История Спасения
Елена Уайт

  1. Божья любовь наконец восторжествует
  2. Падение Люцифера
  3. Творение
  4. Последствия восстания
  5. Искушение и грехопадение
  6. План спасения
  7. Жертвоприношение Каина и Авеля
  8. Сиф и Енох
  9. Потоп
  10. Вавилонская башня
  11. Авраам и обетованное Семя
  12. Женитьба Исаака
  13. Иаков и Исав
  14. Иаков и Ангел
  15. Дети Израиля
  16. Явление Божьей силы
  17. Выход Израиля из египетского рабства
  18. Странствование Израиля
  19. Закон Божий
  20. Святилище
  21. Разведчики и их донесение
  22. Грех Моисея
  23. Смерть Моисея
  24. Израиль входит в обетованную землю
  25. Ковчег Божий и успехи Израиля
  26. Первое пришествие Иисуса Христа
  27. Служение Христа
  28. Как предали Христа
  29. Суд над Христом
  30. Распятие Христа

  31. Воскресение Христа
  32. Вознесение Христа
  33. Пятидесятница
  34. Исцеление хромого калеки
  35. Верность Богу во время гонений
  36. Евангельское правило
  37. Смерть Стефана
  38. Обращение Савла
  39. Начало служения апостола Павла
  40. Служение Петра
  41. Избавление Петра из темницы
  42. В дальних странах
  43. Годы служения апостола Павла
  44. Мученическая смерть Павла и Петра
  45. Великое отступничество
  46. Тайна беззакония
  47. Первые реформаторы
  48. Лютер и великая Реформация
  49. Успехи Реформации
  50. Движение вперед замедляется
  51. Весть первого ангела
  52. Весть второго ангела
  53. Полночный крик
  54. Небесное святилище
  55. Весть третьего ангела
  56. Твердое основание
  57. Сети сатаны
  58. Спиритизм
  59. Громкий клич
  60. Окончание испытательного срока
  61. Время скорби Иакова
  62. Освобождение народа Божьего
  63. Награда святым
  64. Тысячелетнее царство
  65. Второе воскресение
  66. Коронация Христа
  67. Вторая смерть
  68. Новая земля
История Спасения

Распятие Христа

Христа, любимого Сына Божьего, вывели и предали черни для распятия. Ученики и уверовавшие в Него из окрестностей Иерусалима присоединились к толпе, следовавшей за Иисусом на Голгофу. Среди них была мать Иисуса, которую, поддерживая, вел Иоанн, любимый ученик Христа. Ее сердце разрывалось от невыразимой боли, однако она, как и ученики, надеялась, что это мучительное зрелище вот-вот окончится и Иисус проявит Свою силу и предстанет пред Своими врагами как Сын Божий. Но ее материнское сердце снова погрузилось в отчаяние, когда она вспомнила Его слова, которыми Он кратко описал то, что должно произойти в этот день.

Как только Иисус вышел из ворот дома Пилата, на Его израненные и окровавленные плечи взвалили крест, приготовленный для Вараввы. Двух сообщников Вараввы должны были казнить вместе с Иисусом, и на них также возложили кресты. Спаситель взял Свою ношу, но, пройдя несколько шагов, из-за потери крови, чрезмерного переутомления и боли упал на землю, потеряв сознание.

Едва Христос пришел в Себя, Ему на плечи вновь взвалили крест и заставили идти вперед. Неся Свое тяжкое бремя, Он прошел, шатаясь, еще несколько шагов и рухнул как подкошенный. Сначала решили, что Он мертв, но немного погодя Он вновь очнулся. Священники и правители не испытывали ни малейшего сочувствия к своей страдающей жертве, однако поняли, что Он не в состоянии нести дальше это орудие казни. Пока они раздумывали, что же делать, к толпе подошел Симон Киринеянин, направлявшийся в Иерусалим. Толпа, подстрекаемая священниками, схватила его и заставила нести крест Христа. Сыновья Симона были последователями Иисуса, но сам Симон не был Его учеником.

В огромной толпе, следовавшей за Иисусом, многие насмехались и высмеивали Его, но были и такие, кто плакал, с благодарностью вспоминая обо всем, что Он сделал. Некогда исцеленные от различных немощей и воскрешенные из мертвых громко свидетельствовали о Его чудных делах и настойчиво требовали, чтобы им объявили, какое преступление совершил Иисус, почему с Ним обращаются, как со злодеем. Всего лишь несколько дней назад толпы людей сопровождали Его с радостными возгласами "Осанна!", размахивая пальмовыми ветвями, когда Он торжественно въезжал в Иерусалим. Но многие из тех, кто прославлял Его возгласами, потому что так делали тогда все, теперь оголдело кричали: "Распни Его! Распни!"

