Содержание
  1. «С нами Бог!»
  2. Избранный народ
  3. «Полнота времени»
  4. «Вам родился Спаситель»
  5. Посвящение
  6. «Мы видели Его звезду»
  7. Детство Иисуса
  8. Посещение пасхальных торжеств
  9. Дни борьбы
  10. Глас вопиющего в пустыне
  11. Крещение
  12. Искушение
  13. Победа
  14. «Мы нашли Мессию»
  15. На свадебном торжестве
  16. В Его храме
  17. Никодим
  18. «Ему должно расти»
  19. У колодца Иакова
  20. «Если не увидите знамений и чудес»
  21. Вифезда и синедрион
  22. Заточение и смерть Иоанна Крестителя
  23. «Приблизилось Царствие Божие»
  24. «Не плотников ли это сын?»
  25. Призыв у моря
  26. В Капернауме
  27. «Можешь меня очистить»
  28. Левий Матфей
  29. Суббота
  30. «И поставил из них двенадцать»
  31. Нагорная проповедь
  32. Сотник
  33. «Кто братья Мои?»
  34. Приглашение
  35. «Умолкни, перестань»
  36. «Прикосновение с верой»
  37. Первые евангелисты
  38. «Пойдите и отдохните немного»
  39. «Вы дайте им есть»
  40. Ночь на озере
  41. Решающий момент в Галилее
  42. Предание
  43. Преграды устранены
  44. Истинное знамение
  45. Предзнаменование креста
  46. «Он преобразился»
  47. Служение
  48. «Кто больший?
  49. На празднике кущей
  50. Среди сетей
  51. «Свет жизни»
  52. Божественный Пастырь
  53. Последнее путешествие из Галилеи
  54. Милосердный самарянин
  55. «Не придет Царствие Божие приметным образом»
  56. Благословение детей
  57. «Одного тебе недостает»
  58. «Лазарь, иди вон»
  59. Заговор священников
  60. Закон Нового Царства
  61. Закхей
  62. Пир в доме Симона
  63. «Царь твой грядет»
  64. Обреченный народ
  65. Повторное очищение храма
  66. Спор
  67. «Горе вам, фарисеи»
  68. Во внешнем дворе храма
  69. На горе Елеонской
  70. «Одному из сих братьев Моих меньших»
  71. Слуга слуг
  72. «В Мое воспоминание»
  73. «Да не смущается сердце ваше»
  74. Гефсимания
  75. Перед Анной и судом Каиафы
  76. Иуда
  77. На суде Пилата
  78. Голгофа
  79. «Совершилось!»
  80. В гробнице Иосифа
  81. «Он воскрес!»
  82. «Что ты плачешь?»
  83. На пути в Еммаус
  84. «Мир вам!»
  85. Снова у моря
  86. «Идите и научите все народы»
  87. «К Отцу Моему и Отцу вашему»

Христос – надежда мира

Елена Уайт

«С нами Бог!»

«И нарекут имя Ему Еммануил... с нами Бог».

«Свет познания славы Божией» исходит от «лица Иисуса Христа». От вечности Иисус Христос и Отец суть одно. Иисус – «образ Божий», образ Его величия и могущества, «сияние славы Его». Иисус Христос пришел в наш мир, чтобы явить славу Отца. Он пришел на эту грешную землю, чтобы открыть людям свет Божьей любви и быть «Богом с нами». Посему о Нем сказано в пророчестве: «И нарекут имя Ему Еммануил».

Придя на землю, чтобы жить среди нас, Иисус должен был открыть Бога людям и ангелам. Он был Словом Божьим, откровением замысла Божьего. В Своей молитве за учеников Он говорит: «Я открыл им имя Твое», «человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный»; «Да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них». Но это откровение дано не только Его детям, рожденным на земле. Наш маленький мир – это учебник для Вселенной. «Ангелы желают проникнуть» в чудесный план спасения по благодати Бога, и будут пытаться постичь таинство Его искупительной любви в бесконечной череде веков. Как искупленные дети земли, так и непадшие жители миров будут находить в крестном подвиге Христовом источник мудрости и воспевать его. Они увидят, что слава, исходящая от лица Иисуса, – это слава жертвенной любви. В свете Голгофы явлено, что закон жертвенной любви – это закон жизни на небе и на земле; что любовь, которая «не ищет своего», исходит от Бога; что в Смиренном и Униженном явлен характер Того, Кто обитает в неприступном свете.

От начала Бог явил Себя в деле творения. Христос распростер небеса и положил основание земли. Он же сотворил и звездные миры во Вселенной, и полевые цветы. «Он поставил горы», «Его – море, и Он создал его» (Пс. 64:7; 94:5). Он наполнил землю красотой и воздух пением. И каждое Его творение на земле, в воздухе и на небесах несет на себе отпечаток любви Отца.

Грех исказил совершенство Божьего творения, но рука Создателя по-прежнему видна во всем. Даже сегодня все сотворенное возвещает о Его совершенстве. Никто и ничто, кроме эгоистичного человека, не живет для самого себя: и птица, парящая в небе, и зверь, ходящий по земле, – все живут для пользы другого. И нет листа в лесу или самой незаметной былинки, которые не выполняли бы своего назначения. Каждое дерево, каждый куст и лист выделяют те вещества, без которых не могут существовать люди и животные. А человек и животное, в свою очередь, способствуют жизни растений. Прекрасные цветы благоухают, служа благословением для мира. Солнце изливает свой свет на радость всему живому. Океан, наполняющий живительные источники, вбирает в себя воды всей земли, чтобы снова их отдать. Влага, испаряющаяся с его поверхности, дождями возвращается на землю, чтобы она цвела и плодоносила.

Ангелы – вестники славы небесной – дарят свою любовь людям и неустанно заботятся о падших и грешных душах. Небесные существа стремятся привлечь наши сердца, они приносят в этот мрачный мир свет небесных обителей. Чутко и терпеливо они стараются побудить человеческий дух для того, чтобы вернуть падшим утраченную связь со Христом, более тесную, чем те могут себе представить.

Все в природе свидетельствует о Боге, но наиболее полно мы видим Его в Иисусе. Глядя на Иисуса, мы понимаем, что слава нашего Бога заключается в том, чтобы даровать. «Я ...ничего не делаю от Себя», – сказал Христос. – «Как послал Меня живой Отец, и Я живу Отцем», «Я не ищу Моей славы», а славы пославшему Меня (Ин. 8:28; 6:57; 8:50; :18). В этих словах утвержден великий принцип – закон жизни во Вселенной. Все, что Христос получил от Бога, Он получил, чтобы отдать. Этот же принцип действует и в Царстве Небесном – в Его служении всем Господом сотворенным существам: через возлюбленного Сына Отец изливает на всех жизненную энергию, и через Сына она возвращается в потоках хвалы и радостного служения к Великому Источнику всего сущего. Таким образом, во Христе получает завершение круг благодеяний, раскрывающий сущность великого Подателя жизни, и закон жизни, действующий во Вселенной.

Этот закон был нарушен еще на небе. Начало греха – в эгоизме. Люцифер, осеняющий херувим, захотел быть первым на небе. Он стремился к власти над небесными существами, чтобы отдалить их от Творца и заставить поклоняться себе. Для этого он представил им Бога в ложном свете, обвинив Его в стремлении к самовозвеличению. Свои собственные порочные наклонности он приписал любящему Творцу. Так он ввел в заблуждение ангелов и людей, заронив в них недоверие к Слову Божьему и заставив сомневаться в Его доброте. Поскольку Бог преисполнен необыкновенного величия, а сущность Его – правосудие, то сатана заставил людей думать, что Он жестокий и непрощающий. Ему удалось обмануть первых людей и склонить их на свою сторону, принудив восстать против Бога. И море страданий затопило землю.

Утратив истинное представление о Боге, земля погрузилась в духовный мрак. И для того чтобы рассеять тьму, чтобы мир мог вновь обратиться к Богу, необходимо было сокрушить сатанинское обольщение. Но этого нельзя было сделать силой. Применение силы противоречит основам Божественного правления. Бог желает только служения, основанного на любви, а к любви нельзя принудить. Любовь можно вызвать только любовью. Знать Бога – значит любить Его. Поэтому и необходимо было открыть характер Бога, противоположный характеру сатаны. И это могло сделать только одно Существо во всей Вселенной. Только Тот, Кто знал всю красоту и глубину любви Божьей, мог явить ее миру. Над землей, погруженной во тьму греха и беззакония, должно было взойти «Солнце Праведности, и исцеление в лучах Его» (Мал. 4:2).

План нашего искупления созрел гораздо раньше грехопадения Адама. Он был откровением «тайны, о которой от вечных времен было умолчано» (Рим. 14:24). В нем раскрывались принципы, которые от века были основанием Божественного престола. От начала Бог и Христос знали об отступничестве сатаны и о грехопадении человека, поддавшегося обольщающей силе отступника. Бог не предопределил существование греха, но Он предвидел его возникновение и предусмотрел план избавления от страшной катастрофы. Его любовь к миру была так велика, что Он решил отдать Своего единородного Сына, «чтобы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную».

Люцифер сказал: «Выше звезд Божиих вознесу престол мой... буду подобен Всевышнему» (Ис. 14:13,14). Но Христос, «будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Фил. 2:6,7).

Эта жертва была добровольной. Иисус мог остаться с Отцом в окружении небесной славы, почитаемый небесными ангелами. Однако Он предпочел отдать Свой скипетр в руки Отца и сойти с престола на землю, для того чтобы принести свет ходящим во мраке и вернуть жизнь погибающим.

Почти две тысячи лет назад от престола Божьего раздались полные таинственного смысла слова: «Вот, я иду»; «Жертвы и приношения Ты не восхотел, но тело уготовал мне... Вот, иду, как в начале книги написано о Мне, исполнить волю Твою, Боже» (Евр. 10:5-7). Здесь говорится об исполнении того плана, который был задуман от вечности. Христос был готов прийти в наш мир во плоти. Он говорит: «Но тело уготовал Мне». Если бы Он явился во всей славе, которую имел у Отца прежде бытия мира, то мы не смогли бы вынести Его присутствия. Чтобы мы могли созерцать Его и не погибнуть, Его слава была сокрыта. Божественная Его природа была сокрыта в человеческой природе, невидимая слава воплотилась в видимом человеческом образе.

Этот великий замысел прежде открывался нам в образах и символах. Горящий куст, в котором Христос явился Моисею, обнаруживал присутствие Бога. Символ, который наглядно изображал Божество, был обыкновенным кустом, ничем не примечательным. В нем пребывал Бог. Бесконечно милостивый, Бог скрыл Свою славу в скромном образе, чтобы Моисей мог смотреть и не погибнуть. Так, и в столпе облачном днем, и в столпе огненном ночью. Бог общался с Израилем, открывая людям Свою волю и являя им Свою благодать. Слава Господня была умалена. Его величие сокрыто, чтобы слабый ограниченный человек мог вынести его. Так же и Христос должен был прийти «в уничиженном теле нашем» (Фил. 3:21) и «стать подобным человеку». В глазах мира Он не был наделен тем величием, которое привлекало бы к Нему. И все же Он – Бог во плоти, свет неба и земли. Его слава была затенена. Его величие и могущество сокрыты, чтобы Он мог быть ближе к людям, отягченным скорбями и искушениями.

Бог заповедал через Моисея всему Израилю: «И устроят они Мне святилище, и буду обитать посреди их» (Исх. 25:8). И Он обитал в святилище, среди Своего народа. Во время изнурительного странствования по пустыне символ Божественного присутствия был с ними. Так и Христос поставил Свою скинию посреди нашего человеческого стана. Он раскинул Свой шатер рядом с шатрами людей, чтобы жить среди них и открыть им Свой Божественный характер. «И Слово стало плотью и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели Его славу, как единородного от Отца» (Ин. 1:14).

Поскольку Иисус пришел и жил с нами, мы знаем, что Богу известны выпавшие на нашу долю испытания, что Он сочувствует нам в наших скорбях. И теперь сыновья и дочери Адама могли воочию убедиться, что наш Творец – Друг грешникам. Ибо в каждом благодатном уроке, в каждом радостном обетовании, в каждом проявлении любви, во всем, что совершил Спаситель на земле, мы видим, что «с нами Бог».

Сатана выставляет Божественный закон любви законом своекорыстия. Он утверждает, что невозможно повиноваться заповедям закона. Вину за падение наших прародителей и за все горестные последствия греха он возлагает на Творца, побуждая людей смотреть на Бога как на виновника их греха, страданий и смерти. Иисус должен был разоблачить этот обман. Уподобившись нам, Он был призван показать пример послушания. Для этого Он принял человеческое естество и прошел через выпадающие на долю человека испытания. «Он должен был во всем уподобиться братиям» (Евр. 2:17). Если бы нам пришлось переносить то, что не довелось испытать Иисусу, сатана мог бы утверждать, что Божья сила недостаточна для нас. Поэтому Иисус был «подобно нам искушен во всем» (Евр. 4:15), и Он перенес все испытания, которые переносим мы, и не воспользовался ни единым своим преимуществом, ничем, что было бы недоступно и нам. Придя на землю человеком, Спаситель боролся с искушением и побеждал силой, данной Ему Богом. Он говорит: «Я желаю исполнить волю Твою, Боже Мой, и закон Твой у Меня в сердце» (Пс. 39:9). Утешая приходящих к Нему, пораженных сатаной, Он открывал людям суть Божественного закона и смысл Своего служения. Вся Его жизнь свидетельствует о том, что и мы способны повиноваться Божьему закону.

Благодаря Своей человеческой природе Иисус соединился с людьми. Благодаря Своей Божественной природе Он поддерживал связь с престолом Господа. Как Сын Человеческий Он является для нас примером повиновения, как Сын Божий Он дает нам силу повиноваться. Именно Христос сказал Моисею из куста на горе Хорив: «Я есмь Сущий... Так скажи сынам израилевым: Сущий послал Меня к вам» (Исх. 3:14). Это было обетование о спасении Израиля. Поэтому, когда Он явился «в образе человеческом», Он назвал Себя Сущим (Я есмь). Вифлеемское Дитя, кроткий и смиренный Спаситель и есть Бог, «явившийся во плоти» (1 Тим. 3:16). Он говорит нам: «Я есмь пастырь добрый»; «Я – хлеб живый»; «Я есмь путь, истина и жизнь»; «Дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Ин. 10:11; 6:51; 14:6; Мф. 28:18). Я есмь залог исполнения всех обетовании. «Я есмь. Не бойся». «С нами Бог» – это залог нашего освобождения от греха, заверение в том, что мы имеем силу повиноваться законам Неба.

Уничижившись, Христос принял на Себя человеческое естество, и явил характер, противоположный характеру сатаны. Но само воплощение еще не было пределом уничижения. «По виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной». (Фил. 2:8). Подобно тому, как первосвященник снимает пышные первосвященнические облачения и надевает белую льняную одежду рядового священника, так и Христос принял образ простого служителя и принес Себя в жертву, будучи одновременно и священником, и жертвой. «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем» (Ис. 53:5).

Со Христом поступили так, как того заслуживаем мы, – чтобы с нами поступали так, как заслуживает того Он. Осужденный за наши грехи, к которым Он не был причастен, Христос пострадал, чтобы мы были оправданы Его праведностью, к которой мы не причастны. Он принял нашу смерть, чтобы мы приняли Его жизнь. «Ранами Его мы исцелились».

Своей жизнью и смертью Христос восстановил то, что было разрушено грехом. Больше того, сатана имел цель навечно разделить Бога и человека, но через Христа мы стали еще ближе к Богу, чем до своего падения. Приняв человеческую природу, Спаситель сочетался с человечеством вечными и неразрывными узами. «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного» (Ин. 3:16). Бог отдал Его не только для того, чтобы Он взял на Себя наши грехи и принес Себя в жертву за нас. Он отдал Его падшему человечеству навсегда, чтобы уверить нас в Своем непреложном завете мира. Бог послал Сына Своего единородного стать одним из членов человеческой семьи, навсегда сохранить Свое человеческое естество. В этом залог того, что Бог исполнит Свое Слово. «Ибо Младенец родился нам; Сын дан нам; владычество на раменах Его». Бог в лице Своего Сына принял человеческую природу и вознес ее на небеса. Именно Сын Человеческий разделяет с Отцом престол во Вселенной. Именно о Сыне Человеческом сказано: «Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира» (Ис. 9:6). Сущий является посредником между Богом и людьми. Он, «святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников», не стыдится называть нас братьями (Евр. 7:26; 2:11). Во Христе земная и небесная семьи породнились. Прославленный Богом, Христос является нашим Братом. Небо сокрыто в человечестве, а человечество, в свою очередь, заключено в недрах бесконечной Любви.

О Своем народе Бог говорит: «...подобно камням в венце, они воссияют на земле Его. О, как велика благость Его и какая красота Его» (Зах. 9:16,17). Возвышение искупленных будет вечным свидетельством Божьей милости. «В грядущих веках» Он явит «преизобильное богатство благодати Своей в благости к нам во Христе Иисусе», «дабы ныне соделалась известною чрез Церковь начальствам и властям на небесах многоразличная премудрость Божия, по предвечному определению, которое Он исполнил во Христе Иисусе, Господе нашем» (Еф. 2:7; 3:10,11).

Искупительное служение Христа оправдало правление Бога. Всемогущий явлен как Бог любви. Обвинения сатаны опровергнуты, и сущность его выявлена. Восстание никогда больше не повторится. Грех отныне никогда не нарушит гармонию Вселенной. В вечности все будут защищены от падения. Самоотверженная любовь Христа соединила жителей земли и небес с Творцом нерушимыми узами.

Дело спасения будет завершено. Где когда-то умножался грех, там стала преизобиловать Божья благодать. Земля, которую сатана пока еще считает своей вотчиной, будет не только отнята у него, но и возвеличена. Наш маленький мир, над которым тяготело проклятие греха, являлся единственным темным пятном в славном Божьем мироздании, получит особый статус среди прочих цивилизаций. Именно здесь, на нашей планете, где Сын Божий жил среди людей, где Он, Царь славы, страдал и умер, – именно здесь Господь, сотворив все заново, поставит свою скинию. «Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их». И бесконечные века искупленные будут ходить в свете Божьем и славить Его за неизреченный дар: «Еммануил, с нами Бог».

Избранный народ

Иудейский народ ожидал пришествия Спасителя более тысячи лет, связывая с этим событием самые светлые надежды. В пророчестве, в храмовом богослужении, в домашних молитвах они славили Его имя. Но когда Он пришел, они не узнали Его. Возлюбленный небес был для них «как росток из сухой земли», не было в Нем «ни вида, ни величия», которые привлекали бы к Нему, «пришел к Своим, и Свои Его не приняли» (Ис. 53:2; Ин. 1:11).

И все же именно Израиль был избранным народом Божьим. Господь призывал его хранить среди людей Божественный закон, символы и пророчества, которые указывали на Спасителя. Он желал, чтобы израильтяне стали источником спасения для мира. Подобно Аврааму во дни странствий, Иосифу в Египте, Даниилу в Вавилоне, еврейский народ должен был являть Бога всем другим народам.

Обращаясь к Аврааму, Господь сказал: «Я благословлю тебя... и будешь ты в благословение... И благословятся в тебе все племена земные» (Быт. 12:2, 3). То же было сказано и через пророков. Даже после того как Израиль был опустошен войнами и пленением, он мог надеяться на обетование: «И будет остаток Иакова среди многих народов как роса от Господа, как ливень на траве, и он не будет зависеть от человека и полагаться на сынов Адамовых» (Мих. 5:7). Говоря о храме в Иерусалиме, Господь объявил через Исаию: «Ибо дом мой назовется домом молитвы для всех народов» (Ис. 56:7).

Но израильтян влекла мирская слава. Едва очутившись в Ханаанской земле, начали они отступать от заповедей Господних и перенимать обычаи живших там. Напрасно Господь предостерегал их через Своих пророков. Ничему не научили их бедствия от набегов языческих. После каждой новой попытки Господа образумить народ отступничество от Бога все усугублялось.

Если бы Израиль был верен Богу, то Всевышний осуществил бы свою цель, возвеличив и прославив его. Если бы евреи выполняли Божьи заповеди, Он сделал бы их «выше всех народов, которых Он сотворил, в чести, славе и великолепии». «И увидят все народы земли, – сказал Моисей, – что имя Господа нарицается на тебе, и убоятся тебя». Народы, «услышав о всех сих постановлениях, скажут: только этот великий народ есть народ мудрый и разумный» (Втор. 26:19; 28:10; 4:6). Но так как они были не верны, то Божественная цель могла быть осуществлена только через продолжительные напасти и унижения.

Иудеи были порабощены Вавилоном и рассеяны по языческим землям. Страдания помогли многим из них вновь обрести верность Божьему завету. Когда они вешали на ивы арфы и оплакивали разоренный святой храм, они становились источником света истины, и помогали другим народам познать Бога. Языческие жертвоприношения представляли собою искаженный обряд, установленный когда-то для всех людей Богом, и многие искренне соблюдавшие языческие ритуалы восприняли от евреев истинный смысл служения, заповеданного Богом, и поверили в обетование об Искупителе.

Многие изгнанники страдали от преследований. Немало их поплатилось жизнью за соблюдение субботы и пренебрежение языческими праздниками. Но когда идолопоклонники восставали, чтобы уничтожить истину, Господь приводил Своих слуг к царям и правителям, чтобы и цари, и народ могли принять свет. Случалось, что даже величайшие монархи были вынуждены признавать верховную власть Бога, которому поклонялись их еврейские пленники.

Испытания вавилонского пленения помогли израильтянам избавиться от поклонения рукотворным идолам. В течение нескольких столетий пришлось им много пострадать от язычников, прежде чем они поняли, что мир и процветание зависят от соблюдения закона Божьего. И все же большинство людей повиновались закону не из любви к своему Творцу, но из побуждений эгоистичных. Они смотрели на обрядовое служение Богу как на средство достижения национального величия. Они не стали светом миру, но изолировали себя от мира, чтобы избежать соблазна идолопоклонства. Наставляя народ через Моисея, Господь ввел ограничения в общение израильтян с идолопоклонниками, но это наставление оказалось истолковано неправильно. Его смысл состоял в том, чтобы предотвратить приобщение к языческому образу жизни. А израильтяне использовали его для того, чтобы воздвигнуть стену разделения между собой и другими народами. Для иудеев Иерусалим был их небом, и они очень ревниво следили, как бы Господь не распространил Свою милость на язычников.

После возвращения из вавилонского плена евреи уделяли огромное внимание религиозному воспитанию. По всей стране строились синагоги, где священники и книжники толковали закон. Возникали школы, в которых не только преподавали искусства и науки, но и учили принципам праведности. Однако все эти учреждения перестали отвечать своему назначению. В вавилонском плену многие из народа израильского переняли языческое миросозерцание и обычаи, дополнив ими свою религию. Во многом они приспособились к обычаям идолопоклонников.

И когда иудеи отошли от Бога, они в значительной степени исказили учение о жертвенном служении. Это служение было учреждено Самим Христом. Каждое священнодействие символически указывало на Него и было полно жизни и духовной красоты. Но духовное значение обрядов оказалось утрачено евреями, осталась лишь мертвая форма. Они полагались только на жертвы и обрядовые установления, позабыв об уповании на Того, на Кого указывали все эти служения. И для того чтобы восполнить утраченное, священники и раввины вводили все новые и новые законы и установления, и чем суровее они были, тем меньше проявлялась в них Божья любовь. Раввины измеряли свою святость количеством обрядов, а их сердца были наполнены гордостью и лицемерием.

Дошло до того, что из-за мелочных и обременительных предписаний стало невозможно соблюдать закон. Те, кто желал служить Богу и пытался выполнять все указания раввинов, оказывались под тяжким бременем. Верующий человек не мог найти себе покоя от угрызений встревоженной совести. Все это были происки сатаны, который пытался разочаровать людей, исказив их представления о Боге, и вызвать отвращение к религии Израиля. Он все надеялся, как во время восстания на небе, обосновать свои утверждения о несправедливости Божьих требований и невозможности их исполнения. Даже Израиль, заявлял сатана, не способен соблюдать закон.

Хотя иудеи и ожидали пришествия Мессии, они неверно представляли себе цель Его прихода. Они жаждали не освобождения от греха, а избавления от власти римлян. Они ожидали, что Мессия придет как вождь, способный сокрушить власть поработителей и возвысить Израиль над всеми народами. Это и приготовило почву для отвержения Спасителя.

Ко времени рождения Христа иудейский народ был предельно ожесточен господством иноземных завоевателей и раздираем внутренними распрями. Иудеям было позволено иметь собственных правителей, но невозможно было скрыть, что государство по-прежнему находится под римским игом. Они никак не могли смириться с ограничением их власти. Римляне присвоили себе право назначать и снимать первосвященника, и церковная власть часто захватывалась обманом, подкупом и даже убийством. Духовенство все более разлагалось. Но священники по-прежнему удерживали в своих руках огромную власть, которую использовали в эгоистичных и корыстных целях. Народ находился одновременно под бременем их жестоких требований и тяжкого гнета римлян. Такое положение вызывало всеобщее недовольство. Часто вспыхивали народные восстания. Алчность и насилие, безверие и духовная апатия разъедали сердца людей.

Ненависть к римлянам, национальная и духовная гордыня иудеев побуждали их еще строже придерживаться формы богослужения. Священники старались сохранять репутацию праведников, обращая скрупулезное внимание на религиозные обряды. И находившиеся в темноте, под гнетом, простые люди и правители, жаждавшие власти, – все ожидали пришествия Того, Кто должен сокрушить их врагов и восстановить царство Израиля. Они изучали пророчества, но без всякого духовного понимания. Так, они не заметили мест Писания, которые указывают на унижение Христа во время Первого пришествия, и неправильно истолковывали те, которые говорили о славе Его Второго пришествия. Гордыня ослепила их. Они толковали пророчества сообразно своим эгоистичным интересам.

«Полнота времени»

«Когда пришла полнота времени. Бог послал Сына Своего... чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление» (Гал. 4:4,5).

Пришествие Спасителя было предсказано людям еще в Едеме. Услышав об этом обетовании, Адам и Ева надеялись на его скорое исполнение. Поэтому они так обрадовались своему сыну-первенцу, решив, что он-то и будет Избавителем. Но исполнение обещания медлило. Те, кто впервые услышал о нем, умерли, не дождавшись его исполнения. Со дней Еноха обетование передавалось через патриархов и пророков, вселяя надежду на явление Мессии, но Он все не приходил. Пророчество Даниила открыло время Его пришествия, но не все правильно поняли это откровение. Века проходили за веками, голоса пророков умолкли. Рука притеснителя тяжело давила народ Израиля, и многие были готовы воскликнуть: «Много дней пройдет, и всякое пророческое видение исчезнет» (Иез. 12:22).

Но, подобно звездам в их непрерывном движении по предназначенному пути, намерения Божьи не знают ни спешки, ни промедления. В символах великого мрака и дымящейся печи Господь открыл Аврааму пленение Израиля в Египте и объявил, что срок пребывания там потомков его будет четыреста лет. «После сего, – сказал Он, – они выйдут с большим имуществом» (Быт. 15:14). И против их слов напрасно восставала вся сила горделивого царства фараона. «В этот самый день» согласно Божьему обетованию «вышло все ополчение Господне из земли Египетской ночью» (Исх. 12:41). На небесном совете также был определен и час пришествия Христа. И когда исполнились сроки, Иисус родился в Вифлееме.

«Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего». Провидение управляло движением народов и человеческими страстями и всеми действиями до тех пор, пока мир не был приготовлен к пришествию Избавителя. Все народы объединились под одним правлением. Один язык был широко распространен и принят всеми как литературный. Иудеи, жившие в рассеянии, в соседних странах, приходили в Иерусалим на ежегодные праздники. Возвращаясь домой, они разносили по свету весть о пришествии Мессии.

В то время языческая религия утратила свое влияние на людей, которые устали от пышных зрелищ и легенд. Они нуждались в такой религии, которая могла бы принести удовлетворение душе. Свет истины, казалось, совсем оставил людей, но были все же души, которые искали этот свет, исполненные недоумения и скорби. Они жаждали познания живого Бога, некоей уверенности в возможность снова жить после смерти.

Когда иудеи отошли от Бога, их вера ослабла и надежда на будущее почти угасла. Слова пророков остались непонятыми. Для многих людей смерть оставалась ужасной тайной, пугавшей неизвестностью и мраком. До пророка донесся не только плач вифлеемских матерей, но и вопль всего человечества. «Глас в Раме слышен, плач и рыдание, и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет» (Мф. 2:18). В «стране и тени смертной» безутешные люди ожидали пришествия Спасителя, который рассеет тьму и откроет тайну будущего.

Не только среди евреев, но и среди других народов были люди, которые предсказывали пришествие Божественного Учителя. Эти люди искали истину, и им посылалось откровение свыше. Один за другим, как звезды на темном небе, появлялись такие учители. Их пророчества вселяли надежду в сердца тысяч язычников.

В течение многих лет Писание переводилось на греческий язык, на котором говорила вся Римская империя. Иудеи жили в рассеянии во многих странах, и вместе с ними ожидали Мессию многие их соседи. Среди язычников были люди, которые лучше понимали ветхозаветные пророчества о пришествии Мессии, чем израильские учители. Некоторые из них надеялись, что Его пришествие принесет избавление от греха. Философы также стремились постичь тайну еврейской религии. Но фанатизм евреев препятствовал распространению света. Стремясь сохранить обособленность своей нации от остальных народов, они не желали делиться познаниями своих символических ритуалов. Должен был прийти истинный Толкователь. Тот, на Кого указывали, Кого прообразовывали все эти символы, должен был объяснить их смысл.

Господь обращался к людям через природу, через прообразы и символы, через пророков и патриархов. Истина должна быть провозглашена человечеству на понятном ему языке. Вестник завета должен был говорить с людьми. Его голос должен быть услышан в Его храме. Христос должен был прийти, чтобы произнести слова ясные и определенные. Ему, Творцу истины, предстояло отделить истину от шелухи человеческих предрассудков, которые затемняли ее смысл. Основы Божественного правления и план искупления нужно было четко обозначить, а уроки Ветхого Завета полностью открыть людям.

Среди иудеев были еще люди стойкие в вере, потомки той святой линии, которая сохраняла познание Бога. Они продолжали лелеять надежду на исполнение обетования, данного их отцам. Они укрепляли свою веру, полагаясь на обетование, данное через Моисея: «Господь Бог ваш воздвигнет вам из братьев ваших Пророка, как меня, слушайтесь Его во всем, что Он ни будет говорить вам» (Деян. 3:22). Они читали, как Господь помазал Его «благовествовать нищим», «исцелять сокрушенных сердцем», «проповедовать пленным освобождение» и возвещать «лето Господне благоприятное» (Ис. 61:1-2). Они читали о том, как «Он утвердит суд на земле» и что «на закон Его будут уповать острова», что язычники придут к Его свету и цари к сиянию славы Его (Ис. 42:4; 60:3).

Слова Иакова, сказанные им на смертном одре, вселяли в них надежду: «не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов» (Быт. 49:10). Начавшееся ослабление могущества Израиля свидетельствовало: пришествие Мессии не за горами. Пророчество Даниила изображало славу Его владычества над царством, которое придет на смену земным царствам и, как сказал пророк, «будет стоять вечно» (Дан. 2:44). Несмотря на то, что сущность миссии Христа понимали только немногие, повсюду ожидали могущественного Правителя, Который установит Свое царство в Израиле и явится Избавителем народов.

Вот наконец пришла «полнота времени». Веками погружаясь в грех и опускаясь все ниже и ниже, человечество жаждало пришествия Искупителя. Сатана изо всех сил старался сделать пропасть между небом и землей глубокой и непреодолимой. Он обманом склонял людей ко греху. Он намеревался истощить терпение Божье, угасить Его любовь к человеку и добиться, чтобы Он предал этот мир его, сатанинской власти.

Правду о Боге сатана стремился скрыть от людей, чтобы отвратить их от храма Господня и утвердить собственное царство. Борьба за власть, казалось, должна была скоро увенчаться успехом сатаны. Конечно, в каждом поколении Господь имел Своих слуг. Даже среди язычников были такие люди, через которых действовал Христос, поднимая детей Своих из глубин греха и падения. Этих людей презирали и ненавидели. Многих из них постигла мученическая смерть. Тьма, в которую сатана погрузил мир, сгущалась.

Посредством язычества сатана в течение многих веков отвращал людей от Бога, но особого успеха он достиг в искажении веры Израиля. Вынашивая свои идеи и преклоняясь перед ними, язычники утратили познание Бога и становились все более и более развращенными. Это же произошло и с Израилем. Убеждение, что человек может спастись собственными делами, лежит в основе любой языческой религии. Теперь оно стало принципом иудейской религии. Его навязал сатана. Люди, придерживающиеся этого убеждения, беззащитны перед грехом.

Весть о спасении передается людям через людей же. Иудеи хотели единолично обладать истинным знанием о вечной жизни. Они припрятали живую манну, и эта манна испортилась. елигия, которую они пытались хранить только для себя, обратилась в неверие. Они похитили у Бога Его славу и вводили мир в заблуждение, искажая благую весть. Они отказались подчиниться и участвовать в деле спасения мира и теперь стали пособниками сатаны в деле погибели человечества.

Люди, которых Господь призвал быть столпом и утверждением истины, стали представителями сатаны. Искажая характер Бога и заставляя мир смотреть на Него как на тирана, они исполнили то, что хотел от них сатана. Священники, служившие в храме, утратили понимание сути своего служения. Они уже не видели в символах того, что ими обозначалось. Совершая служение, они действовали как актеры в спектакле. Обрядовые установления, предписанные Богом, превратились в средство для ослепления ума и ожесточения сердца. Такое служение Богу стало бесполезным, и Бог ничего не мог сделать для человека. Всю эту систему надлежало отменить.

Обольщение грехом достигло своего апогея. Для развращения человеческих душ были использованы все средства. Сын Божий, взирая на мир, видел страдания и несчастья. Он видел, как люди становились жертвами сатанинской жестокости. Он смотрел с состраданием на тех, кого совращали и губили. Люди сами избрали себе правителя, который приковал их к своей колеснице, как пленников. Обманутые и сбитые с толку, они шли навстречу вечной гибели и смерти, которая не оставляет надежды на жизнь, ночи, которая никогда не сменится утром. Слуги сатаны объединились с людьми. Тело человеческое, сотворенное как обитель Бога, превратилось в жилище бесов. Все в человеке было превращено сверхъестественной силой в орудие угождения самой низменной похоти. Даже во внешнем облике людей проявилась печать демонизма, и выражение лиц свидетельствовало о том, что в сердцах пребывает легион злых духов. Так выглядел мир, на который смотрел Искупитель. Какое зрелище пришлось созерцать Бесконечной Чистоте!

Грех стал наукой, порок был освящен и стал частью религии. Дух возмущения проник своими корнями глубоко в сердце, и поэтому вражда человека против Неба достигла крайних пределов. Вселенной было показано, что человечество без вмешательства Бога не сможет подняться из трясины греха и страдания. Творцу предстояло наделить человека новой жизнью и силой.

За происходящим с неослабевающим вниманием наблюдали непавшие миры, ожидая, когда Иегова восстанет и сметет с лица земли ее обитателей. И если бы Господь сделал это, сатана принялся бы за осуществление своего плана по завоеванию доверия небесных существ. Он уже заявлял, что Божественное правление основано на невозможности прощения согрешивших. Если бы мир был разрушен, сатана мог бы говорить о справедливости своих обвинений. Он был готов свалить вину на Бога и распространить свое восстание на другие небесные миры. Но вместо того чтобы разрушить этот мир, Бог послал Сына Своего, чтобы спасти его. И хотя нравственное разложение и открытое неповиновение Богу охватило всю нашу планету, путь для ее возрождения был предусмотрен. В самый критический момент, когда сатана, казалось, был готов торжествовать, в мир пришел Сын Божий с вестью о Божественной благодати. Из века в век, из часа в час Божественная любовь изливалась на падшее человечество. Несмотря на развращение сердец, Господь был милостив к людям. И когда настала полнота времени, Бог прославил Себя, излив на мир поток целительной благодати, который никогда не истощится до завершения плана спасения.

Сатана торжествовал, так как ему удалось унизить в человечестве образ Божий. И для того, чтобы восстановить в человеке образ Творца, пришел Иисус Христос. Никто, кроме Христа, не мог восстановить испорченную природу людей. Он пришел изгнать демонов, которые поработили волю человека. Он пришел поднять нас из праха, чтобы воссоздать по образу Своему искаженный грехом характер человека и облагородить его.

«Вам родился Спаситель»

Евангелие от Луки, 2:1-20

Царь славы унизил Себя, приняв человеческое естество. Его земное окружение было грубым и отталкивающим. Его слава была сокрыта, чтобы внимание людей не концентрировалось на Его внешнем величии. Он старался ничем не выделяться внешне. Богатство, мирские награды и человеческие почести никогда не послужат спасению души от гибели. Иисус стремился, чтобы не внешняя красота привлекала к Нему людей. Только красота небесной истины должна привлекать Его последователей. Характер Мессии был предсказан пророчеством задолго до Его явления, и Христос желал, чтобы люди приняли Его на основании свидетельства Слова Божьего.

Ангелы дивились чудному плану искупления. Теперь они наблюдали, как народ Господень принимает Божьего Сына, облеченного в человеческое естество. Ангелы сошли на землю избранного народа. Другие народы находились в плену языческих суеверий и поклонялись ложным богам. Ангелы посетили то место, где являлась некогда слава Господня и воссиял свет пророчества. Невидимые, они пришли в Иерусалим к особо мудрым толкователям Священного Писания и служителям дома Господня. Чуть раньше Захарии, священнику, во время служения перед алтарем было возвещено о близком пришествии Христа. Уже родился Иоанн Предтеча, и его миссия ознаменовалась чудесами и пророчеством. Весть о его рождении и чудесный смысл его миссии уже были известны повсюду. Но Иерусалим не готовился приветствовать своего Искупителя.

Удивленные небесные вестники увидели равнодушие народа призванного Богом нести миру свет священной истины. Иудейские народ был сохранен, чтобы послужить свидетельством рождения Христа от семени Авраамова и рода Давидова. Но они не знали, что пришествие Христа уже совсем близко. Утренняя и вечерняя жертва, приносимая в храме каждый день, указывала на Агнца Божьего. Но даже и здесь никто не был готов принять Его. Еврейские священники и книжники и не догадывались, что величайшее событие всех веков должно было совершиться сейчас. Они повторяли заученные бессмысленные молитвы и совершали обряды, но, ослепленные борьбой за блага и мирские почести, не были готовы встретить Мессию. Подобное равнодушие распространилось по всей земле Израиля. Эгоистичные и поглощенные мирскими заботами сердца остались бесчувственными к радости, которая наполняла небеса. Лишь немногие жаждали увидеть Невидимого. К этим людям и были посланы небесные вестники.

Когда Иосиф и Мария шли из Назарета в город Давидов, их сопровождали ангелы. Указ римского императора о переписи народа во всех областях обширнейшей империи распространялся и на жителей Галилеи. Как некогда Киру было определено управлять мировой державой, чтобы через него освободить пленных из народа Господня, так и кесарь Август стал исполнителем Божьего плана, чтобы мать Иисуса пришла в Вифлеем. Она происходила из рода Давидова, а Сын Давидов должен был появиться на свет в городе Давидовом. Из Вифлеема, сказал пророк, «произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных» (Мих. 5:2). Но в городе своих царственных предков Иосиф и Мария остались неузнанными и их никто не почтил. Усталые, прошли они длинной узкой улицей от городских ворот города до восточной окраины и тщетно искали пристанища для ночлега. Для них не оказалось места в переполненной гостинице. Они нашли приют в хлеву, рядом с домашним скотом. Здесь и родился Спаситель мира.

Люди и не подозревают об этом, небожители же ликуют! Отныне Земля привлекла к себе особое сочувственное внимание святых существ из мира света. Весь мир освещается Его присутствием. Бесчисленное множество ангелов собирается над холмами Вифлеема. Они ожидают повеления, чтобы сообщить миру благую весть. Если бы начальники Израиля остались верны истине, они тоже могли бы разделить эту радость возвещать о рождении Иисуса. Но теперь они оказались не у дел.

Господь объявляет: «Ибо Я изолью воды на жаждущее и потоки на иссохшее» (Ис. 44:3), «Во тьме восходит свет правым» (Пс. 111:4). Яркие лучи от престола Господня воссияют тем, кто ищет света и кто принимает его с радостью.

Там, где некогда Давид мальчиком пас свое стадо, пастухи по-прежнему выходили в ночное. В тихие ночные часы они беседовали об обетованном Спасителе и молились, чтобы скорее пришел царь, которому предстоит занять трон Давидов. «Вдруг предстал им Ангел Господень, и слава Господня осияла их; и убоялись страхом великим. И сказал им Ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь».

При этих словах видения славы наполнили сознание слушающих пастухов. К Израилю пришел Освободитель. Считается, что Его пришествие – это власть, ликование, торжество. Но ангел должен был приготовить их к тому, чтобы они узнали своего Спасителя и в бедности, и в унижении. «И вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях», – сказал ангел.

Небесный посланник рассеял опасения пастухов. Он рассказал им, как найти Иисуса. Проявлял снисхождение к человеческой слабости, ангел повременил, чтобы они привыкли к Божественному сиянию, но все же слава и радость больше не могли быть скрыты. Всю равнину осиял яркий свет небесного воинства. Земля замерла, а небеса склонились, слушая песнь:

«Слава в вышних Богу, На земле мир, в человеках благоволение».

О, если бы сегодня человечество могло оценить эту песнь! Напряжение слов, сказанных тогда, и мелодии, будет усиливаться до конца времен и отзовется во всех уголках земли. Когда взойдет Солнце Праведности и исцеление в лучах Его, этой песне будет вторить эхо великого множества людей. И, словно голос многих вод, прозвучит:

«Аллилуйя! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель» (Откр. 19:6).

Когда ангелы удалились, свет исчез, а на Вифлеемские холмы снова опустилась ночная мгла. Однако в памяти пастухов осталась самая яркая картина, которую когда-либо видел человеческий глаз. «Когда Ангелы отошли от них на небо, пастухи сказали друг другу: пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чем возвестил нам Господь. И поспешивши пришли, и нашли Марию и Иосифа и Младенца, лежавшего в яслях».

Пастухи, возрадовавшись, покинули ясли и возвестили обо всем, что видели и слышали. «И все слышавшие дивились тому, что рассказывали им пастухи. А Мария сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своем. И возвратились пастухи, славя и хваля Бога за все то, что слышали и видели, как им сказано было».

Сегодня небо и земля так же близки друг к другу, как в ту ночь, когда пастухи слушали пение ангелов. И поныне небесные существа опекают человечество, как и в то время, когда простые люди, занимавшиеся обычными делами, встречали их в полдень и разговаривали с небесными посланниками в виноградниках и на полях. Небо бывает очень близко к нам на наших земных дорогах. Ангелы из вышних обителей будут охранять тех, кто следует по стопам Господа.

Вифлеемская история неисчерпаема. В ней сокрыта «бездна богатства и премудрости и ведения Божия» (Рим. 11:33). Мы восхищаемся жертвой Спасителя, Который сменил небесный престол на ясли в хлеву, а окружение восхищавшихся Им ангелов – на животных в стойле. Его присутствие является живым укором человеческой гордыне и самонадеянности. Однако это было всего лишь началом Его удивительного жертвенного пути. Для Сына Божьего было бы бесконечным унижением принять человеческую природу даже тогда, когда Адам еще не согрешил в Едеме. А ведь Иисус принял человеческое естество, когда оно было отягощено четырьмя тысячелетиями греха. Как и каждый сын Адама, Он попал под действие закона наследственности. Как проявляется этот закон, видно из истории Его земных предков. И с такой наследственностью Он пришел разделить наши горести, наши искушения и подать нам пример безгрешной жизни.

Сатана возненавидел Христа еще на небе за Его высокое положение в Царстве Божьем. Низвергнутый с неба, он возненавидел Его еще больше. Он ненавидел Того, Кто отдал Самого Себя, чтобы искупить грешный род. Ведь Бог допустил, чтобы Сын Его беспомощным младенцем, подверженным слабости человеческой, пришел в тот мир, где сатана претендовал на владычество. Господь допустил, чтобы Его Сын столкнулся со всеми опасностями наравне со всяким человеком и допустил, чтобы Он боролся, как борется каждое земное дитя, рискуя потерпеть поражение и обречь себя на вечную гибель.

Каждый отец беспокоится о своем сыне. Он вглядывается в лицо своего малыша, трепещет при мысли об опасностях, с которыми тому придется встретиться в жизни. Он готов заслонить свое дорогое дитя от сатанинской силы, оградить его от искушения и испытаний. Бог же отдал Сына Своего единородного на еще более жестокое испытание. Он пошел на больший риск, стремясь сделать безопасным жизненный путь наших детей. «Вот любовь!». Изумляйтесь, небеса! Удивляйся, земля!

Посвящение

Евангелие от Луки, 2:21-38

Через сорок дней после рождения Христа Иосиф и Мария взяли Его в Иерусалим, чтобы представить пред Господом и принести жертву. Так предписывал иудейский закон, и Христос, являясь иудеем по плоти, должен был исполнить этот закон, будучи человеком. До того уже был совершен обряд обрезания как залог Его повиновения закону.

За очищение матери после родов закон предусматривал принесение во всесожжение однолетнего агнца, а в жертву за грех – голубиного птенца или горлицу. Но если родители по бедности своей были не в состоянии принести агнца, то закон разрешал принимать от них пару горлиц или пару голубиных птенцов, одного – для всесожжения, а другого – в жертву за грех.

Жертвенные животные и птицы должны были быть без малейшего изъяна. Ведь жертвы символизировали Христа, который не имел телесных недостатков. Он был «непорочным и чистым агнцем» (1 Петр. 1:19). Его телосложение было правильным. Его тело было здоровым и сильным, всю Свою жизнь на земле Он прожил в согласии с законами природы. И физически, и духовно Он был таким, каким Господь хотел видеть все человечество, если бы оно повиновалось Его законам.

Посвящение первородного имеет свои истоки в глубокой древности. Сам Господь обещал отдать Первенца небес для спасения грешников. Каждая семья должна была признать этот дар посвящением своего сына-первенца. Он должен быть посвящен в священники, как представитель Христа среди людей.

После избавления Израиля из египетского плена утраченная традиция посвящения первенцев была возобновлена. Когда израильтяне находились в рабстве у египтян, Господь повелел Моисею пойти к фараону, царю египетскому, и сказать: «Так говорит Господь: Израиль есть сын Мой, первенец Мой; Я говорю тебе: отпусти сына Моего, чтобы Он совершил Мне служение; а если не отпустишь его, то вот, Я убью сына твоего, первенца твоего» (Исх. 4:22-23).

Моисей передал фараону сказанное Богом, но гордый царь ответил: «Кто такой Господь, чтоб я послушался голоса Его и отпустил Израиля? Я не знаю Господа и Израиля не отпущу» (Исх. 5:2). Действуя во имя спасения Своего народа посредством знамений и чудес, Господь совершил ужасный суд над фараоном. И потом был послан ангел смерти – погубить в Египте всех первенцев у людей и животных. Чтобы сыны Израилевы избежали этой казни, им было дано повеление помазать косяки дверей кровью жертвенного агнца. Каждый дом должен быть отмечен таким образом, чтобы ангел, исполняя свое губительное дело, прошел мимо жилищ израильтян.

Послав это наказание Египту, Господь сказал Моисею: «Освяти Мне каждого первенца... от человека до скота: Мои они», « ибо... в тот день, когда поразил Я всех первенцев в земле Египетской, освятил Я Себе всех первенцев Израилевых от человека до скота; они должны быть Мои. Я Господь» (Исх. 13:2; Чис. 3:13). После того как было установлено служение в скинии. Господь избрал колено Левия вместо первородных всего Израиля для служения во святилище. Но всех первенцев по-прежнему считали принадлежащими Господу, и они подлежали выкупу.

Поэтому закон о посвящении первенцев имел исключительное значение. С одной стороны, он напоминал о чудесном избавлении Господом детей Израиля, а с другой – указывал на несравненно большее избавление, которое должно быть совершено единородным Сыном Божьим. Подобно тому как кровь на косяках спасала первородных Израиля, так Кровь Христа может спасти этот мир.

Какой же глубокий смысл содержался в обряде посвящения Младенца Христа! Но священник не уразумел тайны. Посвящение младенцев было обычным делом. День за днем священник получал денежный выкуп за детей, приносимых Господу. День за днем он занимался своей обычной работой, не обращая внимания на детей и родителей, если не видел, что семья богата или принадлежит к знатному сословию. Иосиф и Мария были бедны; когда они пришли в храм со своим Младенцем, священники увидели в них всего лишь, судя по одежде, скромных галилеян. В их внешнем виде не было ничего, что привлекало бы внимание, и они принесли жертву, которая была по карману самым бедным людям.

Священник совершил обычное служение. Затем он взял Младенца на руки, подержал перед жертвенниками. Отдав Его матери, он записал имя «Иисус» в списке первородных. Священник, конечно, не думал о том, что это Дитя – Тот, о Котором писал Моисей: «Господь Бог ваш воздвигнет вам из братьев ваших Пророка, как меня; слушайтесь Его во всем, что Он ни будет говорить вам» (Деян. 3:22). Ему даже и в голову не пришло, что этот Младенец был Тот, Чью славу хотел видеть Моисей. Священник держал на руках Того, Кто был больше Моисея. И когда он вписывал в книгу имя Младенца, его рука выводила имя Того, Кто был основанием всей иудейской религиозной системы. Это имя должно было стать смертным приговором для нее, потому что все обряды, все жертвы и приношения отныне потеряли смысл. Прообраз почти воплотился в Реальности, тень почти стала Телом.

Слава Божья удалилась из святилища. Но в Вифлеемском Младенце была сокрыта слава, перед которой склонялись ангелы. Несмышленое дитя было обещанным Семенем, на которое указывал первый алтарь у врат Едема. Это был Примиритель, Который открыл Себя Моисею как Сущий. Это Он в столбах, огненном и облачном, вел по пустыне Израиль. Это Его явление предсказывали пророки. Он был Желанием всех народов. Корнем и Потомком Давида, Звездой утренней. Имя, этого беспомощного Младенца, которое было написано на свитке Израиля и которое провозглашало Его нашим братом, стало надеждой падшего человечества. Дитя, за которое только что внесли денежный выкуп, было Тем, Кто должен заплатить выкуп за грехи всего мира. Он был воистину «великий Священник над домом Божиим, глава священства непреходящего». Посредник, сидящий «одесную [престола] величия на высоте» (Евр. 10:21; 7:24; 1:3).

Духовное различается духовным. Сын Божий в храме был посвящен на служение, которое Он пришел совершить. Священник же смотрел; на Него как на обычное дитя, и хотя не видел и не чувствовал ничего исключительного, акт передачи Богом Своего Сына миру был признан. Эта церемония не прошла незамеченной. «Тогда был в Иерусалиме человек, именем Симеон. Он был муж праведный и благочестивый, чающий утешения Израилева; и Дух Святый был на нем. Ему было предсказано Духом Святым, что он не увидит смерти, доколе не увидит Христа Господня».

Войдя в храм, Симеон видит семью, представляющую своего Первенца священнику. Их вид свидетельствует об их бедности, но Симеон внимает Духу Святому. Он глубоко потрясен тем, что Младенец, которого сейчас посвящают Господу, это и есть Утешитель Израиля, Кого он так желал увидеть. Изумленному священнику кажется, что Симеон чем-то восхищен. Он возвращает ребенка Марии, Симеон берет Его на руки и вверяет Господу. Радость, какой он никогда еще не испытывал, наполняет его душу. Поднимая Младенца Спасителя к небесам, он говорит: «Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром; ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля». Дух пророчества почил на человеке Божьем, и, пока Иосиф и Мария дивились его словам, Симеон благословил их и сказал Марии: «Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, – и Тебе Самой оружие пройдет душу, – да откроются помышления многих сердец».

В этот момент в храм вошла Анна пророчица и подтвердила свидетельство Симеона о Христе. Когда Симеон говорил, лицо ее просияло, и она искренне благодарила Бога за то, что удостоилась видеть Христа Господа.

Эти смиренные почитатели Бога не напрасно изучали пророчества. Но те, кто занимал места правителей и священников в Израиле, хотя и располагали драгоценными пророческими изречениями, не ходили путем Господним, и очи их не видели Света жизни.

Так происходит и в найти дни. События, на которые все Небо обращает внимание, не замечают ни религиозные руководители, ни верующие в доме Господнем. Люди признают Христа как историческую личность, но отворачиваются от Христа живого. Ныне принимают Христа так же неохотно, как и восемнадцать веков назад: Христа в Его Слове, призывающем к самопожертвованию, Христа в бедных и страдающих, которые взывают о помощи, Христа в праведном труде, который подчас связан с лишениями, заботами и нареканиями.

Мария размышляла о глубоком и далеко простирающемся пророчестве Симеона. Когда она смотрела на ребенка, лежащего у нее руках, и вспоминала слова, сказанные пастухами Вифлеема, ее душу наполняла светлая радость и надежда. Слова Симеона напомнили ей пророчество Исаии: «И произойдет отрасль от корня Иесеева, и ветвь произрастет от корня его; и почиет на Нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия... И будет препоясанием чресл Его правда, и препоясанием бедр Его – истина»; «Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий... Ибо младенец родился нам – Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира» (Ис. 11:1-3,5; 9:2-6).

Однако Мария не вполне понимала суть миссии Христа. Симеон пророчествовал о Нем как о свете для просвещения язычников и как о славе Израиля. Ангелы возвестили о рождении Спасителя как о радостном событии для всех народов. Бог стремился исправить иудейское представление о служении Мессии. Он желал, чтобы люди видели в Нем не только освободителя Израиля, но и Искупителя мира. Но должно было пройти много лет, прежде чем люди и даже мать Иисуса смогли понять истинную цель Его прихода.

Мария ожидала, что Мессия будет царствовать на престоле Давидовом, не понимая, что этот престол может быть обретен только Ценой страдания. Через Симеона ей было открыто, что путь Мессии в этом мире будет тернистым. В словах, обращенных к Марии – «и Тебе Самой оружие пройдет душу», милосердный Господь дает понять матери Иисуса, что на ее долю выпадут немалые страдания за Сына.

Симеон сказал: «Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий». Чтобы подняться, нужно сначала упасть. Мы должны упасть на Камень и разбиться, прежде чем сможем подняться во Христе. Если мы хотим познать славу духовного царства, наше «я» должно быть развенчано, наша гордыня – смирена. Но иудеи не хотели принять честь, которая достигается через смирение. Поэтому они не захотели принять своего Искупителя. Он стал «предметом пререканий».

«Да откроются помышления многих сердец». Сердца всех, от самого Творца до князя тьмы, раскрываются в свете жизни Спасителя. Сатана изображал Бога как эгоистичного и жестокого властителя, претендующего на все и ничего не дающего, требующего от Им сотворенных служения Себе исключительно ради собственной славы и не жертвующего ничем ради их блага. Но Христос, принесенный в жертву, наглядно свидетельствует об истинных намерениях Бога – это «намерения во благо, а не на зло». (Иер. 29:11). Этот дар позволяет постичь истину: хотя ненависть Бога к греху так же сильна, как сама смерть, но Его любовь к грешнику неизмеримо сильнее. Решив искупить нас, Он не пожалеет ничего, пусть даже самого дорогого, чтобы выполнить задуманное. Он не утаил ни одной истины, важной для нашего спасения, не скрыл ни одного чуда милости, не оставил неиспользованным ни одно Божественное средство. Так благодать дается на благодать и дар – на дар. Небесная сокровищница открыта для тех, кого Он жаждет спасти. Имея богатства Вселенной и открыв все источники бесконечной силы, Он отдает их в руки Христа. Все это для человека, говорит Он, используй эти дары, чтобы убедить его в том, что ни на небе, ни на земле нет большей любви, чем Моя любовь. Свое величайшее счастье человек найдет в любви ко Мне.

На Голгофе любовь и себялюбие встретились лицом к лицу. Они были явлены миру во всей своей полноте: Христос, Который жил только для того, чтобы утешать и благословлять, и сатана, предавший Его смерти, проявивший тем самым ненависть к Богу. Сатана ясно показал, что настоящей целью его восстания было свержение Бога и уничтожение Того, через Которого проявлялась Божья любовь.

Благодаря жизни и смерти Христа обнаружились также и помыслы человеческие. От самого рождения и до Голгофского креста жизнь Иисуса была призывом к самоотречению. Она выявила и цели людей. Иисус принес небесную истину, и все, кто прислушивался к голосу Духа Святого, пришли к Нему. Те же, кто поклонялись самим себе, принадлежали царству сатаны. Своим отношением ко Христу люди показывают, на чьей они стороне. Таким образом, каждый выносит приговор самому себе.

