Свидетельства Для Церкви (том 1)
Елена Уайт

  1. Предисловие
  2. Мое Детство
  3. Мое Обращение
  4. Чувство Отчаяния
  5. Выход Из Церкви Методистов
  6. Противодействие Со Стороны Формальных Братьев
  7. Адвентистский Опыт
  8. Мое Первое Видение
  9. Призыв К Странствиям
  10. Видение Новой Земли
  11. Отказ От Обличения
  12. Замужество И Последующая Работа
  13. Издательская Работа И Путешествия

  14. Переезд В Мичиган
  15. Смерть Моего Мужа
  16. Сторож Брата Твоего [113]
  17. Время Начала Дня Субботнего
  18. Противники Истины
  19. Обязанности Родителей
  20. Вера В Бога
  21. Партия "вестника"
  22. Приготовьтесь Встретить Господа
  23. Два Пути
  24. Подражание Миру
  25. Жены Служителей
  26. Будь Ревностен И Покайся
  27. Восток И Запад
  28. Молодые Люди, Соблюдающие Субботу
  29. Испытания Церкви
  30. "смотрите За Собой"
  31. Богатый Юноша
  32. Преимущества И Обязанности Церкви
  33. Просеивание [180]
  34. Лаодикийская Церковь [185]
  35. Дома Молитвы [196]
  36. Уроки Притч [198]
  37. Поручительство За Неверных
  38. Клятва
  39. Ошибки В Питании
  40. Обличение Праздности
  41. Долг По Отношению К Детям
  42. Систематические Пожертвования
  43. Наше Конфессиональное Название
  44. Бедные
  45. О Спекуляции
  46. Неверный Управитель
  47. Фанатизм В Штате Висконсин
  48. Сокрытие Обличений
  49. Дело Божье В Огайо
  50. Полное Посвящение
  51. Личный Опыт
  52. Дело Божье На Западе
  53. Ответ На Вопрос Получен
  54. Север И Юг
  55. Грядет Великая Скорбь
  56. Рабство И Война
  57. Опасное Время
  58. Организация
  59. Наш Долг Перед Бедными
  60. Сила Примера
  61. Посвящение
  62. Философия И Пустое Обольщение
  63. Религия В Семье
  64. Ревность И Придирки
  65. Единство Веры
  66. Северный Висконсин
  67. Власть Сатаны
  68. Два Венца
  69. Будущее
  70. Восстание
  71. Долг Служителей И Опасности, Их Подстерегающие
  72. Неправильное Использование Видений
  73. Родители И Дети
  74. Труд На Востоке
  75. Опасности, Подстерегающие Молодежь
  76. Ходите Во Свете
  77. Случай На Востоке
  78. Молитва Давида
  79. Крайности В Одежде
  80. Сообщение Для Пастора Халла
  81. Непосвященные Служители
  82. Жена Служителя
  83. Права На Патент
  84. Реформа Одежды
  85. Наши Служители
  86. Реформа Здоровья
  87. Обращение К Молодым
  88. Отдых Христиан
  89. Одежда, Соответствующая Реформе
  90. Злые Подозрения В Отношении Батл-крика
  91. Перекладывание Ответственности
  92. Правильное Соблюдение Субботы
  93. Политические Мнения
  94. Ростовщичество
  95. Обманчивость Богатства
  96. Послушание Истине
  97. Страхование Жизни
  98. Распространяйте Печатные Труды
  99. "реформатор Здоровья"
  100. Институт Здоровья
  101. Здоровье И Религия
  102. Работа И Развлечения
  103. Предисловие
  104. Жизненный Очерк
  105. Ответ Из Церкви В Батл-крике
  106. "рубить С Плеча И Бичевать"
  107. Опасность Самоуверенности
  108. Не Обольщайся
  109. Публикация Личных Свидетельств
  110. Институт Здоровья
  111. Краткий Очерк Опытов
  112. Здоровая Кухня
  113. Книги И Брошюры
  114. Девиз Христианина
  115. Сочувствие В Доме
  116. Положение Мужа
  117. Примечания

