Не война, а любовь

Из глубины двора доносился страшный шум. Я думаю, что вы никогда не слышали ничего подобного. Берт и Боб играли в индейцев, бегая вокруг беседки в конце лужайки. Боб был одет в наряд вождя индейцев, украшенный перьями, собранными им в курятнике. А Берт изображал белого человека и старался схватить Боба, чтобы тот не завладел беседкой.

Но затем началась перебранка– Боб сказал, что Берт убит, потому что он попал в него стрелой из лука. Но Берт отвечал, что он не мертв и вообще не собирается умирать для Боба или для кого-то еще.

"Ты обманщик, – кричал Боб, – и ты мертв!"

"Я не обманщик, и я не убит!" – кричал Берт.

"Ты убит!"

"Нет, не убит!"

"Ты убит!"

"Не убит!"

"Я не хочу больше играть!"

"Ну и не надо, играй теперь сам с собой!"

Спор разгорался, и вскоре Боб ударил Берта по носу. Началась драка. Крики доносились до открытого окна дома

"Идите сюда, идите сюда оба! – звала их мама. – Мне не нравится, что вы так расшумелись. Что о вас подумают соседи?"

Насупившись, мальчики поплелись к дому.

"Это он виноват", – сказал Берт.

"Нет, это Берт", – возразил Боб.

"Ты начал".

"Нет, не я".

"Ладно, Идите оба сюда и сядьте на эти стулья. И вы оба должны молчать пятнадцать минут".

Боб и Берт сели в противоположных утлая комнаты и в полном молчании свирепо смотрели друг на друга. Медленно проходили минуты. Мальчикам казалось, что никогда еще они не сидели так: долго.

Прежде чем окончились пятнадцать минут, мама снова вошла в комнату. "Я хочу рассказать зам небольшую историю", – сказала она. Лица мальчиков просветлели. "Много лет тому назад, – начала мама, – когда индейцы странствовали по полям и лесам Северной Америки, возникла страшная вражда между ними и белыми людьми, которые стремились обосноваться в Америке, Индейцы сознавали, что эти земли принадлежат им и что белые люди не имеют никаких прав на них. Поэтому они боролись за то, что издавна принадлежало им. Многие из белых людей были очень жестокими и без жалостными, и это еще больше осложняло их взаимоотношения,

И вот как-то один человек, поселившийся в Америке, решил попробовать относиться к индейцам по-другому. Его звали Вильям Пен, Он захотел вместо вражды и борьбы сделать индейцев своими друзьями. Он говорил им, что все будет устроено по справедливости, и проявлял к ним дружелюбие и уважение. Конечно, они смеялись над ним и говорили, что в любое время могут его убить и скальпировать Но он не отступал от своего решения".

"А у него было оружие?" – спросил Берт.

"Бремя твоего молчания еще не закончилось", – ответила мама.

"О-о..." – проворчал Берт и замолчал.

"Нет, у него не было оружия, – продолжала мама. – Вскоре, прибыв на новые земли, он собрал всех индейцев, чтобы поговорить с ними. Их пришло очень много, все они были в яркой военной одежде и с оружием в руках. Вероятно, они опасались, что им устроят ловушку. Но Пен вместе с несколькими друзьями встретил их без оружия. Затем он стал говорить с ними так, как до этого ни один белый человек еще не разговаривал. "Мы не должны применять оружие против наших ближних, – сказал он, – Мы хотим относиться к вам с доверием и пониманием. Мы надеемся, что и вы будете хорошо относиться к нам и поступать по справедливости. Так же справедливо и мы будем действовать по отношению к вам. Мы должны постараться обрести взаимное доверие и дружелюбие. Никакого превосходства не должно быть ни с одной стороны. Во всем должна быть честность и любовь, потому что мы – одна плоть и кровь".

Закончив говорить, Пен достал из кармана договор, подготовленный им, который должны были принять индейцы и он. Он начал, читать этот договор, и собравшиеся с изумлением слушали его. Вот фрагмент этого соглашения.

"Ваш народ и мой народ – братья, потому что мы – дети одного Отца. Все пути должны быть открыты для христиан и для индейцев. Двери христиан должны быть открыты для индейцев, и вигвамы индейцев должны быть открыты для христиан". Большинство белых людей, услышавших эти слова, говорили, что Пен сошел с ума. Но вожди индейцев согласились принять этот договор. Они дали обещание Пену быть верными соглашению и ушли удовлетворенные.

Время шло, в других частях Америки продолжались постоянные бои" а в Пенсильвании – это часть страны, названная в честь Пена, – царил мир. Если Пен хотел иметь землю, где жили индейцы, он покупал ее. Он утверждал, что если белые люди обижают индейцев, то они должны нести одинаковое наказание с индейцами, обижавшими белых, а при торговле белые не должны сбывать индейцам плохой товар. Во всем должна быть честная игра".

"И индейцы больше никого не скальпировали?" – спросил Боб, поглядывая одним глазом на часы.

"Нет, конечно, – ответила мама. – Индейцы очень любили Пена. И в течение сорока лет в Пенсильвании не был убит ни один невооруженный человек Вот видите, путем справедливости и согласия, доброго отношения к индейцам была завоевана дружба и заключен мир, И как плохо, что большинство белых не последовали этому примеру",

За это время Боб и Берт остыли от своей ярости.

"Я думаю, – сказал Берт, – что я должен заключить мир с этим индейцем".

"Конечно, С твоей стороны это будет прекрасный шаг", – согласилась мама,

"Срок истек!" – закричал Боб, посмотрев на часы. И оба, веселые и счастливые, соскочили со стульев и побежали во двор.