В день последнего суда каждая погибшая душа поймет, в чем заключалось ее отвержение истины. Крест будет явлен всем, и его действительное значение откроется каждому, кто был ослеплен беззаконием. Осужденные грешники предстанут пред Голгофой с ее таинственной жертвой. Всякое ложное обвинение будет снято. Человеческое отступничество предстанет во всем своем отвратительном виде. Тогда люди поймут, что они избрали. Тогда разрешатся все вопросы относительно того, что есть истина, а что заблуждение в вековой борьбе между добром и злом. На вселенском суде с Бога будет снято обвинение в существовании зла и терпимости к нему. Будет показано, что Божественные уставы не приводят ко греху. В Божественном правлении нет недостатков, нет поводов для недовольства. Когда будут открыты помышления всех сердец, тогда и верные Господу, и восставшие против Него соединятся, восклицая: «Велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель! праведны и истинны пути Твои, Царь Святых! Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ...ибо открылись суды Твои» (Откр. 15:3,4).

«Мы видели Его звезду»

Евангелие от Матфея, 2

«Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: Где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему».

Волхвы с востока были философами. Они принадлежали к большой и влиятельной группе общества, состоявшей из людей знатного происхождения и владевшей большей частью богатств и познаний своего народа. Среди них были и такие, кто злоупотреблял доверчивостью народа, но были и праведники, изучавшие проявления Божьего промысла в природе, – их почитали за честность и мудрость. Именно такие пришли к Иисусу.

Свет Господень всегда сиял во тьме язычества. Когда волхвы изучали звездное небо и пытались проникнуть в тайны движения светил, они видели славу Творца. В поисках ответов на свои вопросы они обращались к еврейским Писаниям. Да и в их родной стране хранились пророческие книги, предсказывавшие пришествие Божественного Учителя. Валаам, например, принадлежал к таким волхвам, хотя был при этом пророком Божьим. Получив откровение Духа, он предсказал процветание Израиля и явление Мессии. И его пророчества передавались в виде преданий из поколения в поколение. Но Ветхий Завет содержал наиболее ясную весть о пришествии Спасителя. Читая Писание, волхвы с радостью узнали, что это событие близко и что весь мир должен приобщиться к познанию о Боге живом.

Мудрецы видели таинственный свет на небе в ту ночь, когда слава Господня сошла на Вифлеемские холмы. Когда свет погас, появилась яркая звезда и замерла на небе. Это была не неподвижная звезда, не планета, а необычное явление, вызвавшее живой интерес. Звезда представляла собою группу сияющих ангелов, но этого мудрецы не знали. Тем не менее они почувствовали, что новое светило имеет для них особое значение. Они посоветовались со жрецами и философами, исследовали древние свитки. Пророчество Валаама гласило: «Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля» (Чис. 24:17). Должно быть, эта необычная звезда – предвестница Обетованного? Волхвы приветствовали свет истины, посланный с небес. И тогда она засияла более ярко. Во сне они услышали повеление отправиться на поиски новорожденного Царя.

Подобно тому как Авраам доверился призыву Господню и пошел, «не зная, куда идет» (Евр. 11:8), и как Израиль с верою шел за облачным столпом в землю обетованную, так и эти язычники отправились на поиски обещанного Спасителя. Богатые посланцы щедрого Востока отправились в путь не с пустыми руками. В то время было принято приносить дары в знак почтения высокородным или другим именитым особам, и поэтому самые изысканные сокровища их земли были предназначены Тому, в Ком благословятся все народы земли.

Чтобы не потерять звезду из виду, путники должны были идти ночью. В пути они обсуждали предания и пророчества о Том, Кого отправились искать. Останавливаясь для отдыха, волхвы вновь разворачивали священные свитки, и крепло убеждение: их ведет Господь. Кроме путеводной небесной звезды дорогу им указывал Дух Святой, свидетельство Которого они ощущали в сердцах и в Котором черпали надежду. Это было долгое и утомительное путешествие, но они были счастливы, что отправились в дорогу.

Когда волхвы пришли в землю Израильскую и оказались на склонах Елеонской горы, откуда как на ладони виден Иерусалим, звезда, которая вела их в течение всего пути, остановилась над храмом, а затем и вовсе исчезла из виду. Посланцы Востока нетерпеливо устремляются вперед, уверенные, что радостная весть о рождении Мессии уже достигла Вечного Города. Но напрасно они расспрашивали о Нем. Войдя в святой город, они направились в храм. К своему удивлению, они не нашли ни одного человека, который знал бы о новорожденном Царе. Их вопросы вызывали не радость, а удивление и даже страх, а порой и презрение!

Священники возобновляют в памяти предания. Они превозносят свою веру и свое собственное благочестие и в то же время осуждают греков и римлян, называя их язычниками и самыми отъявленными грешниками. Восточные мудрецы вовсе не идолопоклонники, и в глазах Божьих они несравненно ближе к Нему, чем священники, только делающие вид, что они поклоняются Богу. И тем не менее на волхвов смотрят как на язычников. Даже среди тех, кто призван охранять Святые Глаголы, их нетерпеливые расспросы не встречают ни малейшего понимания.

Тем не менее весть о прибытии волхвов очень быстро разнеслась по всему Иерусалиму. Их странные слова взволновали народ и дошли наконец до дворца царя Ирода. Коварный едомлянин был весьма обеспокоен неожиданным известием, так как почувствовал в нем намек на возможного соперника. Его путь к трону был отмечен бесчисленными убийствами. Народ ненавидел царя-иноплеменника. Единственной его защитой был Рим, благосклонный к нему. Но этот новый Царь имел гораздо большие права: Он был рожден, чтобы царствовать.

Ирод подозревал священников в заговоре с чужеземцами, направленном на разжигание народного восстания и свержение его с трона. Однако, скрыв свои подозрения, он решил перехитрить противников. Собрав первосвященников и книжников, он поинтересовался: что говорится в священных книгах о месте рождения Мессии?

Такие вопросы узурпатора, заданные по просьбе чужеземцев, уязвили гордыню еврейских учителей. То равнодушие, с каким они обратились к пророческим свиткам, взбесило завистливого тирана. Он подумал, что от него пытаются скрыть что-то. Поэтому со всей властью, которой они не смели не подчиниться, Ирод приказал тщательнее исследовать пророчество и назвать ему место, где родится ожидаемый ими Царь. Они же сказали ему: в Вифлееме Иудейском, ибо так написано чрез пророка:

«И ты, Вифлеем, земля Иудина, Ничем не меньше воеводств Иудиных; Ибо из тебя произойдет Вождь, Который упасет народ Мой Израиля».

После этого Ирод пригласил для беседы волхвов. Гнев и страх обуревали его сердце, но внешне он сохранял спокойствие и учтиво принял чужеземцев. Он спросил о времени появления этой звезды и изобразил радость по поводу знамения, возвещающего рождение Христа. Он повелел своим гостям: «Пойдите, тщательно разведайте о Младенце и, когда найдете, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему». А затем отпустил их, чтобы они могли продолжить свой путь в Вифлеем.

Хотя иерусалимские первосвященники и старейшины и делали вид, что они несведущи относительно рождения Христа, на самом деле это было не так. Весть о явлении ангелов пастухам достигла Иерусалима, но учители считали, что на это не стоит обращать внимания. Они сами могли найти Иисуса и привести волхвов к месту Его рождения, но им о рождении Мессии сообщили мудрецы. «Где родившийся Царь Иудейский? – говорили они, – ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему».

И вот гордыня и зависть преградили путь свету. Если бы словам пастухов и мудрецов поверили, то священники и раввины оказались бы в крайне незавидном положении, ибо стало бы ясно, что их претензии быть толкователями Божьей истины несостоятельны. Но эти образованные учители не желали унизиться до такой степени, чтобы учиться от тех, кого они называли язычниками. Не может быть, говорили они, чтобы Господь прошел мимо нас и открылся невежественным пастухам или необрезанным язычникам. Они решили выразить свое презрение к словам, взволновавшим царя Ирода и весь Иерусалим. Они даже не пожелали идти в Вифлеем, чтобы воочию удостовериться, так ли все на самом деле. И они убеждали людей в том, что внимание к Иисусу – всего лишь фанатическое возбуждение. С этого и началось отвержение Христа священниками и раввинами. С этого момента их гордость и упорство переросли в нескрываемую ненависть к Спасителю. В то время как Бог открывал двери истины язычникам, иудейские вожди сами закрывали их перед собой.

Мудрецы отправились из Иерусалима одни. Когда они проходили через городские ворота, сумерки уже сгущались, но, к своей великой радости, они снова увидели звезду, которая повела их в Вифлеем. В отличие от пастухов они остались в неведении относительно скромного положения Иисуса. Равнодушие еврейских вождей разочаровало их, и, покидая Иерусалим, они уже не испытывали прежнего воодушевления. В Вифлееме они не обнаружили стражи, поставленной для охраны новорожденного Царя. Нигде не было видно ни одного знатного человека, который прислуживал бы Царю. Иисус лежал в яслях. Его родители, необразованные крестьяне, были Его единственными стражами. Неужели это был Тот, о Котором написано, что Он послужит «восстановлению колен Иаковлевых», «возвращению остатков Израиля», Тот, Который должен быть «светом народов» для спасения «до концов земли»? (Ис. 49:6).

«И войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и падши, поклонились Ему». В скромном облике Иисуса они сумели различить Божество. Они отдали Ему сердца, как своему Спасителю, и затем разложили свои дары: золото, ладан и смирну. Вот какова была их вера! Слова, сказанные позднее о римском сотнике: «И в Израиле Я не нашел такой веры» (Мф. 8:10) – вполне можно было отнести к этим восточным мудрецам.

Мудрецы ничего не подозревали о намерениях Ирода относительно Иисуса. Достигнув цели своего путешествия, они уже готовились возвратиться в Иерусалим, намереваясь рассказать Ироду о своем успехе, однако во сне получили Божественное указание – не встречаться с ним. Поэтому, миновав Иерусалим, они отправились в свою страну другим путем.

Иосиф также получил во сне повеление бежать вместе с Марией и Младенцем в Египет. Ангел сказал: «Будь там, доколе не скажу тебе; ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его». Иосиф немедленно повиновался и для большей безопасности отправился в дорогу ночью.

Господь привлек внимание иудейского народа к рождению Своего Сына с помощью мудрецов. Их расспросы в Иерусалиме, возникший всеобщий интерес и даже ревность Ирода, который заставил задуматься священников и раввинов, обратили внимание людей на пророчества относительно Мессии и на великое событие, которое только что совершилось.

Сатана использовал все силы, чтобы не допустить явления Божественного света в наш мир. Он прибег к самой изощренной хитрости, чтобы погубить Спасителя. Но Тот, Кто никогда не дремлет и не спит, бодрствовал над Своим возлюбленным Сыном. Тот, Кто посылал небесную манну для Израиля, Кто накормил Илию во время голода, позаботился об убежище для Марии и Младенца в языческой стране. И дарами волхвов из языческой страны Господь обеспечил семейство Иисуса средствами для путешествия в Египет и пребывания в чужой земле.

Волхвы были одними из первых, кто приветствовал Искупителя. Они первыми принесли свои дары и положили их к Его ногам. Какой прекрасной возможностью служения они воспользовались! Бог радостно приемлет приношение от любящего сердца, оно становится очень действенным средством служения Ему. Если мы отдали свои сердца Иисусу, то так же принесем Ему свои дары. Наше золото и серебро, наши самые ценные земные сокровища, наши умственные и духовные богатства будут доброхотно посвящены Тому, Кто возлюбил нас и отдал Себя за нас.

Тем временем Ирод с нетерпением ожидал возвращения мудрецов; шли дни, а они не возвращались, и постепенно у него возникли подозрения. Нежелание раввинов сообщить ему место рождения Мессии, казалось, говорило о том, что они разгадали его замыслы, к тому же и волхвы намеренно избегали его. Эта мысль привела его в бешенство. Хитрость не удалась, но на его стороне оставалась сила. Ирод решил жестоко расправиться с младенцем Царем. Эти заносчивые иудеи увидят, к чему могут привести их попытки посадить на трон нового монарха.

Немедленно были посланы в Вифлеем воины, которые получили приказ убивать всех детей в возрасте до двух лет. Мирные жилища города Давидова стали свидетелями ужасных сцен, которые за шестьсот лет до этого были открыты пророку: «Глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет».

Иудеи сами навлекли на себя это бедствие. Если бы они смиренно жили и хранили верность Богу, Господь дал бы знать о бедствии и усмирил бы гнев царя. Но их грехи отделили их от Бога, и они отвергли Святого Духа, Который был их единственной защитой. Они изучали Писания не для того, чтобы жить в согласии с волей Божьей. Исследуя пророчества, они толковали их для самовозвышения, уверяя всех, что Господь презирает остальные народы. Они с гордостью похвалялись тем, что Мессия должен прийти как Царь, побеждающий Своих врагов и в гневе попирающий язычников. Этим они вызвали только ненависть своих поработителей. Их ложное свидетельство о миссии Христа сатана задумал использовать для убийства Спасителя, однако все это обернулось против них самих.

Это убийство было одной из последних жестокостей, которые омрачили царствование Ирода. Вскоре после избиения невинных младенцев он сам стал жертвой такого несчастья, которое ничто не может предотвратить. Он умер страшной смертью.

Иосиф оставался в Египте, пока не получил повеление от ангела Божьего вернуться в землю Израиля. Считая Иисуса наследником престола Давида, Иосиф хотел поселиться в Вифлееме, но, узнав, что в Иудее после Ирода царствует его сын Архелай, опасался преследований. Из всех сыновей Ирода Архелай более всего напоминал характером отца. Уже сам приход его к власти был отмечен смутой в Иерусалиме и убийством тысяч иудеев римскими легионерами.

Иосиф вновь был направлен в безопасное место. Он вернулся в Назарет, в свой прежний дом, и здесь Иисус прожил почти тридцать лет, «да сбудется реченное чрез пророка, что Он Назореем наречется». В Галилее властвовал один из сыновей Ирода. Но здесь было гораздо больше переселенцев из чужих земель, чем в Иудее, поэтому в Галилее на долю иудеев выпадало внимания власть имущих гораздо меньше и появление Иисуса могло бы остаться незамеченным.

Так приняли Спасителя, когда Он пришел на землю. Казалось, для Младенца-Искупителя нет безопасного и спокойного места. Господь не мог доверить Своего возлюбленного Сына людям даже тогда, когда осуществлял их спасение. Он поручил ангелам охранять Иисуса и защищать Его до тех пор, пока Он не совершит Свою миссию на земле и не умрет от рук тех, кого Он пришел спасти.

Детство Иисуса

Евангелие от Луки, 2:39-40

Детство и юность Иисуса прошли в небольшой горной деревне. Его присутствие оказало бы честь любому уголку земли. В царских дворцах с радостью приняли бы Его как дорогого гостя. Но Он прошел мимо домов богатых, чертогов царей и знаменитых центров учености, чтобы поселиться в незаметном маленьком и даже презираемом Назарете.

Поражает значительность краткого описания первых лет Его жизни, в Евангелии: «Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости; и благодать Божия была на Нем». Благодаря свету, исходящему от Отца, Иисус «преуспевал в премудрости и в возрасте и в любви у Бога и человеков» (Лк. 2:52). Иисус обладал живым и проницательным умом, не по годам глубоким и мудрым, характером удивительно гармоничным. Ум и тело Его развивались постепенно, в соответствии с законами роста детей. Уже в детстве в характере Иисуса проявлялась особая привлекательность. Он всегда был готов помогать другим, проявляя в отношениях с людьми бесконечное терпение, отличался правдивостью, никогда не позволяя себе никаких компромиссов с совестью. Твердый в соблюдении нравственных принципов, Он Своей жизнью явил благодать безупречного отношения к людям.

Мать Иисуса, внимательно наблюдавшая, как взрослеет Дитя, замечала печать совершенства в Его характере. Она с радостью поощряла развитие этого светлого восприимчивого ума. Через Святого Духа она получила мудрость для сотрудничества с небесными силами в воспитании Сына, который считал Своим Отцом только Бога.

Верующие люди в Израиле всегда серьезно относились к наставлению молодежи в истине. Господь заповедал, чтобы с младенческого возраста детей учили: Он велик и благ, и Божье руководство особым образом раскрывается в Его законе и в истории Израиля. Псалмы, молитвы, Священное Писание преподносились детям в доступной форме. Родителям следовало открывать своим детям, что закон Господень является выражением Его характера: что если они воспримут всем сердцем принципы этого закона, то в их уме и душе отразится образ Божий. Обучение проводилось в основном в виде бесед, но молодых людей учили также читать Писания. Они могли свободно изучать свитки Ветхого Завета.

Во времена Христа считалось, что если в городе не занимаются религиозным обучением молодежи, то он проклят Богом. Однако религиозное просвещение стало чисто формальным. Предания в значительной степени вытеснили Писание. Подлинное образование должно было направлять юношей, «дабы они искали Бога, не ощутят ли Его, и не найдут ли» (Деян. 17:27). Но иудейские учители уделяли основное внимание обрядам. Они питали молодые умы ненужной пищей, которая не признавалась в высшей школе небес. В этой системе образования не было места для опыта, который человек приобретает через личное постижение Слова Божьего. Ученики, целиком занятые изучением внешних сторон религии, не имели времени побыть наедине с Богом. Он обращался к их сердцам, но они не слышали Его голоса. В поисках знаний они отвернулись от истинного Источника мудрости. Главное в служении Богу упускалось, принципами закона пренебрегали. То, что считалось превосходнейшим образованием, было на самом деле величайшей помехой к подлинному развитию. Обучение у раввинов подавляло молодые силы. Плод такого воспитания – узость и ограниченность ума.

Отрок Иисус не обучался в школе при синагоге. Мать была Его первым учителем. Он постигал истину из ее уст и из Писаний пророков. Сидя на коленях у Своей матери, Он теперь учился тому, что Сам некогда говорил Израилю через Моисея. Юноша Иисус тоже не стремился учиться в школах раввинов. Он не нуждался в образовании, которое можно было получить там, потому что Сам Бог был Его наставником.

Вопрос, заданный во время Его земного служения: «Как Он знает Писания, не учившись?» – не означает, что Иисус не умел читать. Дело в том, что Он не получил традиционного образования у раввинов (Ин. 7:15). Знания, полученные Им, и мы можем приобрести. Он прекрасно разбирался в Писаниях – это показывает, как прилежно Он изучил их в молодые годы, открывая для себя великую сокровищницу творений Божьих. Тот, Кто создал все, сейчас постигал уроки, начертанные Его же рукой, на земле, море и небесах. Вдали от мирской суеты Спаситель изучал жизнь растений, животных и существо человека. С ранних лет Он стремился к одной цели: быть благословением для других. Исследуя жизнь растений и животных, Он находил новые пути и средства изложения истины. Он постоянно искал в видимом мире подтверждение Божественной правды. Притчи, которыми Он так любил изъяснять Свое учение, показывают, насколько открыт был Его Дух влиянию природы и как много духовных уроков Он извлек из окружающей Его жизни.

Значение слов и дел Божьих открывалось Иисусу, когда Он пытался понять суть вещей. Его сопровождали небесные существа. Помыслы и речи Его были святы. Едва научившись думать, Он постоянно возрастал в духовной благодати и познании истины.

Любой ребенок может получить те же познания, какие получил Иисус. Когда мы пытаемся познакомиться с нашим Небесным Отцом через Его Слово, ангелы приближаются к нам, наш разум укрепляется, наши души возвышаются и очищаются и мы становимся более похожи на нашего Спасителя. И если мы видим что-то прекрасное и величественное в природе, наша любовь к Богу возрастает. Имея дух благоговения, человек воодушевляется, приходя в соприкосновение с Бесконечным через Его дела. Общение с Богом посредством молитвы развивает умственные и нравственные способности, а наши духовные силы укрепляются, когда мы приучаем себя размышлять о духовном.

Иисус жил в согласии с Богом. Когда Он был ребенком, то думал и говорил как ребенок и ни одно пятнышко греха не искажало в Нем образ Божий. Но и Он не был свободен от искушений. Надо отметить, что порочность жителей Назарета была такова, что даже вошла в пословицу. Дурная слава была у этого города. Это видно из вопроса Нафанаила: «Из Назарета может ли быть что доброе?» (Ин. 1:46). Иисус жил там, где характер Его мог быть подвержен испытанию. Ему надлежало быть постоянно на страже, чтобы сохранить Свою чистоту. Он вынужден был переносить те же трудности, с которыми сталкиваемся и мы, чтобы сделаться примером для нас в детстве.

Сатана не прекращал попыток погубить Младенца из Назарета. С ранних лет Иисуса охраняли небесные ангелы. Тем не менее вся Его жизнь была непрерывной борьбой с силами тьмы. До тех пор пока на земле находится хотя бы один человек, свободный от скверны и греха, князь тьмы чувствует себя уязвленным и растерянным. Он использовал все средства, чтобы заманить Иисуса в ловушку. Ни одно дитя на земле не было призвано жить святой жизнью в такой жестокой борьбе с искушениями, как наш Спаситель.

Родители Иисуса были бедны, и их благополучие зависело от каждодневного труда. Иисус испытал бедность, самоотречение и нужду. И это тоже оберегало Его от зла. В Его жизни не было праздных минут, которые создают условия для искушений. В Его жизни не было бесцельно проведенных часов – лазеек для праздных и порочных мыслей. Он избегал искушений в той мере, в какой это было возможно. Ни выгода, ни удовольствия, ни похвала, ни осуждение не могли вынудить Его согласиться на злое дело. Он обладал не только мудростью, чтобы различить зло, но и волей сопротивляться ему.

Христос был единственным безгрешным существом, которое когда-либо ходило по земле, хотя и жил почти тридцать лет среди порочных жителей Назарета. Этот факт служит упреком для тех, кто считает, что чистота их жизни зависит от места жительства, удачи или благосостояния. Искушения, бедность, превратности судьбы – вот что способствует развитию чистоты и стойкости.

Иисус жил в крестьянской хижине, неуклонно и бодро неся Свое бремя. Он – Владыка небес, и ангелы с радостью исполняли Его повеления. Но сейчас Он был исполнительным, любящим и послушным сыном. Он научился ремеслу, трудясь в плотницкой мастерской вместе с Иосифом. В простой одежде труженика Он ходил по улицам маленького городка. Иисус не использовал Свою Божественную силу для того, чтобы уменьшить выпадающие на Его долю проблемы или облегчить нелегкий труд.

Иисус трудился. Его тело и ум развивались. Он не расходовал беспечно Свои физические силы, но старался сохранять здоровье и выполнять любую работу наилучшим образом. Он искусно владел столярным инструментом. Иисус был совершенен во всем: и в труде, и в характере. Своим примером Он учит нас быть прилежными, выполнять работу аккуратно и тщательно, ибо честный труд почетен. Упражнения, благодаря которым руки становятся более умелыми, готовят молодежь к перенесению жизненных тягот, развивают физическую силу и способности человека. Каждый должен найти какое-нибудь дело, полезное для себя и для других. Бог предназначил труд в благословение человеку, и только прилежный работник обретает истинную радость жизни. На детях и молодежи, добросовестно выполняющих свои обязанности по дому, покоится Божье благословение и Божья любовь. Такие дети, оставив дом, станут полезными членами общества.

Когда Иисус жил на земле, Он был честным тружеником. Он ожидал многого и поэтому за многое брался. Вступая на путь Своего служения, Он сказал: «Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать» (Ин. 9:4). Иисус никогда не уклонялся от ответственности и служения людям, как поступают многие, называющие себя Его последователями. Именно безответственность приводит их к бесплодности. Многие из них имеют прекрасные душевные качества, но слабая воля мешает им справиться с трудностями и преодолеть возникающие препятствия. Целеустремленность и энергия, твердость и сила характера, проявившиеся во Христе, должны быть развиты и у нас в тех же обстоятельствах и трудностях, которые Он перенес. Тогда и мы обретем такую же благодать, какую обрел Он.

Всю Свою жизнь наш Спаситель разделял долю бедных. Он сам знал заботы и лишения и потому мог утешать и поддерживать смиренных тружеников. Всем, кто правильно понимает учение, преподанное всей Его жизнью, и в голову не придет, что между людьми, занимающими в обществе разное положение, нужно делать различие, что богатым следует оказывать больше почтения, чем бедным.

Иисус всегда работал с радостью. Требуется огромное терпение и духовность, чтобы воплощать библейскую веру в повседневную жизнь, чтобы дома и в мастерской выдерживать напряжение повседневного труда и тем не менее всегда воодушевляться славой Божьей. Христос и в этом помогал Своим ближним. Он никогда не был настолько поглощен мирскими заботами, чтобы не найти времени или желания размышлять о небесном и вечном. Он часто выражал Свою радость в пении псалмов и небесных гимнов. Обитатели Назарета нередко слышали Его голос, возносящий хвалу и благодарность Богу. Он пел песни, и это было Его общением с Небом. Уставших товарищей ободряло Его мелодичное пение. Его хвала, казалось, прогоняла злых духов и подобно фимиаму наполняла все вокруг благоуханием. Тогда сердца слушавших Его переносились из этой земной жизни в небесный дом.

Иисус был Источником целительной милости для мира, и во все годы уединенной жизни в Назарете она изливалась потоками любви и нежности. Престарелые, скорбящие, обремененные грехами, дети с их невинными забавами, лесные звери и терпеливые вьючные животные – все становились счастливее рядом с Ним. Тот, Кто властвовал над всеми мирами, склонялся над раненой птицей, чтобы помочь ей. От Его внимания ничто не ускользало, и Он всякому готов был служить.

Таким образом, «преуспевая в премудрости и в возрасте», Иисус преуспевал и в любви у Бога и человеков. Он привлекал к Себе сердца людей, проявляя сочувствие ко всем. Надежда и мужество, которые исходили от Него, делали Его благословением для каждого дома. И часто по субботам в синагоге Его приглашали прочитать поучение из пророков, и люди радовались, слыша знакомые слова из Священного Писания, звучащие по-новому.

Но Иисус избегал всего показного. В течение всей Своей жизни в Назарете Он ни разу не проявлял сверхъестественной силы. Он не стремился завоевать высокое положение, звание, получать какие-либо почести. Его скромная и простая жизнь – не зря ведь и Писание умалчивает о Его юности – содержит важный урок. Чем спокойней и проще жизнь ребенка, чем свободнее дитя от искусственного возбуждения и чем ближе к природе, тем благоприятней условия для физического и умственного развития и накопления духовной силы.

Иисус – пример для нас. Многие подробно исследуют период Его общественного служения и в то же время оставляют без внимания уроки Его детства и юности. Но ведь Его жизнь в родительском доме – образец для подрастающего поколения. Спаситель вырос в бедности, чтобы показать нам: можно и при такой участи жить в тесном общении с Богом. Он в самой обыденной жизни угождал Своему Отцу, чтил и прославлял Его. Он трудился, отдавая силы скромному ремеслу плотника, зарабатывая на хлеб насущный. Он выполнял служение Божье и тогда, когда работал в плотницкой мастерской, и когда являл чудеса множеству людей. И каждый молодой человек, который следует примеру Христа, сохранявшему верность и послушание Господу в Своем непритязательном жилище, может отнести к себе слова, сказанные Отцом о Христе через Святого Духа: «Вот Отрок Мой, Которого Я держу за руку, избранный Мой, к Которому благоволит душа моя» (Ис. 42:1).

Посещение пасхальных торжеств

Евангелие от Луки, 2:41-51

У иудеев было принято считать двенадцатилетний возраст рубежом между детством и юностью. Достигнув этого возраста, еврейский мальчик уже назывался сыном закона и Бога. Перед ним открывались дополнительные возможности для религиозного образования, он мог принимать участие в священных праздниках и обрядах. В соответствии с этой традицией отрок Иисус отправился в Иерусалим на праздник Пасхи. Как и все набожные иудеи, Иосиф и Мария каждый год посещали пасхальные торжества. И когда Иисус достиг определенного возраста, они и Его взяли с собой.

В те времена у евреев было три ежегодных празднества: Пасха, Пятидесятница и праздник поставления кущей. В эти праздники весь Израиль должен был прийти и предстать пред Господом в Иерусалиме. Больше всего народу собиралось на Пасху. Приходили те иудеи, что жили в рассеянии в далеких странах. Со всех концов Палестины собиралось великое множество на поклонение Богу. Путь из Галилеи в Иерусалим занимал несколько дней, и путники объединялись в большие группы, чтобы избежать опасностей в дороге. Старики и женщины ехали на ослах или волах, ибо нелегок путь в горах. Мужчины и молодые люди шли пешком. Пасха обычно приходилась на конец марта или начало апреля, когда вся земля расцветала и оглашалась пением птиц. По дороге встречались памятные места, связанные с историей Израиля, и родители рассказывали детям о чудесах, которые некогда Бог совершил для Своего народа. Паломники шли с песнопениями, и, когда впереди показывались башни Иерусалима, голоса стекающихся со всех сторон верующих сливались в единый торжествующий хор:

«Вот, стоят ноги наши Во вратах твоих, Иерусалим... Да будет мир в стенах твоих, Благоденствие – в чертогах твоих!» Псалом 121:2, 7

Пасху начали соблюдать на заре истории израильского народа. В последнюю ночь египетского плена, когда, казалось, не было ни малейшей надежды на избавление. Бог повелел иудеям приготовиться к немедленному освобождению. Господь предупредил фараона о последней язве, которая поразит египтян, и наказал каждой израильской семье собраться в своем жилище. Помазав косяки дверей кровью заколотого агнца, они должны были испечь его и съесть с пресным хлебом и горькими травами. «Ешьте же его, – сказал Он, – так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью: это Пасха Господня» (Исх. 12:11). В полночь все первенцы египтян были убиты. Тогда их царь сказал Израилю: «Встаньте, выйдите из среды народа моего... и пойдите, совершите служение Господу, как говорили вы» (Исх. 12:31). Евреи вышли из Египта свободным народом. И тогда Господь заповедал Израилю праздновать Пасху каждый год. «Соблюдайте сие служение, – сказал Господь. – И когда скажут вам дети ваши: что это за служение? скажите: это пасхальная жертва Господу, Который прошел мимо домов сынов Израилевых в Египте, когда поражал Египтян» (Исх. 12:25-27). Так память о чудесном избавлении должна была передаваться из поколения в поколение.

После Пасхи наступал семидневный праздник опресноков. На второй день праздника приносили пред Господом сноп ячменя и первые плоды урожая. Все обряды этого праздника символизировали служение Христа. Освобождение Израиля из Египта было наглядным изображением искупления, о котором и должна была напоминать Пасха. Закланный агнец, пресный хлеб, сноп первых плодов – все изображало Спасителя.

Большинство людей, живших во дни Христа, соблюдали этот праздник в основном по традиции, формально. Но какое огромное значение он имел для Сына Божьего!

Впервые отрок Иисус видел храм, видел священников в белых одеждах, совершающих торжественное служение. Он видел обескровленную жертву на алтаре. Вместе со всеми Он склонялся в молитве, когда облако фимиама поднималось к Господу. Он был свидетелем впечатляющих обрядов пасхального богослужения. День за днем Он проникал все глубже и глубже в их смысл. Каждое ритуальное действие виделось Ему связанным с Его собственной жизнью. Новые устремления пробуждались в Его сердце. Молчаливый и сосредоточенный, Он, казалось, решал какую-то великую проблему. Ему открывалась тайна Его миссии.

Поглощенный происходящим, Он отстал от Своих родителей: Ему хотелось побыть одному. Когда пасхальное служение закончилось, Иисус задержался во дворе храма; все паломники покинули Иерусалим, Он остался один.

Когда родители Иисуса шли в Иерусалим, они хотели показать Его самым известным учителям Израиля. Хотя Он повиновался всякому Слову Господа, Его не привлекали обычаи и обряды раввинов. Иосиф и Мария надеялись, что Он исполнится почтением к ученым раввинам и будет более прилежно исполнять их требования. Но в храме Господь Сам учил Иисуса, и все полученное от Бога Он тотчас начал раздавать.

В тот день одно из помещений при храме было отведено под религиозную школу, организованную по типу древних пророческих школ. Здесь именитые учители собирались со своими учениками, туда пришел и отрок Иисус. Сидя у ног почтенных мужей, Он слушал их поучения, затем стал задавать учителям вопросы о пророчествах, связанных с пришествием Мессии.

Иисус обнаружил необыкновенную жажду познания Бога. Его вопросы побуждали собеседников размышлять о глубочайших истинах, которые являлись жизненно важными для спасения душ, но долгое время были сокрыты. Каждый вопрос Иисуса обнаруживал, насколько узки и поверхностны были познания учителей. Тогда Он Сам предлагал им Божественное поучение и открывал истину в новом свете. Раввины говорили о чудесном возвышении израильского народа, которое произойдет с пришествием Мессии, а Иисус напомнил им о пророчестве Исаии, прося объяснить смысл текстов Писания, указывавших на страдания и смерть Помазанника – Агнца Божьего.

Книжники в свою очередь задавали Ему вопросы и дивились ответам. С детским смирением Он повторял слова Писания, открывая им такие глубины, о которых ученые мужи даже и не подозревали. Если бы люди прислушались к истинам, на которые указывал юный Иисус! Тогда бы произошло пробуждение Израиля, проявился бы величайший интерес к духовному, и когда Иисус начал бы свое служение, многие были бы готовы принять Его.

Раввины знали, что Иисус не учился в их школах, однако Его понимание пророчеств далеко превосходило их собственное. В этом задумчивом галилейском мальчике они увидели большие способности. Им очень хотелось, чтобы Он стал их учеником, а в будущем – учителем в Израиле. Они собирались заняться Его образованием, полагая, что столь оригинальный ум должен формироваться под их влиянием.

Слова Иисуса так тронули их, как не трогало еще ни одно слово, сказанное людьми. Господь желал просветить вождей Израиля, и Он использовал единственное средство, которое могло привлечь их сердца. Будучи людьми гордыми, они считали ниже своего достоинства у кого-то еще учиться. Если бы Иисус пришел и попытался учить их, они отказались бы слушать Его. Но они льстили себе, думая, что это они учат Его или, по крайней мере, испытывают Его познания в Писании. Скромность и учтивость Иисуса рассеивали их предубеждения. Сами того не сознавая, они открыли свои сердца для Слова Божьего, и Святой Дух говорил им.

Раввины не могли не видеть, что их представления о Мессии расходятся со словами древних пророков. Но у них не было желания отказаться от теорий, которые питали их гордыню. Они не хотели признать, что превратно понимают Писание, толкователями которого себя считали. Они спрашивали друг друга, как может этот юноша так хорошо знать Писания, никогда не учившись. И свет светил во тьме, и «тьма не объяла Его» (Ин. 1:5).

А в это время Иосиф и Мария пребывали в горе и смятении. Уходя из Иерусалима, они потеряли Иисуса из виду и не знали, что Он остался в городе. Ведь Палестина в те годы была густо населена, караваны из Галилеи шли очень большие. Родители Иисуса покидали город в людской сутолоке, друзья и знакомые отвлекали их внимание, и они не заметили отсутствия Иисуса, пока не наступила ночь. И только остановившись для отдыха, они обнаружили, что Сына с ними нет. Думая, что Он находится где-то среди своих, они поначалу не особенно беспокоились. Хотя Он был еще совсем юным, родители полностью доверяли Ему и были уверены: когда потребуется, Иисус всегда будет готов помочь им, предупреждая их нужды, как Он всегда это делал. Но теперь у них возникли опасения. Напрасно они искали Его среди своих знакомых. Охваченные тревогой, вспомнили, как Ирод пытался уничтожить Его в детстве. Мрачные предчувствия наполнили сердца Иосифа и Марии, и они горько сетовали на себя за невнимание к Сыну.

Они решили вернуться в Иерусалим и там искать Его. На следующий день, зайдя в полный паломников храм, они услышали знакомый голос. Ошибки быть не могло – они из тысячи узнали бы его: чистый и мелодичный.

Обнаружив Иисуса в раввинской школе, Иосиф и Мария радовались, но не могли забыть свое отчаяние и беспокойство. Когда Он опять был с ними, мать сказала Ему с укоризной: «Чадо! что Ты сделал с нами? вот отец Твой и Я с великой скорбью искали Тебя».

«Зачем было вам искать меня? – ответил им Иисус, – или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» И поскольку они явно не поняли Его, Иисус показал на небо. На лице Отрока засиял свет, и родители удивились этому. Божественность на мгновение проявилась в Его человеческом естестве. Найдя Его в храме, родители слушали беседу между Ним и учителями и были изумлены Его вопросами и ответами. То, что Он говорил, пробуждало такие мысли, которые невозможно было забыть.

Вопрос, который задал Иисус Своим родителям, также содержал поучение: «Или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» Иисус уже приступил к тому делу, ради которого Он пришел в этот мир. Но Иосиф и Мария пренебрегли своим долгом. Господь оказал этим людям великую честь, доверив им Своего Сына. Святые ангелы направляли пути Иосифа, чтобы защитить и сохранить жизнь Иисуса. Родители же на целый день потеряли из виду Того, о Ком должны были заботиться каждое мгновение. И когда их волнение прошло, вместо того чтобы осудить самих себя, они упрекнули Иисуса.

Вполне естественно, что родители Иисуса видели в Нем прежде всего собственное дитя. Он ежедневно был с ними. Его жизнь во многом напоминала жизнь обычного ребенка, и родителям было трудно осознать, что Иисус на самом деле – Сын Божий. Они рисковали не оценить благословение, дарованное им через присутствие Искупителя мира. Печаль, вызванная разлукой с Ним, и мягкая укоризна в словах Иисуса должны были запечатлеть в их сознании святость долга.

Отвечая матери, Иисус впервые показал, что Он осознает Свою связь с Богом. Перед Его рождением ангел сказал Марии: «Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего; и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова вовеки, и Царству Его не будет конца» (Лк. 1:32,33). Мария сохранила эти слова в своем сердце. Но, хотя она верила, что ее Сын будет Мессией Израиля, она не вполне понимала Его предназначение в этом мире. И теперь она опять не поняла Его слов, но осознала лишь то, что Иисус отказался от родства с Иосифом и объявил Своим Отцом Бога.

Иисус не отрицал Своей связи с земными родителями. Из Иерусалима Он вернулся вместе с ними домой помогать им в трудах. Он скрывал в Своем сердце тайну Своего предназначения, покорно ожидая, когда наступит время Его служения. На протяжении восемнадцати лет после того, как Он понял, что является Сыном Божьим, Он, признавая узы, которые связывали Его с домом в Назарете, выполнял долг сына, брата, друга и гражданина.

Когда в храме Иисусу открылось Его предназначение, Он стал избегать общения со множеством людей. Ему хотелось тихо вернуться домой в окружении только тех, кто знал тайну Его жизни. Пасхальным служением Господь хотел отвлечь Свой народ от мирских забот и напомнить о чудесном избавлении из египетского плена. Господь надеялся, что люди увидят в этом чуде обещание избавления от греха. Подобно тому, как кровь закланного агнца некогда защитила дома сынов Израилевых в Египте, так и кровь Христа должна была спасти их души. Но они могли спастись через Христа только в том случае, если бы посредством веры сделали Его жизнь своей. Символическое служение только в том случае имело смысл, если оно направляло людей ко Христу как личному Спасителю. Господь желал побудить их к размышлению о миссии Христа и изучать ее с молитвой. Но когда толпы покидали Иерусалим, возбуждение от путешествия и обмен впечатлениями поглотили все их внимание, и богослужение, свидетелями которого они были, забывалось. Спасителя не влекло к общению с ними.

Возвращаясь с родителями из Иерусалима, Иисус надеялся направить их мысли на пророчества о страдающем Спасителе. Как на Голгофе Он хотел облегчить горе Своей матери, так и теперь Он думал о ней. Мария должна была стать свидетельницей Его предсмертных мук, и Иисус хотел, чтобы она поняла Его миссию и подготовилась к предстоящим страданиям, когда меч пройдет ей душу. Подобно тому, как мать три дня в тоске искала потерявшегося Иисуса, она снова потеряет Его на три дня, когда Он будет принесен в жертву за грехи. И когда Он восстанет из гроба, ее печаль снова превратится в радость. Но насколько легче она перенесла бы страдания при виде Его смерти, если бы поняла слова Писания, к которым Он пытался направить ее мысли!

Если бы Иосиф и Мария сосредоточивали свои помыслы на Боге, размышляя и молясь, они осознали бы оказанное им священное доверие и не потеряли бы из виду Иисуса. Однажды проявив небрежность, они потеряли Спасителя, и это стоило им трех дней хлопот и волнений. Так и мы, увлекшись пустыми разговорами, злоречием или пренебрегая молитвой, рискуем однажды потерять Спасителя, и тогда нам предстоит провести много дней в печальных поисках, чтобы обрести Его снова и вернуть мир, который мы утратили.

В повседневном общении друг, с другом, мы должны все время помнить об Иисусе, опасаясь равнодушного отношения к тому, что Его нет с нами. Когда мы поглощены мирскими заботами и перестаем помышлять о Том, в Ком сосредоточена наша надежда на вечную жизнь, мы разлучаемся с Иисусом и с небесными ангелами. Эти святые существа не могут оставаться там, где присутствия Спасителя не желают, а к Его отсутствию безразличны. Вот почему так часто поселяется разочарование среди тех, кто называет себя последователями Христа.

Многие посещают богослужения и чувствуют себя просветленными и утешенными Словом Господним. Но потом, пренебрегая размышлениями, бодрствованием и молитвой, они утрачивают благословение Божье и становятся более опустошенными, чем прежде. Часто они думают, что Господь жестоко поступил с ними, и не видят собственной вины. Отделяя себя от Иисуса, они лишают себя света Его присутствия.

Всем нам было бы очень полезно каждый день проводить один час в размышлении о жизни Христа. Мы должны изучать ее во всех деталях, представляя себе каждый эпизод, а особенно заключительные события. Итак, если мы сосредоточим свое внимание на Его великой жертве за нас, то наше доверие к Нему будет постоянным, наша любовь – живой, и мы глубоко проникнемся Его Духом. Если мы хотим наконец быть спасенными, то должны научиться покаянию и смирению у подножия креста.

Когда мы собираемся вместе, мы можем быть благословением друг для друга. Если мы принадлежим Христу, то наши самые желанные помышления будут о Нем. Мы с радостью будем беседовать о Нем. И когда мы будем говорить друг другу о Его любви, наши сердца смягчатся под Божественным влиянием. Созерцая Его совершенство, мы «преображаемся в тот же образ от славы в славу» (2 Кор. 3:18).

Дни борьбы

С ранних лет еврейский ребенок должен был подчиняться многочисленным требованиям раввинов. Жесткие правила регламентировали каждый шаг, вплоть до мелочей. Под руководством учителей в синагогах молодые люди усваивали бесчисленные установления, которые они, правоверные израильтяне, должны соблюдать. Но Иисус не занимался всем этим. С детства Он действовал независимо от предписаний раввинов, ибо знал Ветхий Завет. Слова: «Так говорит Господь», – всегда были у Него на устах.

Наблюдая жизнь Своего народа. Он постепенно начал понимать, что законы, по которым живет общество, часто противоречат законам Бога. Люди уклонялись от следования Слову Божьему, предпочитая собственные теории. Они соблюдали бесчисленные традиции, которые давно утратили свое духовное содержание. Такое служение было всего лишь кругом обрядов, за чертой которого остались священные истины, – им не учили верующих. Иисус видел, что подобное служение не приносило людям мира. Они не знали истинной свободы Духа, которую обретает только тот, кто служит Богу в истине. Иисус пришел, чтобы научить, в чем заключается смысл поклонения Богу, и Он не мог одобрить смешение человеческих требований и Божественных предписаний. Он не выступал против указаний или обычаев книжников, но когда Его упрекали за поведение, не обремененное этими обычаями, Он всегда объяснял Свои поступки, ссылаясь на Слово Божье.

Мягкий, кроткий и деликатный в обхождении, Иисус старался нести радость всем, с кем Ему приходилось общаться. Видя Его скромность, дружелюбие, книжники и старейшины считали, что им без труда удастся повлиять на Него. Они убеждали Его подчиниться правилам и традициям, принятым из отеческих преданий, но Он просил, чтобы они подтвердили эти предания текстами Священного Писания. Он был готов внять любому слову, исходящему из уст Божьих, но Он не мог повиноваться вымыслам человеческим. Казалось, что Иисус знает все Писание наизусть. Он раскрывал собеседникам подлинный смысл богодухновенных Книг. Раввинов задевало, что их учил отрок. Они-то претендовали на исключительное право объяснять Писания и считали, что Его долг – принимать их толкования. Их глубоко возмущало, когда Иисус не соглашался с ними.

Сами учители хорошо знали, что их предания и традиции во многом расходятся с Писанием. Они видели, что в духовном понимании Слова Божьего Иисус далеко превзошел их, и тем не менее возмущались тем, что Он не подчинялся их предписаниям. Когда им не удавалось убедить Иисуса, они искали Иосифа и Марию и жаловались на Его непокорность. Иисус молча переносил упреки и осуждение.

С ранних лет Иисус начал совершенствовать Свой характер, и даже уважение и любовь к родителям не могли заставить Его уклониться от повиновения Слову Божьему. «Так написано», – твердо объяснял Он каждый Свой поступок, отличающийся от семейных традиций. Но давление раввинов делало Его жизнь очень горькой. С юных лет Он вынужден был научиться сдержанности, быть стойким и терпеливым.

Его названные братья, сыновья Иосифа, в этом противостоянии принимали сторону раввинов. Они были согласны с тем, что традициям следует подчиняться, как если бы их установил Бог. Они даже гораздо выше ценили предписания человеческие, нежели Слово Господне, и их очень раздражало, что Иисус тонко чувствовал границу между истиной и ложью. Его строгое повиновение Божьему закону они считали упрямством. Братья Иисуса удивлялись познаниям и мудрости Иисуса, которые Он проявлял в беседах с раввинами. Они знали, что Он не учился у книжников, но не могли не признать, что Он Сам – Учитель для них. Они чувствовали, что Он превосходит их Своим образованием, но не сознавали, что Он имел доступ к древу жизни, к источнику познания, о котором они не имели понятия.

Христос не превозносил Свою исключительность. И фарисеев особенно оскорбляло то, что Он отступал от их строгих правил. Иисус видел, что религия отгорожена от общества высокими стенами разделения как нечто слишком священное для повседневной жизни. Он разрушал эти стены. Встречаясь с людьми, Он не спрашивал, какой они веры, к какой церкви принадлежат. Он являл Свою спасительную силу всем, кто нуждался в Его помощи. Он не стремился подчеркнуть Свою небесную природу, удалившись от мира в отшельническую келью, но ревностно трудился для человечества. Он учил, что библейская религия – это не умерщвление плоти, что чистая, неоскверненная вера должна проявляться не только в определенные моменты или в исключительных случаях. Всегда и везде Он проявлял живую, искреннюю заинтересованность в людях, излучая вокруг Себя свет радости и благочестия. Все это оскорбляло фарисеев: обнаруживалось, что суть религии – не в себялюбии, что нездоровая страсть к обогащению далека от подлинного благочестия. Это возбуждало в них вражду к Иисусу, и они снова и снова пытались принудить Его подчиниться их правилам.

Иисус стремился облегчить любое страдание, с которым Он сталкивался. У Него было мало денег, чтобы давать бедным, но Он часто отказывал Себе в еде, чтобы накормить тех, кто испытывал большую нужду, чем Он. Его братья видели, что авторитет Иисуса гораздо выше, чем их. Но ведь они и не хотели воспитывать в себе доброжелательность, чуткость, тактичность. Они к нищим относились высокомерно. Иисус же, разыскав этих несчастных, умел их утешить и приласкать. И когда Он облегчал их страдания, истины, которым Он учил, невольно связывались с Его делами милосердия и навсегда запечатлевались в памяти людей.

Братья были недовольны Иисусом, считая, что Он, как младший, должен во всем подчиняться им. Они обвиняли Иисуса в заносчивости, в неуважении к почитаемым в обществе учителям, священникам и старейшинам. Бывало, что и угрожали Ему, пытались запугать. Но Он шел вперед, руководствуясь Писаниями.

Иисус любил Своих братьев и относился к ним с неизменной добротой. Но они, завидуя Ему, ничему решительно не верили и презирали Его. Они не могли понять Его, поступки Иисуса казались им противоречивыми. Он был одновременно Сыном Бога и беспомощным ребенком. Будучи Творцом миров, Властелином земли, Он тем не менее жил в бедности. У Него никогда не было мирской гордости и высокомерия. Он не стремился к земному величию и удовлетворялся самым скромным положением. Братья недоумевали. Они не находили объяснения непоколебимому спокойствию Иисуса в испытаниях и лишениях. Они не знали, что ради нас Он познал нужду, «дабы мы обогатились Его нищетою» (2 Кор. 8:9). Они так же мало понимали тайну миссии Христа, как друзья Иова – смысл его унижения и страдания.

Иисус оставался не понятым Своими братьями, ибо был не похож на них. Их влекли другие идеалы. Привыкнув ориентироваться на человеческую мудрость, они отворачивались от Бога и потому не испытывали влияние Его силы в своей жизни. Религиозные обряды, которые они соблюдали, не способны были духовно преобразовать их. Они платили десятину «с мяты, аниса и тмина», но забыли «важнейшее в законе: суд, милость и веру» (Мф. 23:23). Пример Иисуса постоянно раздражал их. Ведь Иисус ненавидел в мире только одно – грех! Он не мог без боли смотреть на зло, и эту боль не умел скрывать. Слишком явным был контраст между лицемерами, под внешней набожностью лелеявшими свои грехи, и личностью, в которой всегда преобладало стремление прославить Бога. Своей жизнью Иисус осуждал зло. Ему противились и в семье, и в обществе. О Его бескорыстии и честности отзывались с иронией, а терпение и доброту расценивали как трусость.

Христу пришлось перенести все горести, которые выпадают на долю человека. Находились люди, которые презирали Его в связи с обстоятельствами Его рождения, и даже в детстве Ему приходилось выдерживать презрительные взгляды и сносить злые насмешки. И если бы Он ответил на них хотя бы одним-единственным нетерпеливым словом или взглядом, если бы Он уступил Своим братьям даже в одном злом деле, то уже не был бы совершенным образцом и не смог бы осуществить план нашего искупления. Признай Христос, что грех можно чем-то оправдать, – и сатана торжествовал бы победу, а мир навсегда погиб бы. Вот почему искуситель прилагал все силы, чтобы сделать земную жизнь Христа как можно более тяжкой и склонить Его ко греху.

Но Иисус оставался тверд: «Так написано». Он редко упрекал Своих братьев за их дурные поступки, но всегда имел для них слово от Бога. Часто, когда Иисус отказывался сделать вместе с ними что-либо запретное, Его обвиняли в трусости. Но Он опять и опять отвечал одно: «Так написано». «Вот, страх Господень есть истинная премудрость, и удаление от зла – разум» (Иов. 28:28).

Впрочем, были и люди, которые искали общества Иисуса, чувствуя умиротворение в Его присутствии; но многие избегали, потому что сама Его беспорочная жизнь была им упреком. Сверстники Иисуса склоняли Его поступать так же, как они. Он был живым и веселым юношей, с Ним охотно дружили, но одних раздражала Его совестливость, другие считали Его ограниченным и слишком прямолинейным. Иисус же терпеливо отвечал: «Написано». Сказано в Писании: «Как юноше содержать в чистоте путь свой? – Хранением себя по слову Твоему... В сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешить пред Тобою» (Пс. 118:9, 11).

Иисуса часто спрашивали: «Почему Ты ведешь себя так необычно, почему так не похож на всех?» «Написано», – отвечал Он. Сказано в Писании: «Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем. Блаженны хранящие откровения Его, всем сердцем ищущие Его. Они не делают беззакония, ходят путями Его» (Пс. 118:1-3).

Когда спрашивали Его, почему Он не участвует в развлечениях назаретской молодежи, Он, ссылаясь на Писания, отвечал: «На пути откровений Твоих я радуюсь, как во всяком богатстве. О заповедях Твоих размышляю, и взираю на пути Твои. Уставами Твоими утешаюсь; не забываю Слова Твоего» (Пс. 118:14-16).

Иисус никогда не отстаивал Свои права и часто вынужден был из-за Своей безропотности и безотказности трудиться без меры. Но никогда Он не падал духом и не унывал. Он был выше этих трудностей и жил, словно согретый светом Божьего венца. Он не мстил, когда с Ним грубо обращались, но с терпением переносил всякое оскорбление.

Его спрашивали вновь и вновь: «Почему Ты терпишь, когда так обращаются с Тобой Твои братья?» Он отвечал: «Написано», и приводил слова закона: «Сын мой! наставления моего не забывай, и заповеди мои да хранит сердце твое; ибо долготы дней, лет жизни и мира они приложат тебе. Милость и истина да не оставляют тебя: обвяжи ими шею твою, напиши их на скрижали сердца твоего, и обретешь милость и благоволение в очах Бога и людей» (Притч. 3:1-4).

С того момента как родители Иисуса нашли Его в храме, поступки Сына стали тайной для них. Он не вступал ни с кем в пререкания, но Его пример был для них постоянным уроком. Иисус, казалось, жил вне этого мира. Он был счастлив, когда оказывался наедине с природой и с Богом. Всякий раз, когда выдавалось свободное от работы время, Он отправлялся на лоно природы, чтобы там, в зеленых долинах, на склоне горы или в лесу, поразмышлять, побеседовать с Богом. Раннее утро часто заставало Его в каком-либо уединенном месте, где Он размышлял, изучал Писания или молился. После этого Он возвращался домой, чтобы выполнять Свой долг и служить примером терпеливого труда.

Христос почитал и любил Свою мать. Мария в глубине сердца верила в то, что Святое Дитя, рожденное от нее, было долгожданным Мессией, но она не решалась огласить свою веру. В течение всей Его земной жизни она разделяла Его страдания. Больно было ей видеть, сколько испытаний выпадает Ему – ребенку, юноше. Ей также пришлось немало пережить, защищая своего Сына в тех случаях, когда считала Его поведение правильным. Она была убеждена, что семейные взаимоотношения и нежная материнская забота являются жизненно важными и для формирования характера. Сыновья и дочери Иосифа знали это и, пользуясь ее озабоченностью за судьбы детей, пытались заставить Иисуса поступать так, как им хотелось.

Мария часто увещевала Иисуса, умоляя Его подчиниться указаниям раввинов. Но невозможно было убедить Его изменить привычке любоваться творениями Господа и пытаться облегчить страдания людей и животных. Когда священники и учители требовали, чтобы Мария помогла им повлиять на Иисуса, она очень переживала, но мир вновь воцарялся в ее сердце, как только Иисус напоминал ей тексты Священного Писания, оправдывающие Его поведение.

Иногда ее одолевали сомнения. Ведь братья Иисуса не верили, что Он – Посланник Божий. Но было множество доказательств Его Божественной сущности. Она видела, как Иисус жертвовал Собою ради блага других. Он нес благословение в дом. Его жизнь изменяла общество. Среди беспечных, грубых, неотесанных людей, среди нечестивых мытарей и отчаявшихся грешников, неправедных самарян, язычников-воинов, невежественных крестьян Он ходил чистый и незапятнанный. Он разделял тяготы своих ближних и передавал им то, чему Сам научился у природы: любовь, доброту и великодушие Бога.

Он каждого учил открывать в себе драгоценные таланты, которые, помогут приобрести вечные ценности. Он гнал прочь от Себя всякую суету и на Своем собственном примере учил, что каждое мгновение жизни чревато последствиями в вечности и потому время нужно беречь, как сокровище, и использовать для святых целей. Он никого не считал недостойным любви, стараясь каждой душе предложить средство спасения. Иисус в любом обществе высказывал поучение, которое было уместным для данного времени и обстоятельств. Он стремился наполнить сердца огрубевших и потерявших опору людей надеждой, уверяя их, что они могут стать безгрешными и непорочными, достигнуть совершенства, достойного детей Божьих. Он часто встречал заблудших, попавших во власть сатаны, которые не имели сил вырваться из его сетей. К отчаявшимся, обманутым, падшим Иисус приходил со словом глубокого сочувствия, говоря всегда то, что было им всего нужнее и что они могли понять. Он встречал и тех, кто ожесточенно боролся с искушениями, и ободрял их, заверяя в том, что они победят, потому что ангелы Божьи на их стороне и могут даровать им победу. И все, кому помогал Христос, были уверены: перед ними Тот, Кому можно полностью доверять – Он не выдаст тайн, которые они поведали Ему.