Издательская Работа И Путешествия

В июне 1849 года нам представилась возможность в течение некоторого времени пожить в Рокки-Хилл, штат Коннектикут. Там 28 июля 1849 года родился наш второй ребенок. Джеймс Эдсон Уайт. [88]

Пока мы жили в Рокки-Хилл, мой муж твердо полагал, что его долг - записать и опубликовать материалы об истине для настоящего времени. Он был сильно воодушевлен и благословение почило на нем, когда он решился на эту работу. Но мужа снова одолевали сомнения и растерянность, так как он не имел денег. Некоторые братья были богаты, но они предпочитали держать деньги при себе. Наконец Джеймс впал в уныние и решил пойти поискать работу на сенокосе. Когда он вышел из дома, меня охватила страшная тоска, и я лишилась чувств. За меня молились, и Бог благословил меня и дал видение. Я видела, как Господь благословил и укрепил моего мужа для работы в поле в прошлом году; видела, что Джеймс правильно распорядился заработанными тогда средствами, что ему будет воздано во сто крат в этой жизни и, если он пребудет верным, щедрая награда ждет его в Царстве Божьем. Но мне было показано также, что ныне Господь не даст ему сил для труда в поле, ибо для него есть другая работа, и что он должен идти с верой, написать и опубликовать материалы об истине для настоящего времени. Муж немедленно начал писать, а когда доходил до сложного места, мы призывали в молитве Бога, чтобы Он открыл нам правильное значение Своего Слова.

Примерно в это же время мой муж начал издавать маленькую газетку, озаглавленную "Истина для нашего времени" ("Тhe Present Truth"). Контора издательства располагалась в Мидлтауне, в восьми милях от Рокки-Хилл, и ему приходилось ходить туда и обратно пешком несмотря на то, что он в это время хромал. Когда Джеймс принес из типографии первый номер, мы все склонились в молитве, со смиренным сердцем и слезами на глазах прося Господа благословить эти слабые усилия Его слуги. Затем мой муж направил эти газеты всем, кто, по его мнению, мог прочесть их, отнеся их на почту в большом мешке. В дальнейшем мы приносили из Мидлтауна в Рокки-Хилл каждый номер и всегда перед отправкой газет на почту разворачивали их перед Господом и в ревностной молитве, со слезами, просили о том, чтобы Его благословение посетило этих немых вестников. Очень скоро мы стали получать письма с пожертвованиями на издание газеты и добрыми вестями о том, что многие приняли истину. [89]

С началом работы по изданию газеты мы не прекратили наших трудов по проповедованию истины, а наоборот - путешествовали с места на место, проповедуя учение, принесшее нам так много света и радости, воодушевляя верующих, исправляя ошибки и приводя в порядок дела Церкви. Для того чтобы развивать издательское дело и в то же самое время продолжать нашу работу в различных частях этого миссионерского поля, редакция газеты время от времени переезжала с места на место.

В 1850 году газета издавалась в местечке Париж, штат Мэн. Тираж ее вырос, а название изменилось на то, которое она носит и по сей день - "Адвентистское обозрение и субботний вестник" ("Advent Review and Herald"). Наши сторонники были немногочисленны и небогаты мирскими сокровищами, и мы по-прежнему вынуждены были бороться с нищетой и унынием. Работа сверх сил, заботы и тревоги, недостаток здоровой и питательной еды, пребывание на морозе во время наших долгих зимних странствий - для моего мужа таких испытаний оказалось сверх меры, и он сильно ослабел, неся это бремя. Джеймс стал настолько слаб, что еле-еле доходил пешком до типографии. Наша вера испытывалась до конца. Мы с готовностью переносили лишения, тяжелую работу и страдания, однако наши побуждения были неверно истолкованы - о нас отзывались с недоверием и подозрительностью. Оказалось, что лишь немногие из тех, ради блага которых мы страдали, оценили наши усилия. Из-за этих переживаний мы часто лишались сна и отдыха. Часы, когда мы могли бы поспать, мы часто проводили, отвечая на длинные послания, вызванные завистью, и многие часы, пока другие спали, мы в муках рыдали и скорбели пред Господом. Наконец мой муж сказал: "Жена, нет смысла продолжать страдать в этой борьбе. Все это давит на меня страшным бременем и скоро сведет меня в могилу. Я не могу идти дальше. Я написал заметку для газеты, где заявляю, что не буду ее больше издавать". Когда муж вышел за дверь, чтобы отнести свою заметку в типографию, я упала в обморок. Он вернулся и молился за меня, и был ответ на его молитву - мне стало легче. [90]

