мужества и уповали на Господа. Я не роптала. Каждое утро я благодарила Бога за то, что Он сохранил нас еще одну ночь, а вечером - за то, что Он провел нас еще через один день. Однажды, когда у нас закончилось продовольствие, мой муж пошел к своему работодателю, чтобы попросить у него денег или продуктов. Это был ненастный день, и он прошагал под дождем три мили туда и обратно. Муж на своей спине принес домой большую сумку с продовольствием, пройдя в таком виде через селение Брансвик, где он часто читал лекции. Когда он, насквозь промокший, вошел в дом, сердце мое сжалось. Моим первым чувством было то, что Бог оставил нас. Я сказала мужу: "К чему мы пришли? Неужели Бог покинул нас?" Я не могла сдержать слез и громко рыдала в течение нескольких часов, пока не лишилась чувств. За меня стали молиться, и когда я снова пришла в себя, то почувствовала животворное действие Духа Божьего и раскаялась, что впала в отчаяние. Мы желали следовать за Христом и быть подобными Ему, но иногда во время испытаний мы теряли мужество и отдалялись от Него. Страдания и испытания приближают нас к Иисусу. В горниле шлаки сгорают, а золото очищается. [83]

В то время мне было показано, что Господь испытывает нас для нашей же пользы и готовит к служению ближним. Он не дает нам свить гнездо, чтобы мы не осели где-нибудь и не успокоились. Нашим уделом была работа ради спасения душ, и если бы мы благоденствовали, дом стал бы так приятен для нас, что нам не захотелось бы покидать его. Испытания, которые Бог дал нам, призваны были приготовить нас к еще более суровым столкновениям, которые ожидали нас во время наших странствий. Вскоре мы стали получать из различных штатов письма от братьев, приглашавших нас навестить их, но мы не имели средств, чтобы выехать из нашего городка. Мы всем отвечали, что пока путь нам не открыт. Я полагала, что мне невозможно будет путешествовать с ребенком. Мы не хотели быть зависимыми и жили строго по средствам. Мы были готовы скорее страдать, нежели влезать в долги. Я могла позволить себе и ребенку всего пол-литра молока в день. Однажды утром муж, уходя на работу, оставил мне девять центов, чтобы я купила молока на три дня. Передо мной стоял выбор - купить молока для себя и ребенка или приобрести накидку для него. Я отказалась от молока и купила ткань, чтобы сшить накидку и прикрыть голые ручки моего ребенка. [84]

Маленький Генри вскоре сильно заболел, и его недуг прогрессировал так быстро, что мы очень встревожились. Малыш лежал без сознания, его дыхание стало частым и тяжелым. Мы давали ему лекарства, но безуспешно. Тогда мы пригласили человека, разбирающегося в болезнях, и он сказал, что выздоровление нашего сына под сомнением. Мы молились за мальчика, однако изменений к лучшему не происходило. Ребенок был у нас оправданием того, почему мы никуда не ездим и не трудимся на благо других людей, и мы боялись, что Господь устранит это препятствие. Еще раз мы предстали пред Господом в молитве о том, чтобы Он сжалился над нами и пощадил жизнь нашего дитя, и торжественно обещали, что сами с верою в Бога пойдем туда, куда Ему будет угодно послать нас.

Наши моления были горячими и пылкими. Верою мы положились на Божьи обетования и уповали на то, что Он слышит наши стенания. Свет Небесный прорывался сквозь тучи и осенял нас. Господь милостиво ответил на наши молитвы. С того часа ребенок начал выздоравливать.

Находясь в Топшеме, мы получили письмо от брата Чемберлена из Коннектикута, убеждавшего нас посетить конференцию в этом штате в апреле 1848 года. Мы решили ехать при условии, что сможем собрать на это средства. Мой муж получил расчет у своего работодателя, это составило десять долларов. На пять из них я приобрела самые необходимые предметы одежды, а затем залатала пальто мужа, накладывая заплату на заплату так, что, например, на рукавах уже трудно было найти первоначальную ткань. Оставшиеся пять долларов мы потратили на дорогу до Дорчестера, штат Массачусетс. В багажнике у нас было почти все наше имущество, но мы наслаждались внутренним миром и чистой совестью, которые мы ставили выше мирских удобств. В Дорчестере мы спросили, где находится дом брата Николса, и когда мы покидали его, сестра Николе вручила моему мужу пять долларов на дорогу до Мидлтауна, штат Коннектикут. Мы были чужими в этом городе и никогда не встречались ни с одним братом из этого штата. У нас осталось всего пятьдесят центов. Мой муж не смел истратить их на наем экипажа. Он сложил багаж на штабель досок, и мы пошли искать кого-нибудь из наших единоверцев. Вскоре мы нашли брата Чемберлена, который и принял нас в своем доме. [85]

Конференция проходила в Рокки-Хилл, в большом, недостроенном зале дома брата Белдена. Прибывших братьев мы насчитали около пятидесяти, но не все они полностью принимали истину. Наше собрание оказалось интересным. Брат Бейтс представил заповеди в истинном свете, и значимость их он аргументировал сильными свидетельствами. Его слово произвело большое впечатление, утверждая тех, кто уже пребывал в истине, и пробуждая тех, кто еще не до конца решил следовать ей.