Иисус был целителем тела и души. Он живо откликался на любое страдание, которое встречалось Ему, и каждому страдальцу приносил облегчение. Его слова действовали подобно целебному бальзаму. Никто не мог сказать, что Он совершал чудеса, но несчастные люди испытывали на себе целительную силу любви, исходящую от Него. Так Он трудился для людей с самого детства. Вот почему, когда Он начал Свое общественное служение, очень многие были рады Ему.

Но в детстве, юности и зрелости Иисус был одинок. Он, чистый и праведный, топтал точило Один, и никого из людей не было рядом с Ним. Он взял на Себя тяжкое бремя ответственности за спасение нашего мира. Он знал, что необходимо решительно изменить принципы, которым следуют люди, направить их к иной цели. Иначе все будет потеряно. Вот что отягощало Его сердце. И никто не мог по достоинству оценить груз, принятый Христом на Себя. Поглощенный великим замыслом, Он направлял Свои усилия на то, чтобы быть «светом человеков».

Глас вопиющего в пустыне

Евангелия от Луки, 1:5-23,57-80; 3:1-18; от Матфея, 3:1-12; от Марка, 1:1-8

Предтеча Христа происходил из среды тех верных в Израиле, которые с нетерпением ожидали пришествия Мессии. Престарелый священник Захария и его жена Елисавета «оба были праведны пред Богом», и в их святой жизни свет веры сиял подобно звезде во мраке тех злых дней. Этой благочестивой чете был обещан сын, который «предыдет пред лицем Господа – приготовить пути Ему».

Захария жил в нагорной стране Иудее и приходил в Иерусалим, чтобы в течение недели совершать в храме служение, требуемое от священников каждой чреды дважды в год. «Однажды, когда он в порядке своей чреды служил пред Богом, по жребию, как обыкновенно было у священников, досталось ему войти в храм Господень для каждения».

Он стоял перед золотым жертвенником в отделении храма, названном Святое. Курился фимиам, и верующие возносили Господу молитву. Неожиданно Захария ощутил Божественное присутствие: ангел Господень стоял по правую сторону кадильного жертвенника. Такое положение ангела было знаком особой милости, но Захария не обратил на это внимания. Многие годы он молился о пришествии Искупителя. И вот, когда Небо послало вестника объявить ему, что его молитвы услышаны, милость Господня показалась ему слишком великой, чтобы поверить в нее. Он был полон страха и самоосуждения.

Но прозвучала радостная весть: «Не бойся, Захария, ибо услышана молитва твоя, и жена твоя Елисавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн; и будет тебе радость и веселие, и многие о рождении его возрадуются; ибо он будет велик пред Господом; не будет пить вина и сикера, и Духа Святого исполнится еще от чрева матери своей; и многих из сынов Израилевых обратит к Господу Богу их; и предьидет пред Ним в Духе и силе Илии, чтобы возвратить сердца отцов детям, и непокоривым образ мыслей праведников, дабы представить Господу народ приготовленный. И сказал Захария Ангелу: почему я узнаю это? ибо я стар, и жена моя в летах преклонных».

Захария хорошо знал, что и Аврааму был дарован сын в старости, потому что тот надеялся, что верен Своему слову Обещавший. И все же престарелый священник в этот момент думает о слабости человеческой, забывая о том, что Бог всегда способен исполнить то, что обещал. Какой контраст между Его неверием и простодушной детской верой Марии! Дева из Назарета на чудесную весть ангела отвечала: «Се, раба Господня; да будет мне по слову Твоему» (Лк. 1:38).

Рождение сына Захарии, так же как рождение сына Авраама и Сына Марии должно было открыть великую духовную истину – истину, которую мы медленно усваиваем и быстро забываем: сами по себе мы ничего не можем делать доброго, но то, что неподвластно нам, будет сотворено силой Господней в каждой смиренной и искренно верующей душе. Именно по вере было дано дитя обетования. Только посредством веры зарождается духовная жизнь, и мы становимся способными совершать праведные поступки.

На вопрос Захарии ангел ответил: «Я, Гавриил, предстоящий пред Богом, и послан говорить с тобою и благовестить тебе сие». За пятьсот лет до этого Гавриил открыл Даниилу пророчества, в которых шла речь о временах до пришествия Христа. Захария знал, что время это уже заканчивается, и молил о пришествии Мессии. И тот же посланник, через которого было дано пророчество, теперь пришел возвестить о его исполнении.

Слова, произнесенные ангелом: «Я, Гавриил, предстоящий пред Богом», – свидетельствуют об очень высоком положении его в небесных чертогах. Придя к Даниилу с вестью, Гавриил сказал: «И нет никого, кто поддерживал бы меня в том, кроме Михаила [то есть Христа], князя вашего» (Дан. 10:21). Спаситель говорит о Гаврииле в Откровении: «Послав оное чрез Ангела Своего рабу Своему Иоанну» (Откр. 1:1). А Иоанну ангел сказал: «Я – сослужитель тебе, и братьям твоим пророкам» (Откр. 22:9). Какая чудесная мысль: ангел, который по чести уступает лишь Сыну Божьему, избран для того, чтобы открывать грешным людям намерения Божьи!

Захария выразил сомнение в словах ангела. И тут же онемел, и остался немым до тех пор, пока они не исполнились. «И вот, – сказал ангел, – ты будешь молчать... до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил словам моим, которые сбудутся в свое время». При служении, которое как раз выпало на черед Захарии, священник должен молиться о прощении грехов народа и о пришествии Мессии. Но когда Захария приступил к своей обязанности, он обнаружил, что не может произнести ни слова.

И выйдя благословить молящихся, «он объяснялся с ними знаками и оставался нем». Люди долго ждали его и начинали уже опасаться, не постигло ли его наказание Божье. Но когда он вышел из святилища, все увидели его лицо, сияющее славой Божьей, и «поняли, что он видел видение во храме». Захария знаками объяснил им, что видел и слышал, и «когда окончились дни службы его, возвратился в дом свой».

После рождения обещанного сына «разрешились уста его и язык его, и он стал говорить, благословляя Бога. И был страх на всех, живущих вокруг них; и рассказывали обо всем этом по всей нагорной стране Иудейской. Все слышавшие положили это на сердце своем и говорили: что будет младенец сей?» Все это произошло для того, чтобы обратить внимание народа на пришествие Мессии, Которому Иоанн призван был приготовить путь.

И Святой Дух сошел на Захарию, и чудесными словами он пророчествовал о призвании своего сына:

«И ты, младенец, наречешься пророком Всевышнего, Ибо предъидешь пред лицем Господа – приготовить пути Ему, Дать уразуметь народу Его спасение в прощении грехов их, По благоутробному милосердию Бога нашего, Которым посетил нас Восток свыше, Просветить сидящих во тьме и тени смертной, Направить ноги наши на путь мира».

«Младенец же возрастал и укреплялся духом, и был в пустынях до дня явления своего Израилю». Еще до рождения Иоанна ангел сказал о нем: «Он будет велик пред Господом; не будет пить вина и сикера, и Духа Святого исполнится еще от чрева матери своей». Бог призвал сына Захарии к великому служению, самому великому, из когда-либо поручавшихся людям. Чтобы исполнить это служение, Иоанн должен был трудиться вместе с Господом, следуя указаниям ангела, чтобы не оставил его Дух Божий.

Иоанну надлежало стать вестником Иеговы и принести людям свет Божий, изменить само направление их мыслей. Он должен был запечатлеть в их сознании святость Божьих предписаний и убедить в том, что они нуждаются в Его совершенной праведности. Несущий такую весть сам должен быть святым. Ему следует стать храмом, в котором обитает Дух Божий. Для исполнения своей миссии он должен быть физически здоровым и обладать светлым умом и духовной силой. Предтече Господа надлежало смирить свои страсти и научиться так владеть собой, чтобы вопреки любым обстоятельствам стоять крепко, подобно скале в пустыне.

Иоанн Креститель пришел в мир, который захлестнули всевозможные пороки. Стяжательство, страсть к роскоши, чувственные наслаждения, чревоугодие и пьянство подрывали здоровье людей, притупляли духовное зрение, способность сопротивляться греху. Иоанн был призван изменить мировоззрение людей. Его воздержанный образ жизни, его простая одежда должны были стать живым укором тем, кто предавался излишествам. Значит, наставление, данное небесным ангелом родителям Иоанна, – это урок воздержания.

В детстве и юности личность наиболее восприимчива, это лучший момент для развития самообладания. У домашнего очага и в семейном кругу человек обретает качества, которые отзовутся в вечности. Привычки, приобретенные в ранние годы жизни, сыграют куда более серьезную роль, нежели природные дарования, в том, победит человек или проиграет в жизненной борьбе. Юность – время посева, именно она определяет, какой будет жатва в этой жизни и жизни грядущей.

Пророк Иоанн призван был «возвратить сердца отцов детям, и непокоривым образ мыслей праведников, дабы представить Господу народ приготовленный». Подготавливая путь для Первого пришествия Христа, он олицетворяет и тех, кто должен приготовить людей для Второго пришествия нашего Господа. Люди мира сего потворствуют своим похотям, в нем изобилуют заблуждения. Растет число ловушек, расставляемых сатаной, чтобы губить души. Каждому, кто желает совершать святые дела в страхе Божьем, следует научиться воздержанию и самообладанию. Желания и страсти должны находиться под контролем высших сил разума. Самодисциплина крайне важна для обретения умственной силы и духовной проницательности, которая делает нас способными понимать и соблюдать священные истины Слова Божьего. Вот почему воздержание необходимо для приготовления ко Второму пришествию Христа.

Было бы вполне естественно, если бы сын Захарии начал учиться, чтобы стать священником, но школы раввинов не подготовили бы его для служения, к которому он был призван. Поэтому Господь не послал его к богословам учиться у них толковать Писания. Господь призвал его в пустыню, чтобы он познал тайны мироздания.

Он поселился в краю бесплодных холмов, диких ущелий и горных пещер. Наслаждениям и роскоши он предпочел суровую жизнь в пустыне. Это были идеальные условия для развития в юноше чистоты духа и способности к самоотречению. Здесь, вдали от всего мирского, он мог, изучая природу, постигать откровение и тайны Божьего промысла. Его богобоязненные родители часто повторяли ему слова ангела, услышанные Захарией. С детства ему говорили о его призвании, и он всем сердцем откликнулся на святой призыв. Одиночество в пустыне оказалось для него желанным избавлением от общества, в котором почти все было пропитано подозрительностью, неверием и нечистотой. Он не уповал на собственные силы в противоборстве с искушениями и постоянно избегал соприкосновения с грехом, чтобы не утратить сознание его недопустимости.

Как назорей, посвященный Богу от рождения, он дал обет служить всю жизнь Господу. У него, как у древних пророков, была одежда из верблюжьего волоса с кожаным поясом. Он питался «акридами и диким медом», которые собирал в пустыне, и пил чистую воду из горных ручьев.

Но жизнь Иоанна не была праздной, не предавался он печали из аскетизма и уединению из гордости. Время от времени он выходил, чтобы общаться с людьми. Из своего тихого убежища он всегда с интересом наблюдал за тем, что происходит в мире. Его разум был просвещен Божественным Духом, он изучал природу людей, чтобы понять, как достичь их сердец небесной вестью, – ибо на нем лежало бремя его служения. В пустынном уединении Иоанн стремился приготовить душу к главному делу своей жизни, он много размышлял и молился.

Но даже в пустыне он не был свободен от искушений. Он делал все возможное, чтобы преградить всякий доступ к себе сатане, однако тот все же подстерегал его. Но духовное видение Иоанна оставалось ясным. Он воспитал в себе сильный и решительный характер и с помощью Святого Духа мог распознавать приближение сатаны и противостоять ему.

Пустыня была для Иоанна и школой, и святилищем. Подобно Моисею в горах Мадиамских, он был сокрыт в Боге, окружен доказательствами Божественной силы. Правда, жил он, в отличие от великого вождя Израиля, не в горах, покоряющих своей красотой и великолепием, но перед взором Иоанна расстилались высоты Моава, шумел поток Иордана, свидетельствуя о Том, Кто поставил горы и препоясал их Своей силой. Унылые и безжизненные пейзажи, окружавшие Иоанна, словно олицетворяли духовное состояние Израиля. Плодоносный некогда виноградник Господень превратился в бесплодную пустыню. Но над пустыней высилось вечное ясное небо. Перечеркивая грозовые тучи, сияла радуга – символ Божьего обетования. Так и над Израилем воссияла обещанная слава царства Мессии. Тучам гнева противостояла радуга Его завета милости.

Тихими ночами Иоанн вспоминал данное Богом Аврааму обетование о бесчисленном, как звезды на небе, потомстве. Свет зари, покрывающий позолотой горы Моава, говорил ему о Том, Кто будет рассветом «утра при восходе солнца на безоблачном небе» (2 Пар. 23:4). А в ярком полдне пророк видел все великолепие Его явления, когда «явится слава Господня, и узрит всякая плоть спасение Божие» (Ис. 40:5).

С благоговением и восторгом он искал в пророческих свитках откровения о пришествии Мессии – обещанного Семени, который поразит змея в голову; Примирителя, Который должен прийти, прежде чем царь перестанет царствовать на престоле Давидовом. Ныне пришло это время. Римский правитель восседал во дворце на горе Сион. Согласно верному Слову Господню, Христос уже родился.

Днем и ночью Иоанн Креститель изучал восторженное описание славы Мессии у Исаии-пророка: Отрасль от корня Иесеева, Царь, Который будет «дела страдальцев земли решать по истине», «покров от непогоды... тень от высокой скалы в земле жаждущей». Израиль больше не будут называть «оставленным», землю его – «пустынею», но Господь назовет Его «Мое благоволение» и землю его – «замужнею» (Ис. 11:4; 32:2; 62:4). Сердце одинокого отшельника наполнялось предчувствием грядущих событий.

Он взирал на Царя в Его красоте и забывал самого себя. Он созерцал величие святости и чувствовал себя немощным и недостойным. Он был готов идти к людям как посланник Неба, не страшась никого, потому что вручил себя воле Божьей. Теперь он мог бесстрашно стоять перед земными царями, – ведь он склонялся перед Царем царей.

Иоанн не вполне понимал сущность царства Мессии. Он жаждал освобождения Израиля от поработителей. И потому пришествие Царя праведности и становление Израиля как святого народа было его великим упованием. Он думал, что именно так исполнится пророчество, данное при его рождении:

«Помянет святый завет Свой... Небоязненно, по избавлении от руки врагов наших, Служить Ему в святости и правде пред Ним Во все дни жизни нашей».

Иоанн видел, что его народ обманут, ослеплен самодовольством, сознание людей усыплено грехом. Он стремился обратить его к праведной жизни. Весть, которую Бог поручил ему огласить, должна была пробудить израильтян ото сна, заставить содрогнуться от великого развращения. Чтобы семя Евангелия могло прорасти в сердцах, следовало прежде приготовить почву. Чтобы люди захотели искать исцеления у Иисуса, в них должно пробудиться чувство опасности греха.

Бог посылает Своих вестников не для того, чтобы они льстили грешникам. Господь не имеет намерений успокоить их, оставив в состоянии мнимой безопасности, которое чревато гибелью. Напротив, Он возлагает тяжелое бремя на совесть беззаконника и пронзает его душу стрелами осуждения. Ангелы-служители открывают человеку страшные суды Божьи, чтобы он ощутил еще глубже свою нужду и обратился к Господу с вопросом: «Что мне делать, чтобы спастись?» И тогда та рука, которая смирила во прах, поднимет кающегося. Голос, осудивший грех и посрамивший гордыню и честолюбие, с состраданием и любовью скажет: «Что ты хочешь, чтобы Я сделал тебе?»

Когда Иоанн начал свое служение, в народе царили гнев и недовольство, грозившее восстанием. После смещения царя Архелая Иудея оказалась под непосредственной властью Рима. Тирания римских правителей, их решительные намерения ввести в обиход евреев языческие символы и установления породили мятеж, который был потоплен в крови тысяч самых смелых людей Израиля. Все это усилило ненависть народа к Риму и укрепило стремление израильтян сбросить имперское иго.

В разгар всех этих борений из пустыни раздался из пустыни суровый, но дарующий надежду голос: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». Новая и необычная сила этого голоса тронула народ. Пророки предсказывали пришествие Христа как событие далекого будущего, и вот выясняется, что оно близко! Сам Иоанн видом своим напоминал древних пророков. И поведением, и одеждой он был похож на пророка Илию. В духе и силе Илии Иоанн обличал развращенный народ и осуждал распространившиеся грехи. Иоанн проповедовал так смело и горячо, что многие видели в нем одного из прежних пророков, восставших из могилы. Весь народ взволновался. Люди толпами стекались в пустыню послушать пророка.

Иоанн провозгласил пришествие Мессии и призвал народ к покаянию. Он крестил людей в водах Иордана, что символизировало очищение от греха. Иоанн хотел показать иудеям, считающим себя избранным Божьим народом, что они осквернены грехом и без очищения сердца не могут войти в Царство Мессии.

Князья, раввины, воины, мытари, крестьяне – все приходили послушать пророка. Божье предостережение тревожило их. Многие покаялись и приняли крещение. Люди самых разных сословий и званий покорились требованиям Крестителя, желая приобщиться к Царству, о котором он возвещал.

Приходили многие книжники и фарисеи, исповедовали свои грехи и просили крестить их. Они считали себя высшим сословием и всячески поддерживали мнение о своем исключительном благочестии. Теперь же обнажались их тайные проступки. Дух Святой открыл Иоанну, что многие из этих людей не совершили истинного покаяния. Они ловко приспособились к новым обстоятельствам. Представляясь друзьями пророка, эти лицемеры надеялись обрести благоволение грядущего Царя. Принимая крещение у популярного в народе молодого учителя, они рассчитывали усилить свое влияние на людей.

Иоанн встретил их резким вопросом: «Порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотворите же достойный плод покаяния, и не думайте говорить о себе: "отец у нас Авраам"; ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму».

Иудеи неправильно толковали Божье обетование о вечном благоволении к Израилю: «Так говорит Господь, Который дал солнце для освещения днем, уставы луне и звездам для освещения ночью, Который возмущает море, так что волны его ревут. Господь Саваоф – имя Ему. Если сии уставы перестанут действовать предо Мною, говорит Господь, то и племя Израилево перестанет быть народом предо Мною навсегда. Так говорит Господь: если небо может быть измерено вверху, и основания земли исследованы внизу, то и Я отвергну все племя Израилево за все то, что они делали, говорит Господь» (Иер. 31:35-37). Евреи считали, что происхождение от Авраама давало им право претендовать на это обетование. Но они упустили из виду условие, которое оговорил при этом Господь. Прежде чем дать это обетование. Он сказал: «Вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом... потому что Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более» (Иер. 31:33, 34).

Благоволение Божье обещано только тем, у кого в сердце написан Его закон. Они – одно с Ним. Но иудеи сами отделились от Господа. Из-за своих грехов они страдали от Божьих судов и по той же причине оказались в зависимости от язычников. Их ум был омрачен беззаконием, а поскольку в прошлом Господь являл к ним великую милость, они оправдывали этим свои грехи. Они обольщались, считая себя лучше других, и присваивали себе Его благословения.

Все это написано «в наставление нам, достигшим последних веков» (1 Кор. 10:11). Как часто мы неверно истолковываем благословения Господни и льстим себе, думая, что заслужили Его милость какой-либо добродетелью. Мы не позволяем Богу сделать для нас то, что Он жаждет свершить. Его дары используются нами для самоугождения, наши сердца ожесточаются в грехе и неверии.

Иоанн упрекал учителей Израиля в том, что их гордыня, эгоизм и жестокость уподобили их порождениям ехидны, сделали смертельным проклятием для народа, а не детьми праведного и покорного Авраама. Им, получившим свет от Бога, это было более непростительно, чем язычникам, над которыми они так превозносились. Они забыли скалу, из которой были высечены, и ров, из которого были извлечены. Господь ни от кого не зависит при осуществлении Своей цели. Подобно тому как Он призвал из языческой среды Авраама, так же мог Он избрать для служения и других. Сердца их могут сейчас быть нечувствительными, точно камни в пустыне, но Святой Дух способен пробудить этих людей к свершению Его воли и исполнить на них Свое обетование.

«Уже, – сказал пророк, – и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь». Ценность дерева определяется не породой, а плодами, которые оно приносит. И если плоды худые, то благородное имя не спасет дерево от уничтожения. Иоанн объявил иудеям, что их положение перед Богом должно определяться их помыслами и делами. Исповедание веры лишь на словах – бесполезно. Если жизнь людей не находится в гармонии с законом Божьим, они не являются Его народом.

Вдохновенные речи Иоанна звучали обличительно. Задетые за живое слушатели подходили к нему и спрашивали: «Что же нам делать?» И он отвечал: «У кого две одежды, тот дай неимущему; и у кого есть пища, делай то же». Он предостерегал мытарей от неправедных поборов и воинов – от насилия.

Каждый, кто желает стать подданным Царства Христа, сказал Иоанн, должен засвидетельствовать это своей верой и покаянием. Тогда человек приобретает такие черты, как доброта, честность и верность. Он будет служить нуждающимся и приносить Богу свои дары. Он будет спасать беззащитных и подавать другим пример благородства и сострадания. Так последователи Христа покажут своей жизнью преобразующее влияние силы Духа Святого. Они почувствуют в своей повседневной жизни справедливость, милосердие и любовь Господа. Иначе они будут подобны соломе, брошенной в огонь.

«Я крещу вас в воде в покаяние, – сказал Иоанн, – но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем» (Мф. 3:11). Пророк Исаия провозгласил, что Господь очистит Свой народ от беззакония «духом суда и духом огня». Бог сказал Израилю так: «И обращу на тебя руку Мою, и, как в щелочи, очищу с тебя примесь, и отделю от тебя все свинцовое» (Ис. 4:4; 1:25). По отношению ко греху, где бы он ни обнаруживался, «Бог наш есть огонь поядающий» (Евр. 12:29). Во всех, кто покорится Его силе, Дух Божий искоренит грех. Но если люди лелеют свой грех, они становятся одно с ним. Тогда слава Божья, которая уничтожает грех, уничтожит и их. После того как Иаков всю ночь боролся с ангелом, он воскликнул: «Я видел Бога лицом к лицу, и сохранилась душа моя» (Быт. 32:30). Иаков совершил тяжкий грех по отношению к Исаву, но он покаялся. Его беззаконие было ему прощено, а его грех – омыт. Поэтому он смог вынести откровение Божьего присутствия. Но всякий раз, когда люди приходят к Богу, лелея зло в сердце, они погибают. При Втором пришествии Христа беззаконники будут уничтожены «Духом уст Его» и истреблены «явлением пришествия Его» (2 Фес. 2:8). Свет славы Господней, который дает жизнь праведным, убьет нечестивых.

Во времена Иоанна Крестителя Христос был готов прийти к людям, чтобы открыть им Бога. Само Его присутствие должно было обнаруживать перед людьми их грех. Только пожелавшие очиститься от греха, могли войти с Ним в общение. В Его присутствии могли находиться только чистые сердцем.

Так Иоанн Креститель принес Израилю Божью весть. Многие послушались Его наставлений и жертвовали всем, чтобы повиноваться ему. Множество людей следовало за новым учителем, ходившим по разным селениям с проповедью, в надежде, что он и есть Мессия. Но Иоанн, общаясь с людьми, использовал любую возможность, чтобы обратить их внимание на Того, Кто должен прийти.

Крещение

Евангелия от Матфея, 3:13-17; от Марка, 1:9-11; от Луки, 3:21, 22

Весть о пророке из пустыни и его чудесном учении распространилась по всей Галилее. Проповеди Иоанна достигли самых отдаленных горных селений и рыбацких поселков у моря и нашли самый искренний отклик в простых сердцах. Долетела весть и до мастерской плотника Иосифа в Назарете. И понял Иисус, что этот призыв обращен к Нему. Его время пришло. Отложив работу. Он попрощался с матерью и пошел вместе со Своими земляками, которые толпами направлялись к Иордану.

Иисус и Иоанн Креститель были двоюродными братьями; обстоятельства рождения их очень схожи. Однако они не знали друг друга. Иисус жил в Назарете Галилейском, а Иоанн обитал в пустыне Иудейской. Даже встретиться им ни разу не привелось. Такова была воля Провидения. Необходимо было исключить всякий повод к обвинению в том, что они заранее договорились поддерживать друг друга.

Иоанн знал о событиях, ознаменовавших рождение Иисуса. Он слышал о том, что в отрочестве Иисус ходил в Иерусалим и о Его удивительной беседе с раввинами. Иоанн знал о Его безгрешной жизни и верил, что Иисус и есть обещанный Мессия. Но никаких подтверждений своей вере не имел, потому что Иисус до сих пор никак не проявлял Своего призвания, и это давало повод сомневаться: действительно ли Он Обетованный Мессия? И тем не менее Иоанн Креститель с верой ожидал, зная, что в определенное Богом время все станет ясно. Ему было открыто, что Мессия придет к нему, чтобы креститься, что будет дано знамение Его Божественной сущности. Таким образом он сможет представить Христа людям.

Когда Иисус появился у Иордана, для Иоанна стала очевидной чистота и духовное совершенство пришедшего креститься. Само Его присутствие освящало все вокруг и побуждало к благоговению. В толпе, собравшейся у Иордана, Иоанн видел немало людей с преступным прошлым, немало отягченных многочисленными грехами. Но с человеком, от Которого исходила бы Божественная энергия, он никогда не встречался. Все это соответствовало откровению, полученному Иоанном о Мессии. Однако он не решался выполнить просьбу Иисуса. Как мог он, грешный, крестить Безгрешного? Почему Тот, Кто не нуждался в покаянии, пришел исполнить обряд, символизирующий очищение от греха?

Когда Иисус просил крестить Его, Иоанн отказался, воскликнув: «Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?» Иисус же ответил кротко и твердо: «Оставь теперь; ибо так надлежит нам исполнить всякую правду». Иоанн уступил Его просьбе, они вошли в реку, и Креститель погрузил Христа в воду. «Иисус тотчас вышел из воды, – и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, который сходил, как голубь, и ниспускался на Него».

Иисус принял крещение не в знак покаяния в Своих грехах. Он уподобился грешникам и совершил то, что мы должны совершить, исполнил то, что мы должны исполнить. Его жизнь после крещения, исполненная страданий и безграничного терпения, также является для нас примером.

Выйдя из воды, Иисус, преклонил колена и молился на берегу реки. Начинался новый, самый важный этап в Его жизни. Теперь Он вступал на широкую арену общественного служения. Его ожидала борьба. Хотя Он был Князем мира, Его приход знаменовал начало борьбы. Царство, которое Он пришел установить, совсем не то, какого ожидают иудеи. На Того, Кто дал Израилю религиозные и гражданские законы, отныне будут смотреть как на ниспровергателя основ и преступника. Тот, Кто провозгласил закон на горе Синай, будет осужден как нарушитель закона. Иисуса, Который пришел сокрушить власть сатаны, объявят Вельзевулом. Не было человека на земле, который правильно понял бы Его. Свое служение Он должен был совершить один. Ни мать, ни братья не понимали Его миссии. Даже ученики не способны были понять Учителя. Христос обитал в вечном свете и был одно с Отцом, но на земле Ему предстояло жить в духовном одиночестве.

Став одно с нами, Он должен был понести бремя нашей вины и горя. Безгрешному суждено пережить позор греха. Миролюбец обретался среди враждующих, истина – рядом с ложью, чистота – в окружении порока. Всякий грех, распри, похоть, порождающая беззаконие, были для Него настоящей пыткой.

Он должен был пройти Свой путь один, в одиночестве нести Свое бремя. На Нем, оставившем всю Свою славу и принявшем немощь человеческую, теперь лежала ответственность за искупление мира. Он все это осознавал, но был непоколебим в достижении цели. От Него зависело спасение падшего рода человеческого, и Он протянул пуку погибающим, предложив им Всемогущую Любовь.

Когда Спаситель изливал Свою душу в молитве. Его взор, казалось, проникал небеса. Он хорошо знал, до какой степени грех ожесточил сердца людей и как трудно им будет понять Его миссию и принять дар спасения. Он молит, чтобы Отец дал Ему силу победить их неверие, разорвать цепи, которыми сатана сковал их, и одолеть губителя. Иисус просит Бога послать знак, свидетельствующий, что Он принимает человечество в лице Своего Сына.

Подобной молитвы ангелы никогда не слышали. Они жаждут принести своему возлюбленному Повелителю весть утешения и надежды. Но Бог Отец Сам ответил на просьбу Своего Сына! От самого престола исходят лучи Его славы. Небеса разверзаются, и на Спасителя нисходит чистейший свет в образе голубя, это символ, соответствующий Христу – Кроткому и Смиренному.

Из огромного множества людей, собравшихся у Иордана, только немногие видели это знамение небес, но величие Божественного присутствия коснулось всех собравшихся. Люди стояли молча и пристально смотрели на Христа. Его лик сиял тем светом, который всегда окружает престол Божий. Его обращенное к небу лицо было озарено славой, которую им никогда не приходилось видеть ни на одном человеческом лице. С небес раздался голос: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение».

Свидетельство Неба было дано для того, чтобы пробудить веру у очевидцев происшедшего и поддержать Спасителя в Его миссии. Несмотря на то, что грехи мира были возложены на Христа, несмотря на унижение, которому Он подверг Себя, приняв нашу падшую природу, небесный голос назвал Его Сыном Вечного Бога.

Иоанн был глубоко тронут, увидев Иисуса, смиренно склоненного и со слезами молящего Отца о том, чтобы Он явил Ему Свое благоволение. И когда слава Божья озарила Христа, когда раздался голос с небес, Иоанн понял, что это знак, посланный Богом. Теперь он знал, что крестил Искупителя мира. Дух Господень почил на Нем. Иоанн простер к Иисусу руку и возвестил: «Вот Агнец Божий, Который берет на себя грех мира».

Никто из слышавших слова «Агнец Божий» и даже сам говоривший, не поняли их значения. На горе Мориа Исаак спросил Авраама: «Отец мой! ...Где же агнец для всесожжения?» Авраам ответил: «Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой» (Быт. 22:7,8). И в овне, посланном Богом для жертвоприношения, Авраам увидел символ Того, Кто должен однажды умереть за грехи людей. Святой Дух через пророка Исаию возвестил о Спасителе, используя образное сравнение: «Как овца, веден был Он на заклание», «и Господь возложил на Него грехи всех нас» (Ис. 53:7,6). Но народ израильский не понял, чему его учил Господь. Многие даже не видели различия между жертвой Богу и языческими жертвоприношениями. Подобно идолопоклонникам, израильтяне считали животных, приносимых ко всесожжению, лишь дарами, которыми можно умилостивить божество. Господь же хотел показать им, что, движимый любовью, Он Сам посылает Дар, примиряющий с Ним.

Слова, сказанные Христу на Иордане: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение», – относятся и к нам. Господь говорил их Иисусу как представителю каждого из нас. Несмотря на все наши грехи и слабости, мы все же не отвергнуты Богом как недостойные, потому что «Он облагодетельствовал нас в Возлюбленном» (Еф. 1:6). Слава, которая почила на Христе, – залог того, что Бог любит нас, свидетельство силы молитвы: Бог слышит наш голос, наши прошения принимаются в небесных обителях. Грех разобщил Небо и землю, нарушил связь между ними, но Иисус вновь соединил землю с Царством славы. Его любовь объяла человека и достигла небес. Свет, осиявший нашего Спасителя с небесной высоты, освещает и нас, когда мы молим о помощи, чтобы победить искушение. Тот же голос, который обратился к Иисусу, говорит каждому верующему: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение».

«Возлюбленные! мы теперь дети Божий; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть» (1 Ин. 3:2). Наш Искупитель проложит путь, и если по нему пойдут самые грешные, самые нуждающиеся, самые презренные и угнетенные, они смогут прийти к Отцу. Каждый сможет войти в те обители, которые Иисус пошел приготовить. «Так говорит Святый, Истинный, имеющий ключ Давидов, Который створяет – и никто не затворит, затворяет – и никто не отворит... Вот, Я отворил пред тобою дверь, и никто не может затворить ее» (Откр. 3:7, 8).

Искушение

Евангелия от Матфея, 4:1-11; от Марка, 1:12,13; от Луки, 4:1-13

«Иисус, исполненный Духа Святого, возвратился от Иордана и поведен был Духом в пустыню». У Марка об этом сказано более многозначительно: «Немедленно после того Дух ведет Его в пустыню. И был Он там в пустыне сорок дней, искушаемый сатаною, и был со зверями; и Ангелы служили Ему», «и ничего не ел в эти дни».

Дух Божий вел Иисуса в пустыню для искушения. Сам Иисус не навлекал на Себя соблазна. Он отправился в пустыню, чтобы в одиночестве поразмыслить о Своей миссии. Постом и молитвой Он хотел приготовить Себя к совершению жертвенного пути, который Ему предстоял. Сатана, увидев, что Спаситель уединился в пустыне, решил – теперь самое подходящее время приступить к Нему.

В схватке Князя света и князя тьмы решалась судьба нашего мира. После того как сатана ввел человека в грех, он претендовал на землю как на свою собственность и считал себя князем этого мира. Подчинив себе наших прародителей, он думал установить здесь свое царство, утверждая, что люди сами избрали его своим господином. Покорив их, он владычествовал над всем миром. Христос пришел, чтобы отвергнуть все притязания сатаны. Став Сыном Человеческим, Он должен сохранить верность Богу и этим доказать, что сатана не имеет полной власти над человечеством, что его притязания на наш мир ложны. Каждый, кто захочет освободиться от его власти, обретет свободу. Право на владение землей, которое Адам утратил в результате грехопадения, будет восстановлено.

С тех пор как змею в Едеме было сказано: «И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее» (Быт. 3:15), – сатана знал, что у него нет абсолютной власти над миром. Он увидел, что в людях действует сила, которая способна противостоять его влиянию. Сатана внимательно наблюдал, как приносили жертвы Адам и его сыновья. В этих обрядах он видел символ общения между Небом и землей, и он решил разрушить это общение. Он представил Бога в ложном свете и неверно истолковал обряды, которые указывали на Спасителя. Он посеял в людях страх перед Богом, внушая им, будто Господь радуется их гибели. Жертвы, предназначенные являть любовь Бога к людям, теперь приносились в умилостивление Его гнева. Сатана возбуждал в людях злые страсти, чтобы упрочить свою власть над ними. Когда появилось Священное Писание, сатана изучил пророчества о пришествии Спасителя и методично, поколение за поколением вводил в заблуждение людей, лишая их способности понять эти пророчества, чтобы люди отвергли Христа, когда Он придет.

И когда Иисус родился, сатана понял: пришел Тот, Кто имел Божественное поручение оспорить его владычество. Он испугался ангельской вести, удостоверяющей могущество новорожденного Царя. Сатане известно было, какое положение занимал на небе Христос, возлюбленный Сын Небесного Отца; и то, что Сын Божий должен прийти на эту землю как человек, наполняло его изумлением и страхом. Он не мог постичь тайну великой жертвы. Его эгоистической натуре претила такая любовь к обманутому человеческому роду. Люди очень смутно представляли себе славу и мир на небе, а тем более – радость общения с Богом. Люцифер же – осеняющий херувим – прекрасно все это знал. И с тех пор как он потерял Небо, он решил мстить Богу, способствуя падению людей, чтобы они разделяли его участь. Он добивался этого, побуждая род людской недооценивать небесные истины и прилепляться сердцем к земному.

Не без препятствий Повелителю небес предстояло приобрести души человеческие для Своего Царства. С тех пор как Он родился в Вифлееме, сатана постоянно преследовал Его. Во Христе был явлен образ Божий, и на советах у сатаны было решено непременно одолеть Христа. Ни одно человеческое существо, рожденное в нашем мире, не избежало обольщений искусителя. Все силы сатанинского сборища были брошены против Христа, чтобы противодействовать Ему и, если возможно, одержать победу.

Сатана присутствовал при крещении Спасителя. Он видел славу Отца, осенившую Сына. Он слышал голос Иеговы, свидетельствующий о Божественной природе Иисуса. Со времени грехопадения Адама человеческий род был лишен возможности непосредственно общаться с Богом. Это общение между Небом и землей осуществлялось через Христа, а теперь, как сказал Сам Бог Отец, Иисус пришел «в подобии плоти греховной» (Рим. 8:3). До этого Он общался с человечеством через Христа, теперь же общается с человечеством во Христе. Так как грех вызывает отвращение у Бога, сатана надеялся, что земля будет навсегда разделена с Небом. Но теперь было очевидно, что связь между Богом и человеком восстановилась.

Сатана понял, что он должен либо победить, либо потерпеть окончательное поражение. Эта борьба была слишком серьезной, чтобы доверить ее своим ангелам-единомышленникам, он вступил в сражение сам. Все силы ада были брошены против Сына Божьего. Христос стал мишенью для сатаны.

Многие считают, что борьба между Христом и сатаной не имеет прямого отношения к их собственной жизни, не затрагивает их. Увы! Эта борьба разгорается снова и снова в каждом человеческом сердце. Никто не может покинуть лагерь сторонников зла ради служения Богу, не испытав противодействия сатаны. Соблазны, которым сопротивлялся Христос, те же самые, которые кажутся нам столь трудно преодолимыми. А для Него эти соблазны были сильнее -настолько, насколько Он совершеннее нас с вами. На Нем лежало страшное бремя грехов всего мира, но Христос одержал победу над чревоугодием, любовью к мирскому, к земной славе, которая рождает самонадеянность. Те же искушения, перед которыми не устояли Адам и Ева, легко побеждают и нас.

Сатана уверял, что грехопадение Адама – доказательство несправедливости Божественного закона и невозможности исполнить его заповеди. Христос должен был искупить падение Адама, облекшись в человеческую плоть. Но когда искуситель соблазнял Адама, естество первого человека не было ослаблено грехом. Он находился в расцвете сил, в полноте умственного и физического развития. Его окружала слава Едема, он ежедневно общался с небесными существами. Когда же Иисус пошел в пустыню бороться с сатаной, все было иначе. Человеческий род за четыре тысячи лет ослаб и физически, и нравственно. Деградация коснулась и умственных способностей. Христос принял на Себя немощи вырождающегося человечества, ибо только таким путем Он мог спасти человека от глубочайшей пропасти падения.

Многие считают, что Христос вообще не был подвержен искушению, но в таком случае Он не смог бы занять место Адама и одержать победу там, где Адам потерпел поражение. И если бы человека постигали испытания хоть на йоту более трудные, чем те, что перенес Христос, тогда Он не сумел бы помочь нам. Но наш Спаситель принял человеческое естество во всем его физическом несовершенстве. Он облекся в человеческую природу, которой свойственно поддаваться искушению. Нам не грозят испытания, в которых бы Он не выстоял.

В основе первого великого искушения Христа (как и святой четы в Едеме) лежало чревоугодие. С чего началось падение, с того должно было начаться и наше искупление. В чем Адам пал, потворствуя своим вожделением, в том должен был победить Христос. «И, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал. И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Он же сказал ему в ответ: написано: «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих».

От времени Адама до дней Христа потворство своим вожделениям постоянно усугубляло силу плотских желаний, пока они не приобрели над человеком практически неограниченную власть. Люди настолько деградировали, что собственными силами не способны преодолеть свои страсти. Ради человека Христос выстоял, одержав победу в чрезвычайно суровом испытании. Ради нас Он проявил самообладание, которое пересилило голод и страх смерти. Эта первая победа означала, что одержан верх и в других сферах, которые неизбежно затрагиваются во всех наших схватках с силами тьмы.

Когда Иисус пришел в пустыню. Он был окружен славой Отца. Поглощенный общением с Богом, Он возвысился над человеческой слабостью. Но слава Отца отошла от Него, и Он остался один на один с искушением. Оно давило на Него каждую минуту. Человеческая природа Христа содрогалась при мысли о предстоящей борьбе. Сорок дней Он постился и молился. Истощенный, слабый от голода, уставший, измученный душевными страданиями. Он «был обезображен паче всякого человека лик Его, и вид Его – паче сынов человеческих» (Ис. 52:14). Лукавому представилась редкая возможность, он решил, что теперь-то он победит Христа!

И вот как бы в ответ на молитвы Спасителю явился некто – по виду ангел небесный – и заявил, что послан Богом сообщить Ему: пост окончен, что подобно тому как Господь послал ангела, чтобы удержать руку Авраама от жертвоприношения Исаака, Отец Небесный, удовлетворенный готовностью. Иисуса вступить на обагренный кровью путь, послал ангела, чтобы прекратить пост. Такова была весть, принесенная Иисусу. Спаситель ослабел от голода. Ему очень хотелось есть, и как раз в это время к Нему подступил сатана. Указывая на камни в пустыне, по виду напоминающие хлебы, искуситель сказал: «Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами».

Несмотря на то, что он выглядел как ангел света, первые же слова выдали его истинную суть. «Если Ты Сын Божий...» В этих словах кроется недоверие. Если бы Иисус отозвался на них, то Сам разделил бы сомнение. Искуситель намеревался покорить Христа тем же способом, что с успехом применил к первым людям. Как хитро сатана приступил к Еве в Едеме! «Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» (Быт. 3:1). Лукавый не исказил заповеданного Господом, речи его выражали недоверие к словам Божьим. Он стремился внушить Еве мысль о том, что Бог не сделает обещанного, потому что запрет прикасаться к чудесному плоду противоречит Его любви к человеку. И теперь искуситель намеревался внушить Христу тот же ход мыслей. «Если Ты Сын Божий...», – он произносит эти слова с плохо скрытым раздражением и недоверием. Как может Бог так обращаться со Своим Сыном? Оставить Его в пустыне наедине с дикими зверями, без пищи, без друзей, без утешения!... Сатана намекает на то, что Бог на самом деле не хотел, чтобы Его Сын оказался в таком положении. «Если Ты Сын Божий», яви Свою силу и освободи Себя от мучительного голода. Повели этому камню превратиться в хлеб.

Сатана помнил слова, донесшиеся с неба: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф. 3:17). Но он был исполнен решимости заставить Христа усомниться в этом свидетельстве. Бог заверил Иисуса в Его Божественном предназначении. Иисус пришел, чтобы жить как человек среди нас, и Бог подтвердил Его связь с Небом. Если бы можно было поколебать доверие Христа Богу, сатана был бы уверен, что победа в великой борьбе на его стороне. Он мог бы победить Иисуса. Он надеялся, что, упавший духом и смертельно голодный Христос утратит веру в Своего Отца и совершит чудо для Себя. Если бы Он сделал это, план спасения был бы разрушен.

Впервые столкновение между сатаной и Сыном Божьим произошло, когда Христос был Повелителем небесных воинств. Тогда зачинщик восстания на небесах, сатана, был низвержен. Теперь они как бы поменялись местами, и сатана стремился извлечь преимущества из своего положения. Один из самых могущественных ангелов, сказал он Христу, был изгнан с небес. Вид Иисуса свидетельствует о том, что Он и есть тот падший ангел, забытый Богом и оставленный людьми. Божественное существо может подтвердить свою Божественность с помощью чуда: «Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами». Такое проявление творческой силы, настаивает искуситель, будет достаточным доказательством Божественности, и положит конец спору.

В молчании, не без внутренней борьбы слушал Иисус величайшего из обманщиков. Сын Божий не должен был доказывать сатане Свою Божественность или объяснять ему причину Своего уничижения. Уступка требованиям падшего ангела не принесла бы добра людям и не прославила бы Бога. Если бы Христос подчинился требованию врага, сатана все равно сказал бы: сотвори знамение, чтобы мне поверить, что Ты Сын Божий. Никакое доказательство не смогло бы уничтожить дух возмущения в его сердце. И Христос не должен был проявлять Божественную силу ради Своего благополучия. Он пришел, чтобы перенося испытания, как это должны делать мы, оставить нам пример веры и покорности. Иисус никогда не творил чудес для Своего собственного блага: ни тогда, в пустыне, ни в иных ситуациях во все годы Своей земной жизни, но был щедр на них ради других. Иисус узнал сатану и потому не поддался искушению и даже не вступил с ним в спор. Помня о гласе с небес, Он покоился в любви Своего Отца. Он не желал уступать искусителю.

Иисус встретил сатану словами Писания. «Написано», – сказал Он. Во время каждого искушения оружием Христа было Божье Слово. Сатана требовал от Христа чуда в качестве подтверждения Его Божественности. Но неоспоримым знамением, более сильным, чем все чудеса, было твердое упование на Бога: «Так говорит Господь». И до тех пор, пока Христос руководствовался Словом Божьим, искуситель не мог достигнуть своего.

Когда силы Христа были на пределе, дьявол обрушил на Него самые жестокие искушения, рассчитывая одолеть Его. Таким способом он уже одерживал победу над людьми. Когда физические силы оставляют человека, воля его слабеет, и он теряет веру, помогающую ему полагаться на Бога, и тот, кто долго и мужественно стоял за правду, сдается. Моисей, утомленный сорокалетним скитанием Израиля, в какой-то момент перестал уповать на бесконечную силу – и потерпел поражение у самых границ обетованной земли. Подобное случилось и с Илией, который бесстрашно стоял перед царем Ахавом и перед всем народом израильским, возглавляемым четырьмястами пятьюдесятью пророками Ваала. После того страшного дня на горе Кармил, когда лжепророки были умерщвлены и народ засвидетельствовал свою верность Богу, Илия, спасаясь от угроз идолопоклонницы Иезавели, бежал. Так сатана пользовался слабостью человеческой, и поныне он действует подобным образом. Когда над нами сгущаются тучи, когда мы оказываемся в затруднительных обстоятельствах, когда нас постигает несчастье или бедность, сатана тут как тут со своими искушениями и нападками. Он использует наши слабые стороны. Он старается поколебать наше доверие к Богу, Который допускает такое положение вещей. Он стремится пошатнуть нашу веру в Бога, искушает сомнениями в любви Господней. Часто искуситель подходит к нам, как подошел ко Христу, пугая нас нашими слабостями и немощами. Он надеется, что ему удастся лишить нас мужества и прервать нашу связь с Богом. Тогда он уверен, что жертва – в его власти. Но если мы научимся противостоять ему, то избежим многих поражений. Вступая же хотя бы в переговоры с врагом, мы даем ему преимущество.

Когда Христос сказал искусителю: «Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих», – Он повторил те слова, которые четырнадцать веков назад сказал Израилю: «Вел тебя Господь, Бог твой, по пустыне, вот уже сорок лет... Он смирял тебя, томил тебя голодом и питал тебя манною, которой не знал ты и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа, живет человек» (Втор. 8:2,3).

В пустыне, когда запасы пищи кончились, Господь послал своему народу манну небесную, и люди отныне были обеспечены пропитанием в достатке. Этот опыт должен был их научить, что до тех пор, пока они доверяются Господу и ходят Его путями, Он не оставит их. Оказавшись в пустыне, Спаситель Сам исполнил то, что повелел Израилю. Слово Божье помогло народу израильскому, и то же Слово было послано, чтобы поддержать Иисуса. Он ожидал, когда Бог облегчит Его участь. Он уединился в пустыне, потому что повиновался Богу, и не желал принимать пищу, как предлагал Ему сатана. Перед всей Вселенной Он засвидетельствовал, что лучше претерпеть страдания до конца, чем уклониться хотя бы в малом от воли Божьей.

«Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом Божиим». Часто последователь Христа оказывается в условиях, не позволяющих ему одновременно служить Богу и продолжать заниматься своими мирскими делами. Иногда кажется, что, повинуясь заповедям Божьим, он может лишиться материального достатка, и сатана попытается внушить человеку: вот случай, когда ты должен пожертвовать своими убеждениями. Но единственное, на что мы можем смело положиться в этом мире, – Слово Божье. «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам». В земной жизни отступление от воли нашего Небесного Отца приносит несчастья. И когда мы убедимся в силе Его слова, то не будем внимать внушениям сатаны и думать только о пропитании или спасении собственной жизни. Оказавшись в трудной ситуации, мы зададимся вопросом: что говорит Бог, каково Его обетование? Зная ответ на этот вопрос, мы будем повиноваться первому и доверяться второму.

Во время последней великой схватки с сатаной верные Богу увидят, что они лишены всякой человеческой поддержки. Поскольку они откажутся нарушить Его закон в угоду земным властям, им будет запрещено покупать и продавать, и в конце концов они будут приговорены к смерти (см. Откр. 13:11-17). Но верному дано обетование: «Тот будет обитать на высотах; убежище его – неприступные скалы; хлеб будет дан ему; вода у него не иссякнет» (Ис. 33:16). Дети Божьи будут живы этим обетованием, когда землю постигнет опустошительный голод. «Не будут они постыжены во время лютое и во дни голода будут сыты» (Пс. 36:19). Пророк Аввакум видел эти бедственные времена, и его слова выражают веру церкви: «Хотя бы не расцвела смоковница и не было плода на виноградных лозах, и маслина изменила, и нива не дала пищи, хотя бы не стало овец в загоне и рогатого скота в стойлах, – но и тогда я буду радоваться о Господе и веселиться о Боге спасения моего» (Авв. 3:17-18).

Самое важное, чему мы можем научиться на примере первого великого искушения нашего Господа, – это урок о господстве над желаниями и страстями. Во все века искушения, взывающие к чувствам плотского человека, более всего развращали и унижали род земной. Невоздержанность – вот средство, которым сатана разрушает умственные и нравственные силы, данные Господом человеку как бесценный дар. А потому человек становится не способным понять вечные ценности. Насаждая чувственные желания, сатана стремится стереть с души всякий след подобия Богу.

Болезни, вызванные необузданным разгулом страстей и вырождением, которые были во время Первого пришествия Христа, станут еще страшнее перед Его Вторым пришествием. Христос утверждает, что мир наш в те дни уподобится миру перед потопом и во дни Содома и Гоморры. Все побуждения людских сердец будут греховны. Мы живем на рубеже этого страшного времени, и нам следует усвоить урок воздержания и поста Спасителя. Только по невыразимым страданиям, которые перенес Христос, мы можем судить об опасности необузданного потакания своим страстям. Его пример показывает: лишь подчинив свои вожделения и желания воле Божьей, мы можем надеяться на вечную жизнь.

Мы не можем своими силами противостоять греховным влечениям нашей падшей природы. Пользуясь этим, сатана искушает нас. Христос знал, что враг не оставит в покое ни одного человека, но воспользуется его наследственной слабостью, чтобы лживыми внушениями заманить в ловушку тех, кто не доверяется Богу. Пройдя стезю, которой должен идти человек, Господь открыл нам путь к победе. Не по воле Бога мы терпим поражение в борьбе с сатаной. Господь не желает, чтобы мы были запуганы и обескуражены происками змея. «Мужайтесь, – говорит Он, – Я победил мир» (Ин. 16:33).

Пусть борющийся с невоздержанностью в еде взглянет на нашего Спасителя, когда Тот был искушаем в пустыне. Вспомните Его страдания на кресте, когда Он простонал: «Жажду». Он перенес все, что может выпасть на нашу долю. Его победа является нашей победой.

Иисус полагался на силу и мудрость Своего Небесного Отца. Он провозглашает: «И Господь Бог помогает Мне: поэтому Я не стыжусь... и знаю, что не останусь в стыде... Вот, Господь Бог помогает Мне». Указывая на Самого Себя, Он говорит нам: «Кто из нас боится Господа? ...Кто ходит во мраке, без света, да уповает на имя Господа и да утверждается в Боге своем» (Ис. 50:7-8, 9, 10).

«Ибо идет князь мира сего, – говорит Иисус, – и во Мне не имеет ничего» (Ин. 14:30). Сатанинские ухищрения никак не затрагивали Его. Христос не поддался греху. Даже в мыслях Он не уступил искушению. Так должны поступать и мы. Человеческое естество Христа соединилось с Божественным. Обитающий в Нем Дух Святой подготовил Его к борьбе. Иисус пришел, чтобы сделать нас причастными к Божественному естеству. Пока мы едины с Ним через веру, грех не имеет над нами власти. Господь ведет нас к тому, чтобы мы доверились Божественности Христа и благодаря этому достигли совершенства.

Христос показал нам, как этого можно достичь. Какими же средствами Он победил сатану? Словом Божьим. Только Словом Он мог сопротивляться искушению. «Написано», – говорил Он. Нам дарованы «великие и драгоценные обетования», чтобы мы «чрез них отделались причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью» (2 Петр. 1:4). Каждое обетование Слова Божьего принадлежит нам. Мы должны жить «всяким Словом, исходящим из уст Божиих». Когда вас одолевает искушение, не поддавайтесь обстоятельствам или своим слабостям, сосредоточьте внимание на силе Слова. Вся сила Слова Господня принадлежит вам. «В сердце моем сокрыл я слово Твое, – говорит псалмопевец, – чтобы не грешить пред Тобою». «По слову уст Твоих, я охранял себя от путей притеснителя» (Пс. 118:11; 16:4).

Победа

Евангелия от Матфея, 4:5-11; от Марка, 1:12,13; от Луки, 4:5-13

«Потом берет Его диавол в святой город, и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: Если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: "Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею"».

Теперь сатана полагает, что нашел с Иисусом общий язык. Коварный враг произносит слова, исходившие из уст Божьих. Он по-прежнему имеет вид ангела света и обнаруживает свое знакомство с Писанием. Но если Иисус использовал Слово Божье, чтобы подтвердить Свою веру, то искуситель цитирует его, чтобы замаскировать обман. Он делает вид, что прежде только испытывал верность Иисуса, а теперь, поощрив Его твердость, побуждает дать еще одно доказательство Своей веры.

И снова искушение начинается с намека, подразумевающего недоверие: «Если Ты Сын Божий». Сатана искушал Христа, чтобы Тот ответил на это «если», но Он отказался от малейшей уступки сомнению. Он не станет подвергать опасности Свою жизнь, доказывая что-либо сатане.

Искуситель хотел воспользоваться тем, что Христос был в человеческой плоти, и возбудить в Нем самонадеянность. И хотя сатана может подстрекать ко греху, но заставить грешить он не в силах. Он сказал Иисусу: «Бросься вниз», – зная, что не может сам сбросить Его вниз, ибо Господь вмешается и спасет Христа. Сатана не мог принудить Иисуса Самого броситься вниз, так как, пока Христос не поддался искушению. Он непобедим. Никакие силы – ни земные, ни силы ада – не могли заставить Его хоть в малейшей степени отступить от воли Отца.

Искуситель не в состоянии приказать нам делать зло. Он не имеет власти над нашим разумом, если мы сами не сдадимся в плен. Прежде чем сатана может проявить свою власть над нами, мы должны подчинить ему свою волю и перестать верить в Христа. Любое греховное желание, вынашиваемое нами, укрепляет его позиции. Всякий раз, когда личность не соответствует. Божественному идеалу, приоткрывается дверь, через которую готов проникнуть сатана, чтобы искушать и губить нас. Каждое наше падение или поражение дает ему повод укорять Христа.

Однако хитрый сатана повторил обетование: «Ангелам Своим заповедает о Тебе», – опустив последние слова: «Охранять Тебя на всех путях Твоих», то есть на путях, избранных Богом. Иисус отказался сойти с пути послушания. Проявляя совершенное доверие к Своему Отцу, Он избегал ситуаций, когда для спасения Его жизни потребовалось бы вмешательство Всевышнего. Он не вынуждал Провидение приходить к Нему на помощь, чтобы дать человеку пример доверия и послушания.

Иисус отвечал сатане: «Написано также: «...не искушай Господа Бога Твоего». Эти слова Моисей сказал израильтянам, когда они жаждали в пустыне и требовали, чтобы Моисей дал им воду, восклицая: «Есть ли Господь среди нас, или нет?» (Исх. 17:7). Бог совершил много чудес для них, но по-прежнему, едва становилось трудно, они снова сомневались в Нем и требовали доказательств Его присутствия. В своем неверии они хотели испытать Его, и сатана убеждал Христа сделать то же. Бог уже засвидетельствовал, что Иисус является Его Сыном. Просить подтвердить эти слова – значит подвергать сомнению правдивость Слова Божьего, то есть искушать Бога. То же самое происходит и тогда, когда просят Господа сделать то, чего Он не обещал. Это значит проявлять недоверие, испытывать, искушать Его. Мы должны обращаться с просьбами к Господу не для того, чтобы проверить, выполнит ли Он Свое Слово или нет, но потому, что Он всегда исполняет обещанное; и не для того, чтобы проверить, любит ли Он нас, но потому, что Он на самом деле любит нас. «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр. 11:6).