Пригвожденный ко кресту

Осужденных привели на место распятия и стали привязывать каждого ко кресту. Оба разбойника вырывались из рук солдат, распинавших их, но Иисус не сопротивлялся. В мучительном ожидании мать Христа смотрела на Него, надеясь, что Он все же сотворит чудо и спасет Себя. Она видела Его распростертые на кресте руки, эти дорогие ее сердцу руки, всегда источавшие благословение; руки, которые так часто тянулись к больным и страждущим, даруя им исцеление и освобождение от страданий. Принесли молоток и гвозди. И когда эти гвозди пронзили Его тело, потрясенные ученики отнесли подальше от жестокого зрелища безжизненно обмякшее тело матери Иисуса.

Иисус не произнес ни единой жалобы. Его бледное лицо оставалось спокойным, лишь крупные капли пота выступили на лбу. И не нашлось милосердной руки, которая бы отерла этот предсмертный пот, никто не произнес слов сочувствия и преданности, которые в этот тяжкий час поддержали и ободрили бы Его человеческое сердце. "Он топтал точило один". Из всего народа не нашлось никого, кто в этот момент оставался бы с Ним рядом. В то время как воины занимались своим страшным делом, Иисус в неимоверных муках молился за Своих врагов: "Отче! прости им, ибо не знают, что делают" (Лк. 23:34). Эта молитва Христа за Своих врагов охватывала весь мир, она относилась к каждому грешнику, в какое бы время он ни жил - в начале или в конце времен.

Как только Иисуса пригвоздили ко кресту, несколько крепких солдат подняли крест и резко и грубо опустили его в приготовленную яму. Это причинило еще более ужасные муки Сыну Божьему. Далее разыгралась жуткая сцена. Священники, начальники и книжники, забыв о достоинстве своего священного служения, присоединились к черни, глумясь и насмехаясь вместе со всеми над умирающим Сыном Божьим, и говоря: "Если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого" (Лк. 23:37). Другие же насмешливо повторяли друг другу: "Других спасал, а Себя не может спасти!" (Мф. 15:31). Служители храма, грубые солдаты, подлые разбойники, висящие на кресте, и низкие, жестокие люди, находившиеся в толпе, - все объединились, глумясь над Христом.

Разбойники, распятые вместе с Иисусом, переносили такие же физические страдания, как и Он. Но один из них, еще более ожесточившись от мук и предавшись своему отчаянию, вел себя очень дерзко. Подхватив насмешки священников, он бросил Иисусу: "Если Ты Христос, спаси Себя и нас" (Лк. 23:39). Другой же разбойник не был закоренелым преступником. Слыша насмешливые слова своего соучастника, он "унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он ничего худого не сделал" (Лк. 23:40, 41). И потом, когда его сердце открылось Христу, в его сознание хлынул небесный свет. В Иисусе, избитом, осмеянном и распятом на кресте, он увидел свою единственную надежду, своего Искупителя и обратился к Нему с верой и смирением: "Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе ныне же, будешь со Мною в раю" (Лк. 23:42, 43).

С изумлением смотрели небесные ангелы на бесконечную любовь Иисуса, Который, испытывая душевные муки и физические страдания, думал о Своих ближних и вселял веру в душу покаявшегося. Когда жизненные силы покидали Его и надвигалась смерть, он проявил любовь к человеку, которая сильнее, чем смерть. Многие из наблюдавших эту поразительную картину на Голгофе впоследствии утвердились в своей вере во Христа благодаря увиденному.

Теперь враги Христа с нетерпением ждали Его смерти. Они считали, что это событие навсегда успокоит и прекратит слухи о Его Божественной силе и угасит интерес к совершенным чудесам. Священники льстили себе, думая, что уж больше не придется им трепетать при мысли о Его влиянии на людей. Бесчувственные и жестокие воины, пригвоздившие распростертое тело Иисуса ко кресту, в это время делили между собой Его одежды, споря, как им разделить хитон, на котором не было швов. В конце концов они решили спор, бросив жребий. Богодухновенное перо в точности описало эту картину за сотни лет до произошедшего: "Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои... делят ризы мои между собою, и об одежде моей бросают жребий" (Пс. 21:17, 19).