Летом нас пригласили на встречу с братьями в штат Нью-Йорк. Верующие были бедны, они не могли обещать нам оплатить наши расходы, и мы также не имели средств для этого. Мой муж чувствовал себя не очень хорошо, но ему представилась возможность поработать на сенокосе, и он решил попробовать. Тогда казалось, что мы должны жить верой. Когда мы вставали по утрам, то склонялись в молитве прямо у кровати и просили Бога дать нам силы для работы в течение дня. Мы не успокаивались до тех пор, пока не получали уверенности, что Господь услышал нашу молитву. Затем Джеймс шел на работу и косил сено не своей собственной силой, но силой Господа. Вечером, когда он приходил домой, мы снова молили Бога укрепить нас и дать тем самым возможность заработать средства для распространения Его истины. Часто Господь обильно благословлял нас. В письме к брату Хауленду в июле 1848 года мой муж писал: "Бог дает мне силы для тяжелой работы на протяжении всего дня. Хвала Имени Его! Я надеюсь получить несколько долларов, чтобы использовать их на Его дело. Мы страдаем от тяжелой работы, усталости, боли, голода, холода и жары, и в то же время стараемся делать добро нашим братьям и сестрам. Мы готовы к еще большим мукам, если это требуется Богу. Я радуюсь сегодня тому, что положил удобства, удовольствия и уют на алтарь моей веры и надежды. Если наше счастье состоит в том, чтобы делать других счастливыми, то мы истинно счастливы. Настоящий ученик Господа живет не для того, чтобы потворствовать себялюбию, а для Христа и для того, чтобы делать добро малым Его. Настоящий ученик жертвует своим покоем, своими удовольствиями, своим комфортом, своими удобствами, своей волей, своими желаниями ради дела Христова, а иначе он никогда не будет царствовать с Ним на Его престоле". [86]

Средств, заработанных на сенокосе, было достаточно не только на наши насущные нужды, но и на то, чтобы оплатить расходы на дорогу до Западного Нью-Йорка и обратно.

Наша первая конференция в штате Нью-Йорк проводилась в местечке Волни, в амбаре одного из братьев. Присутствовало около тридцати пяти человек - все, кого удалось собрать в этой части штата. Однако среди них не нашлось бы и двоих, чьи взгляды совпадали. Некоторые серьезно заблуждались, и каждый из братьев энергично настаивал на своих собственных взглядах, заявляя, что они соответствуют Священному Писанию.

Эти странные расхождения во мнениях тяжким грузом легли на меня, поскольку мне казалось, что таким образом бесчестится Бог, и я лишилась чувств под этим грузом. Некоторые решили, что я умерла, но Господь услышал молитвы Своих слуг, и я пришла в себя. Свет Небесный сошел на меня, и вскоре я перестала воспринимать окружающий мир. Сопровождающий меня ангел явил передо мной некоторые заблуждения присутствующих на конференции, а также - в противоположность им - истину. Противоречивые взгляды, которые они объявляют соответствующими Библии, на самом деле соответствуют лишь их представлениям о Библии. Эти люди должны признать свои ошибки и объединиться под знаменем вести третьего ангела. Наше собрание закончилось триумфально. Истина одержала победу. Братья раскаялись в своих заблуждениях и объединились для несения вести третьего ангела, а Бог обильно благословил их, умножив их ряды.

Из Волни мы отправились в Порт-Гибсон, чтобы посетить собрание, состоявшееся в амбаре брата Эдсона. Там присутствовали братья, любившие истину, но тем не менее прислушивавшиеся к заблуждениям и вынашивавшие их в своем сердце. Господь могущественно проявил Себя в конце собрания. Мне снова было показано в видении, что для братьев в Западном Нью-Йорке важно отбросить свои разногласия и объединиться на основании библейской истины. [87]

Мы возвратились в Мидлтаун, где на время нашего западного путешествия оставили сына. И тут перед нами встала мучительная дилемма: мы почувствовали, что ради спасения душ других людей должны пожертвовать обществом маленького Генри и безоговорочно посвятить себя работе. У меня было слабое здоровье, а мальчик неизбежно отнимал бы у меня большую часть времени. Это было тяжким испытанием, но я не могла позволить, чтобы ребенок стоял на моем пути, когда я исполняю свой долг. Я верила, что Бог сохранил Генри, когда он был сильно болен, ради нас и что если он станет помехой при выполнении моего долга. Бог все-таки отнимет его у меня. Наедине с Господом, с болью в сердце и горькими слезами, я принесла эту жертву и решила отдать своего единственного ребенка, которому тогда исполнился всего год, в другую семью, чтобы другая женщина заменила ему мать. Такая женщина нашлась в семье брата Хауленда, которому мы предельно доверяли, и в этой семье мы оставили Генри. Брат и сестра Хауленд захотели нести эту ношу, чтобы, насколько это возможно, освободить нас для трудов в деле Божьем. Мы знали, что они смогут лучше позаботиться о Генри, чем мы, особенно во время наших странствий, и что для его же блага лучше жить в доме с хорошими устоями и дисциплиной. Мне было тяжело расставаться с моим ребенком. Его маленькое печальное личико после расставания день и ночь стояло у меня перед глазами, но силой Господа я оставила эти мысли и стремилась делать людям добро. Генри находился на полном попечении семьи брата Хауленда на протяжении пяти лет.