Между верой и самонадеянностью нет ничего общего. Только тот, кто истинно верует, свободен от самонадеянности. Ибо самонадеянность – это сатанинская подделка веры. Вера притязает на Божьи обетования и приносит плод послушания. Самонадеянность также притязает на обетования, но использует их подобно сатане: чтобы оправдать беззаконие. Вера помогла бы нашим прародителям уповать на любовь Божью и повиноваться Его заповедям. Самонадеянность же толкнула их на нарушение Его закона, так как они верили в то, что Его великая любовь спасет их от последствий греха. Это не вера, если она притязает на благоволение Неба, но не выполняет условий, на которых эта милость дается. Истинная вера основывается на обетованиях и установлениях Священного Писания.

Часто, когда сатане не удается посеять в нас недоверие, он все же добивается своего, пробуждая в нас самоуверенность. Он знает, что, если ему удастся заставить нас неосмотрительно встать на путь искушения, победа будет за ним. Бог охраняет всех, кто ходит путем послушания, но сойти с этого пути – значит осмелиться ступить на территорию сатаны, на которой мы непременно падем. Спаситель повелел нам: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Мк. 14:38). азмышление и молитва будут охранять нас, чтобы мы сознательно не вступали на опасный путь и таким образом избежали многих поражений.

Но если все же придется испытать искушение, мы не должны терять мужества. Часто, когда нам выпадает испытание, мы начинаем сомневаться в том, что нас ведет Дух Божий, но ведь именно Дух Божий привел Иисуса в пустыню для сатанинского искушения. Когда Бог испытывает нас. Он хочет нам блага. Иисус не злоупотреблял Божьими обетованиями и не шел навстречу искушению, но и не впадал в уныние; когда искушение посещало Его. Так должны поступать и мы. «И верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести». Господь говорит: «Принеси в жертву Богу хвалу, и воздай Всевышнему обеты твои; и призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня» (1 Кор. 10:13; Пс. 49:14-15).

Иисус преодолел второе искушение, и тогда сатана явил себя в своем истинном обличий. Каков же он? Нет, это не отвратительное чудовище с раздвоенными копытами и крыльями, как у летучей мыши. Сатана – ангел. Падший, но могущественный. Он открыто признает себя предводителем восстания и богом этого мира.

Взяв Иисуса на высокую гору, сатана показал Ему все царства Вселенной во всей их славе. Солнце освещало города, храмы, мраморные дворцы, плодородные поля, виноградники, изобилующие плодами. Следы зла были сокрыты. Только что перед Иисусом простиралась пустыня и царил мрак, теперь же Он созерцал зрелище, непревзойденное по красоте и величию. И тут раздался голос искусителя: «Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее; итак, если Ты поклонишься мне, то все будет Твое».

Миссия Христа могла быть совершена только через страдание. Ему предстояло прожить жизнь, полную печали, тяжелого труда и борьбы. Он должен был нести грехи всего мира и умереть позорной смертью. Он должен был почувствовать, что значит лишиться любви Своего Отца. И теперь искуситель предлагал Ему покориться своей, незаконно захваченной власти. Христос мог избавить Себя от ужасного будущего, признав владычество сатаны. Но это означало бы поражение в великой борьбе. Стремясь поставить себя выше Сына Божьего, сатана согрешил на небесах. И если бы он победил сейчас, это было бы триумфом его восстания.

Заявляя Христу: «Царство и слава всего мира принадлежат мне, и кому захочу, тому и отдам их», – сатана был прав лишь частично, он пытался утвердить свой план обольщения. Сатана похитил власть у Адама, но Адам был лишь наместником Творца. Он не был независимым управителем. Земля принадлежит Господу, и Господь отдал все своему Сыну. Адам должен был царствовать под началом Христа. И хотя Адам отдал свою власть в руки сатаны, Христос по-прежнему остался законным Царем. Поэтому Господь и сказал Навуходоносору: «Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет» (Дан. 4:14). Сатана может использовать незаконно захваченную им власть только в той мере, в какой позволяет ему Господь.

Когда искуситель предложил Христу царство и славу этого мира, он полагал, что Христос согласится принять корону земного владыки и будет царствовать под началом сатаны. И это было бы то самое владычество, на которое так надеялись евреи. Они желали властвовать над всем миром. Если бы Христос согласился предложить им такое царство, они бы с радостью приняли Его. Но над таким царством тяготело бы проклятие греха – со всеми печальными последствиями. Христос заявил искусителю: «Отойди от Меня, сатана; написано: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему Одному служи"».

Тот, кто поднял восстание на небесах, предлагал царства этого мира Христу, чтобы подкупить Его. Но Христос неподкупен. Он пришел установить царство праведности и от Своей цели не откажется. Этим же искушением сатана испытывает людей, и здесь он преуспевает больше, чем со Христом. Он предлагает людям все блага этого мира при условии, что они признают его верховную власть. Он требует, чтобы они пожертвовали своей честностью, заглушили голос совести, потворствовали эгоизму. Христос предлагает нам искать прежде Царства Божьего и Его правды; но сатана ходит рядом. В отношении жизни вечной, говорит он, может быть, это и правильно, но для того чтобы иметь успех в этом мире, вы должны служить мне. Ваше благополучие в моих руках. Я могу дать вам богатства, удовольствия, почести и счастье. Послушайте моего совета. Не позволяйте себе увлекаться такими призрачными понятиями, как честность или самопожертвование. Я укажу вам путь. Вот каким образом обманываются многие. Они соглашаются жить для самих себя. И сатана доволен! Соблазняя их надеждой на мирское могущество, он приобретает власть над их душами. Но на самом деле он предлагает то, что ему не принадлежит, чем он не вправе распоряжаться и что вскоре будет отнято у него. Обманом он лишает людей права наследования, какое имеют дети Божьи.

Сатана подверг сомнению, что Иисус – Сын Божий. Но то, что лукавый мгновенно подчинился приказанию Христа, явилось лучшим доказательством этого. В страдающем человеческом естестве проявилась Божественность. Сатана был бессилен сопротивляться. Униженный, терзаемый яростью, он был вынужден удалиться от Искупителя мира. Победа Христа была такой же полной, каким полным было падение Адама.

Точно так же и мы можем сопротивляться искушению и заставить сатану удалиться от нас. Иисус победил, подчинившись и доверившись Богу, и через Своего апостола Он говорит нам: «Итак покоритесь Богу; противостаньте диаволу, и убежит от вас; приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам» (Иак. 4:7-8). Сами мы не можем противиться искусителю, он победил человечество, и если мы пытаемся полагаться на собственные силы, мы станем жертвами его происков. Но «имя Господа – крепкая башня; убегает в нее праведник, и безопасен» (Притч. 18:10). Сатана трепещет и бежит прочь от самого немощного человека, который находит убежище в этом могущественнейшем имени.

Враг удалился. Измученный и смертельно бледный, Иисус упал на землю. За борьбой наблюдали небесные ангелы, они видели, как их любимый Повелитель переносил невыразимые страдания, чтобы открыть путь спасения для нас. Он выдержал испытание, несравненно более трудное, чем те, что выпадают на нашу долю. Ангелы теперь служили Сыну Божьему, распростертому без сил, подобно умирающему. Он подкрепился пищей, утешился вестью о любви Своего Отца и уверением, что все Небо радовалось Его победе. Его великое сердце, согретое вновь, проникается сочувствием к людям, и Он идет, чтобы завершить дело, которое начал. Отныне Он не успокоится и не остановится, пока не одолеет врага, пока наш падший род не будет искуплен.

Цену нашего искупления невозможно осознать до тех пор, пока спасенные не предстанут вместе с Искупителем перед престолом Господним. И когда наши сердца будут восхищаться славой вечного дома, мы вспомним, что Иисус однажды оставил все это ради нас. Что Он не только покинул небесные обители ради нас, но рисковал пасть и потерять все навсегда. И тогда мы положим венцы искупленных к Его ногам и голоса наши сольются в благодарственном пении: «Достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу и благословение» (Откр. 5:12).

«Мы нашли Мессию»

Евангелие от Иоанна 1:19-51

Иоанн Креститель проповедовал и крестил в Вифаваре близ Иордана, неподалеку от того места, где Господь остановил течение реки, когда Израиль переходил через нее. Недалеко отсюда небесным воинством была некогда разрушена крепость Иерихон. В памяти людской воскресли эти события, вызвав глубокий интерес народа к вести Иоанна Крестителя. Не явит ли Тот, Кто творил столь великие чудеса в прошлом, вновь Свою силу для освобождения Израиля? Эта мысль волновала сердца людей, которые изо дня в день толпились на берегах Иордана.

Проповедь Иоанна произвела такое сильное впечатление на народ, что это встревожило религиозных вождей Израиля. Римские власти с подозрением взирали на многочисленные собрания, опасаясь восстания. Всякое обстоятельство, которое могло возбудить народное недовольство, вызывало страх и у иудейских правителей. Иоанн не признавал авторитета синедриона и не спрашивал ни у кого разрешения проповедовать. Он обличал и правителей, и народ, и фарисеев, и саддукеев. Но люди с радостью шли к нему. Интерес к Иоанну, казалось, все возрастал. Хотя Иоанн не подчинялся синедриону, синедрион считал, что Иоанн ему подотчетен.

Синедрион состоял из священников, правителей и вероучителей народа. Во главе его обычно стоял первосвященник. Все члены синедриона, по традиции, должны были быть уже солидными по возрасту, но все же не старыми людьми, образованными и сведущими не только в иудейской религии и истории, но и в других областях знаний. У них не должно было быть физических недостатков, им полагалось иметь семью, потому что такие люди считались более гуманными и заботливыми. Синедрион заседал в помещении, прилегающем к Иерусалимскому храму. Во времена независимости еврейского государства это был верховный суд нации, и ему принадлежала как светская, так и церковная власть. И хотя теперь синедрион подчинялся Риму, он тем не менее имел решающее влияние на общественную и религиозную жизнь Израиля.

Синедрион не мог откладывать расследование деятельности Иоанна. Еще живы были те, кто помнил откровение, данное Захарии в храме, и пророчество, указавшее на его сына как на провозвестника Мессии. Перемены и смятения последних тридцати лет несколько заслонили память о тех днях, но теперь возбуждение в народе, вызванное служением Иоанна, заставило многих вспомнить о них.

В Израиле давно не появлялись пророки, давно не было таких изменений в жизни общества, какие происходили сейчас. Требование покаяться в грехах казалось необычным, поразительным. Многие правители не захотели слушать обличительных проповедей Иоанна, чтобы не вышли на свет темные тайны их жизни. Однако он недвусмысленно возвещал о пришествии Мессии. Было хорошо известно, что семьдесят седмин – срок, по пророчеству Даниила указывающий на близкое пришествие Мессии, почти закончились, и все с надеждой ждали наступления эпохи национального возрождения. Энтузиазм народа был настолько велик, что синедрион должен был срочно решить: позволить или запретить служение Иоанна. Власть синедриона ослабевала, и перед отцами народа стоял вопрос, как сохранить свое влияние. В надежде прийти к какому-нибудь выводу, члены синедриона отправили к Иордану священников и левитов для переговоров с новым учителем.

Посланные явились на Иордан в самый разгар проповеди Иоанна. Народу собралось множество. Раввины важно прошли вперед, рассчитывая произвести впечатление на людей и внушить уважение пророку. С почтением, почти со страхом толпа расступилась перед ними. Государственные мужи в богатых одеждах, с достоинством, соответствующим их положению, остановились перед пророком -пустынником.

«Кто ты?» – вопросили они Иоанна.

Зная что кроется за этим вопросом, Иоанн ответил: «Я не Христос».

«Что же? ты Илия?»

«Нет».

«Ты пророк?»

«Нет».

«Кто же ты, чтобы нам дать ответ пославшим нас: что ты скажешь о себе самом?»

«Я глас вопиющего в пустыне; исправьте путь Господу, как сказал пророк Исаия».

Иоанн сослался на известное пророчество Исаии: «Утешайте, утешайте, народ Мой, говорит Бог ваш; говорите к сердцу Иерусалима и возвещайте ему, что исполнилось время борьбы его, что за неправды его сделано удовлетворение... Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему; всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся, и неровные пути сделаются гладкими; и явится слава Господня, и узрит всякая плоть спасение Божие» (Ис. 40:1-5).

В древности, когда царь путешествовал по отдаленным провинциям своих владений, перед царской колесницей шли люди, которые должны были выровнять плохую дорогу, засыпать ямы, чтобы царь мог ехать безопасно и покойно. Пророк вспомнил этот обычай, желая проиллюстрировать влияние благой вести: «Всякий дол да наполнится, и всякая гора да понизится». Когда Дух Божий Своей пробуждающей силой касается души, человеческая гордость смиряется. Мирские наслаждения, престиж, власть теряют цену. «Замыслы и всякое превозношение, восстающее против познания Божия», ниспровергаются, всякое помышление пленяется «в послушание Христу» (2 Кор. 10:4,5). Тогда смирение и самоотверженная любовь, которые обычно так мало почитаются, превращаются в единственную жизненную ценность. Так действует благая весть, частью которой была проповедь Иоанна.

Раввины продолжали спрашивать: «Что же крестишь, если ты не Христос, ни Илия, ни пророк?» Говоря «пророк», раввины имели в виду Моисея. Иудеи верили, что Моисей должен воскреснуть и вознестись на небо. Они не знали, что он уже воскрес. Когда Иоанн Креститель начал свое служение, многие думали, что он и есть пророк Моисей, воскресший из мертвых, потому что он обнаружил глубокое познание пророчеств и истории Израиля.

Считалось также, что перед пришествием Мессии явится сам Илия. Это предположение было опровергнуто Иоанном, но его слова имели и более глубокий смысл. Впоследствии Иисус сказал об Иоанне: «И если хотите принять, он есть Илия, которому должно прийти» (Мф. 11:14). Иоанн пришел в духе и силе Илии, чтобы выполнить служение, которое совершил когда-то Илия. И если бы иудеи поверили ему, им были бы дарованы многие преимущества. Но они не приняли его весть. Для них он не был Илией – и потому не мог выполнить миссию, с которой пришел.

Многие из собравшихся на Иордане присутствовали при крещении Иисуса, но знамение, данное тогда, увидели далеко не все. В большинстве своем люди не склонны были к покаянию, к чему ухе несколько месяцев страстно призывал Креститель. Они ожесточили свои сердца и омрачили свой разум. Поэтому когда Небо засвидетельствовало Божественность Иисуса во время Его крещения, они не заметили знамения. Люди, которые никогда не обращались с верой к Тому, Кто невидим, оказались незрячи, не увидели откровения славы Божьей. Те, кто никогда не прислушивались к Его голосу, остались глухи и не услышали слов, свидетельствоваших о Нем. Так же происходит и сейчас. Часто в людских собраниях незримо проявится присутствие Христа и ангелов-служителей, однако многие не чувствуют этого. Они не замечают ничего необычного, и лишь некоторым открывается присутствие Христа. Мир и радость наполняют их сердца, они получают утешение, ободрение и благословение.

Посланные из Иерусалима спросили Иоанна: «Что же ты крестишь?» Креститель окинул взглядом толпу, собравшуюся вокруг него, и вдруг глаза его засияли, лицо озарилось светом, и он ощутил сильное волнение. Простерши руки к людям, он воскликнул: «Я крещу в воде; но стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете: Он-то Идущий за мною, но Который стал впереди меня; я не достоин развязать ремень у обуви Его» (Ин. 1:26,27).

Ответ был ясным и определенным. Слова Иоанна могли относиться только к давно обещанному Мессии. Мессия был среди них! С изумлением священники и правители осматривались вокруг, надеясь увидеть Того, о Ком говорил Иоанн. Но Он был неузнаваем в толпе.

Когда во время крещения Иисуса Иоанн указал на Него, как на Агнца Божьего, служение Мессии было представлено в новом свете. Пророк вспомнил слова Исаии: «Как овца веден был Он на заклание» (Ис. 53:7). В течение последующих недель Иоанн с новым интересом исследовал пророчества и учение о жертвенном служении. Он не различал еще четко два этапа служения Христа: как страдающей жертвы и как победоносного Царя. Но он понимал, что Его пришествие имеет более глубокий смысл, чем представлялось священникам и народу. Когда он увидел Иисуса среди толпы после Его возвращения из пустыни, он был уверен, что последует какое-нибудь знамение для народа, которое явит Его истинную сущность. С нетерпением он ожидал, что Спаситель возгласит о Своей миссии. Но не услышал ни единого слова, никакого знака не было дано. Иисус не провозгласил Своего особого призвания и не сделал ничего, чтобы Его заметили.

На следующий день Иоанн снова увидел Иисуса. Божественное озарение посетило пророка. И вновь он вдохновенно провозгласил: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира. Сей есть, о Котором я сказал: за мною идет Муж, Который стал впереди меня... я не знал Его; но для того пришел крестить в воде, чтобы Он явлен был Израилю... я видел Духа, сходящего с неба, как голубя, и пребывающего на Нем. Я не знал Его; но Пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым. И я видел и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий» (Ин. 1:29-34).

Неужели это Христос? С трепетом и удивлением народ смотрел на Того, о Ком только что было сказано, что Он есть Сын Божий. Людей взволновали слова Иоанна. Он говорил от имени Бога. Иудеи слушали изо дня в день, как он обличал их грехи, и с каждым днем крепло убеждение, что Он послан Небом. Но Кто Тот, Кого Иоанн Креститель назвал большим себя? В Его облике и поведении не было ничего такого, что указывало бы на высокое положение. С виду – обычный человек, бедно одетый.

В толпе были и те, кто видел Божественную славу во время крещения Христа и слышал голос Божий. Но с того времени вид Спасителя сильно изменился. Во время крещения Христа Его лицо преобразилось небесным светом; теперь Он стоял среди них, бледный, усталый, изможденный. И лишь пророк Иоанн узнал Его.

Тем не менее люди могли видеть на Его лице Божественное сострадание и одновременно – сознание Своей силы. Его взгляд, все выражение Его лица говорили о смирении и бесконечной любви. Казалось, Его окружала атмосфера одухотворенности. И несмотря на Его кроткий и смиренный нрав, людей поражала Его внутренняя сила, которую невозможно было скрыть. «Был ли Он Тот, Кого так долго ждал Израиль?»

Иисус пришел в бедности и смирении, чтобы стать нам примером и искупить нас. Если бы Он явился в царственном блеске, как мог бы Он учить смирению? Разве так проникновенно прозвучали бы истины Нагорной проповеди? И на что могли бы надеяться униженные, если бы Иисус пришел как царь?

И тем не менее большинству казалось совершенно невозможным, чтобы Тот, на Кого указал Иоанн, мог быть Исполнителем их сокровенных чаяний. Многие из собравшихся были растеряны и сбиты с толку.

Слова, которые священники и раввины так желали услышать от Иисуса – что Он ныне восстанавливает царство Израилю – не были произнесены. Именно такого царя-освободителя они ожидали, именно такого Мессию они готовы были принять. Но мало кто ждал Того, Кто хотел установить царство праведности и мира в их сердцах.

На следующий день, когда рядом с Иоанном стояли два ученика, он вновь увидел Иисуса в толпе. И снова лицо пророка осветилось славой Невидимого, когда он воскликнул: «Вот Агнец Божий». Эти слова взволновали сердца учеников, но они не понимали их. Что означает имя, которым Иоанн назвал Его, – «Агнец Божий?» Иоанн, однако, не объяснил им ничего.

Оставив Иоанна, его ученики отправились искать Иисуса. Это были Андрей, брат Симона, и Иоанн Евангелист – первые последователи Христа. В непреодолимом порыве они поспешили вслед за Иисусом, одержимые желанием поговорить с Ним. Их мучил вопрос: «Он ли Мессия?»

Иисус знал, что ученики идут за Ним. Это были первые плоды Его служения. Сердце Божественного Учителя наполнилось радостью от того, что эти души откликнулись на Его благодать. Но, обернувшись, Он только спросил их: «Что вам надобно?» Иисус предоставлял им свободу: промолчать и вернуться или рассказать о своем желании.

Но они думали только об одном. Только Он занимал их мысли. Они воскликнули: «Равви, где живешь?» В короткой беседе по дороге они не могли получить того, чего так жаждали. Они желали побыть наедине с Иисусом, посидеть у Его ног и послушать Его. «Говорит им: пойдите, и увидите. Они пошли и увидели, где Он живет, и пробыли у Него день тот».

Если бы Иоанн и Андрей были такими же неверующими, как священники и правители, им бы не пришло в голову учиться, сидя у ног Иисуса. Они отправились к Нему как критики, чтобы поспорить с Ним. Так многие люди закрывают себе путь к драгоценным возможностям. Но два ученика поступили не так. Они с радостью откликнулись на призыв Духа Святого, прозвучавший в проповеди Иоанна Крестителя. Теперь же они узнали голос Небесного Учителя. Для них слова Иисуса были полны новизны, мудрости и красоты. Божественный свет озарил учение ветхозаветных Писаний. Многогранная истина предстала перед ними в новом свете.

Именно смирение, вера и любовь помогают душе принять небесную мудрость. Вера, движимая любовью, – вот ключ к познанию, и всякий любящий «знает Бога» (1 Ин. 4:7).

Ученик Иоанн был человеком искренним и глубоким, пылким и в то же время склонным к размышлениям. Он начал постигать славу Христа – не мирскую роскошь и могущество, стремиться, к которым он был научен, но «славу как единородного от Отца» (Ин. 1:14), «полного благодати и истины». Он был поглощен созерцанием этого удивительного откровения.

Андрею хотелось поделиться с кем-нибудь радостью, переполнявшей его сердце. Он пришел к своему брату Симону и воскликнул: «Мы нашли Мессию». Симону не нужно было ничего повторять. Он тоже слышал проповедь Иоанна Крестителя и поспешил к Спасителю. Христос остановил на нем Свой испытующий взгляд. Порывистый характер Симона, его любящее, отзывчивое сердце, его честолюбие и самонадеянность, история его падения, покаяния, его труды и мученическая смерть – все открылось взору Спасителя, и Он сказал: «Ты – Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит камень (Петр)».

«На другой день Иисус восхотел идти в Галилею, и находит Филиппа, и говорит ему: иди за мною». Филипп повиновался и также стал Его соработником.

Филипп позвал Нафанаила, который был свидетелем того момента, когда Иоанн Креститель указал на Иисуса как на Агнца Божьего. Нафанаил же, увидев Иисуса, был разочарован. Возможно ли? Этот Человек, весь вид которого выдает в нем труженика из бедного сословия, – Мессия? Но не мог он и отвергнуть Иисуса, потому что слова Иоанна глубоко запали ему в сердце.

Когда Филипп отправился искать Нафанаила, тот в тихой роще размышлял над вестью Иоанна и над пророчествами о Мессии. Он молил о том, чтобы ему было открыто: действительно ли Тот, о Ком пророчествовал Иоанн, является Избавителем. И в ответ на молитву Дух Святой почил на нем, заверяя, что Бог посетил Свой народ и воздвиг «рог спасения» для него. Филипп знал, где его друг, и нашел Нафанаила молящимся под смоковницей. Они часто молились вместе в этом тихом зеленом убежище.

Весть: «Мы нашли Того, о Котором писал Моисей в законе и пророки», – прозвучала для Нафанаила прямым ответом на его молитву. Но Филипп, вера которого была еще не тверда, добавил с сомнением: «Иисуса, сына Иосифова, из Назарета». В сердце Нафанаила снова возникло предубеждение. Он воскликнул: « Из Назарета может ли быть что доброе?»

Филипп не стал с ним спорить. Он сказал только: «Пойди и посмотри». Иисус, увидев приближающегося к Нему Нафанаила, приветствовал его так: «Вот, подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства». Удивленный, Нафанаил воскликнул: «Почему Ты знаешь меня?» Иисус ответил: «Прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницей, Я видел тебя».

Этого было достаточно. Божественный Дух, Который дал свидетельство Нафанаилу в его уединенной молитве под смоковницей, ныне говорил с ним устами Иисуса. Хотя Нафанаил сомневался и имел некоторое предубеждение, он пришел ко Христу с искренним желанием познать истину, и теперь его желание исполнилось. Его вера превзошла веру того, кто привел Его к Иисусу. Он сказал: «Равви! Ты – Сын Божий, Ты – Царь Израилев».

Если бы Нафанаил обратился, за наставлением к раввинам, он никогда не обрел бы Иисуса. Только лично познакомившись с Ним и самостоятельно приняв решение, он смог стать Его учеником. Так случается и сегодня со многими, кого предрассудки удаляют от блага. Все было бы совсем по-другому, если бы они «пошли и посмотрели».

До тех пор пока люди доверяются человеческим авторитетам, они никогда не придут к спасительному познанию истины. Подобно Нафанаилу, каждый человек должен изучать Слово Божье самостоятельно и молиться о том, чтобы Святой Дух просветил его. Увидевший Нафанаила под смоковницей увидит и нас в наших потаенных местах молитвы. Ангелы из обителей света никогда не оставят тех, кто смиренно просит о Божественном руководстве.

С призванием Иоанна, Андрея, Симона, Филиппа и Нафанаила было положено основание христианской церкви. Вначале Иоанн Креститель послал двух своих учеников ко Христу. Один из них, Андрей, нашел своего брата и позвал его к Спасителю. Затем был призван Филипп, который отправился искать Нафанаила. Эти примеры должны научить нас, насколько важно наше личное усилие в привлечении к вере родственников, друзей и соседей. Есть люди, которые всю жизнь считают себя христианами, но никогда не прилагают никаких усилий, чтобы привести хотя бы одну душу к Спасителю. Они оставляют эту работу церкви. Служитель может быть очень хорошо подготовлен к своему призванию, но он не в состоянии сделать того, что Господь поручил рядовым членам церкви.

Есть насущная нужда в служении любящих христиан. Многие погибшие души могли бы быть спасены, если бы их ближние – простые люди – приложили усилия для этого. Иные ждут, пока к ним обратятся за помощью. В каждой семье, среди соседей, земляков – везде для миссионеров Христа найдется работа. Если мы христиане, эта работа будет для нас счастьем. Как только человек обращается в веру, в его душе сразу же рождается желание поделиться с другими тем, какого драгоценного друга обрел он в Иисусе. Спасительная и освящающая истина не может быть сокрыта в его сердце.

Люди, посвятившие себя Богу, должны стать проводниками света. Бог делает их посредниками в передаче другим Своей благодати. Он обещает: «Дарую им и окрестностям холма Моего благословение, и дождь буду ниспосылать в свое время; это будут дожди благословения» (Иез. 34:26).

Филипп сказал Нафанаилу: «Пойди и посмотри». Он не заставляет его доверяться чужому свидетельству, но предлагает лично познакомиться с Христом. С тех пор, как Иисус вознесся на небо, ученики являются Его представителями среди людей, и один из вернейших путей приобщения душ к Христу – выказывать характер Христа в своей повседневной жизни. Наше влияние на других зависит не столько от того, что мы говорим, сколько от того, какие мы. Люди могут спорить с нами и опровергать наши доводы. Они могут сопротивляться нашим аргументам, но жизнь, исполненная бескорыстной любви, – это доказательство, которое невозможно отрицать. Жизнь, в которой последовательно проявляется кротость Иисуса, – самая великая сила в нашем мире.

В учении Христа духовные убеждения и жизненный опыт взаимно подкрепляют друг друга, и всякий, кто принимает это учение, сам становится учителем, действующим Божественными методами. Слово Господне, произнесенное тем, кто сам освящается этим Словом, обладает животворной силой, привлекающей слушателей и доказываю щей его реальность. Когда человек принимает истину из любви к ней, это обязательно проявится в его поведении и даже в тоне голоса. Он возвещает о том, что сам видел, слышал и осязал – Слово жизни – чтобы другие могли радоваться вместе с ним, узнавая Христа. Свидетельство, произнесенное устами, которых коснулся горящий уголь от жертвенника, становится для восприимчивого сердца истиной, способной осветить личность.

Тот, кто стремится нести свет другим, сам будет благословлен. «Это будут дожди благословения». «И кто напояет других, тот и сам напоен будет» (Притч. 11:25). Бог мог бы спасать грешников и без нашей помощи. Сотрудничать с Ним необходимо нам, дабы выработать характер, подобный Христову. Чтобы радоваться вместе с Ним каждой новой искупленной душе, мы должны участвовать в работе нашего Спасителя.

Первое исповедание веры Нафанаилом, столь полное, и искреннее, музыкой прозвучало для Иисуса. И Он ответил: «Ты веришь, потому что Я тебе сказал: "Я видел тебя под смоковницею"; увидишь больше сего». Спаситель с радостью взирал на Свой труд – благовествование нищим, исцеление сокрушенных сердцем, освобождение пленников сатаны. Поощряя людей, принявших Его драгоценные благословения, Иисус добавил: «Истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому».

По существу Христос вот что имеет в виду: на берегу Иордана открылось небо, и Дух спустился ко Мне в подобии голубя. Это было знаком того, что Я – Сын Божий. Если вы поверите в Меня как в Сына Божьего, ваша вера возродится. Вы увидите небо отверстым, и оно никогда не затворится. Я открыл небо для вас. Ангелы Божьи восходят к небу, чтобы передавать молитвы нуждающихся и скорбящих Отцу Небесному; спускаясь, они приносят благословение, надежду, воодушевление, помощь и жизнь сынам человеческим.

Путь ангелов Божьих – с земли на небо и обратно. Христовы чудеса для сокрушенных и страдающих были совершены силой Божьей через служение ангелов. Каждое благословение приходит к нам от Бога благодаря Христу, с помощью небесных посланников. Приняв на Себя человеческую природу, наш Спаситель разделил с падшими сыновьями и дочерями Адама всю их долю, а посредством Своей Божественной природы пребывает одесную престола Всевышнего. И потому Христос является посредником в общении людей с Богом и Бога с людьми.

На свадебном торжестве

Евангелие от Иоанна, 2:1-11

Служение Иисуса началось не с великих дел и не в Иерусалиме перед синедрионом. Его сила была явлена на семейном празднике в маленькой галилейской деревушке, чтобы сделать свадебный пир еще радостней. Так Он выразил любовь к людям и желание служить для их счастья. Во время искушения в пустыне Он испил чашу страданий. Ныне же Он пришел преподнести людям чашу благословения, чтобы освятить их взаимоотношения.

Итак, оставив Иордан, Иисус вернулся в Галилею. В то самое время в Кане, селении недалеко от Назарета, готовились к свадьбе. Жених и невеста были родственниками Иосифа и Марии; Иисус, зная об этом, пришел в Кану вместе со Своими учениками, и был приглашен на торжество.

Здесь Он встретил Свою мать, с которой не виделся какое-то время. Мария слышала о том, что Иисус был провозглашен Сыном Божьим во время крещения. Слух об этом дошел до Назарета. И воскресли в ее памяти сцены, которые она многие годы хранила в своем сердце. Как и весь Израиль, Марию глубоко взволновало служение Иоанна Крестителя. Она прекрасно помнила пророчество, данное при его рождении. Узнав, что Иоанн общался с Иисусом, она преисполнилась еще большей надежды. Но до нее также дошли слухи о таинственном уходе Иисуса в пустыню, и сердце матери мучили горестные предчувствия.

С тех пор как Мария услышала слова ангела у себя в доме, она бережно собирала в своем сердце все свидетельства того, что Иисус – Мессия. Его непорочность и бескорыстие вселяли в нее уверенность, что Он не может быть не кем иным, как только Посланником Божьим. Но и ею порой овладевали сомнения. И потому Мария с нетерпением ожидала того времени, когда откроется Его слава. Смерть разлучила eё с Иосифом, который вместе с ней хранил тайну рождения Иисуса. Теперь не осталось никого, кому она могла бы доверить свои надежды и опасения. Последние два месяца были для нее особенно тревожными. Не было рядом Иисуса, в сочувствии Которого она находила утешение. Она задумывалась над словами Симеона: «И тебе самой оружие пройдет душу» (Лк. 2:35). Вспомнив о тех трех днях страданий, когда казалось, что Иисус навсегда потерян, она со смятением в сердце ожидала Его возвращения.

На свадебном торжестве она встречает Его – такого же, как и прежде: нежного, послушного Сына. Но все же Он уже не тот. Его лицо изменилось – оно несло на себе следы борьбы в пустыне, а новое выражение достоинства и силы было доказательством Его небесной миссии. Его сопровождала группа молодых людей, которые с почтением взирали на Него и называли Учителем. Спутники Иисуса пересказывали Марии все, что видели и слышали в час крещения и после него. В заключение они заявляют: «Мы нашли Того, о Котором писал Моисей в законе и пророки» (Ин. 1:45).

По мере того как собираются гости, выясняется, что многие увлечены интересной темой. Всюду чувствуется с трудом сдерживаемое возбуждение. Объединившись в маленькие группки, гости негромко, но оживленно переговариваются, бросая удивленные взгляды на Сына Марии. Сама же Мария услышав свидетельство учеников об Иисусе, почувствовала небывалую радость: наконец-то дано ей уверение, что надежды, которые она так долго лелеяла, были не напрасны. Однако она не была бы обычным человеком, если бы к ее святой радости не примешивалось чувство естественной материнской гордости. Когда она видела устремленные на Иисуса взгляды, ей так хотелось, чтобы Сын доказал собравшимся, что Он действительно Прославленный Богом. Она надеялась, что Ему представится возможность сотворить перед ними чудо.

По обычаю того времени свадебное застолье продолжалось несколько дней. И вот случилось, что в разгар пира иссякли запасы вина. Хозяева очень растерялись и огорчались. Праздники обычно не обходились без вина, и если его не хватало, то это указывало на недостаток гостеприимства. Мария, как родственница молодых, помогала в приготовлениях к свадьбе. И теперь она говорит Иисусу: «Вина нет у них», – полагая, что Он может помочь в их нужде. Но Иисус ответил: «Что Мне и тебе, Жено? еще не пришел час Мой».

Ответ, вероятно, покажется нам резковатым, но выражал он отнюдь не невежливость или неприветливость Иисуса. Спаситель обращался к Своей матери в соответствии с восточным обычаем. Так обращались только к тем людям, которых уважали. Никогда Христос во время Своей земной жизни не нарушал заповеди, которую Он дал когда-то Сам: «Почитай отца твоего и мать твою» (Исх 20:12). На кресте, в последний раз проявляя нежность к матери, Иисус точно так же обратился к ней поручая ее заботам Своего любимого ученика. Здесь, на свадьбе, и там, на кресте, любовь, выраженная в интонации, взгляде, в манерах, объясняла смысл Его слов.

Когда Христос, будучи отроком, пришел в храм и Ему открылась тайна Его земного служения. Он сказал Марии: «Или вы не знали что Мне должно быть в том, что пгинадлежит Отцу Моему?» (Лк. 2:49). Эти слова выражали основной принцип Его жизни и служения. Все было подчинено Его делу, великому делу искупления, ради которого Он принял в этот мир. И теперь Иисус повторил тот урок. Существовала опасность, что Мария расценит родство с Иисусом как особое право на Него – право в какой-то степени руководить им в Его служении. На протяжении тридцати лет Он был для нее любящим и послушным Сыном, и Его любовь к ней не изменилась. Но ныне Он должен был творить дела Своего Отца. Как Сын Всевышнего и Спаситель мира, Он не мог позволить, чтобы какие-либо земные отношения мешали выполнению Его миссии или влияли на Его поведение. Он должен быть абсолютно свободен, чтобы выполнить волю Божью. В этом заключен урок и для нас. Долг перед Богом следует ставить выше человеческих привязанностей, не позволяя ничему привлекательному для нас в этом мире уводить нас с того пути, по которому Господь предлагает нам идти.

Единственная надежда на искупление падшего человеческого рода – во Христе. Мария могла быть спасена только через Агнца Божьего. У нее самой не было никаких заслуг. Родство с Иисусом не давало ей права на особые духовные преимущества по сравнению с другими людьми. Именно это хотел сказать Спаситель. Он поясняет разницу в своих отношениях с ней – как Сына Человеческого и как Сына Божьего. Кровное родство никоим образом не ставит ее на одну ступень с Ним.

Слова: «Не пришел час Мой», – указывают, что каждое дело, совершенное Христом в Его земной жизни, было частью того плана, который существовал от дней вечных. Прежде чем прийти на землю, Он уже знал этот план во всех подробностях. Но живя среди людей, Иисус в каждом Своем поступке руководствовался волей Отца и не колебался, когда нужно было действовать. С неизменной покорностью Он ожидал, когда настанет Его час.

Сказав Марии, что час Его еще не пришел, Иисус ответил на потаенную ее мысль, которую она лелеяла вместе со всем своим народом. Она надеялась, что Он откроет Себя как Мессия и взойдет на Престол Израильский. Но время еще не пришло. Иисус разделил участь людей не как царь, а как «Муж скорбей и изведавший болезни».

Но хотя Мария неправильно понимала миссию Христа, она безоговорочно доверяла Ему, и на эту веру Иисус откликнулся. Именно для того, чтобы поощрить доверие Марии и укрепить веру Своих учеников, Иисус совершил первое чудо. Ученикам предстояло испытать многочисленные искушения неверием. Пророчества ясно и неопровержимо указывали им, что Иисус – Мессия. Они надеялись, что религиозные вожди Израиля примут Его еще с большим доверием, нежели они сами. Ученики возвещали народу о чудесных делах Христа и о своем доверии к Нему, но былли поражены и горько разочарованы подозрительностью, глубоко укоренявшимися предрассудками и враждебностью священников и раввинов к Иисусу. Первые чудеса Спасителя укрепили веру учеников, дали им силы сопротивляться.

Марию нисколько не смутил ответ Иисуса, и она сказала прислуживающим за столом: «Что скажет Он вам, то сделайте». Таким образом она выполнила все от нее зависящее, чтобы приготовить путь для служения Христа.

У входа стояли шесть больших каменных водоносов. Иисус попросил слуг наполнить их водой, что и было исполнено. Затем, поскольку срочно требовалось вино. Он сказал: «Теперь почерпните и несите к распорядителю пира». Вместо воды, которой были наполнены сосуды, из них потекло вино. Ни распорядитель пира, ни другие гости так и не узнали, что запасы вина иссякли. Отведав вино, которое принесли слуги, распорядитель нашел, что оно превосходит все напитки, которые он когда-либо пил, и очень отличается от того вина, которое было подано в начале пира. Обратившись к жениху, он сказал: «Всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе».

Так же, как хозяева, подают гостям сначала лучшее вино, а затем то, которое похуже, так поступает и мир со своими дарами. То, что мир предлагает нам, может радовать глаз и очаровывать, но однажды его дары теряют свою цену и перестают удовлетворять нас. Вино оказывается горьким, веселье превращается в печаль. То, что начиналось песнями и радостью, кончается усталостью и отвращением. И только дары Иисуса всегда свежи и новы. Пир, который Он устраивает для души, всегда приносит удовлетворение и радость. Каждый новый дар, посланный человеку, углубляет способность ценить благословения Господа и радоваться им. Он дает благодать на благодать, и неисчерпаем этот источник. Если ты пребываешь в Нем, то полученный сегодня щедрый дар будет залогом того, что завтра это благословение преумножится. В словах Иисуса, сказанных Нафанаилу, раскрыты принципы взаимоотношений Бога с Его детьми. С каждым новым откровением Своей любви Он говорит восприимчивому сердцу: «Ты веришь?.. Увидишь больше сего» (Ин. 1:50).

Дар Христа на свадебном пиру был символичен. Вода изображала крещение в смерть Его, а вино – Его кровь, которая прольется за грехи мира. Вода, которую налили в сосуды, была принесена людьми, и только благодаря слову Христа она сделалась животворной. Так и с обрядами, которые указывают на смерть Спасителя. Только силой Христа, действующей через веру, они могут насытить душу.

Своим словом Христос восполнил нехватку вина на свадебном пиру, и так же щедро Он дарует Свою благодать, чтобы изгладить беззакония людей, возвысить и укрепить душу.

На первом пиру, который посетил Иисус со Своими учениками. Он поднес им чашу, символизировавшую Его труд для их спасения. И на Своей последней Вечере Он подал ее снова, установив тот священный обряд, который должен был возвещать Его смерть, «доколе Он придет» (1 Кор. 11:26). Господь утешил учеников, опечаленных скорой разлукой с Ним, обещанием новой встречи, сказав им: «Отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего» (Мф. 26:29).

Вино, которое Христос творил на празднике, и вино, которое Он дал Своим ученикам как символ Своей Крови, было чистым виноградным соком. Именно это имеет в виду пророк Исаия, когда говорит о соке в виноградной кисти. Говорит также: «Не повреди ее, ибо в ней благословение» (Ис. 65:8).

Именно Христос в Ветхом Завете предостерег Израиль: «Вино – глумливо, сикера – буйна; и всякий, увлекающийся ими, неразумен» (Притч. 20:1). Сам Иисус никогда не предлагал людям такого напитка. Это сатана искушает нас потворствовать своим прихотям, которые затуманивают рассудок и притупляют духовное восприятие. Но Христос учит обуздывать нашу низменную природу. Вся Его жизнь была примером самоотречения. Чтобы победить голод и жажду, Он претерпел самое суровое испытание, какое только может вынести человек. Именно Христос повелел Иоанну Крестителю не пить ни вина, ни сикеры. Именно Он повелел жене Маноя воздержаться от пьянящего напитка, и Он же проклял тех, кто подносит вино своему ближнему. На свадебном пиру Христос не противоречил Своему собственному учению. Неперебродившее вино, которое Он предложил гостям на свадьбе, было полезным освежающим напитком, который вызывал здоровый аппетит.

Когда гости почувствовали отменный вкус вина, то начали спрашивать, откуда оно взялось, и слуги были вынуждены рассказать о чуде. Потрясение собравшихся было так велико, что они даже не подумали о Том, Кто совершил чудо. И когда наконец они пришли в себя, и начали искать Его, то обнаружили, что Иисус удалился, причем так незаметно, что этого не увидели даже ученики.

Теперь все внимание присутствующих обратилось на учеников. Впервые им представилась возможность публично исповедовать свою веру в Иисуса. Они рассказали о том, что видели и слышали у Иордана, и во многих сердцах зародилась надежда, что Бог послал Избавителя Своему народу.

Вести о чуде в Кане Галилейской распространились по всей округе и достигли Иерусалима. И священники и старейшины с новым интересом принялись исследовать пророчества, указывающие на пришествие Христа. Люди горели желанием узнать о миссии нового Учителя, Который так скромно ведет Себя.

Служение Христа резко отличалось от деятельности иудейских старейшин. Почитание традиций и формализм уничтожили всякую истинную свободу мысли и действия. Старейшины постоянно опасались оскверниться. Боязнь ритуальной нечистоты привела к тому, что они чуждались не только язычников, но и собственных единоверцев и не стремились быть им полезными или завоевать их симпатию. Постоянно обсуждая проблемы ритуальной чистоты, они обедняли свой ум и суживали круг своих интересов. Их пример способствовал росту самомнения и нетерпимости во всех слоях общества.

Проникнутый состраданием к человечеству, Иисус начал Свою работу преобразователя. Проявляя величайшее уважение к закону Божьему, Он страстно обличал притворное благочестие фарисеев и пытался освободить народ от бессмысленных правил, которые сковывали личность. Он стремился разрушить сословные барьеры, разделявшие общество, чтобы соединить людей, как детей одной семьи. Его присутствие на брачном пиру было шагом к осуществлению этой цели.

Бог повелел Иоанну Крестителю жить в пустыне, чтобы уберечь его от влияния священников и раввинов и подготовить к выполнению особой миссии. Но его аскеза и уединение не выдвигались в качестве примера для людей. Сам Иоанн не звал внимавших ему оставлять привычные занятия. Он велел им засвидетельствовать свое покаяние верным служением Богу там, где Господь призвал их.

Иисус порицал потакание своим желаниям – в чем бы это ни проявлялось. Но по природе Своей Он был общителен, принимал гостеприимство людей всех сословий, посещая дома богатых и бедных, и стремился возвысить их помыслы от приземленных обыденных забот к духовному и вечному. Он никогда не поощрял разгульный образ жизни, в Его поведении не было и тени мирского легкомыслия, но Он искренне разделял житейские радости и Своим присутствием на пиру показал, что одобряет дружеское общение. Бракосочетание было впечатляющим событием в жизни иудеев, и радость приглашенных была приятна Сыну Человеческому. Придя на пир, Иисус почтил супружество как Божественное установление.

Как в Ветхом, так и в Новом Завете образ супружеских отношений использовался для олицетворения исполненного любви священного союза Христа и Его народа. Иисусу свадебное торжество напоминало, что настанет счастливый день, когда Он введет Свою невесту – святой народ – в дом Отца и искупленные вместе со Спасителем воссядут на брачной вечере Агнца. Он говорит: «Как жених радуется о невесте, так будет радоваться о тебе Бог твой». «Не будут уже называть тебя "оставленным"... но будут называть тебя: "Мое ... благоволение к нему"... ибо Господь благоволит к тебе». «Возвеселится о тебе радостью, будет милостив по любви Своей будет торжествовать о тебе с ликованием» (Ис. 62:5,4; Соф. 3:17). Когда Иоанну было небесное видение, он писал: «И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуйя! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся к возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя»; «Блаженны званные на брачную вечерю Агнца» (Откр. 19:6-7, 9).

Иисус видел в каждом человеке того, кто должен быть призван в Его Царство. Живя среди людей, Он прокладывал путь к сердцам, желая им блага. Он находил тех, кто нуждался в Нем, в уличной толпе и у домашнего очага, в лодках, в синагогах, на берегах озер и на брачном пиру. Он встречал их за повседневными занятиями и беседовал с ними. Он наставлял их в домах, освящая семьи Своим Божественным присутствием. Глубоким сочувствием к людям Иисус приобретал их сердца. Он часто уединялся в горах для молитвы, готовясь к деятельному труду среди людей. После этого Он отправлялся исцелять больных, наставлять невежд и сокрушать цепи узников сатаны.

Иисус воспитывал Своих учеников в общении с Собою. Он наставлял их, расположившись на склоне горы, иногда у моря или в пути. Он открывал им тайны Царства Божьего. Это не были проповеди, какие звучат с кафедр сегодня. Всякий раз, когда сердца открывались для принятия Божественной вести, Он предлагал спасительные истины. Никогда не приказывал ученикам сделать то-то и то-то, а предлагал: «Следуйте за Мной». Путешествуя по деревням и городам, Иисус брал с Собой учеников, чтобы они видели, как Он учит людей. Он связал их интересы со Своими, и ученики объединялись с Ним в общем деле.

Всякий, кто проповедует Слово Божье, и кто принял Евангелие Его благодати, должен следовать примеру Христа, Которому были близки нужды человечества. Мы не должны избегать общественных связей, отгораживаться от других. Чтобы нас услышали во всех слоях общества, мы должны сами прийти к ним. Ведь вряд ли они станут первыми искать нас. Божественная истина трогает сердце человека не только тогда, когда ее проповедуют с кафедры. Есть и другое поле деятельности, может быть, более скромное, но столь же многообещающее: это дома простых людей и дворцы великих мира сего, это гостеприимные собрания и места развлечений.

Как ученики Христа, мы не должны погружаться в удовольствия, следуя безрассудству этого мира. Это может принести только вред. Мы никогда не должны одобрять грех ни словом, ни делом, ни своим молчанием, ни своим присутствием. И куда бы мы ни пошли, в нашем сердце должен быть Иисус, и нам нужно открывать другим притягательность нашего Спасителя. Но те, кто пытается сохранить свою веру, спрятав ее за каменной стеной, теряют драгоценные возможности творить добро. Через общественные связи христианство соприкасается с этим миром. Каждый, кто получил Божественный свет, должен освещать дорогу тем, кто еще не знает Света жизни.

Все мы должны стать свидетелями Иисуса. Наше общественное влияние, освященное благодатью Христа, следует использовать, чтобы обращать людей к Спасителю. Мир должен понять, что мы вовсе не поглощены своекорыстными заботами, но желаем поделиться с другими нашими благословениями и преимуществами. Люди должны увидеть, что наша вера не делает нас черствыми или требовательными. Тот, кто считает, что нашел Христа, обязан служить благу людей, как служил Иисус.

Мы не должны создавать ложное мнение, будто христиане – мрачные, обездоленные люди. Если мы сосредоточим свой взор на Христе, то увидим сострадательного Спасителя и узрим свет, исходящий от Его лица. Где царствует Его Дух, там пребывает мир. И там будет радость, потому что есть умиротворенное и святое упование на Бога.

Христос доволен Своими последователями, когда они, обыкновенные люди, являются причастниками Божественного естества. Они не статуи, но живые люди, и их сердца, освеженные росой Божественной благодати, открываются и расцветают под лучами Солнца Праведности. Свет, который изливается на них, они несут другим своими делами, в которых воплощена любовь Христа.

В Его храме

Евангелие от Иоанна, 2:12-22

«После сего пришел Он в Капернаум, Сам и Матерь Его, и братья Его и ученики Его; и там пробыли немного дней. Приближалась Пасха Иудейская, и Иисус пришел в Иерусалим».

В пути Иисус присоединился к большой группе людей, шедшей в столицу. Он еще не объявил публично о Своей миссии и незаметно смешался с толпой. Люди вокруг много толковали о пришествии Мессии, о котором возвестил Иоанн Креститель. Они с энтузиазмом говорили о своих надеждах на национальное возрождение Израиля. Иисус знал, что этим мечтам не суждено сбыться, потому что они основаны на неправильном толковании Писания. Терпеливо и подробно Он объяснял пророчества и пытался побудить народ к более внимательному исследованию Слова Божьего.

Именно в Иерусалиме, учили иудейские вожди, люди должны почитать Бога. Здесь на празднике Пасхи собиралось великое множество паломников со всех концов Палестины и даже из дальних стран. Дворы храма наполнялись пестрой толпой. Далеко не все могли привести с собой жертвенных животных, которые служили прообразом великой Жертвы, им-то и предлагали животных торговцы, расположившиеся во внешнем дворе храма. Здесь собрались люди разных сословий, чтобы купить жертву. Здесь деньги других стран обменивались на храмовые монеты.

Каждый иудей должен был ежегодно уплачивать полсикля в качестве «выкупа за свою душу». Собранные таким образом деньги использовались на содержание храма (см. Исх. 30:12-16). Кроме того, большие суммы денег жертвовались добровольно и хранились в сокровищницах храма. Деньги всех стран должны были обмениваться на монету, называемую храмовым сиклем, который принимался для служения в святилище. Обмен денег открывал возможность для мошенничества и вымогательства и превратился в позорную торговлю, которая была источником доходов для священников.

Дельцы назначали баснословные цены за продаваемых животных и делили прибыль со священниками и старейшинами, которые таким образом обогащались за счет народа. Приходящих на поклонение учили, что, если они не принесут жертву, благословения Божьего не будет на их детях и на их землях. Так священники фактически вынуждали паломников покупать жертвенных животных втридорога, ибо пришедшие издалека не хотели возвращаться домой, не выполнив обряд посвящения, ради которого они совершали свой путь.

Во время Пасхи приносилось множество жертв, и доходы храма были колоссальными. Из-за этой торговли храм напоминал скорее скотный двор, нежели святой дом Божий. Громкие крики торговцев смешивались с мычанием коров, блеянием овец, воркованием голубей, повсюду раздавался звон монет и слышались базарные перепалки. Стоял такой гам, что это мешало молящимся, слова, обращенные ко Всевышнему, тонули в шуме, наполняющем храм. Иудеи очень гордились своей набожностью. Они почитали свой храм и каждое неуважительное слово о нем воспринимали как богохульство. Они строго исполняли обряды. Но желание обогатиться заглушало голос совести. Вряд ли они осознавали, насколько далеко такое богослужение от первоначально заповеданного им самим Богом.

Когда Господь сошел на гору Синай, Он освятил ее Своим присутствием. Моисею было ведено установить вокруг горы границу и освятить ее. Господь предупредил: «Берегитесь восходить на гору и прикасаться к подошве ее; всякий, кто прикоснется к горе, предан будет смерти; рука да не прикоснется к нему, а пусть побьют его камнями или застрелят стрелою; скот ли то, или человек, да не останется в живых» (Исх. 19:12,13). Тем самым был преподан урок: место, где людям является Бог, свято. Территория Божьего храма должна почитаться священной. Но в погоне за наживой это как-то забылось.

Священники и правители призваны стать представителями Божьими в народе; в их обязанности входило пресекать непочтительное поведение во дворе храма и быть для других примером благонравия и милосердия. Не стремиться к наживе они должны были, а заботиться о потребностях верующих, пришедших поклониться Богу, и помогать тем, кто не в состоянии купить требуемые жертвы. Но они этого не делали. Алчность ожесточила их сердца.

На этот праздник в Иерусалим стекались немощные, бедняки и падшие духом. Сюда брели слепые, хромые, глухие, некоторых приносили на носилках. Много было бедняков, не имеющих средств не только на самую скромную жертву Господу, но даже на кусок хлеба. Требования священников приводили их в отчаяние. Священники выставляли напоказ свое благочестие, они считали себя защитниками народа, но не было у них ни любви, ни сострадания к ближним. Бедные, больные, умирающие тщетно просили о милости. Служители храма оставались глухи к их мольбам.

Вот какое зрелище открылось Иисусу, когда Он вошел в храм. На Его глазах совершались нечестные сделки. Он видел отчаяние бедных, которые верили, что без пролития жертвенной крови их грехи не будут прощены. Его потрясло, что внешний двор Его храма превращен в базар. Святое место заполонили менялы.

Христос понимал – нужно что-то предпринять. Людей обязывали исполнять многочисленные церемонии, не разъясняя им должным образом их значение. Приходящие на поклонение приносили жертву, не сознавая, что она служит прообразом одной совершенной Жертвы. И Тот, на Кого указывало храмовое служение, стоял среди них неузнанный, здесь почитали не Его! Это Он когда-то дал указания о приношениях. Он, прекрасно понимавший их символическое значение, видел, что все извращено и неправильно истолковано. Богослужения утратили духовность. Священников и начальников уже ничто не связывало с Ним. И Христу предстояло установить совершенно другое служение.

Стоя на ступенях храма, Христос испытующе оглядывает картину, открывшуюся Ему. За днем нынешним Его провидческому взору открывается будущее, плывут навстречу столетия. Он видит, как священники и вожди лишают нуждающихся всех прав и запрещают проповедовать Евангелие бедным. Как любовь Божью заслоняют от грешников и торгуют Его благодатью. На Его лице негодование. Он весь – воплощение власти и силы. Он привлекает всеобщее внимание. Храмовые торговцы забывают о своем деле и не могут отвести взгляд от Иисуса. Этот Человек читает их сокровенные мысли, знает их тайные побуждения! Хочется закрыть лицо, точно на нем написаны все их злые дела.

Шум стих. Смолкли голоса продающих и покупающих. С каждой минутой тишина становится все тягостнее. Благоговейный страх овладевает собравшимися, будто они предстали перед судом Божьим. Божественная суть Христа открывается, преодолевая земную плоть, человеческое естество. Величие небес стоит, как Судья в последний день, еще не окруженный славой, которая будет тогда сопровождать Его, но обладающий властью читать в сердцах. Иисус окидывает взглядом толпу, и каждый чувствует на себе Его испытующий взор. Кажется, что Он, преисполненный достоинства, воспаряет над всеми, и Божественный свет освещает Его лицо. Вот он начинает говорить, и Его ясный, звучный голос – тот самый голос, который произнес на горе Синай заповеди закона, ныне нарушенные священниками и начальниками, теперь гулко звучит здесь, в храме: «Возьмите это отсюда, и дом Отца Моего не делайте домом торговли».

Медленно спускаясь по ступеням и подняв бич из веревок, подобранных у входа, Иисус приказывает торговцам удалиться с территории храма. С невиданной силой и суровостью Он опрокидывает столы менял. Монеты со звоном рассыпаются на мраморном полу. Никто не осмеливается перечить или возмущаться. Никто не отваживается остаться, чтобы подобрать нечестно полученные деньги. Иисус никого не ударил, но в Его руке пучок веревок выглядит подобно огненному мечу. Служители храма, священники-спекулянты, менялы и торговцы скотом со своими овцами и волами бегут прочь с одной единственной мыслью – избавиться от стыда, который они почувствовали в Его присутствии.

Паника охватывает толпу, ощутившую проявление Его Божественной природы. Вопли ужаса срываются с сотен побледневших уст, даже ученики Иисуса трепещут. Они потрясены поведением Учителя, так не похожим на обычное. Они вспоминают написанное о Нем: «Ревность по доме Твоем снедает Меня» (Пс. 68:10). Вскоре храм пустеет. На том месте, где только что царило замешательство, водворяется торжественная тишина. Присутствие Господа, которое в древности освятило гору Синай, ныне освятило храм, возведенный в Его честь.