Урок сыновней любви

Взгляд Иисуса, блуждая в толпе, собравшейся у подножия креста и ожидавшей Его смерти, остановился на матери, которую поддерживал Его ученик Иоанн. Она, будучи не в силах оставаться вдали от своего Сына, вернулась на это страшное место. Последним уроком, преподанным Иисусом людям, был урок сыновней любви. Вглядевшись в искаженное горем лицо Своей матери, а затем посмотрев на

* Запятая поставлена не по Синодальному переводу, что меняет смысл высказывания. Иоанна, Он сказал, обращаясь к ней: "Жено! се, сын Твой", а затем - Иоанну: "Се, Матерь твоя!" (Ин. 19:26, 27). Иоанн хорошо понял слова Иисуса и принял это священное поручение. Он сразу же увел мать Христа от этого страшного зрелища на Голгофе. С того часа он взял ее в свой дом и постоянно заботился о ней как преданный сын. Совершенный пример сыновней любви Христа сияет немеркнущим светом во тьме веков. Переживая предсмертные мучения, Он не забыл о Своей несчастной, убитой горем матери и позаботился о ее будущем.

Теперь уже совершилось почти все, ради чего Христос пришел в этот мир. Он произнес: "Жажду". Воины пропитали губку уксусом и желчью и поднесли Ему, чтобы Он пил, но Он, попробовав, отказался. Теперь Господь жизни и славы умирал ради искупления человечества. Именно сознание греха, который Он взял на Свои плечи и который навлек гнев Отца на Него вместо людей, и сделало испитую Им чашу столь горькой, что это сокрушило Его сердце.

На Христа как на заместительную жертву и поручителя за грешных людей было возложено их нечестие. Сын Божий был причислен к злодеям, чтобы спасти людей от осуждения закона. Вина потомков Адама всех поколений и веков тяготила Его сердце. Отвращение Бога ко греху, Его страшный гнев на всякое нечестие наполняли ужасом душу Его Сына. То, что Бог отвернул от Него Свое лицо в час тягчайших мучений, пронзало сердце Христа скорбью, которую никогда не понять людям. Каждый приступ боли, перенесенный Сыном Божьим на кресте, кровь, что текла с Его чела, рук и ног, мучительные конвульсии, терзавшие Его изможденное тело, и невыразимая боль, наполнявшая Его душу из-за того, что Отец скрыл от Него Свое лицо, взывают к человеку, говоря: из-за непостижимой любви к тебе Сын Божий согласился, чтобы на Него возложили эти отвратительные преступления, ибо ради тебя Он разрушает власть смерти и открывает врата рая и жизни вечной. Тот, Кто Своим словом успокаивал бушующие воды и ходил по пенящимся гребням волн, Кто заставлял трепетать бесов, Тот, от прикосновения Которого исчезали болезни, Воскрешавший мертвых к жизни и Отверзающий глаза слепым предлагает Себя на кресте в качестве единственной жертвы за человека. Он, взявший на Себя наши грехи, переносит требуемое законом наказание за нечестие людей и Сам становится грехом ради искупления человека.

Своими яростными искушениями сатана терзал сердце Иисуса. Грех, такой ненавистный в Его глазах, нагромождался на Него до тех пор, пока Он не застонал под его тяжестью. Неудивительно, что Его человеческое естество в этот час было объято трепетом. Ангелы с изумлением наблюдали за отчаянными душевными муками Сына Божьего, превосходившими Его физические страдания настолько, что Он почти не чувствовал последних. Небесное воинство закрыло свои лица, чтобы не видеть это ужасное зрелище.

Неодушевленная природа сострадала своему поруганному и умирающему Творцу. Солнце отказалось созерцать эту страшную картину. Казалось, перед его яркими полуденными лучами встала какая-то преграда. Непроницаемый мрак, подобно погребальному савану, окутал крест и все вокруг. Три часа кромешная тьма покрывала землю. В девятом часу сумерки над толпой наконец рассеялись, но Спаситель, висящий на кресте, по-прежнему был окутан тьмою, как мантией. Казалось, что кто-то бросает в Него сердитые вспышки молний. Тогда "... возопил Иисус громким голосом: "Элои, Элои! ламма савахфани?" что значит: "Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?"" (Мк. 15:34).

"Совершилось!"

Присутствующие молча ждали окончания происходящего. Солнце засияло вновь, но крест по-прежнему был окутан тьмою. Вдруг мрак рассеялся, и чистым, словно трубным голосом, который, казалось, разнесся по всему миру, Христос воскликнул: "Совершилось!". "Отче! в руки Твои предаю дух Мой" (Лк. 23:46). Свет озарил крест, и от этого лицо Спасителя засияло славой, подобно солнцу. Затем Он уронил голову на грудь и умер.