На следующее утро во время семейной молитвы я получила видение, и мне было показано, как нужно относиться к вышеописанному. Я увидела, что мой муж не должен бросать газету, ибо на такой шаг его пытался толкнуть сатана, действуя ради достижения своей цели через своих агентов. Мне было показано, что мы должны продолжать издательскую работу и что Господь поддержит нас; а те, кто поливает нас грязью, должны понять меру своей жестокости и признать свою неправоту, иначе они навлекут на себя неодобрение Божье; я увидела, что эти люди говорят и действуют не просто против нас, а против Того, кто призвал нас занимать то место, которое Он предназначил для нас; мне было также показано, что все их подозрения, зависть и тайное влияние подробно записываются на Небесах и не будут стерты из книги Божьей до тех пор, пока каждый, кто принимал в этом участие, не поймет последствий своего неправильного поведения и не пересмотрит каждый свой шаг.

Следующий выпуск нашего "Обозрения" был издан в Саратога-Спрингс, штат Нью-Йорк. В апреле 1852 года мы направились в Рочестер, расположенный в том же штате. Каждый свой шаг мы должны были делать с верой. Мы все еще претерпевали нужду и вынуждены были проявлять жесткую экономию и ограничивать себя во всем. Я приведу краткую выдержку из моего письма семье брата Хауленда, датированного 16 апреля 1852 года: "Сейчас мы поселились в Рочестере. Мы сняли старый дом за сто семьдесят пять долларов в год. В нашем доме стоит печатный станок. Если бы мы не поставили его к себе, нам пришлось бы платить лишние пятьдесят долларов в год за помещение под офис. Если бы вы смогли поглядеть на нас и увидеть нашу обстановку, вы бы улыбнулись. Мы купили две старые кровати по двадцать пять центов за каждую. Мой муж принес домой шесть старых стульев, среди которых не было даже двух похожих, но он заплатил за них один доллар, а вскоре принес еще четыре стула без сидений за шестьдесят два цента. Стулья еще достаточно крепкие, и я починила сидения, скрепив их шурупами. Сливочное масло слишком дорого для нас, также нам недоступен картофель. Мы едим соус вместо масла и турнепс вместо картофеля. Наши первые трапезы мы совершали на пожарном щите, уложенном на два бочонка из-под муки. Мы готовы вытерпеть любые лишения, лишь бы дело Божье продвигалось вперед. Мы верим, что рука Божья направила нас сюда. Здесь обширное поле для работы и очень мало тружеников. В прошлую субботу собрание прошло превосходно. Господь подкрепляет нас Своим присутствием". [91]

Время от времени мы выезжали, чтобы посетить конференции в различных частях миссионерского поля. Мой муж проповедовал, продавал литературу и трудился, расширяя распространение газеты. Мы путешествовали в частном экипаже, останавливаясь лишь в полдень, чтобы лошадь наша попаслась в стороне от дороги, мы же в это время обедали. После обеда мой муж, взяв бумагу и карандаш, на крышке ящика или на тулье своей шляпы писал статьи для "Обозрения" и "Наставника". Господь обильно благословил его труды, и истина достигла многих сердец.