Очистив храм, Иисус заявил тем самым о Своем мссианском служении и приступил к Своему делу. Этот храм, воздвигнутый как место обитания Бога, должен был стать наглядным уроком для Израиля и для мира. От вечности Божий замысел состоял в том, чтобы каждое сотворенное существо – от светлого святого серафима до человека – было храмом, обителью Творца. В результате грехопадения человек перестал быть храмом Божьим. Омраченное и оскверненное злом человеческое сердце уже не отражало славу Божью, но через воплощение Сына Божьего намерение Неба исполнилось.

Бог обитает в человеческом естестве, и через спасительную благодать сердце снова становится Его храмом. Бог намеревался сделать храм в Иерусалиме местом постоянного свидетельства высокого предназначения человека. Но иудеи утратили понимание значения этого здания, которым так гордились. Они не покорились Духу Божьему и не стали святым храмом Его. Дворы Иерусалимского храма, превращенные в обыкновенный базар, точно отображали состояние храма сердца, оскверненного чувственными удовольствиями и греховными помыслами. Очистив храм от торгующих и покупающих, Иисус заявил, что Его цель – очистить сердца от осквернения грехом, явленным в низменных желаниях, эгоистичных похотях, вредных привычках, растлевающих душу. «И внезапно придет в храм Свой Господь, Которого вы ищете, и Ангел завета. Которого вы желаете: вот, Он идет, говорит Господь Саваоф. И кто выдержит день пришествия Его, и кто устоит, когда Он явится? Ибо Он – как огонь расплавляющий и как щелок очищающий, и сядет переплавлять и очищать серебро, и очистит сынов Левия и переплавит их, как золото и как серебро» (Мал. 3:1-3).

«Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят; а этот храм – вы» (1 Кор. 3:16,17). Никто не может своими силами освободиться от рабства пороков, овладевших сердцами. Только Христос может очистить храм души. Но Он не желает войти к нам непрошеным гостем. Он входит в сердце не так, как вошел в древний храм, но говорит: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3:20). Он придет не на день, ибо Он обещает: «Вселюсь в них и буду ходить в них... они будут Моим народом». «Он... изгладит беззакония наши. Ты ввергнешь в пучину морскую все грехи наши» (2 Кор. 6:16; Мих. 7:19). Его присутствие очистит и освятит душу, чтобы она была святым храмом Господу и жилищем Божьим (см. Еф. 2:21, 22).

Охваченные ужасом, священники и начальники бежали со двора храма от испытующего взгляда, который проникал в самое сердце. Встречая людей, направляющихся в храм, они уговаривали их повернуть назад и рассказывали о том, что произошло. Иисус с сожалением смотрел на испуганных людей, которым не дано было познать сущность истинного поклонения Богу. В их бегстве Он видел провозвестие будущего рассеяния всего иудейского народа, понесшего кару за нечестие и отказ от покаяния.

Почему же священники бежали из храма? Почему они не спорили с Иисусом? Ведь они знали Его как сына плотника, бедного галилеянина, не имеющего никаких чинов, а значит, и власти. Почему они не воспротивились Ему? Почему в панике бросили свое добро, исполняя приказ Человека, имевшего весьма скромный вид?

Христос говорил властно, как царь, в Его облике и интонациях голоса было нечто такое, чему они не посмели воспротивиться. Услышав повеление, они впервые в жизни осознали себя лицемерами и грабителями. Когда Божество просияло сквозь человеческую природу, они не только увидели негодование на лице Христа, но и поняли смысл Его слов. Они чувствовали себя так, как будто перед престолом Вечного Судьи услышали страшный приговор. Некоторое время им казалось, что Христос – пророк, и многие поверили в Него как в Мессию. Святой Дух внезапно напомнил им слова пророков о Христе. Подчинятся ли они теперь этому внутреннем голосу?

Но нет, торгаши не покаялись. Они знали, что Христос проявлял сочувствие к бедным. Повинные в вымогательстве денег у людей, они возненавидели Христа за то, что Он прочитал их помыслы. Их гордость была уязвлена – они пережили позор публичного обличения. Их беспокоила Его растущая популярность в народе, и они решили спросить: какой властью Он изгнал их и откуда у Него эта власть?

С ненавистью в сердце священники вернулись в храм. Но как же изменился он в их отсутствие! Они убежали, однако остались бедняки. Они теснились вокруг Иисуса, лицо Которого выражало любовь и сострадание. Со слезами на глазах Он говорил каждому: не бойся, Я избавляю тебя, и ты прославишь Меня. Для этого Я пришел в этот мир.

Простой человек шел к Христу, настойчиво взывая: Учитель, благослови меня. Он слышал каждый вопль. С жалостью, превосходящей чувства самой нежной матери, Он склонялся над страдающими детьми. Всем уделил внимание. Все получили исцеление от болезней. Уста немых отверзались, и они славили Господа. Слепые прозревали, чтобы увидеть лицо Исцелителя, сердца страдальцев обретали радость.

Священники и служители храма стали свидетелями этих великих дел, и каким же откровением было для них услышанное! Люди рассказывали Иисусу о своих страданиях, о несбывшихся надеждах, мучительных днях и бессонных ночах. И когда им казалось, что угасает последний луч надежды, Христос исцелил их. Один сказал: мое бремя было очень тяжким, но я нашел Помощника. Он – Помазанник Божий, и я посвящу свою жизнь служению Ему. Родители говорили своим детям: Он спас вашу жизнь, вознесите хвалу Ему! Голоса детей и юношей, отцов и матерей, друзей исцеленных к случайных свидетелей этих чудес соединились в благодарении к хвале. Надежда и радость наполняли сердца. Мир воцарялся в душах. Исцеленные телесно и духовно, люди возвращались домой с вестью о великой любви Иисуса.

Когда Христа вели на казнь, исцеленных им не было в толпе, кричавшей: «Распни Его, распни Его!» Они горевали, глядя на страдания Иисуса, потому что познали Его великую любовь и чудесную силу. Они поняли, что Иисус – их Спаситель, потому что Он исцелил их душу и тело. Они внимали проповеди апостолов, приняли Слово Божье в свои сердца, постигая смысл происходящего. Через них стало осуществляться Божье милосердие и Его миссия спасения людей.

Убежавшие из храма некоторое время спустя постепенно возвратились обратно. Они успели опомниться после овладевшей ими паники, но их лица выражали нерешительность и робость. В изумлении они смотрели на то, что сделал Иисус, и убеждались, что в Нем исполнились пророчества о Мессии. Вина в осквернении храма в значительной степени лежала на священниках. С их разрешения во дворе храма велась торговля. Сам народ был не так уж и виноват. Тем не менее, даже испытав Божественную власть Иисуса, люди продолжали доверять священникам и начальникам. Они видели в Христе некоего реформатора и сомневались в праве Его изменять порядки, установленные начальством храма. Они были недовольны тем, что торговля прервана, и заглушали в себе голос Святого Духа.

Увидеть в Иисусе Помазанника Божьего в первую очередь должны были бы священники и начальники, ибо в их руках находились священные свитки, в которых описывалось Его служение. Они знали, что очищение храма было проявлением сверхчеловеческой силы. Несмотря на свою ненависть к Иисусу, они не могли избавиться от мысли, что Он, вероятно, пророк, посланный Богом восстановить святость храма. С почтительностью, рожденной этим опасением, они обратились к Иисусу с вопросом: «Каким знамением докажешь Ты нам, что имеешь власть так поступать?»

Иисус уже дал им знамение. Осветив их сердца и совершив в их присутствии дела, которые должен был творить Мессия, Он дал им убедительное свидетельство Своей Божественности. Теперь, когда они потребовали от Него нового знамения. Он, показывая, что понимает их озлобление, гибельное для души, ответил притчей: «Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его».

Эти слова имели двоякий смысл. Христос имел в виду не только разрушение иудейского храма и упразднение богослужений в нем, но и Свою собственную смерть – разрушение храма Его тела. Иудеи уже составляли против Него заговор. Когда священники и начальники вернулись в храм, они предложили убить Иисуса и таким образом избавиться от этого возмутителя спокойствия. Но когда Он показал, что знает их намерения, они не поняли Его, решив, что Его слова относятся только к Иерусалимскому храму, и вознегодовали: «Сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его?» Они почувствовали, что Иисус дал им повод для сомнения, и твердо решили отвергнуть Его.

Христос в то время не рассчитывал, что Его слова будут поняты неверующими иудеями, и даже Его учениками. Он знал, что Его речи, неправильно истолкованные Его врагами, будут обращены против Него на суде. Притчу о храме припомнят в качестве главного обвинения, и на Голгофе повторят в насмешку над Ним. Если бы Он в то время объяснил ученикам смысл Своих слов, они узнали бы об ожидавших Его страданиях, а это повергло бы их в глубокую скорбь, которую они не готовы были перенести. Объяснение раньше времени открыло бы иудеям роковые последствия иx предубеждений и неверия. Они уже ступили на путь, с которого не намерены были сворачивать, пока Его не поведут как агнца на заклание.

Христос произнес притчу о храме ради тех, кто уверует в Него впоследствии. Он знал, что эти слова будут звучать вновь и вновь. Поскольку они были сказаны во время Пасхи, тысячи людей должны были услышать их и разнести по всему миру. Значение этих слов станет ясным после Его воскресения. Для многих это послужит убедительным доказательством Его Божественности.

Пребывая в духовной тьме, даже ученики Иисуса часто не могли понять Его наставлений. Но следующие затем события проливали свет на их значение. И когда Иисуса уже не было с ними. Его слова оживали в их сердцах.

Что касается Иерусалимского храма, слова Спасителя: «Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его», – имели более глубокое значение, чем казалось вначале. Христос есть основание и сердце храма. Служение в храме являлось прообразом жертвы Сына Божьего. Институт священства был установлен для образного воплощения посреднического служения Христа. Система жертвоприношений символизировала будущую крестную Жертву во имя искупления мира. Жертвоприношения утрачивали значение после того, как свершится великое событие, на которое они указывали в течение многих веков.

Поскольку все обрядовое служение символизировало Христа, без Него оно теряло всякий смысл. Когда евреи окончательно отвергли Христа, казнив Его, они отринули то, что одухотворяло служение в храме. Храм перестал быть святым местом и был обречен на разрушение. Со дня распятия Христа жертвоприношения и служение, связанное с ними, стали бессмысленными. Подобно жертве Каина, они уже не выражали веру в Спасителя. Предав Христа смерти, иудеи фактически разрушили свой храм. В момент смерти Христа внутренняя завеса в храме разорвалась сверху донизу в знак того, что великая последняя Жертва принесена и обряду жертвоприношений навсегда положен конец.

«И Я в три дня воздвигну его». Казалось, со смертью Спасителя силы тьмы взяли верх и праздновали победу. Но из отверзшегося гроба Иосифа Иисус восстал победителем. «Отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою» (Кол. 2:15). Ценой Своей смерти и воскресения Он стал священнодействователем «скинии истинной, которую воздвиг Господь, а не человек» (Евр. 8:2). Люди воздвигли иудейскую скинию, люди построили иудейский храм, но небесное святилище, образом которого было земное святилище, построено не человеком. «Вот Муж, – имя Ему ОТРАСЛЬ... Он создаст храм Господень и примет славу, и воссядет, и будет владычествовать на престоле Своем; будет и священником на престоле Своем» (Зах. 6:12,13).

Жертвенное служение, указывающее на Христа, пришло к концу. Но взоры людей обратились к истинной Жертве за грехи мира. Земное священство потеряло смысл. Но мы взираем на Иисуса, священника Нового Завета, и на «Кровь кропления, говорящую лучше, нежели Авелева». «Еще не открыт путь во святилище, доколе стоит прежняя скиния...но Христос, Первосвященник будущих благ, прийдя с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною... но со Своею Кровью однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление» (Евр. 12:24; 9:8, 11, 12).

«Посему и может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них» (Евр. 7:25), Хотя служение должно было быть перенесено из земного храма в небесный, хотя святилище и наш великий Первосвященник станут невидимы для человека, все же ученики от этого ничего не потеряют. Они не ощутят разрыва с Богом, и сила их не оскудеет из-за отсутствия Спасителя. Приступив к служению в вышнем святилище, Иисус Своим Духом по-прежнему служит церкви на земле. Он стал невидим для человеческого глаза, но Его прощальное обещание исполняется: «Се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28:20). Хотя Он передает Свою власть немощным служителям. Его живительное присутствие остается в церкви.

«Итак, имея Первосвященника великого... Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего. Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха. Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи» (Евр. 4:14-16).

Никодим

Евангелие от Иоанна, 3:1-17

Никодим занимал высокое и ответственное положение в еврейской иерархии. Прекрасно образованный, обладающий выдающимися талантами, он был уважаемым членом синедриона. Учение Иисуса глубоко затронуло его, как и многих других людей. И хотя Никодим был богат, жил в почете, но кроткий Назарянин его чем-то очень привлекал. И он решил узнать побольше об этих удивительных истинах.

Очищая храм, Христос, явил Свою власть и этим возбудил непримиримую ненависть священников и правителей. Их страшило могущество незнакомца. Такого выпада со стороны мало кому известного галилеянина нельзя было терпеть! Стали обсуждать, не положить ли конец Его деятельности. Но не все были с этим согласны. Нашлись и такие, кто боялся противостоять Иисусу, столь явно движимому Духом Божьим. Они помнили, как в древности убивали пророков, обличавших грехи вождей Израиля. Они знали: порабощение евреев язычниками было следствием их упрямого отвержения обличении Господа – и боялись, что, составляя заговор против Иисуса, священники и правители шли по стопам своих отцов, и навлекали на народ новые бедствия. Эти опасения разделял и Никодим. В синедрионе, когда обсуждался вопрос о том, как поступить с Иисусом, Никодим советовал проявить осторожность и умеренность. Он утверждал: если Иисус действительно имеет власть от Бога, то было бы опасно отвергать Его предостережения. Священники не осмелились пренебречь этим советом и отложили на некоторое время решительные меры против Спасителя.

Услышав об Иисусе, Никодим начал с особой ревностью исследовать пророчества о Мессии. И чем более углублялся в них, тем тверже убеждался – вот Тот, Кто должен прийти. Как и многих в Израиле, Никодима очень тревожило осквернение храма. Он был свидетелем изгнания торгующих из храма. Видел чудесное проявление Божественной силы, когда Спаситель ободрял бедных и исцелял больных. Никодим глядел в их радостные лица и слышал из их уст хвалы Господу. Ну разве он мог усомниться в том, что Иисус из Назарета является Божьим Посланником!

Никодим очень хотел побеседовать с Иисусом, но боялся открыто пойти к Нему. Было бы слишком унизительно для одного из правителей еврейского народа проявлять свое расположение к какому-то малоизвестному Учителю. И если бы о встрече стало известно синедриону, ему не удалось бы избежать насмешек и оскорблений. И Никодим решил поговорить с Иисусом тайно, оправдывая себя тем, что, сделай он это открыто, многие захотели бы последовать его примеру. Узнав, что Спаситель по ночам отдыхает на Елеонской горе, он дождался, когда город затихнет и погрузится в сон, и тогда пошел к Иисусу.

В присутствии Христа Никодим почувствовал странную робость, которую пытался скрыть под напускной важностью. «Равви! – сказал он, – мы знаем, что Ты – Учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог». Заговорив о дарованиях Христа, о Его чудесной силе, Никодим надеялся подготовить почву для последующей беседы. Он начал с похвалы, чтобы продемонстрировать свое доверие к Иисусу и расположить Его к себе, но на самом деле в его речах сквозило сомнение. Он не признавал Иисуса Мессией, считая его учителем, посланным Богом.

Вместо того чтобы ответить на это приветствие, Иисус внимательно вгляделся в собеседника, как бы читая его душу. Обладающий безграничной мудростью, Он видел перед Собой человека, ищущего правду. Он знал о цели его прихода, и, желая укрепить убеждение, проникшее в сердце Своего слушателя, начал с главного, торжественно, но доброжелательно: «Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Ин. 3:3). Никодим пришел к Господу, желая поспорить с Ним, но Иисус сразу открыл ему основные принципы истины. В сущности, Его слова означали следующее: ты нуждаешься, не столько в теоретическом знании, сколько в духовном возрождении; ты нуждаешься не в удовлетворении своего любопытства, но в обновлении сердца; ты должен принять новую жизнь свыше, прежде чем сможешь оценить небесное; пока в тебе не произойдет перемена и пока ты не увидишь все в новом свете, беседа со Мной о Моей власти и о Моем служении не послужит тебе во спасение.

Никодим слышал проповеди Иоанна Крестителя о покаянии и крещении и знал, что Иоанн указывал людям на Того, Кто будет крестить их Святым Духом. Он прекрасно понимал, что иудеям недостает духовности и что ими в значительной степени движет фанатизм и мирское тщеславие. Он надеялся, что с пришествием Мессии все изменится к лучшему. Но даже проникновенная проповедь Крестителя не привела его к осознанию собственной греховности. Он был строгим фарисеем и гордился своими добрыми делами. Его уважали за великодушие и щедрость пожертвований на храм. Никодим был уверен в благорасположении к себе Господа, но теперь и его страшила мысль, что Царство Небесное, должно быть, слишком совершенно в своей чистоте, чтобы он сподобился узреть его, находясь в греховном состоянии.

Символическое понятие «рождение свыше», о котором говорил Иисус, было знакомо Никодиму. Обращенных из язычества в иудейскую веру часто сравнивали с новорожденными, и поэтому он должен был бы понять, что слова Иисуса не следует толковать буквально. Но, будучи израильтянином, он считал, что место в Царстве Божьем ему обеспечено, и не испытывал нужды в переменах. Вот почему он так удивился словам Спасителя. Он был уязвлен тем, что слова Господа относились к нему. Фарисейская гордость боролась в нем с искренним желанием узнать истину. Его задевало, что Христос говорит с ним без почтения, привычного начальникам его ранга.

Неожиданно потеряв самообладание, он с иронией спросил Христа: «Как может человек родиться, будучи стар?» Подобно многим людям, сталкивающимся с бескомпромиссной истиной, он был не готов принять то, что исходит от Духа Божьего. В таких людях нет ничего, что могло бы откликаться на духовное, потому что о духовном нужно судить духовно.

Но Спаситель не поддержал спора. Торжественно, с тихим достоинством поднял Он руку и с еще большей твердостью повторил так удивившее Никодима: «Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие». Никодим знал, что Христос имел в виду крещение водой и обновление сердца Духом Божьим. Он убедился, что перед ним был Тот, Чье появление предсказывал Иоанн Креститель.

Иисус продолжал: «Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух». Человеческое сердце по своей природе привержено злу. «Кто родится чистым от нечистого? Ни один» (Иов. 14:4). Люди никогда не смогут изобрести лекарство от греха. «Плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут». «Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Рим. 8:7; Мф. 15:19). Для того чтобы побуждения сердца были чисты, оно само должно быть очищено. Тот, кто надеется достичь небес исполнением закона, пытается сделать невозможное. Исповедующий законническую религию и заботящийся о внешнем благочестии не может чувствовать себя в безопасности. Жизнь христианина – это не изменение или улучшение старого, но преобразование его естества. Обрести новую жизнь невозможно, не умертвив своего «я» и греховных помыслов. Эта перемена может произойти только под влиянием Святого Духа.

Никодим все еще недоумевал, и тогда Иисус облек Свою мысль в притчу, сравнив деяние Святого Духа с ветром: «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа».

Мы слышим, как ветер шумит в кронах деревьев, видим трепещущие листья и травы, но сам ветер невидим, и никто из людей не знает, откуда он приходит и куда уходит. Вот так же влияет на нас Святой Дух, изменяя сердца. Уловить его путь так же трудно, как движение ветра. Иногда человек не может припомнить точного часа, или места, или обстоятельств своего обращения, но ведь обращение состоялось! Христос неустанно воздействует на сердце человека, но увидеть эту деятельность так же невозможно, как ветер. Мало-помалу человек испытывает влияние, источник которого может и не осознавать, но оно направляет его ко Христу. Это происходит, когда мы размышляем о Христе, читаем Писания или слушаем проповедника. И однажды, когда призыв Духа становится ясно различим, душа радостно подчиняется Иисусу. Многие называют это внезапным обращением, но в действительности это результат продолжительной, неотступной и терпеливой работы Духа Божьего.

Хотя ветер невозможно увидеть, результаты его действия видны и ощутимы. Так и работа Духа над сердцем открывается в каждом поступке того, кто испытал на себе эту спасительную силу. Когда Дух Божий овладевает сердцем, Он преображает жизнь. Исчезают греховные помышления, человек перестает совершать злые поступки, и там, где царили гневливость, зависть и раздоры, воцаряются любовь, смирение и мир. Печаль сменяется радостью, лицо человека просветляется, отражая небесный свет. Никто не чувствует прикосновения той руки, которая снимает бремена, и никто не видит свет, который нисходит из небесных чертогов. Благословения даются в том случае, если душа верою покоряется Богу. И тогда сила, невидимая для человеческого глаза, творит новое существо по образу Божьему.

Ограниченный человеческий разум не в состоянии постичь работу искупления. Тайна эта превосходит возможности человеческого познания. Но тот, кто переходит от смерти в жизнь, понимает, что работа эта совершается Богом. И ныне, на земле, мы можем познать начало искупления на личном опыте, последствия же его простираются в вечность.

Иисус говорил так убедительно, что истина начала освещать ум иудейского начальника. Смягчающее, умиротворяющее влияние Святого Духа согрело его сердце. Но он не мог до конца понять слова Спасителя. Его поразила не столько необходимость рождения свыше, сколько способ, каким оно совершается. Он спросил удивленно: «Как это может быть?»

«Ты – учитель Израилев, и этого ли не знаешь?» – отвечал Иисус. И действительно, тот, на которого возлагалась ответственность за воспитание народа, должен был знать такие важные вещи. Это был урок для Никодима: вместо того чтобы раздражаться, слушая слово истины, ему, в его духовном невежестве, следовало умерить свое самомнение. Христос говорил логично и убедительно. Его взгляд и голос выражали искреннюю любовь, и Никодим, поняв свое жалкое состояние, не обиделся.

Но когда Иисус объяснил, что Его миссия на земле заключается в том, чтобы установить духовное, а не земное царство, Никодим опять ощутил досаду. И увидев это, Иисус добавил: «Если Я сказал вам о земном, и вы не верите, – как поверите, если буду говорить вам о небесном?» Если Никодим не мог принять учение Христа о действии благодати на сердце, то как ему было понять природу Его славного небесного царства? Не постигнув характер служения Христа на земле, он тем более не был способен осознать Его служения на небе.

Иудеи, которых Иисус изгнал из храма, называли себя детьми Авраама. Но они бежали от Спасителя, потому что не могли вынести славу Божью, явленную в Нем, и этим засвидетельствовали, что не были освящены благодатью Божьей для священного служения в храме. Да, внешне они ревностно сохраняли праведность, но они пренебрегали святостью сердца. Ярые защитники буквы закона, они постоянно нарушали его дух. Больше всего они нуждались в той перемене, о которой Христос говорил Никодиму, – в новом нравственном рождении, очищении от грехов и в движении к познанию истины и святости.

Слепота Израиля, не видевшего необходимости духовного возрождения, не могла быть оправдана ничем. Вдохновляемый Святым Духом пророк Исаия писал: «Все мы сделались – как нечистый, и вся праведность наша как запачканная одежда». Давид молился: «Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух правый обнови внутри меня». И через Иезекииля было дано обетование: «И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное. Вложу внутрь вас Дух Мой и сделаю то, что вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и выполнять» (Ис. 64:6; Пс. 50:12; Иез. 36:26, 27).

Никодим читал эти тексты, но ум его был затуманен. И только теперь он начал постигать их смысл. Он понял, что самое строгое, но формальное соблюдение буквы закона никому не дает пропуска в Царство Небесное. С точки зрения окружающих, жизнь Никодима была праведной и достойной уважения. Но в присутствии Христа он почувствовал скверну своего сердца и осознал свою греховность.

Никодима влекло ко Христу. Когда Спаситель объяснил ему, что значит рождение свыше, ему очень захотелось испытать самому духовную перемену. Но как этого достичь? Иисус ответил на этот невысказанный вопрос: «И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную».

История с Моисеем была хорошо знакома Никодиму. Символ – вознесенный змей помог ему понять миссию Спасителя. Когда израильский народ в пустыне умирал от укусов ядовитых змей, Господь повелел Моисею сделать медного змея и установить его высоко в центре лагеря. Всему стану было объявлено, что всякий, кто посмотрит на медного змея, останется жив. Люди хорошо знали, что сам по себе медный змей не имеет никакой силы. Но это был символ Христа. Как медный змей, сделанный по подобию ядовитых, был вознесен для исцеления людей, так и Тот, Который явился «в подобии плоти греховной», стал их Избавителем (Рим 8:3). Многие израильтяне считали, что жертвоприношения могли освободить их от греха. Бог же хотел научить их, что сами по себе жертвоприношения животных имеют не больше силы, чем медный змей. Их назначение состояло в том, чтобы обратить помыслы иудеев к Спасителю. Для исцеления ран, для очищения от грехов им не могло помочь ничто, кроме упования на Дар Божий. Для того чтобы жить, они должны были взирать на этот символический образ.

Ужаленные змеями могли замешкаться и не обратить свой взор на медного змея. Они могли сомневаться в том, что этот медный символ имеет некую скрытую силу. Они могли бы потребовать рационального объяснения, но объяснения не последовало. Они должны были принять слово Божье, реченное через Моисея. Отказаться взглянуть – значило погибнуть.

Не спорами и сомнениями насыщается душа. Мы должны взирать и жить. Никодим понял урок и усвоил его. Теперь он перечитывал Писания совершенно по-новому – не для отвлеченных рассуждений, но для того, чтобы обрести новую жизнь. Как только он подчинился водительству Святого Духа, он начал созерцать Царство Небесное.

И в наши дни тысячи людей нуждаются в истине, которая была преподана Никодиму через символ вознесенного змея. Эти люди и ныне полагаются на свое послушание закону Божьему, чтобы снискать благоволение Господне. Но когда их призывают взирать на Иисуса и верить, что Он спасет их исключительно по Своей благодати, они восклицают: «Как это может быть?»

Подобно Никодиму, мы должны входить в жизнь, чувствуя себя закоренелыми грешниками. Кроме Христа, «нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4:12). Верой мы принимаем благодать Божью. Но и одна только вера не является нашим спасителем. Сама по себе она ничего не значит. Вера – это всего лишь рука, которой мы держимся за Христа и принимаем Его заслуги, это средство исцеления от греха. Мы даже покаяться не можем без помощи Духа Божьего. Писание говорит о Христе: «Его возвысил Бог десницею Своею в Начальника и Спасителя, дабы дать Израилю покаяние и прощение грехов» (Деян. 5:31). И покаяние, и прощение исходят от Христа.

И все-таки как же нам тогда спастись? «Как Моисей вознес змию в пустыне», так был вознесен и Сын Человеческий. И всякий, кто был ужален змеем или обманут, может взглянуть на Него – и жить. «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин. 1:29). Свет, исходящий от креста, открывает любовь Божью. Его любовь влечет нас к Нему. И если мы не противимся этому влечению, мы будем приведены к подножию Его креста в раскаянии за грехи, которые распяли Спасителя. И тогда Дух Божий через веру созидает в нас новую жизнь, а помыслы и желания наши подчиняются воле Христовой. Сердце и ум обновятся по образу Того, Кто действует в нас, желая нашего подчинения Ему. И когда закон Божий запечатлен в уме и сердце, мы можем сказать вместе со Христом: «Я желаю исполнить волю Твою, Боже мой» (Пс. 39:9).

В беседе с Никодимом Иисус раскрыл план спасения и Свою миссию в этом мире. Ни в одной из Своих последующих проповедей Он не объяснял так полно и последовательно то, что должно произойти в сердце каждого человека, который хочет наследовать Царство Небесное. В самом начале Своего служения Иисус открыл истину члену синедриона, человеку с наиболее восприимчивым умом и репутацией мудрого учителя. Однако вожди Израиля не приняли этот свет. Никодим сокрыл истину в своем сердце, в течение трех лет она не принесла видимых плодов.

Но Иисус знал, в какую почву бросает семя. Слова, сказанные в ту ночь на пустынной горе единственному слушателю, не пропали втуне. Никодим не торопился признавать Христа публично, он наблюдал за Его жизнью и размышлял над Его учением. На совете синедриона он не раз разрушал замыслы священников уничтожить Спасителя. И когда наконец Иисус был вознесен на крест, Никодим вспомнил то, чему Спаситель учил его на горе Елеонской. «И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». Свет, открывшийся в тайной беседе, осветил Голгофский крест, и Никодим увидел в Иисусе Искупителя мира.

После вознесения Господа, когда ученики Христа были рассеяны вследствие гонений, Никодим смело выступил вперед. Он жертвовал средства на поддержание молодой церкви, которая, как надеялись правоверные иудеи, должна была бы исчезнуть со смертью Христа. Во времена опасности Никодим, некогда осторожный и сомневавшийся, стоял твердо, как скала, и укреплял веру в учениках Христа, материально поддерживая дело евангелистов. За это его презирали и преследовали те, кто прежде с почтением относился к нему. Он обеднел, утратил прежние почести, но не поколебался в вере, зародившейся в нем во время той ночной беседы с Иисусом.

Никодим рассказал Иоанну об этой беседе, и тот записал ее в назидание миллионам людей. Истины, преподанные ему, ныне так же важны и актуальны, как в ту знаменательную ночь на горе, когда иудейский начальник пришел расспросить о смысле жизни скромного Галилейского Учителя.

«Ему должно расти»

Евангелие от Иоанна, 3:22-36

Некоторое время влияние Иоанна Крестителя на народ было сильнее власти правителей, священников и вельмож. И если бы он объявил себя Мессией и поднял восстание против Рима, священники вместе с народом собрались бы под его знамя. Сатана был готов внушить Иоанну Крестителю честолюбивые стремления, свойственные властителям умов в этом мире. Но Иоанн, сознавая свой проповеднический успех, твердо противостоял соблазну. Оказавшись в центре внимания, сам он направлял духовный взор к Другому.

Вскоре он заметил, что его популярность уменьшается по сравнению с растущей известностью Спасителя. Толпа, окружавшая Иоанна, редела. Когда Иисус пришел из Иерусалима в окрестности Иордана, люди стекались, чтобы внимать Ему. С каждым днем учеников у Него становилось все больше. И многие приходили к Нему креститься. Христос Сам никогда не крестил, поручая исполнение обряда Своим ученикам, и этим Он показал, что миссия его предтечи завершена. Но ученики Иоанна Крестителя ревниво следили за возрастающей популярностью Иисуса и искали любой повод, чтобы критиковать Его служение. Вскоре представился удобный случай. Между ними и иудеями возник спор о том, может ли крещение очистить душу от греха. Ученики Иоанна утверждали, что крещение Иисусово существенно отличается от крещения Иоанна, и спорили с учениками Христа о том, какие слова нужно произносить во время крещения, и, наконец, усомнились в том, имеет ли Иисус вообще право крестить.

Ученики Иоанна пришли к нему с жалобами: «Равви! Тот, Который был с тобою при Иордане, и о Котором ты свидетельствовал, вот Он крестит, и все идут к Нему». Так сатана искушал Иоанна. Хотя миссия Иоанна близилась к концу, он все же мог помешать работе Христа. И если бы Иоанн пожалел себя и выразил горечь или досаду по поводу того, что кто-то его превзошел, он посеял бы семена раздора среди новообращенных, возбудил бы среди них ревность и зависть и мог бы серьезно помешать распространению благой вести.

Иоанн имел слабости и недостатки, свойственные всем людям, но прикосновение Божественной любви преобразовало его. Он жил в атмосфере, не оскверненной эгоизмом и тщеславием, и был совершенно не завистлив. И поэтому Иоанн не выразил ни малейшего сочувствия недовольству своих учеников, но недвусмысленно показал свое искреннее благоговение перед Мессией. Он радостно приветствовал Того, Кому приготовил путь.

Иоанн ответил ученикам: «Не может человек ничего принимать на себя, если не будет дано ему с неба. Вы сами мне свидетели в том, что я сказал: не я Христос, но я послан пред Ним. Имеющий невесту есть жених; а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха». Иоанн сравнил себя с дружком, который исполняет роль посыльного между женихом и невестой и подготавливает все необходимое для свадьбы. После свадьбы миссия дружка заканчивается, и он радуется счастью молодоженов, чей союз заключен при его содействии. Иоанн понимал, что призван направить народ к Иисусу, и теперь его радовал успех Спасителя. И он сказал: «Сия-то радость моя исполнилась; ему должно расти, а мне умаляться».

Взирая с верой на Спасителя, Иоанн достиг совершенства в самоотречении. Он не старался привлечь к себе людей, но направлял их сознание к Иисусу, пока они не сосредоточивались на Агнце Божьем. Сам он был только гласом вопиющего в пустыне и ныне с радостью соглашался молчать и оставаться безвестным, лишь бы люди обратились к Свету жизни.

Верные своему призванию, вестники Божьи не будут искать себе почестей. Любовь к себе растворится в любви ко Христу, и никакое соперничество не осквернит драгоценного дела Евангелия. Верные слуги Господни провозгласят, подобно Иоанну Крестителю: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин. 1:29). Они возвысят Иисуса, и с Ним будет возвышено человечество. «Ибо так говорит Высокий и Превознесенный, вечно Живущий, – Святый имя Его: Я живу на высоте небес и во святилище, и также с сокрушенными и смиренными духом, чтобы оживлять дух смиренных и оживлять сердца сокрушенных» (Ис. 57:15).

Душа пророка, свободная от малейшего эгоизма, была наполнена Божественным светом. Он свидетельствовал о славе Спасителя почти в тех же выражениях, которые употребил Христос в беседе с Никодимом. Иоанн сказал: «Приходящий свыше и есть выше всех; а сущий от земли земный и есть и говорит, как сущий от земли; Приходящий с небес есть выше всех... ибо Тот, Которого послал Бог, говорит слова Божии; ибо не мерою дает Бог Духа». Христос мог сказать о Себе: «ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца» (Ин. 5:30). Христу было сказано: «Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие; посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих» (Евр. 1:9). Ибо Отец «не мерою дает Духа».

Так обстоит дело и с последователями Христа. Мы можем получить небесный свет только в том случае, если пожелаем освободиться от своего я». Мы не поймем характер Божий и не сумеем принять Христа верою, пока не согласимся подчинить Иисусу всякое свое помышление. И всем, кто так поступает, Святой Дух дается не мерою. Во Христе «обитает вся полнота Божества телесно, и вы имеете полноту в Нем» (Кол. 2:9-10).

Ученики Иоанна рассказали ему, что все люди идут ко Христу, но Иоанн, зная больше, чем знали ученики, ответил: «Никто не принимает свидетельства Его», – потому что только немногие были готовы принять Его, как Спасителя от греха. Но «Принявший Его свидетельство сим запечатлел, что Бог истинен» (Ин. 3:33), «верующий в Сына имеет жизнь вечную». И не нужно было спорить о том, чье крещение – Христово или Иоанново – очищало от греха. Только благодать Христова дает жизнь душе. Без Христа крещение, как и всякое другое установление, – это лишенная смысла формальность. «Не верующий в Сына не увидит жизни».

Весть об успехе служения Христа, которую с такой радостью воспринял Иоанн Креститель, дошла и до правителей в Иерусалиме. Священники и раввины завидовали влиянию Иоанна, видя, что синагоги пустеют, а люди толпами устремляются в пустыню; но теперь появился Некто, обладающий еще большей силой привлекать сердца. Израильские вожди не были готовы сказать вместе с Иоанном: «Ему должно расти, а мне умаляться». Наоборот, в них окрепла решимость положить конец служению, которое уводит от них людей.

Иисус знал, что они пойдут на все, только бы посеять раздор между Его учениками и учениками Иоанна. Он знал, что надвигается буря, в которой погибнет один из величайших пророков, когда-либо приходивших в мир. Желая избежать любого повода, могущего подтолкнуть к распрям и разногласиям, Он постепенно прекратил здесь Свое служение и удалился в Галилею. Мы тоже, желая сохранить верность истине, должны избегать всего, что может породить недоразумения и вражду, потому что всякий раз, когда они возникают, неизбежно погибают души. При любых обстоятельствах, ведущих к конфликтам и размолвкам, мы должны поступать по примеру Иисуса и Иоанна Крестителя.

Иоанн был призван быть реформатором. Вполне естественно, его ученики возлагали на него большие надежды, думая, что успех дела зависит только от трудов Крестителя, к упуская из виду, что он был лишь орудием в руках Божьих. Но служения Иоанна было недостаточно, чтобы основать христианскую церковь. По окончании его миссии Другой должен был продолжить начатое им дело. Ученики Иоанна не понимали этого. Когда они увидели, что Христос начал Свое служение, они стали завидовать и выказывать недовольство.

И ныне существует такая же опасность. Бог призывает человека, чтобы он произвел определенную работу, и когда тот совершит все от него зависящее, Господь призывает других, чтобы они подхватили эту деятельность. Но многие, подобно ученикам Иоанна, думают, что успех всего цела зависит от того, кто его начал. Когда внимание сосредоточивается не на Божественном факторе, а на человеке, в сердце закрадывается зависть, и работа Божья терпит урон.

А тот, кого чрезмерно чтят, испытывает искушение самонадеянностью. Тот, кого слишком превозносят, теряет сознание своей зависимости от Бога. Люди приучаются полагаться на людей. В итоге они впадают в заблуждение и теряют связь с Богом.

Работа Божья не должна вестись методами, предложенными человеком, по плану, им же составленному. Время от времени Бог призывает к служению различных людей, через которых Он может лучше всего осуществить свою цель. Блаженны те, кто готов смириться, говоря вместе с Иоанном Крестителем: «Ему должно расти, а мне умаляться».

У колодца Иакова

Евангелие от Иоанна, 4:1-42

Идя в Галилею, Иисус проходил через Самарию. Был полдень, когда Он достиг чудесной Сихемской долины. Давным-давно у входа в долину патриарх Иаков сделал колодец. Иисус присел отдохнуть у колодца, а Его ученики пошли купить еды.

Иудеи и самаряне издавна враждовали между собой и всеми силами избегали всякого общения. Когда это было необходимо, раввины разрешали торговать с самарянами, но любые более тесные контакты осуждались. Иудей не мог брать в долг у самарянина, не мог принять из его рук даже кусок хлеба или чашу воды. Ученики Иисуса, покупая продовольствие, следовательно, не нарушали обычай своего народа. Но дальше этого они не шли. Им и в голову не приходило просить о чем-либо самарян или оказывать им какую-либо услугу.

Итак, Иисус, утомленный дорогой, проголодавшийся, мучимый жаждою, сидел у колодца. С утра Он проделал большой путь, а теперь, когда жара усилилась, жажда становилась все нестерпимей при мысли о том, что холодная, освежающая вода рядом, а Он не может достать ее, потому что у Него нет ни веревки, ни сосуда. Колодец же был весьма глубок. Иисус, который мог бы совершить любое чудо, решил разделить участь человечества. Он ждал, пока кто-нибудь придет и зачерпнет для Него воды.

И вот к колодцу подошла женщина-самарянка и, делая вид, что не замечает Его, наполнила свой кувшин водой. Когда она уже собиралась уходить, Иисус попросил у нее напиться. На Востоке никто не отказывал в такой просьбе, воду здесь называли Божьим даром. Дать напиться жаждущему путнику считалось столь священной обязанностью, что арабы, жившие в пустыне, порой проделывали лишний путь, чтобы удовлетворить просьбу жаждущего и выполнить свой долг. Однако ненависть между иудеями и самарянами удерживала женщину от сочувствия к Путнику. Спаситель же попытался найти ключ к ее сердцу, и мягко, как это свойственно Божественной любви, обратился к ней с просьбой. Сам же не торопился что-то ей предлагать. Учтивая просьба могла быть отвергнута, но доверие вызывает взаимное доверие. Царь небес снизошел к этой отверженной душе и просил послужить Ему. Он, сотворивший океан, положивший предел его глубоким водам, открывший источники земли и образовавший русла рек, сидел теперь, утомленный дорогой у колодца Иакова, и зависел от милосердия прохожего, нуждаясь в глотке воды.

Женщина видела, что перед нею иудей. От неожиданности она забыла выполнить Его просьбу, но попыталась выяснить, почему Он заговорил с нею. «Как Ты, будучи Иудей, – сказала она, – просишь пить у меня, Самарянки?»

Иисус ответил ей: «Если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то сама просила бы у Него и Он дал бы тебе воду живую». Ты удивляешься, что мне приходится просить тебя о таком пустяке, как глоток воды из колодца? Если бы ты попросила у Меня, Я дал бы тебе пить из источника жизни вечной.

Женщина не поняла слов Христа, но почувствовала, что происходит нечто очень важное. Лицо ее стало серьезным, она силилась понять удивительного собеседника. Думая, что Иисус говорит о колодце, возле которого они встретились, самарянка сказала: «Господин! Тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок: откуда же у Тебя вода живая? Неужели Ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь, и сам из него пил?» Она видела в Нем всего лишь жаждущего, запыленного, усталого путника; мысленно сравнила Его с почитаемым а этих местах патриархом Иаковом. Она думала (и это было вполне естественно), что никакой колодец не может быть лучше того, который выкопали предки. В ее голове смешались предания о патриархах и пророчества о Мессии, а тем временем Надежда патриархов – Сам Мессия – беседовал с ней, но она Его не узнала. Как много жаждущих душ и ныне находятся рядом с живым источником, однако ищут его где-то далеко. «Не говори в сердце твоем: кто взойдет на небо?, то есть, Христа свести; или: кто сойдет в бездну?, то есть, Христа из мертвых возвести... Близко к тебе слово, в устах твоих и в сердце твоем... Ибо если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом к сердцем Твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься» (Рим. 10:6-9).

Иисус сразу не ответил на ее вопрос о Себе, но убедительно и проникновенно сказал: «Всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять; а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную».

Тот, кто стремится утолить свою жажду в источниках этого мира, возжаждет вновь. Миллионы людей томятся в неведении. Человеческие души готовы прильнуть хоть к какому-нибудь источнику, дабы найти смысл своего существования. Но эту жажду может утолить только «Христос – желаемый всеми народами». Тот, в Ком нуждается весь мир. Божественная благодать, которую может даровать только Он, – вот та живая вода, которая очищает, освежает и наполняет душу новыми силами.

Иисус вовсе не имел в виду, что человеку достаточно только одного глотка воды жизни. Тот, кто однажды испытал любовь Христа, будет постоянно жаждать ее. Ничего другого ему уже не нужно. Теряют привлекательность богатство, радости и почести этого мира. Сердце взывает: «Я жажду Твоей благодати вновь». И Спаситель, Который помогает человеку осознать его нужду, всегда готов удовлетворить духовную жажду, сердечный голод. Человеческие силы истощатся, земные опоры пошатнутся, чаши опустеют, водоемы высохнут, но наш Искупитель – неисчерпаемый Источник. Мы можем пить из Него, и Он никогда не иссякнет. Тот, в ком обитает Христос, имеет в себе благословенный «источник воды, текущей в жизнь вечную». И он может черпать из него силу и благодать для насыщения всех потребностей.

Когда Иисус говорил о живой воде, женщина смотрела на Него с изумлением. В ней пробудился интерес и желание получить дар, о котором Он говорил. Она поняла, что имеется в виду вода не из колодца Иакова, потому что из него она постоянно пила и снова испытывала жажду. «Господин! – сказала она тогда, – дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать».

Неожиданно Иисус переменил тему разговора. Прежде чем эта душа получит дар, который Он хотел предложить, ей необходимо понять свой грех и свою нужду в Спасителе. Иисус попросил ее: «Пойди, позови мужа твоего и приди сюда». Она же ответила: «У меня нет мужа». Ей явно хотелось избежать вопросов на эту тему. Но Спаситель продолжал: «Правду ты сказала, что у тебя нет мужа; ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала».

У женщины перехватило дыхание. Странный путник перелистывал страницы ее жизни и узнавал то, что, казалось ей, надежно сокрыто от посторонних глаз. Кто же Он, способный читать тайны ее жизни? И в это мгновение она увидела себя перед строгим судом, на котором все тайное становится явным. Ее совесть пробудилась.

Она не могла ничего отрицать, но вновь попыталась уклониться от обсуждения неприятной темы. С глубочайшим почтением женщина произнесла: «Господи! вижу, что Ты пророк». И затем, надеясь заглушить голос совести, перевела разговор на религиозную тему. Если Он действительно пророк, тогда, вне всякого сомнения, сможет разъяснить ей давно наболевшие вопросы.

Иисус терпеливо позволил ей вести беседу, как она хотела. Тем не менее Он снова предпринял попытку открыть ей истину. «Отцы наши, – сказала она, – поклонялись на этой горе; а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме». Как раз перед ними возвышалась гора Гаризим. Храм на горе был разрушен, остался только жертвенник. Вопрос о месте поклонения был предметом раздора между иудеями и самарянами. Предки самарян были израильтянами, но из-за их грехов Господь допустил, чтобы языческие народы поработили Самарию. Из поколения в поколение они жили рядом с идолопоклонниками. Язычество постепенно разлагало веру самарян. Сперва они считали, что идолы нужны для напоминаний о живом Боге, Владыке Вселенной, но со временем сами начали поклоняться этим идолам.

Когда во дни Ездры восстанавливался Иерусалимский храм, самаряне хотели участвовать в возведении его наравне с иудеями. Но получили отказ, и между двумя народами вспыхнула лютая вражда. В отместку самаряне построили свой храм на горе Гаризим. Здесь они поклонялись Богу в соответствии с указаниями, данными Моисеем, хотя не оставили совсем идолопоклонства. Но случилось несчастье: храм был разрушен врагами, и казалось, что над Самарией тяготеет проклятие. Однако самаряне упорно держались своих традиций и обрядов. Они не желали считать Иерусалимский храм домом Господним, а религию иудеев – истиннее своей.

Отвечая на вопрос женщины, Иисус сказал: «Поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу; вы не знаете, чему кланяетесь; а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев». Иисус показал, что Ему было чуждо предубеждение иудеев, презиравших самарян. Теперь Он пытался рассеять недоверие самарянки к иудеям. Напомнив собеседнице, что вера самарян извращена идолопоклонством. Он твердо заявил, что иудеям вверены великие истины искупления и что именно из их среды произойдет Мессия. В Священных Писаниях иудеям был ясно открыт характер Бога и показаны принципы Его правления. Иисус причислял Себя к иудеям, которым Бог дал познание о Себе.

Иисус хотел, чтобы женщина увидела в религии нечто большее, чем формальная обрядность, и перестала смущаться спорными вопросами. «Настанет время, – сказал Он, – и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине».

То же самое Иисус прежде говорил Никодиму: «Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Ин. 3:3). Ни поиски святой горы, ни паломничество в святой храм не приводят людей к близости с Небом. Нельзя сводить религию к внешним формам и обрядам. Лишь религия, источник которой в Боге, есть единственный путь, ведущий к Богу. Для того чтобы научиться служить Ему, мы должны родиться от Духа Божьего. Это очистит сердце, обновит ум, возродит в нас способность познавать и любить Бога. Возрожденное сердце готово добровольно повиноваться всем Его требованиям. В этом и заключается истинное поклонение. Это и есть плод действия Святого Духа. Каждая искренняя молитва произносится под влиянием Святого Духа, и такая молитва угодна Господу. Всякое устремление души к Богу является свидетельством работы Святого Духа, и Бог откроется этой душе. Таких именно последователей Он ищет, желает принять и сделать Своими детьми.

Слова Иисуса произвели на самарянку огромное впечатление. Она не слышала ничего подобного ни от своих священников, ни от иудеев. Мысленно перелистав свою прошлую жизнь, она вдруг испытала неведомое ей доселе чувство. Душа томилась жаждой, которую не могли утолить воды из колодца Сихарь. До сих пор в ней не пробуждалось ни малейшего желания чего-то более возвышенного. Иисус убедил женщину в том, что знает все тайны ее жизни, и все же она почувствовала, что Он – Друг, исполненный любви и милосердия. И хотя Его чистота осуждала ее грех, Он не произнес ни единого слова в осуждение, но рассказал ей о Своей благодати, которая способна обновить душу. Самарянка поняла, что перед ней стоит не обычный человек. Не долгожданный ли это Мессия? – подумала она и сказала Ему: «Знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все». Иисус ответил ей: «Это Я, Который говорю с тобою».

Когда женщина услышала эти слова, свет веры озарил ее душу. Из уст Божественного Учителя, она приняла чудесную весть.

Она была способна постичь истину. Она была готова принять самое возвышенное откровение, потому что интересовалась Писаниями и Святой Дух приготовил ее сердце к ВОСПРИЯТИЮ большего света. Она наизусть помнила ветхозаветное обетование: «Пророка из среды тебя, из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь Бог твой – Его слушайте» (Втор. 18:15). Она старалась понять это пророчество. Свет уже сиял в ее сердце. Живая вода духовной жизни, которую Христос дает каждой жаждущей душе, уже омыла ее сердце. Дух Божий вразумил ее.

Те ясные истины, которые Христос открыл этой женщине, были непостижимы для иудеев, которые считали себя праведными. Христос был гораздо сдержаннее в разговорах с ними. И вот то, что скрыто от иудеев, то, что впоследствии ученики хранили в тайне, ныне открылось ей. Иисус видел, что она обязательно использует свое познание, чтобы и другие могли приобщиться к Его благодати.

Когда ученики вернулись с едой, они удивились, что Господь разговаривает с самарянкой. Он не выпил ни одного глотка воды, которой так желал, и не прекратил беседу, чтобы подкрепиться. Потом женщина ушла, но тщетно ученики уговаривали Его поесть. Он был молчалив, сосредоточен, погружен в глубокое раздумье. Его лицо излучало свет, они поняли, что Он молится, и боялись нарушить Его общение с Небом. Но, с другой стороны, Он был измучен и слаб, и ученики считали своим долгом напомнить Ему о Его физических нуждах. Иисус оценил их любовь и заботу, но сказал: «У Меня есть пища, которой вы не знаете».

Ученики подумали, что кто-то, наверное, уже накормил Его. Иисус развеял их недоумение: «Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его» (Ин. 4:34). Иисус радовался, что Ему удалось пробудить совесть женщины. Доверившись Ему, женщина пила воду жизни, – и тем самым Его голод и жажда также были утолены. Иисус укреплялся служением человечеству, ради которого Он оставил небо. Здесь, на земле, Он часто забывал о собственных нуждах. Служить алчущим и жаждущим душам было для Него важнее, чем есть и пить. Помощь людям утешала и освежала Его. Расточая любовь и милосердие, Он питал свою душу.

Наш Спаситель жаждет признания. Он ищет сочувствия и любви от тех, кого искупил Своей кровью. Он бесконечно стремится, чтобы люди пришли к Нему и обрели жизнь. Подобно тому, как мать ждет первой улыбки ребенка, свидетельствующей о пробуждении разума, так и Христос ожидает взаимной любви, рождение которой означает, что в душе начинается новая жизнь.

Когда женщина слушала Христа, невыразимая радость охватила все ее существо. Чудесное откровение заставило трепетать ее сердце. Бросив у колодца свой кувшин, она вернулась в селение, чтобы сообщить радостную весть другим. Иисус знал об этом. То, что она оставила сосуд с водой, безошибочно свидетельствовало о влиянии Его слов. Ее душа горела желанием получить воду жизни. И она забыла, зачем пришла к колодцу, забыла о том, что надо бы напоить Спасителя. Переполненная радостью, она бежала домой, торопясь поделиться с соседями драгоценным светом, осиявшим ее.

«Пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала, – звала она всех встречных. – Не Он ли Христос?» Новость взволновала людей. Лицо женщина прямо-таки светилось, весь ее облик изменился. Многие захотели видеть Иисуса. «Они вышли из города и пошли к Нему».

А Иисус все сидел возле колодца и смотрел на поля пшеницы, расстилавшиеся перед Ним. Солнце ласкало их нежную зелень. Обратив внимание учеников на эту картину, Христос заговорил по обыкновению притчей: «Не говорите ли вы, что еще четыре месяца, и наступит жатва? А Я говорю вам: возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве». Он имел в виду людей, спешащих сейчас к колодцу. До жатвы на этих полях оставалось еще четыре месяца, но Он видел перед собой совсем другой урожай, духовный.

«Жнущий получает награду и собирает плод в жизнь вечную, так что и сеющий и жнущий вместе радоваться будут; ибо в этом случае справедливо изречение: один сеет, а другой жнет, – говорит Христос, указывая на святую обязанность, возложенную Богом на всех принимающих Евангелие. Они должны стать Его живыми свидетелями. Он требует их личного служения. Сеем ли мы или жнем – все трудимся для Бога. И тот, кто бросает в борозду, и тот, кто собирает урожай, – оба получают свою награду, и будут вместе радоваться плодам своего труда.

Иисус сказал ученикам: «Я послал вас жать то, над чем вы не трудились; другие трудились, а вы вошли в труд их». Провидческим взором Спаситель видел будущую великую жатву в день Пятидесятницы. Ученики не должны были считать грядущий урожай результатом лишь собственных усилий. Они разделили труд с другими людьми. Со времени падения Адама Христос поручал Своим избранным слугам сеять семена Его Слова в людских сердцах. Невидимая, но всемогущая сила неустанно готовила жатву. Чтобы орошать и питать семена истины, посылались роса, дождь и свет Божественной благодати. Вскоре Христу предстояло полить семя собственной кровью. Его ученикам было дано преимущество трудиться вместе с Богом. Они стали соработниками Христа и святых мужей древности. Благодаря сошествию Святого Духа в день Пятидесятницы, в один день обратились тысячи людей. Так взошли семена, посеянные Христом, такие плоды принесли Его труды.

Слова, которые сказал Господь женщине у колодца, были добрым семенем, и как быстро созрел урожай! Самаряне пришли, услышали Иисуса и уверовали в Него. Окружив Спасителя, они засыпали Его вопросами и с радостью выслушивали объяснения того, чего раньше не понимали. И когда Иисус говорил, смущение их развеивалось. Точно в кромешной тьме засиял вдруг луч света, возвещая о наступлении дня. Беседа у колодца затягивалась. Самаряне никак не хотели расставаться с Иисусом и жалели, что их друзья и близкие, оставшиеся в городе, не слышали чудесного Учителя. Все наперебой приглашали Его к себе и уговорили остаться с ними. Два дня Иисус пробыл в Самарии, и многие уверовали в Него.

Фарисеи презирали Христа за Его простоту. Чудеса, исцеления, Им творимые, они не замечали и требовали от Него знамения, свидетельствующего, что Он действительно Сын Божий. Самаряне же не требовали никаких знамений, и Иисус не сотворил у них никаких чудес, кроме того, что открыл женщине у колодца тайны ее жизни. И несмотря на это многие приняли Его. Радуясь, люди говорили той женщине: «Уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос».

Самаряне верили в то, что Мессия должен прийти как Искупитель не только иудеев, но и всего мира. Святой Дух через Моисея предсказал, что Он появится как Пророк, посланный Богом. И через Иакова было сказано, что к Нему соберется весь народ, а через Авраама – что в Нем благословятся все племена земные. На этих писаниях самаряне основывали свою веру в Мессию. Считая, что иудеи неправильно толкуют поздних пророков, приписывая первому явлению Христа на земле славу Его Второго пришествия, самаряне отвергали все Священные Писания, кроме книг Моисея. Спаситель помог им разобраться в сути пророчеств, и многие обрели надежду, по-новому читая Писания и слушая слова Самого Христа о Царстве Божьем.

Иисус пробил брешь в стене, разделявшей доселе иудеев и язычников, и начал проповедовать миру о спасении. Хотя Иисус был уроженцем Иудеи, Он свободно общался с самарянами, не обращая внимания на фарисейские обычаи, бытовавшие среди иудеев. Вопреки сложившимся предрассудкам, Он пользовался гостеприимством отверженного народа. Спал под кровом самарян, ел с ними за одним столом, учил на улицах и обращался с ними с величайшей добротой и сочувствием.

В Иерусалимском храме была невысокая стена, отделявшая внешний двор от других частей священного здания, а на стене – надписи на разных языках, гласящие, что никому, кроме иудеев, не позволено переступать указанную границу. Если бы язычник осмелился войти за ограждение, он осквернил бы храм и поплатился бы за это жизнью. Но Иисус, основатель храма и служения в нем, привлекал язычников, одаряя их безграничной любовью и милосердием, и Его Божественная благодать несла им спасение, отвергнутое иудеями. Пребывание Иисуса в Самарии должно было послужить благословением и для Его учеников, которые все еще находились под влиянием иудейских предрассудков. Они считали, что патриотический долг обязывает их враждовать с самарянами. Поведение Иисуса удивило их. Не решаясь следовать Его примеру, ученики в течение двух дней своего пребывания в Самарии все же справлялись со своим предубеждением, не желая огорчать Иисуса. Однако в душе у них не было мира. Слишком трудно давался им урок, что презрение и ненависть должны смениться жалостью и сочувствием. Но после вознесения Господа Его наставления ожили в их памяти и наполнились новым содержанием. После сошествия Святого Духа они вспомнили, как Иисус смотрел на самарян, как говорил с ними, какое уважение и любовь проявил к этому отверженному народу. Когда впоследствии Петр отправился проповедовать в Самарию, он трудился с той же любовью и доброжелательностью. Когда Иоанн был призван работать для Господа в Ефесе и Смирне, он вспомнил эпизод в Сихеме, и сердце его наполнилось благодарностью к Божественному Учителю, Который, предвидя предстоящие ученикам трудности, помог им Своим примером.