В этот момент священники совершали служение в храме перед завесой, отделявшей Святое от Святого святых. Вдруг у них под ногами задрожала земля, и завеса в храме, сделанная из прочной и дорогой ткани, которая заменялась каждый год на новую, была разорвана надвое сверху донизу той же самой бескровной рукой, которая написала роковые слова на стене дворца Валтасара.

Иисус боролся за жизнь до тех пор, пока не совершил до конца дело, ради которого пришел, и при последнем вздохе Он воскликнул: "Совершилось!" Услышав этот возглас, ангелы возрадовались, ибо это означало, что великое искупление человечества свершилось. Все небо ликовало потому, что отныне потомки Адама при условии послушания могут быть возвращены в присутствие Божье. Сатана был побежден; он понял, что этот мир не будет его царством.

Погребение

Иоанн оказался в затруднении, решая, что делать с телом своего горячо любимого Учителя. Он содрогался при одной лишь мысли, что тело Христа попадет в руки грубых, бесчувственных воинов и Его похоронят в позорном месте. Зная, что рассчитывать на благосклонность иудейских властей бесполезно, Иоанн мог надеяться лишь на милость Пилата. Но тут на помощь пришли Иосиф и Никодим. И тот, и другой были членами синедриона, оба были богаты, имели добрые взаимоотношения с Пилатом и пользовались влиянием в обществе. Эти люди решили достойно похоронить Иисуса.

Иосиф без промедления отправился к Пилату и попросил разрешения взять тело Иисуса для погребения. Пилат утвердил официальный приказ отдать Иосифу тело Иисуса. В то время, пока Иоанн страдал и думал, как похоронить своего любимого Учителя, Иосиф из Аримафеи вернулся с приказом Пилата, а Никодим, уверенный в том, что Иосифу удастся договориться с римским прокуратором, принес около ста литров драгоценной смеси смирны и алоэ для бальзамирования тела. Даже самые почитаемые люди Иерусалима не удостаивались больших посмертных почестей.

Бережно и с благоговением снимали они Иисуса с креста. Со слезами на глазах, преисполненные сострадания, смотрели они на Его избитое и израненное тело, заботливо и тщательно омывая Его, очищая от запекшейся крови. У Иосифа имелась новая гробница, высеченная в скале, которую он приготовил для себя. Она находилась неподалеку от Голгофы. Теперь Иосиф приготовил эту гробницу для Иисуса. И вот тело осторожно завернули в льняную ткань, пропитанную благовониями, которые принес Никодим, и трое учеников понесли эту драгоценную ношу в новую гробницу, где никогда еще никого не хоронили. Здесь они распрямили согнутые ноги Спасителя и сложили Его пронзенные руки на бездыханной груди. Женщины из Галилеи наблюдали за тем, чтобы все было сделано правильно для безжизненного тела их возлюбленного Учителя. Затем на их глазах тяжелый камень привалили к гробнице, закрыв оставшегося лежать там Сына Божьего. Эти женщины в числе последних разошлись от подножия креста, и они последние покинули гробницу Господа.

Несмотря на осуществление ужасного злодеяния, иудейские правители не испытывали облегчения, предав смерти Сына Божьего; их мрачные предчувствия не улеглись, как не исчезла и их зависть даже к мертвому Спасителю. Радость по поводу утоленной жажды мести смешивалась с нарастающим страхом, что Его мертвое тело, лежащее в гробнице Иосифа, оживет. Поэтому "собрались первосвященники и фарисеи к Пилату и говорили: господин! мы вспомнили, что обманщик тот, еще будучи в живых, сказал: "после трех дней воскресну"; итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтоб ученики Его, пришедши ночью, не украли Его и не сказали народу: "воскрес из мертвых"; и будет последний обман хуже первого" (Мф. 27:62-64). Пилату, как и этим иудеям, не хотелось, чтобы Иисус воскрес и Своей силой наказал тех, кто убивал Его, и он дал в распоряжение священников отряд римских воинов, сказав: "Имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете. Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать" (Мф. 27:65, 66).

Иудеи понимали, что лучшей охраны, чем римские солдаты, найти нельзя. Они получили возможность наложить римскую печать на камень, закрывавший вход в гробницу; теперь камень невозможно было сдвинуть с места, не нарушив печати. Иудейские вожди предприняли все необходимые меры, чтобы ученики Христа не смогли обмануть народ, утверждая, что Христос воскрес. Однако все их планы и предупредительные меры лишь усилили триумф воскресения Иисуса и содействовали утверждению Божественной истины.