Самая красивая прическа

Маша любила играть в куклы. У нее их было много: большие и маленькие, одетые нарядно и скромно, мамы и дочки. А вот Тине куклы перестали нравиться. Она не понимала: что Маша в них нашла? Тина любила читать интересные книжки (мама научила ее читать и писать в пять лет). Еще она любила гулять одна, бродить в. лесу или возле речки, лазать по деревьям. Но маме не нравилось, когда Тина уходила гулять одна.

– Останься дома, – говорила она, – поиграй с Машей.

Вот и сегодня пришлось остаться. Но Маша – маленькая, как с ней играть, во что?

– Давай поиграем в магазин, – предложила Тина сестренке. – Я буду продавцом, а ты покупателем. Купи у меня вот это яблоко.

Маша купила яблоко, затем карандаш, катушку ниток и три пуговицы. Но Тине уже надоело быть продавцом. Ей пришла в голову новая мысль:

– Давай играть в парикмахерскую. Я буду парикмахером, а ты – клиентом. Сейчас я все приготовлю.

Тина принесла зеркало, расческу, ножницы и полотенце, отгородила стульями полкомнаты, а стулья завесила пледом. Стало похоже на настоящую парикмахерскую.

– Машенька, входи!

Машенька вошла в "салон" и вежливо поздоровалась:

– Здравствуйте.

– Здравствуйте, – важно ответила Тина. – Пожалуйста, садитесь. Какую прическу вам сделать?

– Самую красивую!

– Хорошо, сейчас. Сидите тихо, я начинаю, – и Тина взяла ножницы.

Машенька сидела очень тихо. Она верила, что Тина – ее старшая сестра – умеет буквально все и что сейчас она сделает ей очень-очень-очень красивую прическу! И Тина действительно старалась.

– Как много кудряшек с этого боку, их нужно остричь.

– Поверните голову вправо, – сказала она. – Я говорю вправо, а вы – влево!

Чик-чик-чик – и волосы посыпались на пол. Сколько у Маши волос – торчат в разные стороны. Чик-чик-чик... Маша устала сидеть и начала ерзать на стуле.

– Что-то вы долго делаете стрижку!

– Все, заканчиваю. Пожалуйста. С вас три рубля.

Тина положила ножницы и взглянула на Машеньку... и ужаснулась.

– Дайте мне зеркало, – попросила Машенька. – Я хочу посмотреть.

– Не дам, – решительно запротестовала Тина. – У меня нет зеркала.

– Есть, есть, вот оно!

Машенька схватила зеркало, взглянула в него – и громко заревела от обиды, ударила Тину зеркалом и побежала на кухню к маме жаловаться. Расстроенная Тина стала прибирать "парикмахерскую", бормоча:

– Ну и клиенты пошли, все какие-то нервные.

Что же теперь будет? Ну, конечно, – из кухни бежит мама с длинной поварешкой:

– Что ты сделала с ребенком? На кого она стала похожа? На обезьяну! Был ребенок как ребенок, а превратился в обезьяну!

Тина не стала дожидаться, что еще скажет мама и что она сделает; у нее оставался один выход – бегство. Недолго думая, она вылезла в открытое окно и спряталась за сараем. Через минуту Тина выглянула и увидела, что мама, взяв за руку Машу, идет в сторону парикмахерской. Но что делать ей, Тине? Она знала, что есть только один человек, который может все исправить, все наладить, всех успокоить и защитить ее от маминого гнева, – это папа. Он сейчас на работе. Ну и пусть. Она пойдет к нему на работу и все расскажет.

И вот Тина в кабинете отца. Увидев печальное лицо дочери, он встревожился:

– Что случилось, доченька?

– Ой, папа, большая беда!

– Да что, что, скорее говори! – торопил папа Тину. – С мамой что-нибудь? Или с Машей? Заболели?

Тина опустила глаза и тихо проговорила:

– Я боюсь идти домой.

– Но что все-таки случилось?

– Понимаешь, папа, я хотела сделать Машеньке красивую прическу, но сделала ее неудачно. И мама очень рассердилась. Она сказала, что я сделала из нее обезьяну...

Тина хорошо знала своего папу, но этого она не ожидала. Папа... смеялся. Смеялся до слез. А потом сказал:

– Представляю. Значит, обезьяну? Ну, ничего. Посиди здесь, а через час мы вместе пойдем домой обедать, – он подмигнул. – Я с мамой поговорю.

Наступило время обеденного перерыва. Папа взял Тину за руку и повел домой. Тина волновалась: как встретит ее мама? А может быть, она уже обо всем забыла? Ничего подобного! Как только папа и Тина вошли в калитку, из дома вышла мама с поварешкой в руке и Маша, остриженная "под мальчика". Настроение у мамы было воинственное. Но папа, не дав ей произнести ни слона, со смехом загородил собой Тину.

– Ты только взгляни, жена, – сказал он, указывая на Машеньку, – кажется, у нас появился мальчишка? А я так мечтал иметь сына! Да к тому же, – тут он вывел вперед Тину, – у нас в семье теперь свой парикмахер. А мы и не знали. Мы просто богачи, жена!

Тут рассмеялась и мама. Что ни говори, а папа молодец. Ну почему взрослые всегда думают, что детям хочется лишь безобразничать да бедокурить, творить хаос и беспорядок и переворачивать все вверх дном? А ведь у Тины были самые лучшие намерения: сделать Маше красивую прическу.