И ныне Спаситель делает то же, что тогда, у колодца, когда предложил воду жизни женщине-самарянке. Среди называющих себя последователями Иисуса, к сожалению, находятся такие, кто презирает и избегает отверженных; но ни происхождение, ни национальность, ни общественное положение в этой жизни не могут повлиять на безграничную и самоотверженную любовь Иисуса к людям. Как бы ни грешна была душа, Иисус говорит: если бы ты просила у Меня, Я бы дал тебе воду живую.

Евангельскую весть нельзя считать чем-то таким, что следует предлагать только избранным, которые, по нашему мнению, окажут нам честь, если примут ее. Эта весть должна прозвучать для всех. И всякое сердце, распахнутое для истины, Христос готов наставлять. Ищущим Он открывает Своего Отца и показывает, какое служение угодно Тому, Кто читает в человеческом сердце. В этом случае Иисусу нет необходимости изъясняться притчами. Как к женщине у колодца, Он прямо обращается к ним: «Это Я, Который говорю с тобой».

Иисус отдыхал у колодца Иакова после малоуспешного служения в Иудее. Его отвергли священники и учители; и даже те, что считали себя Его учениками, не смогли понять Его Божественной природы. Он очень устал, но не упустил возможности поговорить с женщиной, хотя она была чужестранка, не принадлежала к израильскому народу и открыто жила во грехе.

Спаситель не ждал, когда возле Него соберется толпа. Часто Он начинал проповедь для нескольких человек, но речи Его так увлекали прохожих, что вскоре вокруг собиралось немало народа. Соработник Христа должен радоваться любой возможности проповедовать слово Божье – будь перед ним несколько слушателей или большое собрание. Возможно, случится так, что только одна душа выслушает вас, но кто знает, как сможет она повлиять на других? Даже ученикам Спасителя казалось, что Он напрасно тратил время на беседу с самарянкой. А между тем Он говорил с ней более серьезно и проникновенно, нежели с царями, старейшинами или первосвященниками. Наставления, которые Он дал этой женщине, достигли самых отдаленных уголков земли.

Как только самарянка поняла, что нашла Спасителя, она привела к Нему других, оказавшись более деятельной миссионеркой, чем ученики Иисуса. Они же просто были уверены, что в Самарии нет никаких надежд на успех Христова служения. Они думали о том почетном труде, который предстояло им совершать в будущем, и не видели, что вокруг них уже созрел урожай. Но благодаря усилиям женщины, к которой они отнеслись с презрением, весь город пришел послушать Спасителя. Едва приобщившись к истине, она немедленно отправилась просвещать своих земляков.

На примере самарянки видно, как влияет на людей действенная вера во Христа. Каждый истинный ученик становится миссионером для Царства Божьего. Всякий, пьющий живую воду, сам становится источником жизни. Тот, кто получил, начинает отдавать. Христова благодать в душе человека подобна роднику в пустыне: бьет ключом, чтобы освежать всех и пробуждать в гибнущих душах страстное желание испить воды ЖИЗНИ.

«Если не увидите знамений и чудес»

Евангелие от Иоанна, 4-43-54

Жители Галилеи, вернувшиеся с празднования Пасхи в Иерусалиме, принесли весть о чудесных делах Иисуса. Знатнейшие люди Иерусалима осудили действия Христа, и Он решил идти в Галилею. Многих огорчало, что происходит осквернение храма, а священники высокомерны и жадны. И вот пришел Человек, Который заставил бежать правителей. Неужели это и есть долгожданный Избавитель? Последние новости о делах Иисуса подтвердили самые смелые ожидания. Говорили: вот этот пророк объявил Себя Мессией.

Но жители Назарета, родного города Иисуса, не уверовали в Него. Поэтому, идя в Кану Галилейскую, Иисус обошел Назарет стороной. Спаситель был опечален и сказал ученикам, что никакой пророк не бывает в чести в своем отечестве. Как правило, люди судят о других по себе. Ограниченные, бездуховные, жители Назарета судили о Христе, выросшем среди них, по его скромному происхождению, простой одежде. Они знали Его как плотника. А чистота души у них была не в цене.

Слух о возвращении Христа в Кану скоро облетел всю Галилею, вселяя надежду в сердца измученных и скорбящих. В Капернауме один знатный иудей, служивший при царском дворе, имел сына, который страдал от, казалось, неизлечимой болезни. Врачи считали его безнадежным, но когда отец услышал об Иисусе, он решил идти и просить Его о помощи. Ребенок был при смерти, и все боялись, что он не дождется возвращения отца. Но царедворец чувствовал, что должен лично обратиться к Иисусу. Он надеялся, что отцовская горе растрогает Великого Врача.

Придя в Кану, он нашел Иисуса в огромной толпе. Волнуясь, он пробирался поближе к Спасителю. Но его вера поколебалась, когда он увидел просто одетого, запыленного и усталого путника. Он усомнился, что Этот Человек сможет сделать то, о чем он пришел просить Его, однако добился беседы с Иисусом, рассказал ему о своем горе и умолял пойти к нему домой. Но Иисус уже знал о его беде. Царедворец еще не вышел из своего дома, а Спаситель услышал его отчаянный призыв.

Но Он знал также, что отец ребенка готов уверовать только при определенных условиях. Если его просьба не будет выполнена, он не примет Иисуса как Мессию. Царедворец ожидал, мучимый неизвестностью. И тогда Иисус с горечью произнес: «Вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес».

Несмотря на все доказательства, что Иисус есть Христос, проситель готов был уверовать в Него только после того, как Спаситель выполнит его личную просьбу. А Христос вспоминал простодушную веру самарян, которые не требовали ни чудес, ни знамений. Само Его слово, вечное свидетельство его Божественности, обладало убеждающей силой. И эта сила открыла их сердца. Христос глубоко скорбел о том, что Его собственный народ, которому были вверено Слово Божье, не услышал голоса Бога, говорившего с людьми через Его Сына.

И все же вера, несмотря на все сомнения, теплилась в сердце царедворца – ведь он пришел просить о том, что было для него самым драгоценным из всех благ. Иисус мог даровать ему больше, чем тот просил. Иисус желал не только исцелить ребенка, но и приобщить сановника со всей его семьей к благословениям спасения и зажечь свет веры в Капернауме, куда Он теперь направлялся. Но царедворец должен был осознать свою нужду, прежде чем у него появится желание получить благодать Христа. Этот сановник являлся типичным представителем своего народа: Иисус интересовал таких людей только из соображений корысти. Они рассчитывали получить какую-нибудь пользу от Его силы. Их вера зависела от того, сулит ли она им хотя бы временное благополучие. Но они не чувствовали себя духовно ущербными и не замечали своей нужды в Божественной благодати.

Подобно вспышке молнии слова Спасителя обнажили перед царедворцем все его помышления. Он понял, – что искал Иисуса из своекорыстных побуждений. Он осознал нетвердость и шаткость своей веры в Исцелителя. Огорченный до глубины души, он понял, что сомнение может стоить жизни его сыну. Теперь ему стало ясно: перед ним был Тот, Кто может читать мысли, для Которого нет ничего невозможного. Жестоко страдая, он взмолился: «Господи! приди, пока не умер сын мой». В порыве отчаяния, убежденный, что получил единственный шанс, он ухватился за Христа, подобно Иакову, который, борясь с ангелом, воскликнул: «Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня» (Быт. 32:26).

И он победил – подобно Иакову. Спаситель не может оттолкнуть душу, которая взывает к Нему в своей великой нужде. «Пойди, – сказал Иисус, – сын твой здоров».

Царедворец отправился домой, преисполненный такого спокойствия и такой радости, каких никогда до того не испытывал. Он не только в исцеление сына поверил – он уверовал в Христа как своего Искупителя.

И в тот же час родные, собравшиеся у постели больного, который умирал в Капернауме, заметили в нем внезапную и таинственную перемену. Смертная тень исчезла с лица страдальца. Лихорадочный жар сменился ровным, здоровым румянцем. В потускневших глазах заискрилась жизнь, истощенное тело обрело силы. Ребенок уснул глубоким сном. Горячка оставила его в самое жаркое время дня. Радостное изумление охватило домочадцев.

Кана расположена недалеко от Капернаума, так что царедворец мог вернуться домой после беседы с Иисусом к вечеру того же дня. Но он не спешил, только на следующее утро добрался до Капернаума. Какой радостной была встреча! Когда он уходил на поиски Иисуса, его сердце разрывалось от горя. Солнечный свет казался ему неласковым, а пение птиц раздражало. И как же изменилось все теперь, как преобразилось! Он буквально другими глазами смотрит на мир. И когда он идет в тишине раннего утра, вся природа, кажется, славит Господа вместе с ним.

Когда он подошел к своему дому, навстречу ему вышли слуги, желая как можно скорее облегчить муки, которые, по их мнению, он должен был испытывать. Но хозяин не удивляется сообщенной ими радостной вести и с непонятным для них глубоким интересом спрашивает, в котором часу сыну стало легче. Ему отвечают: «Вчера в седьмом часу горячка оставила его». Именно в тот момент, когда отец доверился обетованию: «Сын твой здоров», – Божественная любовь коснулась умирающего.

Отец спешит поскорее увидеть сына. Он прижимает его к сердцу, будто воскресшего из мертвых, и непрестанно славит Бога за чудесное исцеление.

Потрясенный происшедшим, царедворец пожелал больше узнать о Христе. Познакомившись с учением Иисуса, он и все его домочадцы впоследствии стали Его учениками. Несчастье способствовало обращению всей семьи. Весть об этом чуде распространилась по округе, и в Капернауме, где Иисус сотворил так много чудес, открылся путь для Его личного служения.

Бог, благословивший царедворца из Капернаума, хочет также благословить и нас. Но подобно этому страдающему отцу, мы часто ищем Иисуса для того лишь, чтобы получить от Него земные блага, и доверяемся Его любви лишь в той мере, в какой Он исполняет наши просьбы. Спаситель же хочет дать нам возможность осознать, как испорчены наши сердца и как остро мы нуждаемся в Его благодати. Он хочет освободить нас от эгоизма, который порой побуждает искать Его. Признав свою полную беспомощность и крайнюю нужду, мы должны полностью довериться Его любви.

Царедворец хотел сначала увидеть, что его просьба исполнена, а потом уже уверовать. Но он должен был прежде принять слова Иисуса, а потом уже его просьба была услышана и благословение даровано. И это нас тоже учит многому. Мы должны верить Спасителю не потому, что видим и чувствуем, что Он слышит нас. Мы должны доверять Его обетованиям. И когда мы приходим к Нему с верой, каждая наша просьба достигает Господа. Прося у Него благословения, мы должны верить, что получаем его, и благодарить Бога за то, что уже получили его. Мы должны исполнять свой повседневный долг, убежденные в том, что нам дастся благословение, когда будем в нем более всего нуждаться. И когда мы научимся так поступать, то увидим, что Бог отвечает на все наши молитвы. Господь сможет сделать для нас «несравненно больше всего, чего мы просим» «по богатству славы» и «по действию державной силы Его» ( Еф. 3:20, 16; 1:19).

Вифезда и синедрион

Евангелие от Иоанна, 5

«Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда, при которой было пять крытых ходов: в них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды».

Временами в этой купальне происходило волнение воды. Бытовало всеобщее мнение, что оно вызвано действием сверхъестественной силы, и всякий, кто первым войдет в тот момент в воду, исцелится от любой болезни. Сотни страдальцев приходили сюда, но стечение народа было так велико, что, когда начиналось движение воды, толпы устремлявшихся к ней людей оттесняли более слабых. Многие не могли даже приблизиться к купальне. Иные же, сумев как-то добраться до воды, умирали, не успев даже вступить в нее. Возле купальни были сооружены укрытия, где больные спасались от дневного зноя и ночного холода. Многие проводили в этих укрытиях целые ночи, тщетно пытаясь всякий раз доползти до края купальни в надежде на исцеление.

Иисус снова пришел в Иерусалим. Погруженный в Свои думы и молитву, Он оказался около купальни. Он увидел несчастных страдальцев, ожидающих движения воды – единственной возможности стать здоровыми. Господь страстно желал избавить от страданий каждого. Но была суббота. Множество людей шло в храм на поклонение, и Он знал: исцеление настолько возбудит предрассудки иудеев, что Его деятельности будет положен конец.

Но вот Спаситель заметил человека, который находился в крайне жалком состоянии. Тридцать восемь лет он был беспомощным калекой. Его болезнь, в значительной степени вызванная собственным грехом, расценивалась как кара Божья. Одинокий, оставленный друзьями, чувствуя себя лишенным Божьего милосердия, несчастный страдал долгие годы. Всякий раз, когда приближалось время движения воды, рядом не оказывалось никого, кто мог бы поднести его. Он видел рябь на воде, но никогда не успевал добраться дальше края купальни. Те, кто посильнее, первыми погружались в воду. Он не мог сопротивляться напору этой эгоистичной беспорядочной толпы. Бесплодные попытки достичь единственной цели, беспокойство, постоянное разочарование быстро истощали последние его силы.

Этот больной лежал на своей подстилке, изредка поднимая голову, чтобы взглянуть на купальню. Неожиданно над ним склонилось кроткое, сострадательное лицо и его внимание привлекли слова: «Хочешь ли быть здоров?» В сердце, затеплилась надежда. Он почувствовал, что помощь близка, но луч радости тут же померк, как только вспомнились бесплодные попытки добраться до купальни. И все же ему не оставалось ничего другого, как только ожидать очередного движения воды. Он повернулся и устало сказал: «Так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня».

Иисус не просит этого страдальца поверить Ему. Он просто говорит: «Встань, возьми постель твою и ходи». Навстречу этим словам устремляется вся вера больного. Каждый нерв и каждый мускул его оживают благодаря притоку свежих сил. Он безоговорочно повинуется Христу, и каждый мускул покоряется ему. Вскочив на ноги, он чувствует, что здоровье и бодрость вернулись к нему.

Иисус не дал ему никакого заверения в Божественной помощи. Этот человек мог усомниться – и потерять единственную возможность исцеления. Но он поверил слову Христа и, повинуясь ему, обрел силу.

Вера может принести нам духовное исцеление. Грех отчуждает нас от Бога. Наши души парализованы. Сами по себе мы так же не способны жить праведной жизнью, как расслабленный не мог ходить. Многие сознают свою беспомощность и стремятся к духовной жизни, которая позволяет достичь единения с Богом. Но, полагаясь только на свои силы, они приходят в отчаяние: «Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» (Рим. 7:24). Пусть эти унывающие, мятущиеся души обратят свой взор к Небу. Спаситель склоняется над теми, за кого пролилась Его кровь, говоря им с невыразимой нежностью и состраданием: «Хочешь ли быть здоров?» Он приглашает тебя встать в здравии и мире. Не жди, пока ты почувствуешь себя здоровым. Поверь Его словам, и они исполнятся. Подчини свою волю Христу. Служи Ему и поступай по Его слову, и ты обретешь силу. Каким бы ни был порок, какова бы ни была страсть, опутавшая душу и тело, Христос может и хочет освободить человека. Он даст жизнь душе «мертвой во грехах». Он отпустит на свободу пленника, связанного слабостями, несчастьями и цепями греха.

Исцеленный паралитик поднялся, взял свою постель, состоявшую только из коврика и одеяла, и, распрямившись с радостными глазами стал искать своего Избавителя. Но Иисус затерялся в толпе. Этот человек боялся, что не узнает Его, даже если они снова увидятся. И когда он упругой походкой торопливо шел своей дорогой, прославляя Господа и радуясь вновь обретенной силе, ему встретились фарисеи, и он тут же рассказал им о своем исцелении. К его удивлению, они весьма холодно выслушали эту историю.

Нахмурившись, они прервали его, спросив, почему он несет постель в субботу. Они строго напоминали ему, что, в соответствии с законом, в день Господень нельзя ничего носить. От радости исцеленный даже забыл, что день ныне – субботний. Но он не чувствовал себя виноватым, потому что повиновался приказу Того, Кто наделен великой Божественной силой. Он смело ответил: «Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи». Тогда фарисеи спросили его, кто это сделал, но исцеленному нечего было добавить к сказанному. Эти фарисеи прекрасно знали, что только Христос мог совершить подобное чудо. Но они хотели получить прямое доказательство поступка Иисуса, чтобы обвинить Его в нарушении субботы. По их мнению, Он не только преступил закон, исцелив больного в субботу, но и совершил кощунство, повелев ему нести постель.

Иудеи настолько исказили закон Божий, что превратили его в рабские узы. Их ставшие бессмысленными предписания, вошли в пословицу у других народов. Особенно много неразумных ограничений отягощало субботу. Она не была для людей радостью, святым днем Господним. Книжники и фарисеи превратили субботу в непосильное бремя. Иудеям было запрещено зажигать в этот день огонь или свечу. Они и зависели от язычников в тех делах, выполнять которые было запрещено правилами. Никому не приходило в голову, что, будь дела греховными, те, кто заставляет других выполнять их, виноваты так же, как если бы делали их сами. Они думали, что спастись могут только иудеи, а положение всех прочих – безнадежно, настолько безнадежно, что хуже и быть не может. Но Господь не давал таких заповедей, которым невозможно повиноваться. В Его законах нет неразумных или эгоистичных запретов.

Иисус встретил исцеленного в храме. Исцеленный пришел, чтобы принести жертву за грех и благодарственную жертву за дарованную ему за великую милость. Найдя его среди поклоняющихся, Иисус открылся ему и предостерег: «Вот, ты выздоровел: не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже».

Исцеленный человек радовался встрече со своим Избавителем. Не зная о ненависти, которую питали фарисеи к Нему, Он охотно рассказывал, что исцелил его Иисус. «И стали Иудеи гнать Иисуса и искали убить Его за то, что Он делал такие дела в субботу».

Иисуса привели в синедрион, чтобы привлечь к ответу за нарушение субботы. Если бы Иудея была в то время независимым государством, то такого обвинения оказалось бы достаточно для вынесения смертного приговора. Но зависимость от римлян мешала этому. Иудеи не имели права предавать смерти, и обвинения, выдвинутые против Христа, были несостоятельны для римского суда. Однако имелись и другие цели, которые Его враги надеялись осуществить. Ведь несмотря на все попытки помешать Его деятельности, Христос даже здесь, в Иерусалиме имел большее влияние на народ, чем они сами. Множество людей, остававшихся безразличными к долгим речам раввинов, были увлечены Его учением. Его слова утешали и согревали. Он говорил о Боге не как о карающем судье, но как о добром Отце, и открывал им образ Божий, отраженный в Нем Самом. Его слова были подобны бальзаму для израненной души. Своими словами и делами милосердия Он сокрушал гнет вековых традиций и произвольно установленных правил и открывал любовь Божью в ее неисчерпаемой полноте.

В одном из самых ранних пророчеств о Христе написано: «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл Его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов» (Быт. 49:10). Люди стекались ко Христу. Отзывчивые человеческие сердца с готовностью внимали урокам любви и милосердия, предпочитая их формальным обрядам, которые навязывали раввины. И если бы священники и законоучители не вмешивались, то учение Христа преобразовало бы этот мир коренным образом. Но иудейские вожди, стремясь упрочить собственную власть, решили положить конец влиянию Иисуса на народ.

Вызов Иисуса в синедрион, открытое осуждение Его учения преследовали именно эту цель – ведь народ по-прежнему с огромным почтением относился к своим религиозным вождям. И каждый, кто осмеливался осуждать требования раввинов или пытался облегчить бремя, которое они возложили на народ, считался виновным не только в богохульстве, но и в измене. На этом основании раввины надеялись возбудить подозрение к Иисусу. Его обвинили в попытке уничтожить установленные обычаи, а это-де привело бы к разобщению народа и послужило бы полному закабалению страны властью римлян.

Но планы, которые вынашивали раввины, зародились не в синедрионе, а на другом совете. После безуспешной попытки победить Христа в пустыне, сатана собрал свои силы, чтобы противодействовать Спасителю в Его служении и по возможности помешать Его работе. Того, что не удалось осуществить прямо, он решил достичь хитростью. Сразу после борьбы в пустыне он вместе со своими ангелами разработал планы дальнейшего ослепления иудеев, чтобы этот народ не познал своего Искупителя. В качестве своих орудий сатана избрал религиозных вождей, внушив им ненависть к Подвижнику истины. Он стремился заставить их отвергнуть Христа и, сделав Его жизнь как можно горше, даже разочаровать самого Иисуса в Его служении. И правители Израиля превратились в орудия сатаны в его борьбе против Спасителя.

Иисус пришел «возвеличить и прославить закон». Его целью было не умалить закон, а, напротив, возвысить его. В Писании сказано: «Не ослабеет и не изнеможет, доколе на земле не утвердит суда» (Ис. 42:21, 4). Он пришел освободить субботу от тягостных ограничений, которые делали ее проклятием вместо благословения.

Именно поэтому Христос и избрал субботний день для того, чтобы совершить исцеление в Вифезде. Он мог исцелить больного в любой другой день недели или, исцелив его, не давать повеления ему взять свою постель. Но тогда Ему не представилась бы возможность сделать то, что он сделал. Мудрый замысел лежал в основе каждого земного деяния Христа. Все, что Он делал, имело огромное значение само по себе и было весьма поучительно. Среди страдальцев возле купальни Он выбрал тяжело больного – чтобы показать нам Свою целительную силу. Христос повелел ему нести свою постель через весь город, чтобы люди могли узнать о совершенном чуде. Естественно, возникал вопрос, законно ли делать это в субботу, и для Христа открывалась возможность осудить формальные ограничения, которыми иудеи обставляли день Господний, и показать бесплодность их преданий.

Иисус объявил им: оказание помощи страдающим не противоречит заповеди о субботе. Эта помощь согласуется и со служением ангелов Божьих, которые непрерывно движутся между небом и землей, чтобы помогать страдающему человечеству. Иисус провозгласил: «Отец Мой доныне делает; и Я делаю». Время принадлежит Богу, осуществляющему Свои планы в отношении человечества. Если иудейское толкование закона верно, то неправ Иегова, Который, создав и землю, и жизнь на ней, непрестанно заботится о ее поддержании. И тогда Творец, назвавший Свои дела «весьма хорошими» и учредивший субботу в память об их завершении, должен был бы периодически прекращать Свой труд и останавливать никогда не замирающий пульс Вселенной.

Должен ли Господь запретить солнцу восходить в субботу, чтобы оно не посылало свои живительные лучи согревать землю и питать растительность? Должна ли вся Вселенная замереть в этот святой день? Неужели Он должен остановить ручьи, чтобы они не орошали поля и леса, удержать морские приливы и отливы? Должны ли пшеница и кукуруза перестать расти, а созревающие гроздья винограда наливаться соком? Должны ли деревья прекратить свой рост, а цветы – не открывать лепестки в субботу?

В таком случае люди лишились бы плодов земли и всех благословений, которые позволяют радоваться жизни. В природе все должно идти своим чередом. Если бы Бог на мгновение забыл о земле, человечество бы погибло. У человека также есть определенные обязанности в этот день: за больными нужно ухаживать, нуждающимся – оказывать помощь. Будет виновен тот, кто не облегчит страдания ближнего в субботу. Святой день Божьего покоя был дан для человека, и дела милосердия вполне отвечают его предназначению. Господь не желает, чтобы Его творение страдало от боли, которую можно облегчить в субботу, как и в любой другой день.

В субботу Бог ожидает от нас даже большего, нежели в другие дни. В этот день Его народ оставляет свои обыденные занятия и проводит время в размышлении и молитве. У Него просят в субботу больше милости, нежели в другие дни. У Него просят особенного внимания к себе. Люди умоляют Бога излить на них особые благословения. И Господь не ждет, пока пройдет суббота, чтобы выполнить эти просьбы. Служение Бога никогда не прекращается, никогда не должен отдыхать от добрых дел и человек. Суббота не предназначена для бессмысленного времяпрепровождения. Закон запрещает мирские труды в день покоя Господня. Нужно прекращать труд ради заработка. Всякая деятельность, направленная на получение житейских удовольствий или выгоды, противоречит заповеди об этом дне. Но точно так же, как Господь прекратил дела творения, и почил в субботу, и благословил этот день, так и человек должен оставить повседневные занятия и посвятить священные часы здоровому отдыху, служению Богу и богоугодным делам. Исцеляя больных, Христос действовал в полном согласии с законом. Эти дела прославляли субботу.

Иисус притязал на равные с Богом права совершать такую же священную работу, какую Отец Его совершает на небесах. Но это привело фарисеев в еще большую ярость. По их пониманию, Он не только нарушил закон, но, назвав Бога Своим Отцом, утверждал Свое равенство с Богом (см. Ин. 5:18).

Весь иудейский народ именовал Бога своим Отцом, и никто так сильно не возмутился бы, признай Христос, что Его отношения с Богом такие же, как у всех. Но Его обвиняли в богохульстве, показывая тем самым, что сказанное Им поняли буквально.

У противников Христа не было никаких аргументов для опровержения истин, проповедуемых Им. Обычаи и предания, на которые обычно ссылались, выглядели ничтожными и бессмысленными в сравнении с доводами, которые Иисус черпал из Слова Божьего и из жизни природы. И если бы раввины стремились к истине, он признали бы правду Иисуса. Но они, пренебрегая Его пониманием субботы, стремились возбудить гнев против Того, Кто объявил Себя равным Богу. Ненависть правителей не знала границ. Не будь у них страха перед народом, они убили бы Иисуса на месте. Но народ симпатизировал Ему. Многие видели в Иисусе верного друга, который врачевал их недуги и разделял горести. Исцеление больного у Вифезды вовсе не вызывало возмущения народа. Иудейские вожди были вынуждены на время скрыть свою ненависть ко Христу.

Иисус отверг обвинение в богохульстве. Та власть, сказал Он, которою Я совершаю все, чем вы попрекаете Меня, принадлежит Мне по праву, ПОТОМУ что Я, Сын Божий, имею единое с Богом естество, имею единую с Богом волю и единые намерения. Во всех Его актах творения и промысла Я тружусь вместе с Богом. «Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего». Но за каждое дело, творить которое Он был послан в этот мир, священники и раввины Сына Божьего призывали к ответу. Грехи разлучили их с Богом, и в своей гордости они действовали независимо от Него. Они казались себе преисполнены знания и опыта и не ощущали никакой нужды руководствоваться высшей мудростью в своих поступках. Но Сын Божий подчинился воле Отца, поставив Себя в полную зависимость от Него. Христос настолько смирил Себя, что ничего не предпринимал Сам. Он принимал Божьи предначертания, и день за днем Отец открывал их Ему. Так и мы должны положиться на Бога, чтобы наша жизнь стала простым выполнением Его воли.

Когда Моисей приступал к возведению святилища, места пребывания Бога, ему было предписано строить храм согласно образцу, показанному на горе. Моисей ревностно стал выполнять Божье дело. Наиболее искусные умельцы следовали всем его указаниям. Каждый колокольчик, каждый медный плод граната, каждая кисточка, каждая завеса и каждый сосуд в святилище должны были строго соответствовать канону. Призвав Моисея на гору, Господь покрыл его Своей Славой так, чтобы запечатлелся в памяти пророка образец, по которому все должно быть сделано. Так Господь явил Израилю, которого Он пожелал сделать Своей обителью, Свой славный идеал. Это произошло на горе Синай, в момент заключения завета, когда Господь прошел перед Моисеем и сказал: «Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех» (Исх. 34:6-7).

Но Израиль избрал свои пути. Иудеи не руководствовались указанным образцом. Христос же, Истинный Храм, в котором обитает Господь, сообразовывал каждый миг Своей земной жизни с Божьей волей. Он сказал: «Я желаю исполнить волю Твою, Боже Мой, и закон Твой у меня в сердце» (Пс. 39:9). Так наши души должны быть созидаемы, как «жилище Божие Духом» (Еф. 2:22). Мы должны делать «все по образу» Того, Кто «пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (Евр. 8:5; 1 Петр. 2:21.).

Христос учит нас: связь с нашим Небесным Отцом должна быть неразрывной. Какое бы место мы в этой жизни ни занимали, мы зависим от Бога, Который держит в Своих руках судьбы всех людей. Каждому из нас Он поручил то или иное дело и наделил нас способностями и средствами для его выполнения. И до тех пор, пока мы будем покоряться воле Господа и доверяться Его силе и мудрости, нас будут направлять на безопасные пути, чтобы мы исполнили ту часть работы, которую Он нам предназначил в Своем великом плане. Но тот, кто надеется на собственную мудрость и силу, отделяет себя от Бога. Вместо того чтобы трудиться в единении со Христом, он выполняет вражью волю.

Спаситель продолжал: «Что творит Он, то и Сын творит также... Ибо как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет». Саддукеи не верили в телесное воскресение, но Иисус утверждает, что одним из величайших дел Отца является воскрешение мертвых и Он Сам имеет власть делать то же. «Наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и услышавши оживут». Фарисеи верили в воскресение мертвых. Христос говорит, что проявление энергии, дающей жизнь мертвым, можно наблюдать даже сейчас. Эта же воскрешающая сила дает жизнь душе, мертвой по преступлениям и грехам (см. Еф. 2:1). Дух жизни во Христе Иисусе, «сила воскресения Его», освобождает людей от «закона греха и смерти» (Фил. 3:10; Рим. 1:2). Власть зла разрушена, и вера спасает душу от греха. Тот, кто откроет сердце Духу Христа, становится причастником этой могущественной силы, которая воскресит его тело.

Смиренный Назарянин является в Своем истинном величии. Он поднимается над человечеством, обличая грех и позор, и предстает открыто как почитаемый Повелитель небесных ангелов, как Сын Божий, Единый с Творцом Вселенной. И слушатели его потрясены. Ни один человек не произносил подобных слов. И никто не являл Себя с таким царственным величием. Его высказывания просты и понятны; в них полностью раскрывается Его миссия и долг по отношению к этому миру. «Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну, дабы все чтили Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его... Ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе; и дал Ему власть производить и суд, потому что Он есть Сын человеческий».

Священники и правители взяли на себя роль судей, обвинив Христа в нарушении субботы. Но Он назвал Себя их судьей, судьей всей земли. Весь мир отдан Христу, и через Него благословения Бога нисходят на падший человеческий род. Христос был Искупителем и до, и после Своего воплощения. Когда появился грех, Спаситель ухе был. Он дает свет и жизнь всем, и каждый будет судим в меру полученного им света. И Тот, кто посылает этот свет, Кто трепетно заботится о каждой душе, пытаясь направить ее от греха к праведности, – и Защитник, и Судья одновременно. С самого начала великой борьбы на небесах сатана избрал путь обмана. Цель Христа – разоблачить его происки и сокрушить его власть. Именно Христос, Который в единоборстве с клеветником на протяжении всех веков стремится вырвать из рук сатаны его пленников, будет вершить суд над каждой душой.

Господь «дал Ему власть производить суд, потому что Он есть Сын Человеческий». Христос Сам испил до дна чашу человеческих горестей и искушений. Он понимает слабости и грехи людей; поэтому ради нас Он победоносно противостоит искушениям сатаны и заботливо, с любовью относится к душам, ради спасения которых пролилась Его кровь. Именно поэтому Сын Человеческий получил власть производить суд.

Христос пришел не для того, чтобы судить, но чтобы спасти. «Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (Ин. 3:17). И перед синедрионом Иисус открыто заявил: «Слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Ин. 5:24).

Призывая Своих слушателей не удивляться, Христос открыл им будущее. «Наступает время, – сказал Он, – в которое все, находящиеся в гробах, услышат голос Сына Божия и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло в воскресение осуждения» (Ин. 5:28-29).

Долго ждал Израиль обещанной жизни. Народ надеялся, что она наступит с пришествием Мессии. Единственный свет, способный рассеять мрак могилы, пролился на него. Но своеволию присуща слепота. Иисус нарушил предания раввинов, не посчитался с их авторитетом, и потому они не хотели Ему поверить.

Время, место, обстоятельства, живость чувств, царящих в собрании, – все это должно было способствовать тому, чтобы слова Иисуса произвели на синедрион еще большее впечатление. Наивысшие религиозные авторитеты старались погубить Того, Кто объявил Себя Восстановителем Израиля. Господина субботы земной суд обвинял в нарушении субботы! И когда Он так бесстрашно говорил о том, для чего пришел в этот мир, судьи смотрели на Него с изумлением и гневом. Им нечего было возразить. Обвинять Его было не за что. Он отрицал право священников и раввинов допрашивать Его или вмешиваться в Его дела. Сами священники и учители не обладали такой властью. Их претензии были основаны на собственной гордыне и высокомерии. Он не признал Себя виновным в том, в чем они Его обвиняли, и отказался отвечать на их вопросы.

Вместо того чтобы оправдаться или хотя бы объяснить, почему Он поступил так, а не иначе, Иисус обратился к начальникам, и обвиняемый стал обвинителем. Он разоблачил их жестокосердие, незнание Писания. Он утверждал, что они отвергли Слово Бога, поскольку отвергли Того, Кого послал Господь. «Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне» (Ин. 5:39).

Каждая страница Ветхозаветных Писаний, будь то история, закон или пророчество, озарена славой Сына Божьего. Поскольку учение иудаизма возникло по воле Бога, оно представляло собой совокупность евангельских пророчеств. «Все пророки свидетельствуют» о Христе (Деян. 10:43). Начиная с обетования, данного Адаму, через всю историю патриархов и период установления законов, славный небесный свет озаряет путь Спасителя. Провидцы видели Вифлеемскую звезду и грядущего Примирителя, когда перед их взором проходили сцены будущего, таинственно сменявшие друг друга. Каждая жертва символизировала смерть Христа. В каждом облаке фимиама к небу возносилась Его праведность. Каждый звук трубы в юбилейный год возвещал Его имя. В таинственном благолепии Святого Святых пребывала Его слава.

Иудеи полагались на Писания, надеясь, что чисто формальное знание Слова обеспечит им жизнь вечную. Но Иисус сказал: «Вы не имеете Слова Его, пребывающего в вас». Когда они отвергли Христа в Его Слове, они отвергли Его Самого. «Но вы не хотите прийти ко Мне, – сказал Он им, – чтобы иметь жизнь».

Вожди израильского народа исследовали учение пророков о Царстве Мессии. Но они руководствовались не искренним желанием познать истину, а стремлением утвердиться в своих честолюбивых надеждах. Когда Христос пришел, Он оказался совсем не таким, как они ожидали, и тогда, не приняв Его и пытаясь оправдаться в собственных глазах, они стали доказывать, что Он обольщает народ. И как только они ступили на этот путь, сатане было легко ожесточить их души, сопротивляющиеся Христу. Те самые слова, которые должны были служить доказательством Его Божественности, были истолкованы против Него. Истина Божья была извращена законниками, и чем яснее Спаситель открывался в Своих делах милосердия, тем решительнее они сопротивлялись свету.

Иисус сказал: «Не принимаю славы от человеков». Он не нуждался в поддержке синедриона и его одобрении. Это не украсило бы Его венец. Иисус был облечен небесной честью и небесным авторитетом. Если бы Он пожелал, ангелы пришли бы и поклонились Ему, а Отец Небесный снова засвидетельствовал бы Его Божественность. Но Иисус хотел, чтобы вожди израильского народа поняли Его сущность и получили благословения, которые Он пришел им дать.

«Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня, а если иной придет во имя свое, его примете». Будучи образом Бога, исполняя Его слова и стремясь прославить его, Иисус был наделен Божественной властью, однако вожди Израиля отвергли Его. А когда придут другие, подражающие Христу, но движимые своеволием и тщеславием, Израиль примет их. Почему? Потому что тот, кто ищет собственной славы, всегда найдет понимание у желающих возвысить себя. Такими были иудеи. Они приняли бы ложного учителя, польстившего их гордости, одобрившего понятия и традиции, которыми они так дорожили. Но учение Христа оказалось несовместимо с их догмами. Это учение было преисполнено духовности и требовало самопожертвования, и потому они не хотели его принять. Они не знали Бога, и для них Его голос, звучавший из уст Христа, был чужим голосом.

Разве не то же происходит и в наши дни? Разве мало религиозных вождей, настолько ожесточивших свои сердца против Святого Духа, что они совершенно утратили способность узнавать голос Божий? Разве они не отвергают Слова Божьего ради собственных преданий?

«Ибо, если вы бы верили Моисею, – сказал Иисус, – то поверили бы и Мне, потому что он писал обо Мне. Если же его писаниям не верите, – как поверите Моим Словам?» Через Моисея именно Христос говорил с Израилем, и если бы иудеи прислушались к Божественному голосу, то узнали бы его и в учении Христа. Если бы они верили Моисею, они поверили бы Тому, о Ком писал Моисей.

Зная, что священники и учители намеревались убить Его, Иисус продолжал говорить им о Своем единстве с Отцом, о Своем отношении к этому миру. Они сознавали, что преследование Его ничем не оправдано, но их лютая ненависть все равно не угасла. Их охватывал страх, когда они видели, какой силой убеждения обладал Иисус. Они противились Его призывам и обрекли себя на жизнь во мраке.

Им не удалось подорвать авторитет Иисуса, многие были покорены Его словами. Когда Иисус произносил обличительные речи, правители испытывали глубокое чувство вины, и это еще сильнее ожесточило их. Они решили убить Его. Они разослали по всей стране своих людей, распространявших слух, что Иисус – обманщик. К Нему были приставлены соглядатаи, чтобы следить за Ним и доносить о каждом Его шаге, о каждом слове. И теперь, как никогда раньше, над Спасителем явственно простерлась тень креста.

Заточение и смерть Иоанна Крестителя

Евангелия от Матфея, 11:1-11; 14:1-11; от Марка, 6:17-28; от Луки, 7:19-28

Иоанн Креститель был первым глашатаем Царства Христова и первым пострадал за него. Вместо вольного воздуха пустыни и огромных толп народа, внимавших ему, теперь его окружали тюремные стены: он был заключен в крепость Ирода Антипы. Большая часть служения Иоанна Крестителя прошла на востоке от Иордана, на той территории, где царствовал Антипа. Сам Ирод слышал проповедь Иоанна. Призыв к покаянию приводил в трепет развратного царя. «Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой... многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его». Иоанн же неустанно обличал преступную связь царя с Иродиадой, женой брата его. Одно время Ирод попытался разорвать узы греха, которыми был опутан, но Иродиада сумела воспрепятствовать этому, а потом убедила царя заключить Иоанна Крестителя в темницу.

Жизнь Иоанна Крестителя была всегда исполнена напряженного труда, и поэтому мрак и бездействие в заточении тяготили его. Неделя проходила за неделей, а ничего не изменялось. И тогда отчаяние и сомнение овладели им. Ученики не покинули его. Добившись разрешения приходить в тюрьму, они приносили ему вести о деятельности Иисуса, рассказывали о толпах народа, стекавшихся к Нему. Одно их удивляло: если этот новый учитель действительно Мессия, почему Он не освободит Иоанна? Как Он может допускать, чтобы Его верного провозвестника лишали свободы, а возможно, и жизни?

Безусловно, эти вопросы возымели свое воздействие. У Иоанна зародились сомнения, которые в любом другом случае никогда бы ему и в голову не пришли. Сатана радовался, слыша слова этих учеников и видя, как они уязвляют душу вестника Господня. Как часто люди, считающие себя друзьями иного порядочного человека и стремящиеся доказать ему свою верность, на деле оказываются его самыми опасными врагами: вместо того, чтобы укреплять веру, они ввергают его в уныние и лишают мужества.

Подобно ученикам Спасителя, Иоанн не понимал природы Царства Христа. Он ожидал, что Иисус займет престол Давида. Но время шло, а Спаситель не претендовал на царскую власть, и Иоанн все больше и больше недоумевал и смущался. Он напоминал людям: путь Господу будет приготовлен, когда исполнится пророчество Исаии – горы и холмы должны понизиться, кривые пути – выпрямиться и неровные – сделаться гладкими. Иоанн ожидал, что горы и холмы людского превозношения и самомнения будут повержены. Он указывал, что Мессия, держа лопату для веяния в Своей руке, очистит Свое гумно, соберет пшеницу в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым. Подобно пророку Илии, в духе и силе которого Иоанн пришел к Израилю, он ожидал, что Господь откроет Себя как Бог, являющийся в огне.

В своем служении Иоанн был бесстрашным обличителем беззакония как высших, так и низших сословий. Он осмелился прямо указать на грех царя Ирода. Иоанн не дорожил своею жизнью, выполняя порученное ему. И ныне, томясь в темнице, он ожидал, что «Лев из колена Иудина» ниспровергнет притеснителя и избавит его и всех бедных и страдающих. Но Иисус, казалось, довольствуется тем, что собирает учеников вокруг Себя, исцеляет и учит народ. Он ел за одним столом с мытарями, а тем временем римское иго с каждым днем становилось все тяжелее для Израиля. Ирод и его развратная любовница исполняли свои прихоти, а к небесам поднимались крики бедных и страдающих.

Пророку пустыни все это казалось непостижимой тайной. Бывали моменты, когда нашептывания демонов угнетали душу и его охватывал сильный страх. А может быть, столь долгожданный Освободитель еще не пришел? Что же тогда означала весть, которую он послан был возвещать? Иоанн испытывал горькое разочарование. Он ожидал, что Божественная весть окажет такое же действие, какое оказал закон, прочитанный во дни Иосии и Ездры (см. 2 Пар. 34; Неем. 8:9), что этот призыв вызовет глубокое покаяние и обращение к Господу. И во имя успеха этой миссии он был готов пожертвовать своей жизнью. Неужели эта жертва окажется напрасной?

Иоанна огорчало еще и то, что преданные ему ученики питали в глубине сердца недоверие к Иисусу. Неужели он напрасно трудился для них? Неужели он не сумел их воспитать? Неужели он теперь лишен возможности трудиться из-за неверно понятого долга? Если обещанный Избавитель пришел и Иоанн выполнил свое предназначение, то не должен ли Иисус свергнуть власть притеснителя и освободить Своего провозвестника?

Но все же вера Иоанна Крестителя во Христа не поколебалась. Воспоминания о голосе с неба и спустившемся голубе, незапятнанная чистота Иисуса, сила Святого Духа, сошедшая на Иоанна в присутствии Спасителя, писания пророков – все говорило о том, что Иисус из Назарета был Обетованным Мессией.

Иоанн не стал делиться сомнениями и тревогами. Он решил послать к Иисусу двух своих учеников, надеясь, что беседа со Спасителем укрепит их веру. Он сам страстно желал услышать от Христа слова, обращенные лично к нему.

Ученики пришли к Иисусу с вопросом: «Ты ли Тот, Который должен прийти, или ожидать нам другого?»

Совсем недавно Иоанн Креститель, указывая на Иисуса, заявил: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира. Он стал впереди меня, потому что Он был прежде меня» (Ин. 1:29, 30). И вдруг снова этот вопрос: «Ты ли Тот, Который должен прийти?» Какая горечь и разочарование! Если Иоанн, верный предтеча, не понимал миссии Христа, то что можно ожидать от своекорыстной толпы?

Спаситель не сразу ответил на вопрос. Пока ученики стояли, удивленные Его молчанием, убогие и несчастные подходили к Нему в надежде на исцеление. Сквозь толпу ощупью пробирались слепые. Больные из всех сословий – одни самостоятельно, другие с помощью друзей – с нетерпением проталкивались к Иисусу. Голос могущественного Исцелителя возвращал слух глухим. Слово, прикосновение Его руки даровало зрение слепым, и они могли видеть Божий свет, красоту природы, лица друзей и лик Своего Избавителя. Иисус врачевал болезни и исцелял лихорадку. Его голос слышали умирающие и поднимались, полные здоровья и силы. Расслабленные, одержимые бесом, повиновались Его Слову. Безумие оставляло их, и они поклонялись Ему. Исцеляя, Он одновременно наставлял людей. Бедные крестьяне, труженики, которых раввины избегали как нечистых, теснились вокруг Христа и слушали из Его уст глаголы вечной жизни.

Так прошел день, в течение которого ученики Иоанна видели и слышали все. Наконец Иисус подозвал их и повелел рассказать Иоанну о том, чему они были свидетелями, добавив: «Блажен, кто не соблазнится о Мне!» (Лк. 7:23). Доказательство Божественности Христа проявилось в особом сострадании к нуждам людей. Слава Его была явлена в снисхождении к нашему падшему состоянию.

Возвратившись, ученики все рассказали Иоанну, – и этого оказалось достаточно. Иоанн вспомнил пророчество о Мессии: «Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение и узникам – открытие темницы, проповедовать лето Господне благоприятное...» (Ис. 61:1, 2). То, что совершил Христос, не только обнаруживало в Нем Мессию, но и показывало, каким образом должно быть установлено Его Царство. Иоанну открылась та же истина, что и пророку Илии в пустыне, когда пришел «большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом; но не в ветре Господь. После ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь. После землетрясения огонь, но не в огне Господь». После огня Господь говорил с пророком в «веянии тихого ветра» (3 Цар. 19:11,12). Так и Иисус должен был совершить Свое дело не в битвах, не в свержении престолов и царств, а прокладывая путь к сердцу людей милосердием и самопожертвованием.

Исполненная самоотречения жизнь Крестителя соответствовала принципам Царства Мессии. Иоанн прекрасно знал, как чуждо было все это правилам, которыми руководствовались вожди Израиля. И то, что для Иоанна оказалось веским доказательством Божественности Христа, не убедило их. Они ожидали своего Мессию, не Того, Который был обещан. Иоанн видел, что служение Спасителя вызывало в них только ненависть и осуждение. Он, Предтеча, лишь пригубил чашу, которую Христос должен был вылить до дна.

Слова Спасителя: «Блажен, кто не соблазнится о Мне», – содержали в себе мягкий укор Иоанну. Этот урок не пропал для него даром. Теперь, поняв яснее сущность Христовой миссии, он покорился Богу, что бы ни ожидало его впереди, жизнь или смерть, – лишь бы послужить делу, которому он так предан.

Ушли посланцы Иоанна, и тогда Иисус начал говорить народу о нем. Сердце Спасителя было переполнено сочувствием и любовью к Своему верному свидетелю, томившемуся в темнице царя Ирода. Он не мог допустить, чтобы у людей сложилось впечатление, будто Господь забыл об Иоанне или будто вера его поколебалась в час испытания. «Что смотреть ходили вы в пустыне? – сказал Он. – Трость ли, ветром колеблемую?»

Высокий тростник, росший возле Иордана и колыхавшийся при каждом порыве ветра, – самый подходящий образ для раввинов, которые критиковали и осуждали Крестителя. Ветры популярных учений качали их то в одну, то в другую сторону. Они не желали смириться и принять весть Крестителя, испытующего сердца. Однако, боясь народа, они не осмеливались открыто противодействовать его служению. Но Божий вестник не был таким боязливым. Толпы, собиравшиеся вокруг Христа, были свидетелями служения Иоанна. Они слышали его бесстрашные обличения греха. Иоанн нелицеприятно порицал самодовольных фарисеев, священников – саддукеев, царя Ирода и его придворных, вельмож и воинов, мытарей и крестьян. Он не был «тростью колеблемой», которая сгибается под ветром человеческих похвал и предрассудков. Заключенный в темницу, он остался таким же верным Богу, таким же поборником правды, каким был в пустыне, когда проповедовал там Божью весть. В своей верности принципам он был тверд, как скала.

Иисус продолжал: «Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских». Иоанн был призван порицать грехи и невоздержанность, присущую тому времени. Его простое одеяние и самоотверженная жизнь вполне соответствовали духу его миссии. Богатые одежды и роскошь жизни – это удел не слуг Божьих, а тех, кто живет «в чертогах царских», это удел сильных мира сего, кому принадлежит власть и богатство. Иисус хотел обратить внимание на контраст между одеждой Иоанна и одеждой священников и правителей. Эти сановники носили богатые одежды и дорогие украшения. Они любили выставлять себя напоказ, поражать своей роскошью окружающих, надеясь таким образом внушить большее почтение к себе. Они жаждали восхищения людей больше, чем чистоты сердца, которая была ценна в очах Божьих. Так обнаруживалось, что сердца их принадлежат не Богу, а царству мира сего.

«Что же смотреть ходили вы? – сказал Иисус, – пророка? Да, говорю вам, и больше пророка. Ибо он тот, о котором написано: «Се, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, Который приготовит путь Твой пред Тобою».

«Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя». Возвещая Захарии о рождении Иоанна, ангел сказал: «Он будет велик пред Господом» (Лк. 1:15). А что означает величие с точки зрения Неба? Ничего общего с тем, что мир считает выдающимся: ни богатство, ни положение, ни благородное происхождение, ни ум, рассматриваемые сами по себе. Если достоин уважения мощный интеллект, независимо от его направленности, то все наше почтение мы должны воздать сатане, с разумом которого не сравнится разум ни одного человека. Если этот дар извращен и служит для самоугождения, то чем больше он, тем большим проклятием становится. Бог ценит нравственное достоинство. Любовь и целомудрие для Него превыше всего. Когда перед посланниками синедриона, перед народом и перед своими учениками Иоанн, держась в тени, указал всем на Иисуса как на Обетованного Мессию, Он был велик в очах Божьих. Его бескорыстное восхищение служением Христа – это наивысший образец благородства, когда-либо явленного человеком.

После смерти Иоанна те, кто слышал его свидетельство об Иисусе, говорили: «Иоанн не сотворил никакого чуда; но все, что сказал Иоанн о Нем, было истинно» (Ин. 10:41). Иоанну не было дано низводить огонь с небес или воскрешать мертвых, как это делал пророк Илия, или простирать жезл власти во имя Бога, как это делал Моисей. Он был послан для того, чтобы, возвестить о пришествии Спасителя и призвать людей приготовиться к этому событию. Миссию свою он исполнил настолько точно, что, вспоминая его слова об Иисусе, люди могли подтвердить: «Все, что сказал Иоанн о Нем, было истинно». И такое свидетельство о Господе призван нести каждый ученик Христа.

Как провозвестник Мессии, Иоанн был «больше, чем пророк». Если пророки лишь предвидели пришествие Христа, то Иоанну было дано воочию видеть Спасителя, слышать свидетельство с небес о Нем как о Мессии и представить Его Израилю как Посланника Божьего. Но Иисус сказал также: «Меньший в Царстве Небесном больше его».

Пророк Иоанн явился связующим звеном между двумя Заветами. Как представитель Божий, он указывал на связь закона и пророков с христианским временем. Он был лучом света, за которым следовал поток. Святой Дух просветил разум Иоанна, и он мог нести свет своему народу, но никогда падшему человеку не сиял и не будет сиять свет, подобный тому, что исходил из учения и самой жизни Иисуса. Люди смутно представляли себе Христа и Его миссию, явленные в прообразах служения жертвоприношений. Даже Иоанн не вполне понимал будущую нетленную жизнь, обретаемую благодаря Спасителю.

Жизнь Иоанна была жизнью скорби, и только служение приносило ему радость. Его голос редко раздавался где-либо, кроме пустыни. Одиночество стало его уделом, и ему не суждено было видеть плоды своих трудов. Он был лишен преимущества находиться рядом со Христом, в присутствии Божественной силы, сопровождающей более великий свет. Ему не было дано увидеть слепых прозревшими, больных – исцеленными и мертвых – восставшими к жизни. Он был лишен света, сиявшего в каждом слове Спасителя, которое проливало славу на пророческие обетования. Самый меньший ученик, который вздел могущественные дела Иисуса и слышал Его слова, имел в этом смысле больше преимуществ, чем Иоанн Креститель, и поэтому сказано, что такой ученик больше Иоанна.

Огромные толпы слушали проповеди Иоанна, и весть о нем распространялась по всей земле. Многих глубоко волновало – чем кончится его заточение. Все же беспорочная жизнь Иоанна и сильная любовь народа к нему внушали уверенность, что не будет совершено никакого насилия.

Ирод верил, что Иоанн – пророк Божий, и твердо решил освободить его. Но, боясь Иродиады, он откладывал исполнение этого решения.

Иродиада знала: напрямую ей никогда не добиться согласия Ирода на смерть Иоанна – и решила прибегнуть к хитрости. В день рождения царя для придворных устраивался торжественный прием. Ожидалось грандиозное пиршество с обильными возлияниями. Ирод утратит осторожность и тогда выполнит все, что она пожелает.

Настал день праздника, царь со своими придворными пировал и пил вино, Иродиада послала свою дочь в пиршественный зал развлекать гостей танцами. Юная Саломея, в расцвете женственности, пленила своей чувственной красотой всех присутствующих на пиру. Обычно придворные дамы не появлялись на подобных празднествах, и Ирода начали превозносить за то, что девица очень знатного происхождения танцевала для развлечения его гостей.

Царь совершенно опьянел. Его разум помутился, и он потерял голову. Перед ним был пиршественный зал, пирующие гости, стол, уставленный яствами, искрящееся вино, горящие светильники и юная танцовщица, услаждавшая его. Полный безрассудства, он захотел еще более возвыситься в глазах своих знатных гостей. С клятвой он обещал дать дочери Иродиады все, что она попросит, вплоть до половины своего царства.

Саломея поспешила к матери посоветоваться, о чем просить ей царя. Но ответ уже был готов: голову Иоанна Крестителя. Саломея не подозревала о жажде мести, сжигавшей ее мать, и испугалась, услышав такое, но настойчивость Иродиады в конце концов победила, и девушка вернулась с чудовищной просьбой: «Хочу, чтобы ты дал мне теперь же на блюде голову Иоанна Крестителя» (Мк. 6:25).

Ирод был изумлен и смущен. Шумное веселье угасло, среди пирующих воцарилась зловещая тишина. Царя охватил ужас при мысли об убийстве Иоанна Крестителя. Но слово царское было произнесено, и ему не хотелось выказать свое непостоянство и опрометчивость. Царь давал клятву в угоду гостям, и, если бы хоть один из них возразил против исполнения этого обещания, он с радостью оставил бы пророка в живых. Его гости могли бы сказать что-либо в защиту узника. Послушать проповедь Иоанна они приходили издалека и знали, что этот человек непорочен, что он – раб Божий. Но они, хотя и потрясенные требованием девицы, были настолько пьяны, что оказались не в состоянии выразить свой протест. Ни один голос не раздался в защиту жизни посланника небес. Эти люди занимали высокое положение в своем народе, на них лежала огромная ответственность, но они упились до полного бесчувствия. Голова у них кружилась от легкомысленной музыки и непристойного танца, а совесть уснула. Своим молчанием они приговорили к смерти пророка Господня, удовлетворив тем самым жажду мести распущенной женщины.

Напрасно ждал Ирод, что кто-нибудь освободит его от клятвы; наконец он через силу отдал приказ казнить пророка. Вскоре голову Иоанна принесли царю и его гостям. Уста, которые честно предостерегали Ирода и призывали покончить с греховной жизнью, умолкли навсегда. Никогда больше не раздастся его голос, призывающий людей к покаянию. Ночная оргия стоила жизни одному из величайших пророков.

Как часто невинные люди становились жертвой буйных страстей тех, кто назначен быть блюстителями справедливости. Тот, кто подносит к губам чашу с опьяняющим напитком, берет на себя ответственность за любую несправедливость, какую он может совершить, одурманенный вином. Притупив свои чувства, человек лишается способности спокойно рассуждать и ясно отличать добро от зла. У сатаны появляется возможность с помощью такого человека угнетать и губить невинных. «Вино – глумливо, сикера – буйна; и всякий, увлекающийся ими, неразумен» (Притч. 20:1). Таким образом, «суд отступил назад… и удаляющийся от зла подвергается оскорблению» (Ис. 59:14, 15). Люди, облеченные властью судить своих ближних, совершают преступление, если предаются страстям. Все, кто действует от имени закона, сами должны соблюдать закон. Такие люди обязаны полностью владеть собой. Им необходимо контролировать все свои действия и побуждения, чтобы иметь ясный ум и обостренное чувство справедливости.

Голову Иоанна Крестителя отнесли Иродиаде, и она приняла ее с дьявольским злорадством. Утолив свою жажду мщения, она полагала, что совесть Ирода будет спокойна. Но грех не принес ей счастья. Ее имя вызывало отвращение у людей, а Ирода угрызения совести терзали сильнее, чем предостережения пророка. Учение Иоанна не потеряло свою силу. Оно призвано оказывать огромное влияние на все грядущие поколения до конца веков.

