И малое дитя будет водить их

Ты можешь подумать, что это вымышленная история, но это не так. Все здесь абсолютная правда. Я действительно очень хорошо знаю мальчика и девочку, о которых в ней говорится, а историю эту рассказала мне их мама.

Конечно, имена я изменил – я ведь не могу назвать тебе настоящие имена, так ведь? Поэтому я назвал мальчика Дональд, а девочку – Маргарет. Маргарет пять лет, а Дональду – восемь с половиной.

Однажды случилось так, что, убирая в столовой, мама бросила в огонь старую рождественскую открытку. Это была очень старая открытка, которую Маргарет прислали по меньшей мере четыре года назад.

Однако едва она загорелась, Маргарет подняла шум.

"Это моя рождественская открытка! – закричала она. – Зачем ты сожгла ее? Я хранила ее все это время! Она нужна мне!!"

"Но она была такой грязной, – сказала мама, пытаясь уладить дело, – и она так давно везде валялась, что я решила, что она тебе больше не нужна".

"Конечно, она была мне нужна! – кричала Маргарет, еще больше выходя из себя. – Тебе следовало бы знать, что она нужна мне. И почему ты сжигаешь мои вещи"?

Мама попыталась спокойно объяснить Маргарет, что у нее много других открыток, что все они не представляют особой ценности и что очень скоро наступит новое Рождество и друзья Маргарет, наверно, пришлют ей еще больше новых открыток.

Но Маргарет не поддавалась уговорам и начала даже называть маму очень плохими словами. После чего мама испробовала другой метод, чтобы вразумить свою дочь, – соседи в это время, должно быть, удивлялись, что бы это могло происходить за стеной. Я позволю тебе самому догадаться о том, что случилось; могу лишь добавить, что очень скоро маленькая девочка рыдала наверху в постели.

Дональд к тому времени тоже был в постели, и после того, как мама поцеловала их на ночь и вышла из комнаты, он заговорил со своей маленькой сестренкой. Мама, которая в это время была на лестнице, остановилась, чтобы послушать их разговор.

"Маргарет, – сказал Дональд, – ты должна быть хорошей девочкой и постараться уснуть".

"Я не могу уснуть, – ответила Маргарет. – Я была такой плохой, и мне так не хочется, чтобы мама снова отшлепала меня".

"Да, дорогая, – сказал Дональд с сочувствием и мудростью, не свойственными его возрасту, – ты была очень плохой, и из-за этого я чувствую боль и печаль. Но если бы ты произнесла сейчас маленькую молитву, это все поправило бы",

"Но я не знаю, что говорить", – сказала Маргарет с рыданиями, сотрясающими ее маленькое тельце.

"Если ты хочешь, Маргарет, я тебе помогу, – сказал Дональд, – Ты можешь повторить ее за мной. Хочешь?"

"Да, пожалуйста".

Последовала пауза. Затем Дональд начал: "Дорогой Господь Иисус, А теперь, Маргарет, повтори это за мной",

"Дорогой Господь Иисус", – повторила Маргарет.

"Помоги мне не быть плохой", – сказал Дональд,

"Помоги мне не быть плохой", – повторила Маргарет.

"Прости мне, что я сегодня вечером была так раздражена",

Рыдания усилились, и некоторое время Маргарет не могла говорить.

Наконец она повторила: "Прости мне, что я сегодня вечером была так раздражена".

"И сделай меня хорошей маленькой девочкой", – продолжил Дональд.

"И сделай меня хорошей маленькой девочкой", – повторила Маргарет.

"И пожалуйста, смой все мои грехи. Во имя Иисуса Христа, аминь", – сказал Дональд.

Маргарет повторила за ним его последние слова. "Теперь с этим все покончено, Дональд?" – спросила она.

"Да, дорогая, – сказал Дональд, – не плачь больше. Знаешь, страница твоей книги на небесах, куда ангелы записывают все, что ты делаешь, – та страница, которую ты испортила, – теперь вся закрашена чем-то красным, очень ярким красным карандашом, который скрыл все записи о твоем плохом поведении, и никто больше никогда не прочитает их снова. Это то, что делает Иисус, когда мы раскаиваемся и просим Его простить нас. Ты счастлива, Маргарет?"

"О да, Дональд. Теперь я чувствую себя лучше, А мама не отшлепает меня больше?"

"Нет, Маргарет, конечно, нет. Ты просила Иисуса сделать тебя хорошей, а если мы будем хорошими, мама и папа будут счастливы, и тогда им никогда не придется наказывать нас. Так ведь?"

"Так", – согласилась Маргарет.

"Спокойной ночи", – произнес Дональд.

"Спокойной ночи, – сказала Маргарет, – я так рада, что теперь уже все хорошо".

В комнате воцарилось молчание. А мама начала тихонько спускаться вниз со слезами на глазах и радостью в сердце. Она была счастлива знать, что ее любимцы уже нашли Друга в Иисусе и свое бремя доверяют Господу.