Летом 1853 года мы совершили свою первую поездку в штат Мичиган. После того как мы договорились о встречах, у моего мужа начался жар. Мы объединились в молитве за его здоровье и хотя он вскоре получил облегчение, все равно был еще очень слаб. Мы пребывали в большой растерянности. Может ли немощь плоти застопорить нашу работу? Неужели сатане будет позволено использовать против нас свою силу и претендовать на наше время и жизнь до тех пор, пока мы остаемся на земле? Мы знали, что Бог в состоянии ограничивать силу сатаны. Он может провести нас через горнило испытаний, но выведет нас из него очищенными и еще более пригодными для Его работы.

Когда я осталась одна, то излила свою душу пред Богом, молясь о том, чтобы Он исцелил недуг и помог моему мужу вынести путешествие. Дело было спешное, и я крепко ухватилась за обетования Божьи. Тогда же я получила свидетельство, что если мы продолжим путь в Мичиган, с нами отправится ангел Божий. Когда я поведала мужу о своих умозаключениях, он сказал, что и сам думает подобным же образом, и мы решили ехать, уповая на Господа. С каждой милей нашего пути Джеймсу становилось все лучше. Господь поддерживал его. И когда он проповедовал Слово, я ощущала уверенность, что ангелы Божьи стоят за ним, чтобы укрепить его в этом труде. [92]

В ходе нашего путешествия мой муж много размышлял о том, что собой представляет спиритизм, и вскоре после нашего возвращения он начал писать книгу под названием "Знамения времени". Джеймс был очень слаб, его мучила бессонница, но Господь был его оплотом. Когда он был смущен и страдал, мы склонялись перед Богом и взывали к Нему о нашей нужде. Господь слышал наши ревностные молитвы и часто так благословлял моего мужа, что тот с обновленным духом исполнял свою работу. Таким образом, много раз в день прибегали мы к Господу в ревностной молитве, ибо человеческих сил недоставало для написания указанной книги.

Зимой и весной я сильно страдала от болезни сердца. Когда я ложилась, мне было тяжело дышать, и я не могла заснуть до тех пор, пока не занимала полусидячего положения. Мое дыхание часто прерывалось, и я теряла сознание. Над левым веком у меня появилась опухоль, которая была очень похожа на злокачественную. Она постепенно увеличивалась в течение более чем года до тех пор, пока не стала довольно болезненной; из-за нее у меня ухудшилось зрение. Во время чтения и письма я была вынуждена бинтовать больной глаз. Я боялась, что раковая опухоль повредит его. Я оглядывалась назад, на дни и ночи, проведенные в чтении корректур и гранок, когда приходилось максимально напрягать зрение, и думала, что если уж мне суждено потерять зрение и даже саму жизнь, то они будут принесены в жертву делу Божьему.

В то время Рочестер посетил один знаменитый врач, дававший иногда бесплатные консультации, и я решила обратиться к нему за помощью. Он обследовал мой глаз и определил, что скорее всего моя опухоль злокачественная. Но, пощупав пульс, сказал: "Вы очень больны и умрете от апоплексического удара прежде, чем вскроется опухоль. Что же касается болезни сердца, то вы находитесь в опасном состоянии". Это не испугало меня, ибо я уже знала, что если не наступит скорое облегчение, то мне суждено сойти в могилу. Две другие женщины, также пришедшие на консультацию, страдали от той же болезни. Однако врач сказал, что я нахожусь в более опасном состоянии, чем любая из них, и что не пройдет и трех недель, как меня разобьет паралич. Тогда я спросила, может ли медицина помочь мне, но он не дал обнадеживающего ответа. Я принимала все прописанные мне лекарства, однако они не приносили пользы. [93]

Приблизительно через три недели я лишилась чувств, упала и пролежала почти без сознания около тридцати шести часов. Все боялись, что я не выживу, но в ответ на молитву сознание опять вернулось ко мне. Неделей позже парализовало левую половину моего тела. Я испытывала странное ощущение холода и оцепенения в голове и резкую боль в висках. Мой язык казался тяжелым, настолько одеревеневшим, что я не могла свободно разговаривать. Моя левая рука и вся сторона потеряли чувствительность. Я думала, что умираю, но меня волновало лишь одно: в своих страданиях получить подтверждение, что Господь любит меня. На протяжении нескольких месяцев я испытывала продолжительную боль в сердце и постоянно пребывала в подавленном состоянии. Я старалась служить Богу исходя из принципа, а не из эмоций, но теперь я сильно жаждала от Бога спасения и, несмотря на физические страдания, ожидала исполнения Его благословения.