Грех Ирода был всегда перед ним. Царь постоянно пытался заглушить голос больной совести. Он по-прежнему непоколебимо верил Иоанну. Ирод вспоминал его жизнь, полную самоотречения, его глубокие призывы, его здравые суждения и советы, а затем – обстоятельства его смерти – и не находил себе покоя. Занятый государственными делами, принимая почести от людей, он улыбался и держался с достоинством, а сердце его тревожно билось, терзаемое страхом, что над ним тяготеет проклятие.

На Ирода произвели глубокое впечатление слова Иоанна о невозможности утаить что-либо от Бога. Ирод был убежден, что Господь вездесущ, что Он знал о пиршестве во дворе, что Ему стал известен приказ отрубить Иоанну голову, что Он видел ликование Иродиады и слышал оскорбления, которыми она осыпала голову своего сурового обличителя. И многое из того, что Ирод когда-то узнал от самого пророка, ныне говорило его совести более ясно, нежели проповедь в пустыне.

Когда Ирод услышал о свершениях Христа, он был потрясен. Ирод считал, что Господь воскресил Иоанна и, наделив пророка еще большой силой, послал его обличать грех. Постоянный страх возмездия терзал Ирода. Теперь он пожинал последствия греха, о которых говорил Бог: «...Трепещущее сердце, истаевание очей и изнывание души, жизнь твоя будет висеть пред тобою, и будешь трепетать ночью и днем, и не будешь уверен в жизни твоей; от трепета сердца твоего, которым ты будешь объят, и от того, что ты будешь видеть глазами твоими, утром ты скажешь: «о, если бы пришел вечер!» а вечером скажешь: «о, если бы наступило утро!» (Втор. 28:65-67). Грешника осуждают его собственные мысли. Нет ничего мучительнее угрызений совести, которые не дают покоя ни днем, ни ночью.

Для многих судьба Иоанна Крестителя окружена глубокой тайной. Они спрашивают: «Почему он должен был томиться и умереть в тюрьме?» Человеческий разум не способен постигнуть эту тайну, но она никогда не поколеблет нашего доверия Богу, если мы вспомним, что Иоанн был соучастником страданий Христовых. Все последователи Христа будут носить венец жертвенности. Их наверняка не будут понимать эгоистичные люди, и они станут мишенью самых яростных нападок сатаны. Царство зла существует и утверждено для того, чтобы уничтожить саму идею самопожертвования, и сатана борется с любыми его проявлениями.

Твердость характера и высокая нравственность сопутствовали всей жизни Иоанна. Когда в пустыне раздался голос: «Приготовьте путь Господу и прямыми сделайте стези Ему» (Мф. 3:3), сатана увидел в этом угрозу своему царству. Мерзость греха была обнажена с такой прямотой, что люди трепетали от страха. Многие из тех, кто находился во власти сатаны, обрели свободу. Неустанно пытался сатана столкнуть Иоанна Крестителя с пути беззаветной преданности Богу. Он потерпел поражение и в противоборстве с Иисусом. Тщетно искушая Иисуса в пустыне, сатана пришел в ярость. Теперь смертью Иоанна он надеялся причинить скорбь Христу. Он не смог склонить Спасителя ко греху, но страдать Его все же заставил.

Иисус ничего не предпринял для освобождения Своего слуги. Он знал, что Иоанн перенесет это испытание. Спаситель с радостью пришел бы к Иоанну и осветил тюремный мрак Своим присутствием, но отдать Себя в руки врагов и тем самым подвергнуть опасности Свою собственную миссию Он не мог. Он охотно освободил бы Своего верного слугу. Но Иоанн должен был испить чашу мученичества ради тех тысяч людей, которым в грядущих веках предстояло идти на смерть. И когда последователи Иисуса будут томиться в одиночных тюремных камерах или погибать от меча, на виселице или на эшафоте, когда им Будет казаться, что они оставлены Богом и людьми, мысль о том, что Иоанн Креститель, верность которого засвидетельствовал Христос, пережил то же самое, будет поддерживать их.

Сатане было позволено оборвать земную жизнь посланника Божьего, но жизнь, «сокрытую со Христом в Боге», губитель не мог отнять (Кол. 3:3). Возрадовался сатана, что смог огорчить Христа, но он не победил Иоанна. Смерть только сделала его навсегда недоступным для искушений. А сатана в этой борьбе разоблачил себя. Перед лицом всей Вселенной он показал свою ненависть к Богу и человеку.

Я хотя Иоанну не было даровано чудесное освобождение, он не был оставлен. Его всегда окружали небесные ангелы, открывавшие ему пророчества о Христе и драгоценные обетования Священного Писания. Они были его опорой, такой же опорой они должны были быть для народа Божьего на протяжении грядущих веков. Иоанну Крестителю и тем, кто шел вслед за ним, было дано уверение: «Се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28:20).

Бог всегда ведет Свой народ, единственно возможным путем – таким, какой люди избрали бы сами, если бы видели конец от начала и славу той цели, к которой они продвигаются как соработники у Бога. Ни Енох, взятый на небо, ни Илия, вознесшийся туда на огненной колеснице, ничем не превосходили Иоанна Крестителя, одиноко умершего в темнице. «Вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него» (Фил. 1:29). Из всех благословений, какие только Небо может даровать людям, соучастие страданиям Хрипа является наивысшим выражением доверия и высокой честью.

«Приблизилось Царствие Божие»

«Пришел Иисус в Галилею, проповедуя Евангелие Царствия Божия и говоря, что исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие» Мк. 1:14, 15

О пришествии Мессии было провозглашено прежде всего в Иудее. В Иерусалимском храме, когда священник Захария служил перед алтарем, было предсказано рождение Предтечи. На холмах Вифлеема ангелы возвестили о рождении Иисуса. В поисках Его волхвы приходили в Иерусалим. Симеон и Анна свидетельствовали в храме о Его Божественности. «Иерусалим и вся Иудея» выходили слушать проповедь Иоанна Крестителя, и посланные от синедриона вместе с множеством народа слышали его свидетельство об Иисусе. Христос призвал Своих первых учеников в Иудее. Здесь прошла большая часть Его земного служения. Его Божественность, столь очевидно проявившаяся при очищении храма, чудесные исцеления, совершенные Им, и уроки Божьей правда, изреченные Его устами, – все это подкрепляло Его слова, брошенные синедриону после исцеления больного в Вифезде: Я – Сын Божий.

Если бы вожди израильского народа признали Христа, им выпала бы честь распространять Евангелие по всему миру. Возможность стать вестниками Царства Божьего и Его благодати, была им дана в первую очередь. Но Израиль так и не понял, что Мессия уже пришел. Зависть и неверие израильских вождей вылились в открытую ненависть, и они отвращали сердца людей от Иисуса.

Синедрион отверг весть Христа и желал Его смерти. Иисус, покинув Иерусалим, священников, храм, религиозных вождей и законников, обратился к другой части общества, чтобы провозглашать Свою весть и избрать тех, кто проповедовал бы Евангелие всем народам.

Подобно тому как во дни Христа церковные власти отвергли свет и жизнь во Христе, в каждом последующем поколении наблюдается та же картина. Вновь и вновь повторялась история ухода Христа из Иудеи. Когда реформаторы начали проповедовать Слово Божье, они и не думали отделяться от официальной церкви, но религиозным вождям оказался не нужен свет, и те, которые несли его, вынуждены были обратиться к другой части общества, к людям, жаждущим правды. В наши дни лишь немногие из тех, кто считает себя последователями реформаторов, движимы тем же духом. Лишь немногие прислушиваются к голосу Божьему и готовы принять истину – от кого бы она ни исходила. Часто идущие по стопам реформаторов, вынуждены оставлять свою любимую церковь для того, чтобы провозглашать ясное, чистое учение Слова Божьего. Очень часто ищущим света приходится оставлять церковь своих отцов, чтобы повиноваться Богу.

Иерусалимские раввины презирали жителей Галилеи, считая их грубыми и невежественными, но Спаситель нашел здесь благодатную почву. Люди тут были более честными и искренними, не столь зараженными фанатизмом. Они оказались более открыты для принятия истины. Отправляясь в Галилею, Иисус не стремился к уединению. Галилея в то время была густо заселена людьми разных национальностей, и их было гораздо больше, чем в Иудее.

Когда Иисус странствовал по Галилее, наставляя и исцеляя народ, к Нему стекалось множество людей из городов и селений. Многие приходили даже из Иудеи и прилегающих областей. Часто Он был вынужден скрываться от людей. Приходилось сдерживать воодушевление народа, чтобы римские власти не заподозрили восстания. Никогда еще мир не переживал такого времени, как это. Небо приблизилось к людям. Алчущие и жаждущие души, долго задавшие спасения Израиля, ныне насыщались благодатью милостивого Спасителя.

«Исполнилось время, приблизилось Царствие Божие, покайтесь и веруйте в Евангелие» – вот главная мысль в проповеди Христа. Евангельская весть, проповедуемая Самим Спасителем, основывалась на пророчествах. Время, наступление которого Он провозгласил, было пророческим периодом, упомянутым архангелом Гавриилом в беседе с Даниилом: «Семьдесят седмин, – сказал архангел, – определены для народа твоего и святого города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная, и запечатаны были видение и пророк, и помазан был Святой святых» (Дан. 9:24). День в пророчестве равняется году (см. Чис. 14:34; Иез. 4:6). Семьдесят седмин, или четыреста девяносто дней, означают четыреста девяносто лет. Начало отсчета было дано: «Итак знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седмин и шестьдесят две седмины» (Дан. 9:25), – шестьдесят девять недель, или четыреста восемьдесят три года. Повеление о восстановлении и строительстве Иерусалима, введенное в силу декретом Артаксеркса Лонгимана (см. Езд. 6:14; 7:1,9), вышло осенью 457 года до Рождения Христа. От этого времени мы отсчитываем 483 года и получаем дату: 27 год нашей эры. Согласно пророчеству, в конце этого времени должен прийти Мессия, помазанник Божий. В 27 году нашей эры Иисус во время крещения был помазан Святым Духом и вскоре после этого начал Свое служение. Тогда и прозвучала весть: «Исполнилось время».

И тогда сказал ангел: «И утвердит завет для многих одна седмина» (семь лет). В течение семи лет после того, как Спаситель начал Свое служение, Евангелие должно было проповедоваться главным образом иудеям: три с половиной года Самим Христом, а затем апостолами. «В половине седмины прекратится жертва и приношение» (Дан. 9:27). Весной 31 года нашей эры Христос – истинная жертва – был распят на Голгофе. И тогда завеса в храме разодралась на две части – знак того, что жертвенное служение утратило свою святость и значение. Кончилось время земной жертвы и приношения.

Одна седмина – семь лет – закончилась в 34 году по Р.Х. Побив камнями Стефана, иудеи окончательно отвергли Евангелие. Ученики, рассеянные по причине гонений, «ходили и благовествовали слово» (Деян. 8:4). Спустя некоторое время обратился гонитель Савл и стал Павлом, апостолом язычников.

Время пришествия Христа, Его помазание Святым Духом, Его смерть и возвещение Евангелия язычникам ясно указаны пророчеством. Иудейскому народу была предоставлена возможность постичь эти пророчества и наблюдать их осуществление в миссии Иисуса. На важность изучения пророчеств Христос указывал Своим ученикам. Ссылаясь на пророчество Даниила, относящееся к тому времени. Он сказал: «Читающий да разумеет» (Мф. 24:15). После Своего воскресения Христос объяснил ученикам «сказанное о Нем» во «всех пророках» (Лк. 24:27). Сам Спаситель говорил посредством пророков. «Сущий в них Дух Христов... предвозвещал Христовы страдания и последующую за ними славу» (1 Петр. 1:11).

Это архангел Гавриил, второй по положению после Сына Божьего, пришел к Даниилу с Божественной вестью. Именно Гавриила, «Своего ангела», послал Христос открыть будущее Своему возлюбленному Иоанну. Всем читающим и слушающим слова пророчества сего и соблюдающим написанное в нем, обещано благословение (см. Откр. 1:3).

«Ибо Господь Бог ничего не делает, не открыв Своей тайны рабам Своим, пророкам». Если «сокрытое принадлежит Господу, Богу вашему», то «открытое нам и сынам нашим до века» (Амос 3:7; Втор. 29:29). Господь дал нам все это «открытое», и Его благословения всегда будут сопровождать благоговейное молитвенное изучение пророческих Писаний.

Подобно тому как весть о первом пришествии Христа провозгласила Царство Его благодати, весть о Его втором пришествии провозглашает Царство Его славы. Эта весть также основывается на пророчествах. Все, что ангел сказал Даниилу относительно последних дней, должно быть понято в последнее время. Тогда «многие прочитают ее [книгу] и умножится ведение». «Нечестивые же будут поступать нечестиво, и не разумеет сего никто из нечестивых, а мудрые уразумеют» (Дан. 12:4,10). Сам Спаситель, указывая на признаки Своего пришествия, сказал: «Так, и когда вы увидите то сбывающимся, знайте, что близко Царствие Божие». «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно». «Итак бодрствуйте на всякое время и молитесь, да сподобитесь избежать всех сих будущих бедствий и предстать пред Сына Человеческого» (Лк. 21:31, 34, 36).

Мы достигли пророческого периода, предсказанного в этих Писаниях. Время конца настало, видения пророков открыты, их торжественные предостережения указывают нам на близость пришествия Господа во славе.

Иудеи искажали Слово Божье, злоупотребляли им и потому не поняли, что Мессия уже пришел. Годы служения Христа и Его апостолов (драгоценные последние годы благодати, предназначенные избранному народу) они потратили, чтобы осуществлять коварные замыслы по уничтожению посланников Господних. Они были поглощены земными интересами, и напрасно им предлагалось духовное царство. До сего дня царство этого мира занимает мысли людей, и они не замечают быстро исполняющихся пророчеств и знамений вскоре грядущего Царства Божьего.

«Но вы, братия, не во тьме, чтобы день застал вас, как тать; ибо все вы – сыны света и сыны дня: мы – не сыны ночи, ни тьмы». И хотя нам неизвестен час возвращения нашего Господа, мы не можем не знать, что он близок. «Итак не будем спать, как прочие, но будем бодрствовать и трезвиться» (1 Фес. 5:4-6).

«Не плотников ли это сын?»

Евангелие от Луки, 4:16-30

Светлые дни служения Христа в Галилее были омрачены одним обстоятельством: жители Назарета отвергли Его. «Не плотников ли это сын?» – говорили они.

В детстве и юности Иисус часто ходил вместе со Своими братьями в синагогу Назарета. Когда Он начал Свое служение, связь с общиной прервалась, но тем не менее все ее члены знали о деятельности Иисуса. Когда Он снова появился среди них, их интерес и ожидания достигли высшей степени. Здесь были люди, которых Он знал с раннего детства. Здесь жили Его мать, братья и сестры, и когда Он в субботний день вошел в синагогу и присоединился к молящимся, взоры всех устремились на Него.

На обычном ежедневном богослужении служитель, читая из пророчества, убеждал людей не терять надежду на приход Мессии, Который установит славное царство и положит конец всякому притеснению. Он старался ободрить своих слушателей, перечислял признаки скорого пришествия Мессии. Он описывал торжество Его пришествия, подчеркивая, что Мессия явится во главе огромного воинства, дабы освободить Израиль.

Когда в синагоге присутствовал раввин, он, по обыкновению, произносил проповедь, а затем израильтянин мог читать из пророков. В ту субботу Иисусу предложили принять участие в богослужении. Он «встал читать. Ему подали книгу пророка Исаии» (Лк. 4:16, 17). То, что Он прочитал, считалось относящимся к Мессии:

«Дух Господень на Мне; Ибо Он помазал Меня благовествовать нищим и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, Проповедовать лето Господне благоприятное. И, закрыв книгу и отдав ее служителю, сел; и глаза всех в синагоге были устремлены на Него... И все засвидетельствовали Ему это, и дивились словам благодати, исходившим из уст Его» Лк. 4:20, 22.

Иисус стоял перед народом – живой толкователь пророчеств, свидетельствующих о Нем Самом. Объясняя прочитанное, Он говорил о Мессии как об избавителе угнетенных, освободителе пленников, исцелителе страждущих, дарующем зрение слепым и открывающем миру свет истины. Его вдохновенный облик и полные чудесного смысла слова как никогда взволновали слушателей. Поток Божественной мудрости разрушил все преграды, и люди, подобно Моисею, взирали на Невидимого. Когда их сердец коснулся Святой Дух, они ответили радостным «Аминь!» и прославили Господа.

Но когда Иисус произнес: «Ныне исполнилось писание сие, слышанное вами» – они вдруг задумались о себе и о словах, сказанных в их адрес. Они, израильтяне, дети Авраама, были названы рабами, узниками, которых требуется освободить от силы зла, живущими во тьме, которую нужно рассеять светом истины. Их гордость была уязвлена, и в них проснулся страх. Из слов Иисуса было ясно: Его служение людям полностью расходится с их ожиданиями. Их поступки могли быть подвергнуты слишком глубокому и всестороннему рассмотрению. Несмотря на всю скрупулезность в исполнении внешних обрядов, они не могли выдержать проницательного взгляда этих ясных, проникающих в душу очей.

«Кто этот Иисус?» – спрашивали они друг друга. Претендующий на славу Мессии был всего лишь сыном плотника. Он занимался этим ремеслом вместе со Своим отцом Иосифом. Не раз они видели, как Он бродил по холмам, знали Его братьев и сестер, всем было известна Его жизнь. Он рос у них на глазах, и каждый мог видеть, как ребенок становился юношей. Несмотря на Его непорочную жизнь, люди не могли допустить мысли, что это и есть Мессия.

Как разительно отличалось Его учение о Новом Царстве от учения старейшин! Иисус ничего не сказал об освобождении их от власти римлян. Они слышали о Его чудесах и надеялись, что Он послужит их благополучию, но, по всей видимости, Он к этому вовсе не стремился.

И когда они позволили себе усомниться, их сердца, только что потеплевшие, ожесточились еще больше. Сатана твердо решил, что в этот день слепые не должны прозреть, а души, томящиеся в рабстве, не должны быть освобождены. С огромной энергией он старался удержать их в цепях неверия. А люди даже не обратили внимания на знамение, что к ним обращается их Искупитель!

Но теперь Иисус засвидетельствовал Свою Божественность, открыв их сокровенные мысли. «Он сказал им: конечно, вы скажете Мне присловие: врач! исцели Самого Себя; сделай и здесь, в Твоем отечестве, то, что, мы слышали, было в Капернауме. И сказал: истинно говорю вам: никакой пророк не принимается в своем отечестве. Поистине говорю вам: много вдов было в Израиле во дни Илии, когда заключено было небо три года и шесть месяцев, так что сделался большой голод по всей земле; и ни к одной из них не был послан Илия, а только ко вдове в Сарепту Сидонскую; много также было прокаженных в Израиле при пророке Елисее, и ни один из них не очистился, кроме Неемана Сириянина» (Лк. 4:23-27).

Поведав о жизни пророков, Иисус, таким образом, разрешил недоумение Своих слушателей. Бог не посылал Своих слуг трудиться среди жестокосердной и неверующей толпы. Но верующие люди с чуткими сердцами получили особое благословение, воспринимая Его силу, действующую через пророков. Во дни Илии Израиль отступил от Бога. Люди упорствовали в своих грехах и отвергали предостережения Святого Духа, посланные им через вестников Божьих. Таким образом, они сами пренебрегли источником Божьих благословений. Господь прошел мимо жилищ Израиля и нашел приют для Своего слуги в языческой стране, у женщины, не принадлежавшей к избранному народу. Эта женщина была отмечена благословением, потому что ее сердце было готово воспринять свет, который Господь послал ей через Своего пророка.

По той же причине во времена пророка Елисея милость Господня не была явлена прокаженным в Израиле. Но Нееман, языческий сановник, старавшийся жить по правде, – так как он ее понимал, – чувствовал огромную потребность в помощи свыше. Он был готов принять дары Божьей благодати. И его не только избавили от проказы, но и благословили познанием истинного Бога.

Наше положение зависит не от количества света, полученного нами, но от того, как мы распоряжаемся тем, что имеем. Так, даже язычники, следующие истине в той мере, в какой они понимают ее, находятся в лучшем положении, нежели те, кто удостоен великого света и считает себя слугой Божьим, но на деле пренебрегает полученным светом и своей повседневной жизнью опровергает исповедание веры.

Слова Иисуса оказались для собравшихся в синагоге ударом, сокрушившим их упоение собственной праведностью, – до сознания людей дошла горькая истина: они отпали от Бога и потеряли право быть Его избранным народом. Каждое слово Иисуса, открывавшее им истинное положение вещей, резало их, словно ножом. Теперь они презирали веру, к которой Иисус вначале приобщил их. И они не желали признать, что Тот, Кто воспитывался в бедной, простой семье, не был обычным человеком.

Отсутствие веры породило злобу. Сатана овладел ими, и они воспылали гневом к Спасителю. Тот, Кто пришел исцелять и врачевать, оказался им ненужен, теперь они сами проявляли сатанинские качества.

Когда Иисус говорил о благословениях, данных язычникам, то неистовое чувство национальной гордыни пробудилось в Его слушателях и Его слова потонули в шуме голосов. Эти люди гордились своим законопослушанием, но теперь, когда были оскорблены их предрассудки, они оказались готовы совершить убийство. Собрание прервалось, Иисуса окружили и вывели из синагоги за город. Казалось, все жаждали Его смерти. Они толкали Его к краю пропасти, желая сбросить вниз. Крики и проклятия сотрясали воздух. Некоторые уже начали бросать в Него камни, но Он внезапно исчез. Посланники небес, находившиеся рядом с Ним в синагоге, сопровождали Его и среди этой обезумевшей толпы. Они-то и укрыли Иисуса от врагов.

Точно так же ангелы защитили Лота и вывели его невредимым из Содома. Точно так же защитили они Елисея в маленьком горном селении. Когда окрестности были усеяны колесницами сирийского царя и великим множеством вооруженных людей, Елисей видел на ближайших склонах холмов воинство Божье, огненных коней и огненные колесницы, окружившие Божьего слугу.

Так во все времена ангелы сопровождали верных последователей Христа. Огромные силы тьмы ополчаются против тех, кто стремится к победе, но Христос желает, чтобы мы всегда взирали на невидимое, на небесные воинства, спасающие тех, кто предан Богу. Сколько очевидных и невидимых опасностей мы избежали благодаря вмешательству ангелов, мы узнаем лишь тогда, когда увидим промысел Божий во свете вечности. Тогда нам откроется, что Небо не оставляло своим покровительством живущих на земле, что посланники престола Божьего сопровождали нас изо дня в день.

Когда Иисус читал в синагоге отрывок из пророчества, Он внезапно запнулся на последнем определении относительно служения Мессии. Прочитав слова «проповедовать лето Господне благоприятное». Он опустил конец фразы: «и день мщения Бога нашего» (Ис. 61:2). Эти слова были так же правильны, как и первая часть стиха, и умолчание Иисуса вовсе не означало отрицание истины. Но это последнее выражение было особенно по сердцу Его слушателям, и они очень хотели, чтобы эти слова сбылись. Они осуждали язычников, не сознавая, что их собственная вина гораздо тяжелее вины других. Прежде всего они сами нуждались в милосердии, в котором с таким упорством отказывали язычникам. В тот день, когда в синагоге Иисус стоял среди них, им была дана возможность услышать призыв Неба. И Тот, Кто «любит миловать» (Мих. 7:18), был готов спасти иудеев от гибели, на которую обрекал их грех.

Тем не менее Иисус не мог оставить их, не призвав еще раз к покаянию. В конце Своего служения в Галилее Он вновь посетил дом твоего детства. С той поры как Он был здесь отвергнут, молва о Его чудесах и учении прошла по всей стране. Теперь никто не мог отрицать, что Он обладал силой, значительно превышающей человеческие возможности. Жители Назарета знали, что Иисус во всей округе творил добрые дела, исцеляя всех одержимых сатаной. Вокруг Назарета теперь были целые селения, где ни в одном доме не слышался стон больного, потому что там побывал Иисус и вылечил всех недужных. Милость, явленная в каждом Его деле, свидетельствовала о Его Божественном помазании.

Услышав реченное Христом, жители Назарета вновь ощутили веяние Божьего Духа. Но даже и на этот раз они не захотели признать Того, Кто вырос среди них более великим, чем они сами. Их по-прежнему мучило горькое воспоминание с том, что когда Иисус назвал Себя Обетованным Мессией, Он фактически отрицал их принадлежность к избранному народу, потому что Он показав, что они менее достойны благословения Господня, нежели язычники. Задаваясь вопросом: «Откуда у Него такая премудрость и сила?» – они все же не приняли Его как Помазанника Божьего. Их неверие и послужило причиной того, что Спаситель не мог совершить много чудес среди них. Лишь немногие сердца были готовы принять Его благословения, и Он неохотно удалился, чтобы никогда уже не возвращаться в этот город.

Поддавшись однажды неверию, жители Назарета продолжали упорствовать в нем. Такое же неверие овладело и синедрионом, и всем народом. Как только священники и народ первый раз отвергли проявления силы Святого Духа, они уже встали на путь погибели. Стремясь доказать свою правоту, они снова и снова придирались к словам Христа. И отвержение ими Духа достигло своей наивысшей точки на Голгофе, повлекло за собою разрушение их города и рассеяние народа по всей земле.

О, как желал бы Христос открыть Израилю драгоценные сокровища истины! Откровение о Царстве Божьем совершенно не нужно духовно слепым людям. Они были погружены в свои традиции и бесполезные обряды вместо того, чтобы принять небесную истину. Они отдавали серебро свое за мякину и сор, в то время как хлеб жизни был у них под рукой. Почему они не обратились к Слову Божьему, чтобы тщательно исследовать его и узнать, не впали ли они в заблуждение? В Ветхом Завете ясно говорится относительно служения Христа, и Он снова и снова повторял слова пророков: «Ныне исполнилось Писание». Если бы иудеи непредвзято изучали Писание, делая Слово Божье мерилом своей жизни, Иисусу не пришлось бы сокрушаться по поводу нераскаянного их состояния. Ему не пришлось бы говорить: «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Лк. 13:35). Они уверились бы в Его мессианском предназначении, и бедствия, которое превратило этот гордый город в руины, можно было бы избежать. Но безрассудство сделало иудеев недалекими и ограниченными. Поучения Христа обнажали их пороки и побуждали к покаянию. Принять Его учение означало изменить поведение и отказаться от взлелеянных надежд. Ради небесной славы они должны были пожертвовать человеческой славой. Чтобы повиноваться словам этого нового Учителя, нужно было отказаться от взглядов знаменитых мыслителей, властителей дум того времени.

Во времена Христа истина не была популярной. Она не популярна и в наши дни. Она не пользуется популярностью с тех пор, когда сатана впервые внушил человеку отвращение к истине, предложив взамен басни, которые ведут к самовозвышению. Разве нас к сегодня не окружают теории и учения, которые основаны не на Слове Божьем? Люди так же упрямо придерживаются их, как иудеи держались своих преданий.

Иудейские вожди были полны духовной гордости. Их жажда личной славы проявлялась даже во время служения в святилище. Они стремились занять первые места в синагогах, они любили приветствия в народных собраниях и славословия толпы. Утрачивая истинное благочестие, они все ревностней придерживались традиций и обрядов.

Их сознание, помраченное эгоистичными предрассудками, не могло вместить убедительную силу слов Христа и смиренный образ Его жизни. Они не могли понять, что истинное величие возможно и без внешнего блеска. Бедность этого Человека казалась совершенно несовместимой с Его притязаниями на право называться Мессией. Они спрашивали себя: если Он Тот, за Кого Себя выдает, почему же так скромно и просто ведет Себя? Если Он не намерен опираться на силу оружия, то что же произойдет с их народом? Как может тогда столь долгожданная сила и слава подчинить остальные народы иудеям? Разве не учили священники, что Израиль будет господствовать над всей землей? Да и возможно ли, чтобы великие учители ошибались?

Но иудеи отвергли Иисуса не только потому, что Он не обладал внешним величием. Он был воплощением чистоты, а они – порочны. Его жизнь была примером безупречной честности. Его безгрешность высвечивала испорченность их сердец. Его искренность обнажала их лукавство. Она раскрывала их лицемерную набожность и грех во всей его омерзительности. Им не нужен был такой свет.

Если бы Христос помогал фарисеям быть в центре внимания всего народа, превозносил их ученость и набожность, они приветствовали бы Его с радостью. Но когда Он говорил о Царстве Небесном как о завете милости для всех людей, они не могли согласиться с Его проповедью. Собственное их учение не предполагало служения Богу. Наблюдая участливое отношение Иисуса к тому, что они ненавидели и отвергали, фарисеи оказывались во власти самых темных страстей. Несмотря на хвастливые претензии, что под скипетром «Льва от колена Иудина» (Откр. 5:5) Израиль станет владычествовать над всеми народами, им было легче пережить разочарование в своих честолюбивых надеждах, нежели выслушивать от Христа обличения в грехах и испытывать угрызения совести, видя Его чистоту.

Призыв у моря

Евангелия от Матфея, 4:18-22; от Марка, 1:16-20; от Луки, 5:1-11

Над Галилейским озером светало. В рыбацких лодках сидели ученики, уставшие за ночь от бесплодного труда. Иисус пришел на берег, надеясь побыть в тишине. Ранним утром Он думал получить короткую передышку – ведь множество народа изо дня в день следовало за Ним. Однако вскоре люди стали собираться вокруг Него. Их становилось все больше и больше, и вот уже Его теснили со всех сторон. Тем временем ученики причалили к берегу. Чтобы избежать толкотни, Иисус вошел в лодку Петра и попросил его отплыть немного от берега. Так все могли лучше видеть и слышать Его. Прямо с лодки Он начал учить народ, толпившийся на берегу.

Что за картина предстала взору ангелов! Их славный Повелитель, сидя в рыбацкой лодке, покачиваемой беспокойными волнами, провозглашал благую весть спасения людям, теснившимся у самой воды. Христос, Величие Неба, провозглашал истины Своего Царства под открытым небом простым людям. И вряд ли Иисус мог найти более подходящее место для Своего служения. Озеро, горы, расстилающиеся вокруг поля, солнечный свет, заливающий землю, – все служило иллюстрацией Его учению, помогало запечатлеть его в сознании человека. Ни одно из поучений Христа не пропало. Каждое слово из Его уст воспринимала чья-либо душа как Слово вечной жизни.

С каждой минутой толпа на берегу увеличивалась. Старики, опиравшиеся на посохи, привыкшие к тяжелому труду крестьяне, рыбаки, прервавшие ловлю, торговцы и раввины, богатые и ученые, старые и молодые, приносившие больных и страдающих, – все теснились на берегу, слушая Божественного Учителя.

Пророческим взором пророки видели эти сцены и писали:

«Земля Завулонова и земля Неффалимова, На пути приморском, за Иорданом, Галилея языческая, Народ, садящий во тьме, увидел свет великий, И стоящим в стране и тени смертной воссиял свет». Матф. 4:15

Проповедуя на берегах Генисаретского озера, Иисус думал не только о собравшихся перед Ним. Обнимая пророческим взором грядущие века. Он видел верных Своих в темницах и на судилищах, в искушении, одиночестве, страданиях. Ему были открыты все их радости, вся их борьба, все их затруднения. Когда Он говорил собравшимся перед Ним, Он обращался ко всем людям – Его слова были для них вестью надежды в испытаниях, вестью утешения в скорбях и небесным светом во мраке. Голос, раздававшийся с рыбацкой лодки на Галилейском море, будет приносить мир человеческим сердцам до конца времен.

Беседа закончилась, Иисус велел Петру отплыть в море и закинуть сети. Петр же, ничего не поймав за всю ночь, пребывал в унынии. Трудясь в одиночку, он думал о судьбе Иоанна Крестителя, который томился в темнице. Он размышлял о будущем Иисуса и Его последователей, о неудаче Христовой миссии в Иудее и о ненависти священников и раввинов. Даже рыбная ловля оказалась неудачной. Когда он смотрел на пустые сети, будущее представлялось ему мрачным и безнадежным. «Наставник! – сказал он, – мы трудились всю ночь и ничего не поймали; но по слову Твоему закину сеть».

Ночное время было самым благоприятным для ловли рыбы в чистых водах Галилейского озера. После целой ночи тяжелого и безуспешного труда забрасывать сети днем казалось занятием напрасным, но Иисус повелел, и любовь к Учителю заставила учеников повиноваться. Симон и его брат забросили сеть. А попытавшись вытащить ее, обнаружили, что сеть того гляди порвется – так много в ней оказалось рыбы. Пришлось позвать на помощь Иакова и Иоанна. Обе лодки, нагруженные рыбой, казалось, вот-вот потонут.

Но Петр уже не думал ни о лодках, ни об улове. Его мысли занимало чудо, которое как никогда свидетельствовало о Божественной силе. В Иисусе он увидел Повелителя природы. Присутствие Божества открыло ему собственную греховность. Любовь к Господу, стыд за свое неверие, благодарность за снисходительность Христа и, более всего, ощущение своей порочности в присутствии безграничной чистоты целиком овладели им. Пока его друзья выгружали сеть, Петр припал к ногам Спасителя, восклицая: «Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный».

Так и пророк Даниил в присутствии Божественной святости замертво пал пред ангелом Божьим. Он сказал: «во мне не осталось крепости, и вид лица моего чрезвычайно изменился, не стало во мне бодрости». Подобное состояние испытывал и Исаия. Взирая на славу Господа, он воскликнул: «Горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами... – и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Дан. 10:8; Ис. 6:5). Слабая и греховная человеческая природа соприкоснулась с Божественным совершенством, и Петр увидел свои недостатки и пороки. Подобные чувства испытали все, кому было дано ощутить Божье величие и могущество.

Петр воскликнул: «Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный», – но сам он припал к стопам Иисуса, чувствуя, что не в силах расстаться с Ним. Спаситель ответил: «Не бойся; отныне будешь ловить человеков». Божественная весть была доверена Исаие только после того, как он созерцал святость Господню и осознал свое недостоинство. И только когда Петр отрекся от собственного «я» и осознал свою зависимость от Божественной силы, он был призван Христом на служение.

До этого момента никто из учеников полностью не делил с Иисусом Его труды. Они были свидетелями многих Его чудес и слушали Его поучения, однако не оставляли свои прежние занятия. Заточение Иоанна Крестителя в темницу явилось для всех горчайшим разочарованием. Если служение Иоанна закончилось подобным образом, то что же будет с их Господом – ведь все религиозные вожди ополчились против Него! В этих обстоятельствах лучше бы на какое-то, пусть непродолжительное, время заняться ловлей рыбы. Но Иисус призвал их оставить прежнюю жизнь и разделить с Ним все заботы и интересы. И Петр принял этот призыв. Достигнув берега, Иисус обратился к трем остальным ученикам: «Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков». И они тут же, оставив все, последовали за Ним.

Прежде чем бросили они сети и рыбацкие лодки, Иисус уверил их, что Бог удовлетворит все их нужды. Так, лодку Петра использовали для распространения Евангелия, и это принесло щедрое вознаграждение. Господь, «богатый для всех, призывающих Его», сказал: «давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам» (Рим. 10:12, Лк. 6:38). И этой мерою Он вознаградил служение Своих учеников. За всякую жертву, принесенную в Его служение, будет воздаяние – «преизобильное богатство благодати» (Еф. 3:20, 2:7).

В ту печальную ночь, проведенную на озере без Христа, ученики были подавлены неверием и усталостью от бесплодного груда. Но в Его присутствии вера вновь возгорелась в их душах, к наполнила их радостью, и привела к успеху. Так бывает и с нами. Без Христа наша работа бесплодна, и мы легко впадаем в неверие и начинаем роптать. Но когда Он рядом и мы трудимся под Его руководством, несомненное проявление Его силы радует нас. Сатана делает все, чтобы разочаровать душу, а Христос наполняет ее верой и надеждой.

Этим чудом был преподан и более глубокий урок как для учеников, так и для нас: Тот, Который словом может собрать рыб морских, способен и человеческие сердца привлекать узами Своей любви, сделав Своих слуг «ловцами человеков».

Они были простыми и необразованными людьми, эти рыбаки из Галилеи, но Христос, Свет Миру, мог сделать так, чтобы они полностью соответствовали своему предназначению. Спаситель не пренебрегал образованием – интеллект является благословением Господним, если он движим любовью к Богу и направлен на служение Ему. Но к мудрецам Своего времени Иисус не обращался, потому что они были самоуверенны, не имели сочувствия к страдающему человечеству. Такие люди не могли стать соработниками Мужа из Назарета. В своем фанатизме они считали унизительным учиться у Христа. Господь Иисус выбирает тех, кто готов стать проводником Его благодати. Первое, чему должен научиться каждый, кто хочет стать соработником Христу, – это не полагаться на свои собственные силы. Такие люди готовы следовать сущности Христа. Этому невозможно научиться ни в каких школах. Это плод мудрости, который можно обрести только у Божественного Учителя.

Иисус призвал необразованных рыбаков, потому что над ними не тяготели традиции и предрассудки того времени. Они обладали природными дарованиями, были смиренны и готовы учиться – таких людей Он мог превратить в Своих сподвижников. На жизненном пути мы нередко встречаем таких тружеников, терпеливо выполняющих череду повседневных обязанностей и не подозревающих, что они обладают способностями, которые, будучи приведены в действие, поставили бы их наравне с самыми почитаемыми людьми. Чтобы разбудить эти дремлющие возможности, необходимо прикосновение искусной руки. Таких людей и призвал Иисус быть своими соработниками, дав им великое преимущество находиться рядом с Ним. Никто из величайших людей мира сего не учился у такого Учителя. Общение со Спасителем превратило невежественных и неученых рыбаков в совершенно иных людей. И умом, и характером Его ученики были подобны Ему, и люди сразу узнавали – вот те, которые идут за Иисусом.

Нельзя считать хорошим образованием простую передачу знаний, потому что подлинное образование – это наделение той животворящей энергией, что передается от ума к уму и от души к душе. Только жизнь может породить жизнь. Какое же преимущество имели те, кто на протяжении трех лет ежедневно соприкасался с Божественной Жизнью – источником всякого животворящего импульса для благословения этого мира! Иоанн, любимый ученик, более всех покорился силе этой дивной жизни. Он говорил: «ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам», «и от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать» (1 Ин. 1:2; Ин. 1:16).

Апостолы Господа не отличались ничем, что могло бы их прославить. Очевидно, что всем успехом своего служения они обязаны только Ему. Жизнь этих людей, характер, который в себе воспитали, и те великие дела, которые Господь совершил их руками, – свидетельство того, как много может Господь сделать для всех, кто готов учиться и повиноваться Ему.

Тот, кто любит Христа превыше всего, сделает и больше всего добра. И нет предела пользе, которую может принести тот, кто, отказавшись от своего «я», целиком доверяется Снятому Духу и живет жизнью, полностью посвященной Богу. Если люди будут терпеливо следовать Его правилам, не ропща и не уклоняясь с пути, Господь будет учить их час за часом и день за днем. Он жаждет явить Свою благодать. И, если Его народ не будет противиться, спасение потоками устремится к людям. Если каждого в его скромной жизни побуждали бы делать все то добро, на какое он способен, если бы никто не подавлял подобного усердия, тогда там, где сегодня один работник Христа, их было бы сто.

Бог принимает людей такими, какие они есть, и воспитывает их для Своего служения, если только они покоряются Ему. Дух Божий, принятый в душу, оживит все ее способности. Разум, всецело посвященный Господу, под водительством Духа Святого начинает развиваться гармонично и крепнет, чтобы постичь и исполнить требования Божьи. Слабый, неустойчивый становится сильным и стойким. У христианина, ежедневно посвящающего себя Богу, устанавливаются настолько близкие отношения с Иисусом, что он уподобляется Ему в мышлении и свойствах характера. Соединенность со Христом приведет к более четкому, широкому миропониманию. Проницательность обостряется, и суждения становятся более уравновешенными. Тот, кто стремится следовать Христу, настолько преображается животворящей силой Солнца Праведности, что может приносить много плодов во славу Божью.

Высокообразованным ученым людям самые драгоценные уроки были преподаны скромными христианами, которых все считали малограмотными. Но эти безвестные ученики получили образование в высшей из всех школ. Они сидели у ног Того, Кто говорил так, как «никогда не говорил человек».

В Капернауме

В перерывах между путешествиями Иисус любил останавливаться в Капернауме, и этот город стали называть «Его городом». Он стоял на берегу Галилейского моря, совсем недалеко от прекрасной Генисаретской долины.

Озеро было очень глубоким, благодаря чему на равнине, примыкавшей к его берегам, поддерживался мягкий, южный климат. Во времена Христа здесь в обилии росли пальмы и оливковые деревья. Здесь плодоносили сады и виноградники, зеленели поля и распускались прекрасные цветы, а быстрые горные речки поили всю эту растительность. На берегах озера и окрестных холмах располагалось множество селений. Озеро бороздили рыбацкие лодки. Повсюду килела жизнь.

Сам Капернаум как нельзя лучше подходил для деятельности Спасителя: он стоял на дороге, ведущей из Дамаска в Иерусалим и Египет и к Средиземному морю, здесь пересекались многие торговые пути. В городе появлялись путешественники со всех концов света. Здесь Иисус мог встречаться с людьми различных наций и сословий, с богатыми и знатными, с бедными и простыми. Отсюда Его учение могло распространяться в другие страны, проникая во многие жилища. Люди, побужденные к исследованию пророчеств, обратят внимание на Спасителя, и Его служение будет явлено миру.

Несмотря на противодействие синедриона, народ с нетерпением ожидал плодов Его служения. Небо напряженно наблюдало за происходящим. Ангелы поддерживали Его служение, направляя сердца людей к Спасителю.

Исцеление Христом сына царедворца в Капернауме показало Его могущество. И царедворец, и все его окружение с радостью свидетельствовали о своей вере. Когда стало известно, что Сам Учитель находится среди них, весь город пришел в движение. Толпы стекались к Нему. В субботний день синагога была переполнена, многие стояли на улице, не сумев попасть внутрь.

И все слушающие Спасителя дивились учению Его, ибо слово Его было со властью. «Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (Лк. 4:32; Мф: 7:29). Учение книжников и старейшин, холодное и формальное, напоминало затверженный урок. Для них Слово Божье не было источником живой силы, они подменяли его собственными доктринами и преданиями. По установленному порядку они привычно объясняли закон во время богослужения. Божественная энергия не проникала ни в их сердца, ни в сердца слушателей,

Иисус не касался различных спорных вопросов в иудаизме. Его делом было проповедовать истину. Его слова проливали яркий свет на учение патриархов и пророков, и Писание представало перед людьми новым откровением. Прежде никто и не подозревал, что Слово Божье исполнено столь глубокого значения.

Иисус обращался к людям на доступном им языке. Истина в Его устах была прекрасной, потому что Он излагал ее прямо и просто. Его речь – безупречная и ясная – напоминала бегущий ручей. Тем, кто привык к монотонным голосам раввинов, Его голос казался музыкой. Он говорил очень простые вещи, но говорил как власть имеющий. И это отличало Его учение от всякого другого. Раввины рассуждали, сомневаясь и колеблясь, как будто Писание можно было истолковать один раз так, а другой – совсем иначе. Слушатели изо дня в день все более и более запутывались. Иисус же, принимая Писание как непреложный закон, говорило такой непоколебимой убежденностью, что Ему нельзя было не верить.

Он был ревнителем истины, но никогда не проявлял нетерпимости. Словно продвигаясь к определенной цели, Он рассказывал о Царстве Вечности. И в каждом рассказе представлял Бога. Иисус стремился освободить людей, ослепленных привязанностью к земным благам. Провозглашая приоритет вечных ценностей, Он отводил повседневным делам надлежащее место, и не отрицал значимости земной жизни. Небо и земля тесно взаимосвязаны, а тот, кто постиг Божественную истину, будет лучше исполнять свой каждодневный долг, учил Он. Ощущая родство с Богом, Он вместе с тем признавал Свое единство с каждым человеком.

Весть о милости звучала по-разному, в зависимости от того, к кому Он обращался. Он знал, как «словом подкреплять изнемогающего» (Ис. 50:4), ведь из Его уст исходила благодать, и Он мог раскрывать людям сокровища истины наиболее убедительным образом. Предвзятого человека Спаситель умел заинтересовать и покорить необычными примерами. Почерпнутые из повседневной жизни, зги примеры были очень просты, но отличались необычайно глубоким содержанием. Птицы небесные, полевые лилии, семя, пастух и овцы – все это Христос использовал, чтобы объяснить бессмертную истину. И всякий раз, сталкиваясь со всем этим в жизни, Его слушатели вспоминали слова Спасителя. Христос всегда иллюстрировал Свои поучения наглядными примерами.

Христос никогда не льстил людям. Он никогда не говорил ничего, что могло бы увеличить их самомнение. Он никогда не поощрял умствований. Тем не менее глубокие, непредубежденные мыслители разделили Его учение и находили, что это свидетельствует об их мудрости. Их изумляло, что духовная истина может быть раскрыта таким простым языком. Самые высокообразованные люди были увлечены Его словами, из них и малограмотные всегда извлекали для себя пользу. У Него было что сказать самому незатейливому человеку, и Он давал понять даже язычникам, что Его весть предназначается и для них.

Вместе с исцеляющим прикосновением Его деликатное сострадание изливалось на утомленные и огорченные сердца. Даже в окружении злейших врагов Иисус сохранял внутренний мир. Красота Его облика, притягательность характера и прежде всего любовь, которая выражалась и во взгляде, и в интонациях, привлекали к Нему всех, кто не был ожесточен в неверии. Именно дух милосердия и любви, который светился в каждом Его взгляде и слове, и привлекал к Иисусу такое огромное количество людей. Страждущие, стекавшиеся к Нему, сразу чувствовали – перед ними верный и чуткий Друг и старались постичь те истины, которым Он учил. Небо приблизилось к людям, и они стремились быть рядом с Ним, чтобы Его любовь всегда утешала их.

С глубокой серьезностью Иисус наблюдал за переменами, происходившими с Его слушателями. Отрадно было Ему глядеть на лица, выражавшие заинтересованность и удовлетворение. Когда, разрушив стену себялюбия, стрелы истины попадали в сердце, ведя к покаянию и пробуждая благодарность, Спаситель радовался. Взглядом скользнув по толпе слушателей. Он узнавал знакомых, и лицо Его светлело: Он видел многообещающих подданных Своего царства. Когда напрямую высказанное слово затрагивало почитаемого кумира, то по холодным, неприветливым лицам Он видел, что они не радовались свету. Люди, отказывающиеся принять весть мира, вызывали Его глубокую скорбь.

В синагоге Иисус говорил о Царстве, которое Он пришел установить, и о Своей задаче освободить пленников сатаны. Внезапно Его прервал ужасный крик. Сумасшедший бросился к Нему из толпы с воплем: «Оставь, что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас: знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий».

Всех охватили смятение к тревога. Внимание народа было отвлечено от Иисуса, и на Его слова не обратили внимания. Для этого сатана и привел свою жертву в синагогу. Но Иисус запретил бесу, сказав: «Замолчи и выйди из него. И бес, повергнув его посреди синагоги, вышел из него, нимало не повредив ему».

Ум этого несчастного был помрачен сатаной, но в присутствии Спасителя рассеялся мрак. Больной хотел освободиться от власти сатаны, но демон противился силе Христа. Когда человек попытался обратиться к Иисусу за помощью, злой дух заговорил его устами, и он закричал, мучимый страхом. Одержимый бесом отчасти понимал, что рядом с ним Тот, Кто в состоянии освободить его, но, попытавшись приблизиться к этой всемогущей руке, был остановлен иной волей и другие слова прозвучали из его уст. Противоборство между сатаной и человеком, рвущимся к свободе, было ужасающим.

Тот, Кто победил сатану в пустыне во время искушений, вновь встретился лицом к лицу со Своим врагом. Демон изо всех сил пытался сохранить власть над жертвой. Уступить – значило отдать победу Иисусу, и казалось, что мученик должен расстаться с жизнью, – так силен враг. Но вот уверенным повелением Спасителя пленник освобожден. Человек, который только что находился во власти беса, стоял перед пораженным народом, счастливый, свободный и владеющий собой. Даже демон признал Божественную силу Спасителя.

Человек возносил хвалу Богу. Взгляд, только что сверкавший безумным огнем, стал осмысленным, из глаз лились слезы благодарности. Народ онемел от изумления, а как только к людям вернулся дар речи, они начали восклицать: «Что это? что это за новое учение, что Он и духам нечистым повелевает со властью, и они повинуются Ему?» (Мк. 1:27).

Причина недуга этого человека, превратившегося в страшное зрелище для друзей и сделавшегося бременем для себя самого, крылась в его собственном поведении. Он был пленен греховными удовольствиями и хотел превратить свою жизнь в непрекращающийся праздник. Ему и в голову не приходило, что может он стать ужасом для этого мира и поношением для своей семьи. Казалось, не будет конца невинным забавам, но едва вступил он на путь, ведущий вниз, как быстро утратил точку опоры. Невоздержание и распущенность исказили его благородный характер, и сатана полностью овладел им.

Раскаяние пришло слишком поздно. Когда осознал он необходимость пожертвовать своим богатством и наслаждениями, чтобы восстановить утраченный человеческий облик, то был уже беспомощным пленником злого духа. Он вступил на территорию врага и оказался в безраздельной власти сатаны. Соблазнив множеством пленительных картин и завладев душой несчастного, враг рода человеческого проявил неимоверную жесткость. Его нападки стали ужасными. Так будет со всеми, кто подчиняется злу. Чарующим наслаждением начинается этот путь, оканчивается он мраком отчаяния и безумием погибающей души.

Тот же самый дух, который искушал Христа в пустыне и который овладел безумным в Капернауме, царил среди неверующих иудеев. Но в них он принимал вид набожности, пытаясь ввести их в заблуждение относительно истинных мотивов отвержения Спасителя. Иудеи пребывали в более безнадежном положении, чем даже одержимый, потому что они не испытывали нужды во Христе, полностью находясь во власти сатаны.

Годы служения Христа людям оказались периодом величайшей активности сил царства тьмы. Веками сатана и его злые ангелы стремились овладеть телами и душами людей, ввергнуть их в грех и страдание, обвиняя во всех этих несчастьях Бога. Иисус же являл людям характер Бога. Он разрушал власть сатаны и освобождал его пленников. Новая жизнь, любовь и сила небесная преображали сердца людей, и князь тьмы вынужден был отстаивать свое превосходство. Сатана собрал все свои силы и на каждом шагу противостоял Христу.

Так будет и в последнем великом столкновении между праведностью и грехом. В то время как новая жизнь, свет и сила нисходят свыше на учеников Христа, сатана в свою очередь мобилизует своих слуг. Напряжение овладевает всеми жителями земли. Князь зла искусно маскируется, используя многовековой опыт борьбы. Он является в виде ангела света, и множество людей начинает внимать «духам обольстителям и учениям бесовским» (1 Тим. 4:1).

Во времена Христа вожди и учители Израиля были бессильны против сатаны. Они отвергли то единственное средство, с помощью которого можно противостоять злым духам. Христос побеждал лукавого только Словом Божьим. Правители Израиля объявляли себя толкователями Божьего Слова, но изучали его для того лишь, чтобы найти подтверждение своим преданиям и учредить свои, человеческие, порядки. Своими толкованиями они приписывали Богу такие суждения, каких не было и быть не могло. Их мистические интерпретации делали непонятным то, что Он выразил совершенно ясно. Они спорили о ничтожных пустяках, а наиболее существенными истинами практически пренебрегали. Таким образом повсюду насаждалось неверие. Слово Божье пропадало втуне, и злые духи могли навязывать свою волю.

История повторяется. Потрясая Библией и заявляя о своей приверженности ее идеалам, многие из религиозных лидеров нашего времени на самом деле разрушают веру в Слово Божье. Они подвергают скрупулезному анализу библейский текст, но собственные мнения ставят выше самых ясных указаний Библии. В их руках Слово Божье теряет свою живительную силу. Поэтому неверие утверждается, и беззаконие становится повсеместным.

Когда сатане удается подорвать веру в Библию, он направляет людей к другим источникам света и силы: таким образом он вкрадывается в доверие. Те, кто отказывается от ясного учения Писаний и убедительной силы Святого Духа Божьего, отдают себя во власть бесов. Критика Библии и всевозможное теоретизирование открыли путь для спиритизма и теософии, этих современных форм древнего язычества, нашедших себе пристанище даже в христианских церквах.

Бок о бок с проповедниками благой вести действуют посредники духов лжи. Многие начинают заигрывать с ними из простого любопытства, затем, увидев действие силы, превосходящей человеческую, впадают во все больший соблазн и оказываются во власти могущественной воли. Освободиться от этой власти они уже не могут.

Все, что защищало душу, разрушено. У человека больше, нет сил противостоять греху. Там, где отвергнута сдерживающая сила Слова Божьего и Его Духа, человек может опуститься невообразимо низко. Тайный грех или слепая страсть способны превратить его в такого же беспомощного пленника, каким был одержимый в Капернауме. Но все-таки положение не безнадежно.

Есть единственное средство победить злого духа, то самое, которое применял Христос, – сила Слова. Даже Бог не властен распоряжаться нами без нашего на то согласия, однако если мы хотим знать и выполнять Его волю, то вот Его обетования: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными»; «Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении» (Ин. 8:32; 7:17). Приняв эти обетования, каждый может выбраться из сетей заблуждения, уйти из-под власти греха.

Каждый человек волен выбрать, кому он будет подчиняться. Никто не пал столь низко и никто не является столь порочным, чтобы невозможно было обрести освобождение во Христе. Бесноватый вместо молитвы мог произносить только сатанинские слова, но невысказанная мольба сердца была услышана. Ни один крик души не останется неуслышанным, даже если человек не в состоянии выразить свою просьбу словами. Те, кто желает вступить в завет с Богом Небесным, не будут оставлены во власти сатаны или в своих немощах. Их призывает Спаситель: «Разве прибегнет к защите Моей и заключит мир со Мною? тогда пусть заключит мир со Мною» (Ис. 27:5).

Духи тьмы будут бороться за ту душу, которая была когда-то в их власти, но ангелы Божьи вступятся за нее и победят. Господь говорит: «Может ли быть отнята у сильного добыча, и могут ли быть отняты у победителя взятые в плен? Да! так говорит Господь: и плененные сильным будут отняты, и добыча тирана будет избавлена; потому что Я буду состязаться с противниками твоими, и сыновей твоих Я спасу» (Ис. 49:24-25).

Собравшиеся в синагоге, объятые благоговейным трепетом, еще не могли произнести ни единого слова, а Иисус удалился в дом Петра, чтобы немного отдохнуть. Но и этот дом покрывала тень. Теща Петра лежала в постели, мучимая сильной горячкой. Иисус запретил болезни, и страдалица встала и принялась прислуживать Учителю и Его ученикам.

Вести о том, что совершил Христос, быстро распространились по Капернауму. Опасаясь раввинов, люди не осмеливались обращаться за исцелением в субботний день, но как только солнце скрылось за горизонтом, произошло великое волнение. Из домов, мастерских, с рыночной площади жители города устремились к скромному жилищу, где остановился Иисус. Больных несли на носилках. Иные приходили сами, опираясь на палку или поддерживаемые друзьями. Шатаясь от слабости, они шли к Спасителю.

Час за часом не иссякал поток людей, потому что никто не знал, найдут ли они Исцелителя завтра. Никогда Капернаум еще не был свидетелем такого дня. Воздух оглашался ликующими возгласами исцеленных. Спаситель радовался, что сделал людям столько добра. Страдания тех, кто обращался к Нему, преисполняли Его сочувствием, и Он неустанно являл Свою силу, чтобы восстановить их здоровье и счастье.

Иисус не прекращал Своих трудов до тех пор, пока не был исцелен последний страдалец. Только глубокой ночью толпы народа удалились, и тишина воцарилась в доме Симона. Долгий, полный волнений день окончился, и Иисус хотел отдохнуть. Но когда город был еще погружен в сон, Спаситель, «встав весьма рано, вышел и удалился в пустынное место, и там молился».

Так проходили дни земной жизни Иисуса. Он часто отпускал Своих учеников повидаться с родными и отдохнуть, но Сам мягко сопротивлялся их попыткам отвлечь Его от трудов. Целыми днями Он тяжко трудился, наставляя невежественных, исцеляя больных, возвращая зрение слепым и насыщая толпы народа. А вечерней порою или ранним утром Он удалялся в священную тишину гор для беседы со Своим Отцом. Часто Он проводил всю ночь в молитве и размышлении и только к утру возвращался к людям, чтобы трудиться для них.

