Семнадцать трусишек

Билл ворвался в дом и плюхнулся бездыханный на стул. Он выглядел испуганным.

Как раз в этот момент вернулся с работы папа.

"Что случилось, Билл?" – тревожно спросил он.

"Так, ничего", – ответил Билл.

"Нет, что-то случилось, – сказал папа. – Я чувствую это по твоему лицу. Итак, что же случилось?"

"Ну хорошо, папа, – согласился Билл, нервно ерзая на стуле. – Видишь ли, мы все играли на том пустыре, возле дома миссис Болиджер. Ты знаешь, где это. Полкилометра отсюда".

"Да, я прекрасно это знаю, – сказал папа. – Когда я был мальчиком, я сам часто играл там".

"Так вот, папа. Мяч...", – Билли замялся.

"Я знаю, что ты собираешься сказать, – промолвил папа. – Мяч угодил в окно миссис Болиджер",

"Да, папа. Вот что произошло. Это была случайность. Но как ты узнал об этом?"

"Я просто догадался, – сказал папа. – Но признайся, Билл, почему все-таки ты так напуган?"

"И совсем я не испуган, папа, – сказал Билл. – Но знаешь, миссис Болиджер – такая старая придира! Она всегда поднимает такой шум из-за всего этого!!"

"Так, а что вы сделали после того, как окно разбилось?"

"Мы убежали".

"Убежали?"

"Ну да",

"Так, сколько же вас было?"

"Семнадцать".

"И ты хочешь мне сказать, что вы все убежали, испугавшись, что какая-то старая женщина может вас отругать?"

"Да, папа", – признался Билл, опустив голову.

"Так, – сказал папа. – Все, что я думаю по этому поводу, это то, что вы просто семнадцать трусишек".

Биллу это не понравилось, но в душе он знал, что обвинение было заслуженным. Он попытался было защищаться: "Но папа! Миссис Болиджер – такая старая ворчунья!!"

"Не имеет значения, какая она, – заявил папа. – Если вы разбили ее окно, вы должны были найти мужество пойти к ней и признаться, что это сделали вы, и предложить возместить ущерб. Ведь это стоило бы не больше, чем по нескольку центов с каждого. Кстати, кто ударил по мячу, когда тот угодил в окно?"

Билл колебался.

"Э-э-э..." – начал он.

"Ну давай, – требовал папа. – Ведь там не было семнадцати мячей, и не семнадцать мальчиков одновременно разбили окно".

"Это так, папа".

"Так кто же ударил по мячу и угодил в окно?"

"Это я", – сознался Билл, совершенно упав духом.

"Я так и думал, – сказал папа. – Только я хотел, чтобы ты сам признался. И теперь не имеет значения, что сделают другие, но ты должен сейчас же пойти к миссис Болиджер, извиниться перед ней и спросить, сколько стоит нанесенный ей ущерб".

"Я не могу, папа! – закричал Билл, встревоженный не на шутку. – Я просто не могу! Она такая вредная!!"

"Но ты должен, – сурово настаивал отец. – Это единственный правильный выход для тебя. Более того, мой сын не может быть таким трусом, чтобы не извиниться после того, что он сделал. Так что приведи себя в порядок, и мы пойдем".

"Ты хочешь сказать, что собираешься пойти со мной?"

"Да, я собираюсь дойти с тобой до калитки миссис Болиджер, а затем ты сам пойдешь и поговоришь с ней".

"О нет!" – простонал Билл, вставая со стула и направляясь в ванную, чтобы вымыть руки и причесаться.

Вскоре он спустился вниз, где папа ждал его. Они отправились вместе к миссис Болиджер,

Этот поход был не из приятных, по крайней мере для Билла. Он не был бы, наверно, так напуган, если бы шел на экзамен или даже в тюрьму.

"Я действительно должен идти?" – спросил он немного погодя.

– "Думаю, что да, – ответил папа. – Другого выхода нет. И ты почувствуешь себя намного счастливее после того, как поступишь правильно".

Снова воцарилось молчание. Они шли вперед, и Билли мечтал только о том, чтобы им предстояло пройти еще много-много километров, так чтобы папа устал и переменил свое решение.

Наконец они завернули за угол и вышли к пустырю, где произошел инцидент. Дом миссис Болиджер был теперь весь как на виду, хорошо было видно и разбитое окно.

"Вот мы и пришли, – сказал папа, как только они достигли маленькой белой калитки у входа во владения миссис Болиджер. – Я подожду здесь, пока ты сходишь в дом и поговоришь с хозяйкой. Будет лучше, если ты сделаешь это сам. Я буду поблизости, если тебе понадобится моя помощь".

Биллу ничего не оставалось делать, как пойти дальше одному. Как только он ступил на тропинку, ему показалось, что глаза миссис Болиджер неотступно следят за ним, пока он преодолевает этот путь.

И все это время он неотступно думал: "Что она скажет, когда я признаюсь, что это я разбил окно?"

Билл позвонил в дверь. Звонок был долгий и громкий, как похоронный звон.

Дверь открылась. На пороге стояла миссис Болиджер. К изумлению Билла, она улыбалась. Этого он не ожидал.

"Здравствуй, – сказала она дружелюбно. – Чем я могу тебе помочь?"

"Э-э-э... это-,, э... – запнулся Билл, весь вспыхнув. – Я.-, э-э-э.., ударил по мячу, который--, разбил ваше окно сегодня. И я.,– я очень извиняюсь".

Билл постоял некоторое время в нерешительности, потом отпрянул, будто ожидая взрыва.

Но вместо этого он услышал ласковый голос: "Я горжусь тобой, сынок. Мне очень часто разбивали стекла таким образом, но ты первый мальчик, который пришел ко мне и сознался во всем. Ты настоящий джентльмен. Ты, без сомнения, хорошо воспитан. Должно быть, у тебя замечательный отец".

"Да, – сказал Билл. – А ион и мой папа. Так получилось, что он пришел со мной". ' Тут папа вышел на тропинку и подошел к сыну.

"У вас прекрасный сын, – сказала миссис Болиджер. – Я думаю, в общем-то, он самый славный мальчик, какого я когда-либо встречала. Вы знаете, ни один мальчик никогда не приходил ко мне до этого и не сознавался в том, что разбил мое окно",

"Миссис Болиджер, – сказал папа, – мы хотели бы заплатить за то, чтобы вам вставили новое стекло".

"О нет, – возразила миссис Болиджер. – Я бы ни за что не позволила вам платить, в то время как другие даже не подумают сделать это. Я думаю, у меня найдется стекло".

Билл лучезарно улыбался, "Тогда мы с Биллом сами вставим его", - сказал папа.

Пока папа и Билл вставляли стекло, миссис Болиджер дружески беседовала с ними. Потом, попрощавшись с ней, они отправились домой.

"Я полагаю, – спросил папа, – ты не жалеешь о том, что мы пошли к ней?"

"Должен признаться, нет, – сказал Билл. – И она была очень мила. Я бы ни за что не мог себе представить, что миссис Болиджер может быть такой. Интересно, почему ребята сказали, что она вредная? Она ни капельки не вредная. Невозможно быть более доброй и тактичной".

"Иногда ребята говорят такие вещи, потому что они многого в жизни еще просто не понимают, – сказал папа. – Кстати, Билл, ты не чувствуешь себя лучше после того, как поступил правильно, как храбрец?"

"О да! – признался Билл. – Я бы мог допрыгнуть до луны!!"