Братья и сестры специально собирались, чтобы помолиться о моем здоровье. И моя просьба была исполнена - я получила Божье благословение и уверенность, что Он любит меня. Однако боль не прекращалась, и я слабела с каждым часом. Снова братья и сестры совместно приносили мои просьбы Господу. Сама же я была так слаба, что не могла молиться вслух. Мой вид, казалось, ослаблял веру тех, кто окружал меня. Тогда обетования Божьи представали передо мной иначе, не так, как они виделись мне раньше. Мне казалось, что сатана стремится оторвать меня от мужа и детей и уложить в могилу, возбуждая при этом в моем уме такие сомнения: "Неужели ты веришь пустым обещаниям Бога?" "Сможешь ли выбраться из этого состояния с помощью веры? Пусть покажет, на что она способна". Но вера возродилась. Я шептала мужу: "Я верю, что меня ждет выздоровление". Он отвечал: "Я хотел бы поверить в это". В ту ночь я легла спать, не найдя облегчения, но с упованием на свое твердое доверие к Божьим обетованиям. Я не могла заснуть и не прекращала мою тихую молитву. Уснула я почти перед рассветом. [94]

На заре я проснулась, совершенно не ощущая боли. На сердце больше ничто не давило, и я была счастлива. О, какая перемена! Мне казалось, что это ангел Божий коснулся меня, пока я спала. Я исполнилась благодарности. Своими устами я славила Господа. Я разбудила мужа и поведала ему о том чуде, которое Господь сделал для меня. Сначала Джеймс едва мог постичь сказанное мною, но когда я встала, оделась и прогулялась вокруг дома, он вместе со мной начал славить Бога. Мой больной глаз совсем излечился. Через несколько дней опухоль прошла и зрение восстановилось. Так закончилось и это испытание.

Снова я нанесла визит врачу, и он, пощупав мой пульс, сказал: "Мадам, в вашем организме произошли коренные изменения, а те две женщины, что приходили ко мне на консультацию вместе с вами, умерли". Я констатировала, что его медицина не смогла исцелить меня, так как я не имела возможности ею воспользоваться. После того как я ушла, врач сказал своим приятелям по поводу меня: "Ее случай - тайна. Я не могу дать ему объяснения".

Вскоре мы снова поехали в Мичиган, и я перенесла это долгое и изнурительное путешествие по бездорожью на грубых телегах почти не теряя сил. Мы чувствовали, что Господь хочет, чтобы мы посетили Висконсин. Мы назначили отъезд из Джексона на десять часов вечера.

Когда мы готовились к посадке на поезд, то ощущали важность этой поездки и много времени посвятили молитве. И, вверив себя Богу, мы не могли удержаться от слез. Мы отправились на вокзал с ощущением глубокой торжественности. В поезде, надеясь хоть немного поспать этой ночью, мы хотели расположиться в переднем вагоне, оснащенном сидениями с высокими спинками. Однако все было занято, и мы нашли для себя место в другом вагоне. Но здесь я не смогла, как обычно это случалось во время ночных поездок, ни снять шляпку, ни выпустить из рук саквояж, как будто ожидая чего-то. Мы оба делились своими необычными чувствами. [95]

Поезд отошел приблизительно на три мили от Джексона, как вдруг его движение стало каким-то странным: рывки вперед и назад, и наконец мы остановились. Я открыла окно и увидела, что один вагон стоит почти вертикально. Я услышала страшный вопль и увидела великое смятение. Оказалось, что паровоз сошел с рельс, но вагон, в котором мы находились, остался на путях и находился примерно в сотне футах от места аварии. Багажный вагон остался почти цел, и потому наш большой сундук с книгами сохранился. Вагон второго класса был разбит, его останки и трупы пассажиров разбросало по обеим сторонам насыпи. Вагон, в котором мы пытались найти место, также был сильно разрушен, и один его конец торчал над грудой обломков. Сцепление не было повреждено, но вагон, в котором мы сидели, оторвался от предыдущего, как будто ангел разделил их. Четыре человека погибли или получили смертельные раны, и у многих обнаружились серьезные повреждения. Мы же почувствовали, что Бог послал ангела, чтобы сохранить нам жизнь.

Мы возвратились в Джексон и на следующий день сели на поезд до Висконсина. Бог благословил наше посещение этого штата. В результате наших усилий много душ было обращено. Господь укрепил меня в этом утомительном путешествии.

29 августа 1854 года вместе с рождением Вилли в нашей семье прибавилось ответственности. Приблизительно в то же время мы получили первый номер газеты, ошибочно названной "Вестник истины". Люди, злословящие нас в этом листке, были в свое время обличены в заблуждениях и ошибках. Не в силах вынести этого обличения, они сначала тайно, а затем более открыто использовали свое влияние против нас. Мы бы все происки вытерпели, но некоторые из наших сподвижников также подверглись влиянию этих испорченных людей. Кое-кто из тех, кому мы доверяли и кто признавал, что наша работа была замечательно благословлена Богом, отвернулись от нас и отдали предпочтение незнакомым людям. [96]

Господь показал мне характер отступников, а также то, каким будет их конец. Он явил мне, что не одобряет тех, кто связан с этой газетой, и десница Его направлена против них. И хотя временами может казаться, что они процветают, и некоторые честные люди ими обмануты, все же истина, безусловно, восторжествует и каждая честная душа порвет с обольщением, в котором ее держали, и освободится от влияния этих испорченных людей. Если десница Божья против них - они будут повержены.

Здоровье моего мужа снова ухудшилось. У него появился кашель, он заболел воспалением легких, и нервная система его совсем расшаталась. Тревоги, бремя, которое он нес в Рочестере, его работа в офисе, болезни и смерти в его семье, недостаток сочувствия со стороны тех, для кого он трудился, вкупе с переездами и проповедованием оказались выше его сил, и он решил, что очень скоро сойдет в могилу от истощения. Это было время мрака и тьмы. Слабые лучи света иногда проникали сквозь тучи, давая нам небольшую надежду, иначе бы мы впали в отчаяние. Временами казалось, что Бог покинул нас.

Партия "Вестника" фабриковала всевозможные фальшивки, порочащие нас. И слова псалмопевца часто приходили мне на ум: "Не ревнуй злодеям, не завидуй делающим беззаконие, ибо они, как трава, скоро будут подкошены, и, как зеленеющий злак, увянут" (Пс. 36:1, 2). Некоторые из авторов этой газеты даже торжествовали, видя слабость моего мужа, и говорили, что Бог позаботился о нем и убрал его со Своей дороги. Когда муж во время болезни читал эти пасквили, его вера воскресала и он восклицал: "Я не умру, но буду жить и возглашать дело Господне. Я еще произнесу проповедь на их похоронах!" [97]

Черные тучи, казалось, окутали нас. Грешные, лишь внешне набожные люди по команде сатаны поспешали выдумывать фальшивки и направлять все свои силы против нас. Если бы Бог оставил нас наедине со всем этим, мы могли бы устрашиться, но все было в руках Того, Кто может сказать: "Никто не в силах вырвать вас из рук Моих". Мы знали, что Иисус жив и царствует. Мы могли сказать перед Господом: "Это Твое дело, и Ты знаешь - это не наша прихоть, а Твой приказ, чтобы мы делали то, что мы делаем".