Рано утром Петр и его спутники пришли к Иисусу с известием, что жители Капернаума уже ищут Его. Ученики были горько разочарованы тем приемом, который до сих пор оказывали Христу. Власти в Иерусалиме хотели убить Его. Даже жители Его родного города пытались лишить Иисуса жизни. Но в Капернауме Его принимали с восторгом, и надежды учеников снова воскресли. Может быть, среди свободолюбивых галилеян найдутся сторонники нового царства. Но с удивлением они услышали слова Христа: «И другим городам благовествовать Я должен Царствие Божье, ибо на то Я послан».

В возбуждении, которое тогда овладело Капернаумом, таилась опасность, что будет утеряна из виду главная цель миссии Христа. Иисус не искал славы чудотворца и целителя физических недугов. Он стремился привлечь народ к Себе как к Спасителю. И хотя люди были склонны видеть в Нем царя, явившегося установить земное царство, Он хотел направить их мысли от земного к духовному. Чисто мирская слава могла помешать Его делу.

Беспокоило Его и восхищение беспечной толпы. Он был далек от самоутверждения. Мир преклоняется перед положением, богатством, талантом, но все это чуждо Сыну Человеческому. Иисус не прибегал к средствам, которыми человек пользуется, чтобы завоевать симпатии и внушить уважение к себе. За несколько веков до Его рождения было дано пророчество: «не возопиет и не возвысит голоса Своего, и не даст услышать его на улицах; трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит, будет производить суд по истине; не ослабеет и не изнеможет, доколе на земле не утвердит суда» (Ис. 42:2-4).

Фарисеи стремились выделиться скрупулезным соблюдением обрядов, показной набожностью, раздачей милостыни. Они доказывали свое религиозное рвение тем, что постоянно рассуждали о религии. Споры между противостоящими друг другу партиями были шумными и долгими, и часто слышались на улицах сердитые голоса ученых законников.

Как резко отличалась от всего этого жизнь Иисуса! Никогда не было в ней ни шумных споров, ни показного благочестия, ни единого поступка в расчете на одобрение окружающих! Христос был сокрыт в Боге, и Бог был явлен в образе жизни Своего Сына. К этому откровению Иисус стремился направить мысли людей, чтобы они обрели благоговение.

Солнце Праведности засияло над миром во всем своем великолепии не для того, чтобы ослепить людей Своей славой. О Христе написано: «Как утренняя заря – явление Его» (Ос. 6:3). Мягкий дневной свет распространялся по всей земле, рассеивая мрак тьмы и пробуждая мир к жизни. Так восстало Солнце Праведности «и исцеление в лучах Его» (Мал. 4:2).

«Можешь меня очистить»

Евангелия от Матфея, 8:2-4; 9:1-8, 32-34, от Марка, 1:40-45, 2:1-12, от Луки, 5:12-28

Из всех болезней, известных на Востоке, самой страшной была проказа. Неизлечимый, заразный, приводящий к ужасным последствиям, этот недуг наводил страх даже на самых смелых людей. Евреи считали проказу наказанием за грехи к называли ее «бичом» и «перстом Божьим». Поражающая весь организм, неизлечимая, смертельная болезнь считалась символом греха. По существовавшему закону прокаженный объявлялся нечистым. Он умирал для общества. Все, к чему бы он ни прикоснулся, считалось нечистым. Воздух заражался его дыханием. При малейшем подозрении в этой болезни человека осматривали священнослужители, чтобы решать его судьбу. Тот, кого объявляли прокаженным, оказывался оторванным от семьи и изгнанным из общества израильского. Такой человек был обречен общаться только с себе подобными. Требования закона были беспощадны. Даже для царей и правителей не делалось исключения. Монарх, пораженный этой ужасной болезнью, должен был оставить царский скипетр и удалиться из общества.

Вдали от друзей и родных прокаженный нес на себе проклятие этой болезни. Он должен был объявлять о своем несчастье и, раздирая одежды, криком предупреждать о своем приближении, чтобы люди убегали прочь от него. Скорбный вопль из уст одинокого изгнанника: – «Нечист, нечист!» – вызывал страх и отвращение.

Там, где совершал Свое служение Христос, было много таких страдальцев, и вести о Его исцелениях дошли и до них, пробудив в их сердцах искорку надежды. Еще со времен пророка Елисея никто не слышал об очищении прокаженных. Они не осмеливались надеяться, что Иисус сделает для них то, что Он не делал никому из людей. Однако нашелся и среди них один человек, в сердце которого начала пробуждаться вера. Но он не знал, как подойти к Иисусу. Будучи изгнанным из общества своих близких и родных, мог ли он показаться на глаза Исцелителю? Одолевали сомнения: исцелит ли его Христос? обратит ли Он внимание на того, кого считает страдающим от судов Божьих? не проклянет ли и Он его, подобно фарисеям и даже врачам, и не изгонит ли из этого людного места? Горемыка обдумал все, что слышал об Иисусе. Ни один искавший Его помощи не был Им отвергнут. И страдалец решил во что бы то ни стало найти Спасителя. Изгнанный из городов, он надеялся, встретить Его где-нибудь на горных тропинках или подойти к Нему, когда Он будет наставлять людей вдали от селений. Трудности были велики, но для прокаженного это стало единственной надеждой.

И вот прокаженный направляется к Спасителю. Иисус проповедует недалеко от озера, и народ толпится вокруг Него. Стоя вдалеке, больной улавливает несколько слов Спасителя. Он видит, как Спаситель возлагает руки на больных, он видит, как хромые, слепые, парализованные, умирающие от различных болезней становятся здоровыми и славят Бога за избавление. Вера его укрепляется, и он продвигается все ближе и ближе к собравшейся толпе. Все забыто: и запреты, лежащие на нем, и безопасность людей, и страх, который он всем внушает. Он думает только о благословенной надежде на исцеление.

Этот человек представлял собой ужасное зрелище. Болезнь оставила страшные следы, на его разлагающееся тело невозможно было смотреть без отвращения. Увидев его, люди в ужасе отпрянули. Они жались друг к другу, стараясь избежать прикосновения к нему. Некоторые пытаются помешать прокаженному подойти к Иисусу. Напрасно! Он ничего не видит и не слышит. Он не обращает внимания на людей, которые вслух выражают свое отвращение. Он видит только Сына Божьего. Он слышит только один голос – тот, который дает жизнь умирающему. И подойдя к Иисусу, падает у Его ног с криком: «Господи! если хочешь, можешь меня очистить».

Иисус ответил: «Хочу, очистись». И возложил Свою руку на него. Перемена произошла мгновенно. Тело больного стало сильным, нервы – восприимчивыми, а мышцы – крепкими. Грубая, покрытая струпьями кожа, характерная для больных проказой, приобрела здоровый матовый оттенок и румянец, как у ребенка.

Иисус повелел этому человеку не разглашать происшедшего с ним чуда, но сразу же принести жертву в храме за свое очищение. Но такую жертву не могли принять до тех пор, пока священник не осмотрит человека и не объявит его очищенным. Какой бы неприятной ни казалась священнослужителям эта обязанность, они все равно не могли отказаться осматривать человека и выносить решение по этому вопросу. В Писании говорится о том, как настойчиво Христос велел этому человеку хранить молчание и действовать быстро. «И говорит ему Иисус: смотри, никому не сказывай; но пойди, покажи себя священнику и принеси дар, какой повелел Моисей, во свидетельство им». Знай священники, каким образом произошло исцеление прокаженного, их ненависть ко Христу могла повлиять на объективность принимаемого решения. Иисус хотел, чтобы человек показался в храме раньше, чем слухи о чуде дойдут до священников. Так можно было бы добиться непредвзятого решения, чтобы исцеленный от проказы мог вновь соединиться со своей семьей и друзьями.

Были, и другие причины, которыми руководствовался Христос, повелевая человеку молчать. Спаситель знал, что Его враги постоянно пытаются ограничить Его деятельность и отвратить народ от Него. Он знал: если весть об исцелении прокаженного разнесется далеко, многие страдающие этой ужасной болезнью начнут стекаться к Нему, и народ поднимет крик, опасаясь заразы. Многие из прокаженных не смогут использовать дар здоровья так, чтобы он стал благословением для них или для других людей. И привлекая прокаженных к Себе, Иисус мог дать повод для обвинения, что Он нарушает указания существующего закона. А это было бы препятствием для Его проповеди Евангелия.

Последующие события показали правоту Христа. Толпы народа, присутствовавшие при исцелении прокаженного, желали узнать о решении священников. Возвращение больного к друзьям вызвало большое возбуждение, и к тому же, несмотря на предупреждение Иисуса, этот человек даже и не пытался скрыть факт своего исцеления. Скорее всего, скрыть это было невозможно, но прокаженный рассказывал повсюду о случившемся. Он был уверен: запрет Иисуса объяснялся только Его скромностью, и поэтому превозносил силу этого великого Исцелителя. Он не понимал, что каждое такое событие укрепляло решимость священников и старейшин погубить Иисуса. Сознавая, как хорошо быть здоровым, радуясь возродившимся силам, возвращению к семье и в круг друзей, исцеленный не мог не возносить хвалу Тому Врачу, Который сделал его здоровым. Но разглашение случившегося помешало работе Спасителя. Такое количество народа стекалось к Иисусу, что Он был вынужден на время прекратить Свою деятельность.

Каждое дело Христос совершал, руководствуясь далеко идущими намерениями. Его действия значили гораздо больше, чем это казалось на первый взгляд. Так было и в случае с прокаженным. Иисус помогал всем приходившим к Нему, но Он желал также благословить и тех, кто не обращался к Нему. За Ним шли мытари, язычники к самаряне, но Он стремился, чтобы Его услышали также священники и учители, замкнувшиеся в своих предубеждениях и приверженности к традициям. И Он использовал для этого все возможности. Посылая исцеленного к священникам, Он хотел предоставить им свидетельство, которое рассеяло бы их предубеждения.

Фарисеи утверждали, что учение Христа противоречит закону, который Бог дал через Моисея. Но, повелевая очистившемуся от проказы принести жертву в соответствии с законом, Христос опроверг эти обвинения. Такого свидетельства вполне достаточно для тех, кто хотел удостовериться в Его правоте.

Вожди в Иерусалиме посылали соглядатаев, чтобы найти какой-либо предлог и приговорить Христа к смерти. В ответ Он представил им доказательство Своей любви к человечеству. Своего уважения к закону и Своей силы освобождать от греха и смерти. Он свидетельствовал о них: «воздают мне за добро злом, за любовь мою – ненавистью» (Пс. 108:5). Он, давший на горе заповедь: «Любите врагов ваших», – подтвердил ее собственным примером, не воздавая «злом за зло или ругательством за ругательство». (Мф. 5:44; 1 Петр. 3:9).

Те же священники, которые приговорили прокаженного к изгнанию, ныне удостоверили его исцеление. Это решение, публично оглашенное и записанное в книге, стало неопровержимым свидетельством в пользу Христа. И когда исцеленный был восстановлен в своих правах в израильском обществе на основании свидетельства священников, подтвердивших, что на нем не было и следа болезни, он сам оказался живым свидетельством о Благодетеле. Он с радостью принес жертву и возвеличил имя Иисуса. Священники убедились в Божественной силе Спасителя. Им была дарована возможность познать истину и воспользоваться светом. Отторгнутый свет мог удалиться от них безвозвратно. Многие отвергли свет, но он был дарован не напрасно. Он коснулся многих сердец, хотя внешне это какое-то время и не проявлялось. Во время земной жизни Спасителя казалось, что Его служение вызвало очень мало ответной любви у священников и учителей. Но после Его вознесения «из священников очень многие покорились вере» (Деян. 6:7).

Очищение Христом прокаженного от его ужасной болезни наглядно изображает очищение души от греха. Человек, пришедший к Иисусу, был «весь в проказе». Эта смертельная болезнь распространилась по всему его телу. Ученики старались уберечь Учителя от прикосновения к нему, потому что тот, кто прикасался к прокаженному, сам становился нечистым. Но, возложив Свою руку на прокаженного, Иисус не осквернился. Его прикосновение обладало животворящей силой. Проказа сошла. Так обстоит дело и с проказой греха – укоренившейся, смертельной, от которой невозможно очиститься силами человека. «Вся голова в язвах, и все сердце исчахло. От подошвы ноги до темени головы нет у него здорового места: язвы, пятна, гноящиеся раны» (Ис. 1:5,6). Но Иисус, принявший человеческую природу, не может заразиться. Его присутствие целительно для грешника. И всякий, кто падет к Его ногам и скажет с верой: «Господи, если хочешь, можешь меня очистить», – услышит ответ: «Хочу, очистись» (Мф. 8:2, 3).

Исцеляя некоторых больных, Иисус не сразу даровал им желаемое благословение. Но в случае с проказой просьба об исцелении была исполнена немедленно. Когда мы молимся о получении земных благословений, ответ на нашу молитву может быть дан позже или же Господь может даровать нам что-либо другое – не то, что мы просим. Но все происходит иначе, когда мы просим об избавлении от греха. Его желание – очистить нас от греха, сделать нас Своими детьми и дать нам силу жить святой жизнью. Христос «отдал Себя Самого за грехи наши, чтобы избавить нас от настоящего лукавого века, по воле Бога и Отца нашего» (Гал. 1:4). «И вот какое дерзновение мы имеем к Нему, что, когда просим чего по воле Его, Он слушает нас. А когда мы знаем, что Он слушает нас во всем, чего бы мы ни просили, – знаем и то, что получаем просимое от Него» (1 Ин. 5:14, 15). «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды» (1 Ин. 1:9).

Исцелив расслабленного в Капернауме, Христос вновь преподал ту же истину. Это чудо должно было показать Его силу прощать грехи. Исцеление расслабленного учит нас и другим драгоценным истинам. Мы преисполняемся надеждой и вдохновением, а мелочные придирки фарисеев служат уроком предостережения.

Подобно прокаженному, этот расслабленный потерял всякую надежду на выздоровление. Его болезнь была результатом греховной жизни, и страдания усиливались муками совести. Он давно обращался и к фарисеям, и к врачам, надеясь получить облегчение от духовных терзаний и физической боли. Но те невозмутимо объявили его неизлечимым и предавали его гневу Божьему. Считая страдания свидетельством Божественного вмешательства, фарисеи чуждались больных и нуждающихся. Но часто те, кто превозносит свою святость, более виновны, нежели страдальцы, которых они осуждают.

Парализованный был совершенно беспомощен и, утратив надежду на поддержку, впал в отчаяние. Затем он услышал о чудесах Иисуса. Он узнал, что такие же грешные и беспомощные люди, как он, получали исцеление. Даже прокаженные очищались, и друзья, рассказывая ему об этом, подбадривали его: выздоровление возможно, если его принесут к Иисусу. Но, вспомнив причину своей болезни, он вновь потерял надежду. Он боялся, что духовно чистый Врач не потерпит его в Своем присутствии.

Но он желал не столько физического исцеления, сколько освобождения от бремени греха. Если бы увидеть Иисуса и получить уверение в прощении и примирении с Небом, он был бы готов умереть или жить по воле Божьей. И умирающий закричал: «О, если бы я мог прийти к Нему!» Нельзя было терять ни минуты. На его ослабевшем теле уже появились следы тления. Он умолял друзей отнести его на постели к Иисусу, и они с радостью сделали это. Но людей, собравшихся а доме, где был Спаситель, и вокруг него, оказалось так много, что пробраться к Иисусу или хотя бы подойти достаточно близко, чтобы услышать Его голос, было невозможно.

Иисус учил в доме Петра. Как обычно, ученики сидели вокруг Него, «и сидели тут фарисеи и законоучители, пришедшие со всех мест Галилеи и Иудеи и Иерусалима». Они пришли следить за Иисусом и выискивать – в чем бы обвинить Его. Помимо этих официальных лиц собралась пестрая толпа пылких почитателей, просто любопытных и неверующих. Здесь были люди разных национальностей и разных сословий. «И сила Господня являлась в исцелении больных». Дух жизни витал над собранием, но фарисеи и учители не заметили Его присутствия. Они не чувствовали нужды в исцелении. «Алчущих исполнил благ, и богатящихся отпустил ни с чем» (Лк. 1:53).

Снова и снова пытались протиснуться сквозь толпу люди, несущие парализованного, но все было напрасно. Больной смотрел по сторонам с невыразимым отчаянием. Сейчас, когда помощь, к которой он так стремился, была столь близка, мог ли он утратить надежду? Тогда по его предложению друзья подняли больного на кровлю дома и, разобрав ее, спустили его к ногам Иисуса. Беседа прервалась. Спаситель взглянул на скорбное лицо, увидел умоляющий взор, обращенный к Нему. Он понял, что произошло: к Нему устремился беспокойный и сомневающийся дух этого человека. Расслабленный находился еще у себя дома, когда Спаситель пробудил его совесть. Когда же этот человек покаялся в своих грехах и уверовал, что Иисус может исцелить его, животворящая милость Спасителя коснулась жаждущего сердца. Иисус видел, как первый проблеск к веры перерастает в глубокую уверенность, что только Он является Спасителем грешников. Иисус видел, как эта вера становилась все сильнее с каждой попыткой добраться до Него.

Слова Спасителя прозвучали, словно музыка, для слуха страдальца: «Дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои».

Бремя отчаяния спадает с души больного; мир, обретенный через прощение, воцаряется в его душе – это заметно и по выражению его лица. Боль пропала, и все его существо преобразилось. Беспомощный паралитик исцелен, виновный грешник прощен!

С простой верой он принял слова Иисуса как дар новой жизни. Он ни о чем больше не просил и лежал в блаженном молчании, исполненный такого умиротворения, что не мог произнести ни единого слова. Свет небесный озарил его, а народ с благоговением смотрел на происходящее.

Раввины с тревогой ожидали, как в этом случае поступит Христос. Они вспоминали: этот человек обращался к ним за помощью, а они отказали ему, нуждающемуся в надежде и сочувствии. Но мало этого, они еще заявили, что он страдает от проклятия Божьего за свои грехи. Все это отчетливо всплыло в их памяти, когда они увидели больного перед собой. Они заметили, с каким интересом все наблюдали за происходящим, и ужасно боялись потерять свое влияние на народ.

Эти знатные люди не обменялись ни словом, но, глядя в глаза друг другу, понимали, что каждым владеет одна и та же мысль: «Нужно сделать что-то, чтобы сдержать порыв чувств». Иисус объявил, что грехи расслабленного прощены. Фарисеи ухватились за эти слова, считая их богохульством, и решили, что смогут представить это грехом, достойным смерти. Они говорили про себя: «Что Он так богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога?» (Мк. 2:7).

Устремив на них Свой взор, от которого они съежились и подались назад, Иисус сказал: «Что вы помышляете в сердцах ваших? Что легче сказать: прощаются тебе грехи твои, или сказать: встань и ходи? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, – сказал Он расслабленному, – тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой».

И тогда тот, кого принесли к Иисусу на носилках, поднялся на ноги с такой гибкостью и силой, словно это был молодой человек: живоносная кровь снова струится в его жилах, каждый орган его тела неожиданно начинает действовать, мертвенно – бледный цвет исчезает, на щеках появляется здоровый румянец. «Он тотчас встал и, взяв постель, вышел перед всеми, так что все изумлялись и прославляли Бога, говоря: никогда ничего такого мы не видали».

О чудесная любовь Христа, исцеляющая виновных и страдающих! О милосердный Бог, скорбящий и облегчающий боль страдающего человечества! О изумительная сила, явленная сынам человеческим! Кто может усомниться в спасительной вести? Кто может пренебречь милостями сострадательного Искупителя?

Чтобы вернуть здоровье этому уже разлагающемуся телу, нужна была творческая сила. Тот Кто вдохнул жизнь в человека, созданного из праха, ныне даровал жизнь умирающему расслабленному. Та же сила, которая даровала жизнь телу, обновила и сердце. Тот, Кто во время творения «сказал, – и сделалось», «повелел, – и явилось» (Пс. 32:9), вдохнул жизнь в душу, мертвую в грехах и преступлениях. Исцеление тела указывало на действие силы, обновившей сердце. Христос повелел расслабленному встать и идти, чтобы знали, что «Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи».

Расслабленный обрел в Иисусе исцеление и души, и тела. Духовное исцеление сопровождалось физическим выздоровлением. Мимо этого урока нельзя пройти. Сегодня тысячи людей страдают от болезней плоти, и они, подобно расслабленному, жаждут услышать: «Прощаются тебе грехи твои». Бремя греха втечет за собой беспокойство, неудовлетворенные желания и является основой всех болезней. Эти люди не найдут себе успокоения до тех пор, пока они не придут к Тому, Кто исцеляет души. Только Он может дать мир, который укрепит ум и оздоровит тело.

Иисус пришел, чтобы «разрушить дела диавола» (1 Ин. 3:8). «В Нем была жизнь» (Ин. 1:4), и Он говорит: «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Ин. 10:10). Он есть «дух животворящий» (1 Кор. 15:45). И поныне Он обладает той же животворящей силой, как и прежде, когда исцелял больных и прощал грешников. Он «прощает все беззакония твои» и «исцеляет все недуги твои» (Пс. 102:3).

Исцеление расслабленного подействовало на народ, так, будто небо разверзлось и таилась слава лучшего мира. Когда исцеленный человек проходил сквозь толпу, благословляя Бога на каждом шагу, чувствуя необычайную легкость, люди сторонились и испуганно смотрели на него, перешептываясь между собой: «Странные вещи мы видели сегодня».

Фарисеи онемели от изумления и были подавлены своими поражением. Они видели, что никто в этой толпе не разделит их подозрений и зависти. Чудо совершилось с тем человеком, которого они предали гневу Божьему, и это произвело такое впечатление на людей, что они забыли на время о раввинах. Фарисеи увидели, что Христос обладает силой, которая присуща только Богу, однако кротость и достоинство, с которым Он держался, резко отличались от их высокомерного поведения. Они смутились и пришли в замешательство, ощущая присутствие высшего существа, но не желая признать это. И чем убедительнее было доказательство власти Иисуса прощать грехи на земле, тем сильнее они укреплялись в своем неверии. Выйдя из дома Петра, где они видели исцеление расслабленного по слову Христа, они отправились измышлять новые интриги, чтобы заставить замолчать Сына Божьего.

Жестоки телесный недуг был исцелен силой Христа, но духовная болезнь гораздо сильнее овладела теми, кто не желал видеть свет. Проказа и паралич были не так опасны, как фанатизм и неверие.

В доме исцеленного воцарилась великая радость, когда он вернулся, легко неся постель, на которой совсем недавно унесли его из дому. К исцеленному со слезами радости, с трудом веря своим глазам, собрались родные. Он стоял перед ними в расцвете сил. Некогда безжизненные руки теперь легко повиновались ему. Еще недавно сморщенная, со свинцовым налетом, его кожа теперь была свежей и здоровой. Его походка стала твердой и непринужденной. Лицо светилось радостью и надеждой, а выражение чистоты и умиротворения стерло следы греха и страдания. Радостное благодарение раздавалось в этом доме, и Бог был прославлен через Своего Сына Который вернул надежду потерявшим ее и силу разбитому параличом. Этот человек и вся его семья были готовы жизнь свою положить за Иисуса. Даже малейшее сомнение не омрачало их веру, и никакое неверие не умаляло их преданности Тому, Кто принес свет а их мрачное жилище.

Левий Матфей

Евангелия от Матфея, 9:9-17; от Марка, 2:14-22; от Луки, 5:27-39

Из римских чиновников самыми ненавистными в Палестине были мытари. Чужеземные власти облагали иудеев налогами, и это все время раздражало их, напоминая об утраченной независимости. Сборщики податей являлись не только орудиями иноземного притеснения, они были еще и вымогателями, обогащавшимися за счет народа. На иудея, который принимал эту должность от римлян, смотрели как на предателя своего народа. Его презирали как отступника и приравнивали к самым отъявленным злодеям.

К этому сословию принадлежал и Левий Матфей, который был призван на служение Христу вслед за четырьмя учениками у Генисаретского озера. Фарисеи судили о Матфее по его должности, но Иисус видел, что сердце этого человека открыто для истины. Матфей слышал проповеди Спасителя. Когда обличающий Дух Божий открыл ему его греховное состояние, он начал искать помощи у Христа. Но он привык к недоступности раввинов и даже не предполагал, что столь великий Учитель обратит на него внимание.

Однажды, сидя в своей конторе по сбору пошлин, этот мытарь увидел приближающегося Иисуса. Как же велико было его удивление, когда он услышал слова, сказанные ему: «Следуй за Мной».

Матфей, «оставив все, встал и последовал за Ним». Он не колебался, не задавал вопросов и даже не подумал о том, что меняет прибыльную должность на бедность и лишения. Он довольствовался тем, что будет с Иисусом, что сможет слушать Его слова и делить с Ним Его труды.

Так поступили и ученики, призванные ранее. Когда Иисус повелел Петру и его товарищам следовать за Ним, они тут же оставили свои лодки и сети. Некоторые из этих учеников имели на своем попечении близких, но, услышав призыв Спасителя, они не стали колебаться и спрашивать: «На какие средства я буду жить?» и «Как буду содержать свою семью?» Они повиновались призыву. И когда впоследствии Иисус спросил: «Я посылал вас без мешка и без сумы и без обуви, имели ли вы в чем недостаток?» – они ответили: «Ни в чем» (Лк. 22:35).

И Матфей, имевший состояние, и Андрей и Петр, которые, были бедны, прошли одно и то же испытание – каждый из них пожертвовал всем. Именно в то время, когда дела у них шли хорошо, сети полны рыбы и притягательность привычной жизни была сильнее всего, Иисус прямо на берегу моря предложил им оставить все ради проповеди Евангелия. Так каждого человека испытывают: что для него важнее – земные блага или общение с Христом?

Следование принципу всегда требует немалых усилий. Ни один человек не может преуспеть в служении Богу, пока не вложит в этот труд свое сердце и пока не поймет: все, кроме познания Христа, – тщета. Если человек жалеет себя, он не может быть учеником Христа, а тем более – Его соработником. Если люди ценят великий дар спасения, то самопожертвование, проявленное Христом, будет заметно а в их жизни. И куда бы Христос ни держал путь, они с радостью последуют за Ним.

Призвание Матфея в круг учеников Христа вызвало огромное возмущение. Избрание мытаря одним из своих непосредственных помощников для любого религиозного наставника было вопиющим нарушением религиозных, общественных и национальных обычаев. Играя на человеческих предрассудках, фарисеи надеялись настроить народ против Иисуса.

Мытари были очень заинтересованы происходящим. Их сердца потянулись к Божественному Учителю. Радуясь тому, что он стал учеником, Матфей старался привести своих бывших товарищей к Иисусу. С этой целью он устроил в своем доме пир и созвал родственников и друзей. На пир были приглашены не только мытари, но и множество других людей сомнительной репутации, которых чурались их щепетильные соседи.

Пир был устроен в честь Иисуса, и Он не колеблясь принял приглашение. Он хорошо знал, что это будет воспринято фарисеями как оскорбление и скомпрометирует Его в глазах людей. Но дипломатические соображения не могли повлиять на поступки Иисуса. Для Него внешние различия ничего не значили. Он не был равнодушен к людям, жаждущим живой вода.

Иисус сел на почетном места за одним столом с мытарями. Его сочувствие, общительность и добросердечие свидетельствовали о признании Им человеческого достоинства. И люди старались стать достойными Его доверия. Его слова изливались на их жаждущие сердца благословенным, животворящим потоком. В этих людях, которых считали отбросами общества, пробуждались новые стремления. Перед ними открывалась возможность новой жизни.

Многие посещавшие подобные собрания были покорены учением Спасителя, но не исповедовали Его вплоть до самого вознесения. Когда же излился Святой Дух, и три тысячи обратились в один день, среди них были и те, кто впервые услышал истину, сидя за столом с мытарями. И некоторые из них стали потом вестниками Евангелия. Для Матфея поведение Иисуса на этом пиру было постоянным примером. Презираемый всеми мытарь стал одним из самых посвященных евангелистов. Он твердо шел по стопам Учителя, исполняя свое служение.

Узнав о том, что Иисус находится на пиру у Матфея, раввины воспользовались случаем, чтобы обвинить Его. Но действовать они решили не прямо, а через учеников Иисуса, разжигая их предрассудки, ни надеялись разобщить их с Учителем. Тактики придерживались такой: беседуя с учениками, обвинять Христа, беседуя со Христом, обвинять учеников, направляя свои стрелы в самые уязвимые места. Так сатана действует с тех пор, как возникло разделение на Небе. И все, кто пытается посеять раздоры и отчуждение, движимы его духом.

«Для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками?» – спрашивали завистливые раввины.

Иисус не стал дожидаться, когда Его ученики ответят на это обвинение, но Сам сказал: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные; пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию». Фарисеи, считая себя духовно здоровыми, не испытывали нужды во враче; но в то же самое время они были уверены, что мытари и язычники погибают от душевных недугов. Так не в том ли состояла задача Христа как врача, чтобы обратиться к тем людям, которые нуждались в Его помощи?

И хотя фарисеи были очень высокого мнения о себе, в действительности они находились в более прискорбном положении, чем те, кого они презирали. Мытари, менее фанатичные и самодовольные, были более открыты для истины. Иисус сказал раввинам: «Пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы». Этим Он подчеркнул, что они, считающие себя толкователями Слова Божьего, совершенно не понимают его духа.

Фарисеи на какое-то время умолкли, но их враждебность к Иисусу стала еще сильнее. Затем они нашли учеников Иоанна Крестителя и попытались настроить их против Христа. А ведь эти же самые фарисеи отвергли миссию Иоанна Крестителя. Они презирали его за аскетическую жизнь, простые манеры, грубые, одежды и называли его фанатиком. Поскольку он разоблачал их лицемерие, они противились его словам и пытались настроить народ против него. Дух Божий затронул сердца этих хулителей, обличая их грехи. Но они пренебрегли намерениями Бога и объявили, что Иоанн одержим бесом.

Теперь же, когда Иисус был среди народа, ел и пил за одним столом с простолюдинами, фарисеи обвинили Его в пьянстве и чревоугодии. Те, кто выдвинул это обвинение, сами были грешниками. Подобно тому как сатана представляет Бога в ложном свете и приписывает Ему свои качества, так и эти испорченные люди клеветали на посланников Божьих.

Иисус ел с мытарями и грешниками для того, чтобы небесный свет открылся пребывающим во тьме, – этого фарисеи не хотели учитывать, они не хотели понять, что всякое слово, произнесенное Божественным Учителем, являлось семенем жизни, которое должно прорасти и принести плод во славу Божью. Фарисеи решили не принимать света. И хотя они противились служению Иоанна Крестителя, ныне были готовы завести дружбу с его учениками, надеясь объединиться с ними в борьбе против Иисуса. Утверждая, что Иисус пренебрегает древними традициями, они противопоставляли аскетический образ жизни Крестителя поведению Иисуса, пировавшего с мытарями и грешниками.

В то время ученики Иоанна переживали великую скорбь. Как раз накануне Иоанн послал их к Иисусу. Их возлюбленный учитель находился в тюрьме, и все эти дни они пребывали в печали. А Иисус ничего не делал для освобождения Иоанна и даже, казалось, подвергал сомнению его учение. Если Иоанн был послан Богом, то почему Иисус и Его ученики идут совсем другим путем?

Из того, что делал Христос, ученики Иоанна понимали далеко не все, они думали: вполне возможно, что для обвинений, выдвинутых фарисеями, есть какое-то основание. Сами они соблюдали многие правила раввинов и даже надеялись оправдаться делами закона. Иудеи постились, считая это особой заслугой, а наиболее набожные из них постились два раза в неделю. Как раз во время поста фарисеи и ученики Иоанна пришли к Иисусу с вопросом: «Почему мы и фарисеи постимся много, а Твои ученики не постятся?»

Иисус ответил им очень мягко. Он не пытался исправить их неправильное понятие о посте, а только дал им истинное понимание Своей миссии. При этом Он использовал тот же образ, с помощью которого сам Креститель свидетельствовал об Иисусе. Иоанн сказал: «Имеющий невесту есть жених; а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха. Сия-то радость моя исполнилась» (Ин. 3:29). Ученики Иоанна не могли не вспомнить этих слов своего учителя, когда Иисус произнес: «Можете ли заставить сынов чертога брачного поститься, когда с ними жених?»

Царь Небесный находился среди Своего народа. Величайший дар Божий был дан этому миру: радость бедным, потому что Христос пришел сделать их наследниками Своего Царства; радость богатым, потому что Он хотел научить их, как приобрести богатство нетленное; радость невежественным, потому что Он желал умудрить их во спасение; радость ученым, потому что Он желал посвятить иx в более глубокие тайны, чем они когда-либо постигали. Спаситель должен был открыть людям истины, недоступные для них от сотворения мира.

Для Иоанна Крестителя было счастьем увидеть Спасителя. Как же радовались ученики, удостоившиеся общения с Величием неба! Для них это время не было временем печали и поста. Они должны открывать свои сердца, чтобы принять свет Его славы и просвещать находящихся во тьме и тени смертной.

Христос нарисовал радужную картину, но на нее уже легла мрачная тень, заметная только Его глазам. «Придут дни, – сказал Христос, – когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься». Когда ученики увидят, что Господь предан и распят, они станут печалиться и поститься. Вот какие последние слова сказал Он в верхней горнице: «Вскоре не увидите Меня, и опять вскоре увидите Меня. Истинно, истинно говорю вам; вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет» (Ин. 16:19-20).

Когда Он восстанет из гроба, их горечь превратится в радость. После Своего вознесения Он уже не будет присутствовать среди них как личность, но через Утешителя возвратится к ним, и тогда не нужно пребывать в печали, потому что именно этого хотел сатана – внушить людям, будто они обмануты и разочарованы. Однако им надлежит с верою обращать взоры к небесному святилищу, где Иисус ходатайствует за них. Им надлежит открыть свои сердца Святому Духу, представляющему Христа, и возрадоваться в свете Его присутствия. И все же придут дни испытаний и искушений, когда они столкнутся с правителями мира сего и с властями царства тьмы. Христа не будет с ними, и они не смогут распознать Духа-Утешителя. Тогда и наступит время поститься.

Строго соблюдая формальные обряды, фарисеи стремились возвеличить себя, тогда как сердца их были наполнены завистью и враждой. Писание говорит: «Вот, вы поститесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкой рукою бить других; вы не поститесь в это время так, чтобы голос ваш был услышан на высоте. Таков ли тот пост, который Я избрал, день, в который томит человек душу свою, когда гнет голову свою, как тростник, и подстилает под себя рубище и пепел? Это ли назовешь постом и днем, угодным Господу?» (Ис. 58:4, 5).

Истинный пост – это не просто исполнение обряда. Писание говорит о том посте, который избрал Бог: «Разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо... и отдашь голодному душу твою и напитаешь душу страдальца» (Ис. 58:6,10). Здесь явлен дух и характер деятельности Христа. Вся Его жизнь была жертвой во имя спасения мира. И когда Он постился в пустыне или сидел с мытарями на празднике у Матфея, Он отдавал Свою жизнь ради искупления погибших. Истинная набожность проявляется не в показной скорби, не в самобичевании и не в многочисленных жертвах, но в добровольной отдаче всего себя на служение Богу и людям.

Отвечая ученикам Иоанна, Иисус рассказал притчу: «Никто не приставляет заплаты к ветхой одежде, отодрав от новой одежды; а иначе и новую раздерет, и к старой не подойдет заплата от новой». Нельзя было смешивать учение Иоанна Крестителя с преданием и суеверием. Попытка соединить показное благочестие фарисеев с преданностью Иоанна могла только с еще большей очевидностью обнаружить пропасть, лежащую между ними.

Так и основные принципы учения Христа не могли сочетаться с установлениями фарисеев. Христос не собирался устранять, ту пропасть, которая образовалась в результате проповеди Иоанна Крестителя. Наоборот, он должен был еще более четко разграничить старое и новое. Иисус подчеркнул это, сказав: «Никто не вливает молодого дина в мехи ветхие; а иначе молодое вино прорвет мехи, и само вытечет, и мехи пропадут». Кожаные мехи, которые использовали как сосуды для вина, со временем высыхали, трескались и уже не годились для этой цепи. Так на доступном примере Иисус показал состояние иудейских вождей. Священники, книжники и правители были порабощены обрядами и преданиями. Их сердца съежились, подобно высохшим мехам для вина, с которыми Иисус сравнил их. До тех пор пока они были вполне удовлетворены законническим вероучением, они не могли принять живую истину небес. Считая себя безукоризненно праведными, они не желали внести ничего нового в свою религию. Они не признавали благоволения Бога к людям как незаслуженный дар Неба. Они связывали это благоволение с собственными заслугами и праведными делами. Вера, действующая любовью и очищающая душу, не могла иметь ничего общего с религией фарисеев, состоящей из обрядов и человеческих предписаний. Тщетны попытки объединить учение Иисуса с официальной религиозной доктриной. Живая истина Божья, подобно молодому вину, разорвала бы старые, обветшавшие мехи фарисейского предания.

Фарисеи считали себя слишком мудрыми, чтобы испытывать потребность в наставлении, слишком праведными, чтобы искать спасения, слишком благородными, чтобы нуждаться в почестях, исходящих от Христа. И Спаситель отвернулся от них, чтобы найти тех, которые воспримут весть с небес. В невежественных рыбаках, в мытарях с рыночной площади, в женщине-самарянке, в простых людях, слушавших Его с радостью, Христос нашел новые мехи для нового вина. Для распространения благой вести нужны души, с радостью принимающие свет, который Господь посылает им. Они являются Его орудиями для передачи миру сокровищ истины. Если через благодать Христову Его народ станет этими новыми мехами. Бог наполнит их новым вином.

Хотя Христос и сравнил Свое учение с новым вином, тем не менее оно было не новым учением, но откровением того, что возвещено от начала. Однако для фарисеев истина Божья утратила первоначальный смысл и красоту. Для них учение Христа оказалось новым почти во всех отношениях, и они не признали его.

Иисус подчеркнул, что ложное учение может убить стремление к истине, сделав ее непонятной. «И никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого; ибо говорит – старое лучше», – сказал Христос. Вся истина, данная через патриархов и пророков, воссияла с новой красотой в словах Христа. Но книжники и фарисеи не хотели пить драгоценного нового вина. Не освободившись от древних преданий, обычаев и обрядов, они не могли вместить учение Христа. Они держались за мертвые формы и отворачивались от живой истины и силы Божьей.

Все это привело иудеев к погибели, и это приводит к погибели многих в наши дни. Сегодня тысячи людей повторяют ошибку фарисеев, которых Христос укорял на пиру у Матфея. Не желая отказаться от какой-то излюбленной идеи или поступиться своим мнением, многие отвергают истину, исходящую от Отца света. Они уповают на себя и полагаются на собственную мудрость, не сознавая своей духовной нищеты. Они настаивают на том, что спасение так или иначе зависит от выполнения какого-либо важного дела. Когда они видят, что от них самих ничего не зависит, они отвергают предложенное спасение.

Законническое вероучение никогда не сможет привести души ко Христу, потому что в такой религии нет любви, нет Христа. Пост или молитва, совершаемые для самооправдания, – мерзость в очах Божьих, торжественные богослужения, религиозные обряды, показное смирение, богатые жертвоприношения, – тот, кто действует подобным образом, уверен в своей праведности и праве на Небо. Но все это обман. Своими делами мы не можем приобрести себе спасение.

Так было во дни Христа, так и сегодня. Фарисеи не осознают своей духовной нищеты, не считают, что именно к ним относится весть: «Ибо ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды"; а не знаешь, что ты несчастен и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у меня золото, огнем очищенное, чтобы обогатиться, и белые одежды, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей» (Откр. 3:17-18). Вера и любовь – вот золото, очищенное огнем. Но у многих золото потускнело, а драгоценное сокровище потеряно. Для них праведность Христа – как ненадеванная одежда, нетронутый источник. Таковым говорится: «Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Итак, вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела: а если не так, скоро приду к тебе и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься» (Откр. 2:4, 5).

«Жертва Богу – дух сокрушенный; сердце сокрушенного и смиренного Ты не презришь. Боже» (Пс. 50:19). Человек должен освободиться от своего «я», прежде чем он сможет стать в полном смысле слова последователем Христа. Когда человек отказывается от своего «я», Господь сможет сделать его новым творением. Новые мехи смогут вместить новое вино. Любовь Христа вдохнет в верующего новую жизнь. В том, кто взирает на Основателя и Совершителя нашей веры, отразится образ Христа.

Суббота

Суббота была освящена во время творения. Повеление соблюдать субботу было дано «при общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божий восклицали от радости» (Иов. 38:7). Мир царил на всей земле, потому что земля находилась в гармонии с небом. «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1:31), и Он обрел покой, радуясь завершенному труду.

Поскольку это отдохновение происходило в субботу, «благословил Бог седьмой день и освятил его», предназначив для духовной жизни. Господь дал этот день Адаму как день отдыха. Это должно было служить напоминанием о делах творения и, следовательно, знамением силы Божьей и Его любви. Писание говорит: «Памятными соделал Он чудеса Свои». «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимы, так что они безответны» (Быт. 2:3; Пс. 110:4; Рим. 1:20).

Все было сотворено Сыном Божьим. «В начале было Слово, и Слово было у Бога... Все чрез Него начало быть, и без Него ничего не начало быть, что начало быть» (Ин. 1:1-3). Поскольку суббота напоминает о процессе творения, она является свидетельством любви и силы Христовой.

Суббота направляет наши мысли к природе, и приводит нас к единению с Творцом. В пении птиц, в шелесте деревьев и в шуме моря мы по-прежнему можем различить Его голос, который когда-то «во время прохлады дня» слышали Адам и Ева. Созерцая Его могущество в природе, мы обретаем утешение, потому что то же Слово, которым было сотворено все, по-прежнему дает жизнь. «Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа» (2 Кор. 4:6).

Из воспоминаний об этом родился псалом:

«Ибо Ты возвеселил меня, Господи, Творением Твоим: Я восхищаюсь делами рук Твоих. Как велики дела Твои, Господи! Дивно глубоки помышления Твои!» Псалом 91:5, 6.

И Святой Дух через пророка Исаию говорит: «Итак кому уподобите вы Бога? И какое подобие найдете Ему? ... Разве не знаете? разве вы не слышали? разве вам не говорено было от начала? Разве вы не уразумели из оснований земли? Он есть Тот, Который восседает над кругом земли, и живущие на ней – как саранча пред Ним. Он распростер небеса, как тонкую ткань, и раскинул их, как шатер для жилья... Кому же вы уподобите Меня, и с кем сравните?... Поднимите глаза ваши на высоту небес и посмотрите, кто сотворил их? Кто выводит воинство их счетом? Он всех их называет по имени: по множеству могущества и великой силе у Него ничто не выбывает. Как же говоришь ты, Иаков, и высказываешь, Израиль: "путь мой сокрыт от Господа, и дело мое забыто у Бога моего?" Разве ты не знаешь? разве ты не слышал, что вечный Господь Бог, сотворивший концы земли, не утомляется и не изнемогает? ...Он дает утомленному силу, и изнемогшему дарует крепость». «Не бойся, ибо Я с тобою; не смущайся, ибо Я Бог твой; Я укреплю тебя, и помогу тебе, и поддержу тебя десницею правды Моей». «Ко Мне обратитесь, и будете спасены, все концы земли; ибо Я Бог, и нет иного». Вот о чем говорит природа, и именно об этом призвана напоминать суббота. Когда Господь повелел Израилю святить Его субботу, Он сказал: «И святите субботы Мои, чтобы они были знамением между Мною и вами, дабы вы знали, что Я Господь Бог ваш» (Ис. 40:18, 21-23, 25-29; 41:10; 45:22; Иез. 20:20).

Суббота стала составной частью закона, данного на Синае. Но днем отдыха суббота была задолго до этого события. Израильский народ знал о нем еще до того, как пришел к Синайской горе. На пути к Синаю иудеи уже соблюдали субботу. Когда некоторые осквернили ее, Господь укорял их, говоря: «Долго ли будете вы уклоняться от соблюдения заповедей Моих и законов Моих?» (Исх. 16:28).

Суббота была дана не только для Израиля, но и для всего мира. Человек знал это в Едеме, и соблюдение субботы имеет такое же непреходящее значение, как соблюдение остальных заповедей Десятисловия. Христос сказал о законе, частью которого является четвертая заповедь: «Доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона». И до тех пор, пока существуют небо и земля, суббота будет знамением силы Творца. И когда Едемский сад вновь расцветет на земле, святой день Божьего покоя будет почитаться всеми живущими под солнцем. «Из субботы в субботу» жители славной новой земли будут «приходить... пред лице Мое на поклонение, говорит Господь» (Мф. 5:18; Ис. 66:23).

Никакое другое установление, данное евреям, не отличало их так сильно от окружающих народов, как суббота. Бог хотел, чтобы соблюдение субботы стало отличительным знаком евреев как Его приверженцев. Она должна была ознаменовать их отделение от идолопоклонства и союз с истинным Богом. Но чтобы святить субботу, люди должны быть сами святы. Через веру они должны стать причастниками праведности Христа. Давая Израилю заповедь: «Помни день субботний, чтобы святить его», – Господь сказал также: «Будете у Меня людьми святыми» (Исх. 20:8; 22:31). Только при таком условии суббота могла обозначать израильтян как приверженцев Бога.

Когда евреи отдалились от Бога и отказались поверить в праведность Христа, суббота потеряла свой смысл для них. Пытаясь возвеличиться и отвратить народ от Христа, сатана сделал все, чтобы исказить значение субботы, ибо она является символом власти Христа. Вожди еврейского народа исполняли волю сатаны, обременяя день Божьего покоя многочисленными предписаниями. Во времена Христа суббота была настолько извращена, что соблюдение ее отражало скорее характер себялюбивых и деспотичных людей, нежели характер любящего Небесного Отца. Властитель, устанавливающий законы, которые люди не в состоянии исполнить, – именно такой образ Бога фактически создали раввины. Они добились того, что на Бога стали смотреть как на тирана и считать, что соблюдение Его требований относительно субботы порождает бессердечие и жестокость. Христу надлежало исправить все эти ошибочные воззрения. Хотя раввины следили за Ним с неослабной враждебностью, Христос не подавал и виду, что подчиняется их требованиям, а шел прямым путем, соблюдая субботу в соответствии с законом Божьим.

Однажды в субботу, когда Спаситель с учениками возвращался после богослужения, они проходили через поле колосящейся пшеницы. Иисус трудился до поздней ночи, и теперь ученики срывали колосья и, растирая их руками, ели зерна. В любой другой день это не вызвало бы никаких возражений, потому что всякий человек, проходящий по пшеничному полю, саду или винограднику, мог утолить голод (см. Втор. 23:24-25). Но делать это в субботу – значило осквернить ее. Если срывание колосьев считалось жатвой, то растирание их руками приравнивалось к молотьбе. Это, по мнению раввинов, было двойным преступлением.

Соглядатаи тут же пожаловались Иисусу, говоря: «Вот, ученики Твои делают то, чего не должно делать в субботу».

Когда Христа обвиняли в нарушении субботы в Вифезде, Он защитил Себя, сказав, что Сын Божий все совершает в соответствии с волей Отца. Теперь же, когда нападкам подверглись Его ученики, Иисус привел обвинителям примеры из Ветхого Завета, где описано нарушение субботы теми, кто совершал служение Богу.

Иудейские учители гордились своим знанием Писаний. Но Спаситель, отвечая им, порицал их неосведомленность. «Разве вы не читали, – сказал Он, – что сделал Давид, когда взалкал сам и бывшие с ним? Как он вошел в дом Божий, взял хлебы предложения, которых не должно было есть никому, кроме одних священников, и ел, и дал бывшим с ним?» «И сказал им: суббота для человека, а не человек для субботы». «Или не читали ли вы в законе, что в субботы священники в храме нарушают субботу, однако невиновны? Но говорю вам, что здесь Тот. Кто больше храма». «Посему Сын Человеческий есть господин и субботы» (Лк. 6:3,4; Мк. 2:27,28; Мф. 12:5, 6).

Если Давид был прав, когда, будучи голодным, ел хлеб, предназначенный для священнодействия, тогда правы и ученики, в священные субботние часы срывавшие колосья пшеницы для утоления голода. Также и священники в храме трудились гораздо больше в субботу, чем в остальные дни. Работа мирская, ради получения прибыли, была бы греховной, но священники служили Богу. Они совершали обряды, которые указывали на искупительную силу Христа, их труд соответствовал назначению субботы. Но ныне пришел Сам Христос. Ученики, трудясь для Христа, служили Богу, и все, что необходимо для совершения этой работы, можно было делать и в субботний день.

Христос хотел научить и Своих учеников, и Своих врагов, что самое главное – это служение Бога Своему творению. Деятельность Господа в этом мире сосредоточена на спасении человека, и поэтому все, что с этой целью совершается в субботний день, не будет нарушением закона о субботе. И затем Иисус увенчивает Свои доводы, объявив Себя «господином субботы» – Тем Единственным, Кто превыше всех законов и всех дел. Вечный Судия снимает вину с учеников, ссылаясь на те самые уставы, в нарушении которых их обвиняют.

Иисус не ограничился обличением Своих противников. Он объявил, что в своей слепоте они не поняли назначения субботы. Он сказал: «Если бы вы знали, что значит: милости хочу, а не жертвы, то не осудили бы невиновных» (Мф. 12:7). Их бесконечные, бездушные обряды не могли восполнить недостаток подлинной целостности и чуткой любви, которые всегда будут присущи истинному приверженцу Бога.

И вновь Христос повторил, что жертвоприношения сами по себе не имеют ценности. Они лишь средство, а никак не цель. Назначение жертвоприношений – обратить людей к Спасителю и привести их в согласие с Богом. Бог ценит только служение любви, а если любви нет, то простой круг обрядов – это оскорбление для Него. Так и с субботой. Она предназначена для общения с Богом. Но когда человек поглощен утомительными обрядами, смысл субботы утрачивается, формальное соблюдение субботы есть не что иное, как насмешка.

В один из субботних дней Иисус вошел в синагогу. Он увидел там человека с парализованной рукой. Фарисеи же наблюдали: как Он поступит. Спаситель прекрасно знал: если Он исцелит больного в субботу, Его обвинят в нарушении закона. Но Он не колеблясь разрушал стену созданных людьми преданий, заслонивших суть субботы. Иисус повелел больному выйти вперед, затем спросил: «Должно ли в субботу добро делать или зло делать? душу спасти или погубить?» Среди иудеев бытовала поговорка: не сделать добро – значат сделать зло, отказаться спасти жизнь – значит убить. Так Иисус обличил раввинов, используя их же понятия. «Но они молчали. И воззрев на них с гневом, скорбя об ожесточении сердец их, говорит тому человеку: протяни руку твою. Он протянул, и стала рука его здорова, как другая» (Мк. 3:4,5).

Когда Иисуса спросили, «можно ли исцелять в субботы?». Он ответил: «Кто из вас, имея одну овцу, если она в субботу упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит? Сколько же лучше человек овцы! Итак можно в субботы делать добро» (Мф. 12:10-12).

В окружении народа соглядатаи не осмелились отвечать Христу, боясь попасть в затруднительное положение. Они знали, что Он говорит правду. Храня свои традиции, они готовы были оставить человека страдать, тогда как животное освободили бы, чтобы не понести убытка. Таким образом, они больше заботились о бессловесной твари, нежели о человеке, созданном по образу и подобию Божьему. Это характерно для всех ложных вероучений. В их основе лежит желание человека возвыситься над Богом, но это приводит к тому, что человек опускается ниже скота. Всякая религия, оспаривающая верховную власть Бога, лишает человека славы, которой он был наделен при творении и которая должна быть возвращена ему во Христе. Любая ложная религия внушает всем исповедующим ее пренебрежение к нуждам, страданиям и правам человека. Евангелие же высоко ставит людей, искупленных кровью Христа, и учит чутко относиться к нуждам и горю человека. Господь говорит: «Сделаю то, что люди будут дороже чистого золота, и мужи – дороже золота Офирского» (Ис. 13:12).

Когда Иисус обратился к фарисеям с вопросом: «Позволяет ли закон делать в субботу добро или зло: спасти жизнь или погубить?» – Он открыл им их собственные греховные намерения. Охваченные лютой ненавистью, они охотились за Его жизнью, в то время как Он спасал жизнь и даровал счастье множеству людей. Неужели же лучше убивать в субботу, как это замышляли они, чем исцелять страждущих, как это делал Иисус? Неужели же праведнее вынашивать план убийства в своем сердце в святой день Господень, чем любить всех людей и проявлять любовь делами милосердия?

Исцеляя сухорукого, Иисус осудил обычаи иудеев, сохранив четвертую заповедь в том виде, в каком Бог дал ее. «Можно делать добро в субботу», – утверждал Он. Отвергнув бессмысленные запреты, нагроможденные иудеями, Христос чтил субботу, в то время как те, кто жаловался на Него, бесчестили святой день Божий.

Те, кто считает, что Христос упразднил закон, настаивают: Он нарушал субботу и оправдал Своих учеников, сделавших то же. Таким образом, они занимают ту же позицию, что и придирчивые иудеи. Они противоречат свидетельству Самого Христа: «Я соблюдал заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви» (Ин. 15:10). Ни Спаситель, ни Его последователи не нарушали закон о субботе. Христос являлся живым воплощением закона. В Его жизни невозможно было обнаружить ни малейшего нарушения святых заповедей. В окружении людей, ищущих случая осудить Его, Он мог уверенно сказать: «Кто из вас обличит Меня в неправде?» (Ин. 8:46).

Спаситель пришел не для того, чтобы отменить сказанное патриархами и пророками, – ведь Он Сам говорил их устами. Все истины Слова Божьего исходили от Него. Но эти драгоценные камни были помещены в фальшивую оправу. Их свет стал служить заблуждениям. Бог же стремился изъять их из ложной оправы и поместить в обрамление истины. Сделать это могла только Его рука. Истина, смешанная с заблуждением, служила врагу Бога и человека. Христос пришел поведать истину там, где она прославляла бы Бога и спасала людей.

«Суббота для человека, а не человек для субботы», – сказал Иисус. Все установления Господни даны для блага людей. «Ибо все для вас». «Павел ли, или Аполлос, или Кифа, или мир, или жизнь, или смерть, или настоящее, или будущее, – все ваше; вы же – Христовы, а Христос – Божий» (2 Кор. 4:15; 1 Кор. 3:22, 23). Десять заповедей, в том числе и заповедь о субботе, Бог дал Своему народу как благословение. «И заповедал нам Господь, – говорил Моисей, – исполнять все постановления сии, чтобы мы боялись Господа, Бога нашего, дабы хорошо было нам во все дни, дабы сохранить нашу жизнь, как и теперь» (Втор. 6:24). Об этом же было сказано Израилю через псалмопевца: «Служите Господу с веселием; идите пред лице Его с восклицанием! Познайте, что Господь есть Бог, что Он сотворил нас, и мы – Его, Его народ и овцы паствы Его. Входите во врата Его со славословием, во дворы Его – с хвалою» (Пс. 99:2-4). И всем хранящим «субботу от осквернения» Господь говорит: «Я приведу на святую гору Мою и обрадую их в Моем доме молитвы» (Ис. 56:6, 7).

«Посему Сын Человеческий есть господин и субботы». Эти слова полны наставления и утешения. Поскольку суббота сотворена для человека, она является днем Господа. Она принадлежит Христу, потому что «все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть» (Ин. 1:3). Он сотворил все. Он сотворил и субботу. Он выделил ее в память о днях творения. Суббота указывает на Христа как Творца, освятившего ее. Она свидетельствует: Тот, Кто сотворил все на небе и на земле. Кто все содержит, является Главою церкви и благодаря Его силе мы примирены с Богом. Ибо, говоря об Израиле, Он сказал: «Дал им также субботы Мои, чтобы они были знамением между Мною и ими, чтобы знали, что Я Господь, освящающий их» (Иез. 20:12). Поэтому суббота является символом силы Христа, освящающей нас. Суббота дается всем, кого освящает Христос. Как знамение Его освящающей силы суббота дана всем, кто через Христа становится частью Божьего Израиля.

И еще Господь говорит: «Если ты удержишь ногу твою ради субботы от исполнения прихотей твоих во святой день Мой, и будешь называть субботу отрадою, святым днем Господним, чествуемым ...то будешь иметь радость в Господе» (Ис. 58:13, 14). Всем, кто принимает субботу как знамение созидательной и спасающей силы Христа, она станет отрадою. Видя в ней Христа, они возрадуются в Нем. Суббота указывает на дела творения как на свидетельство Его могущественной силы искупления. И хотя суббота напоминает об утраченном Едеме, она также возвещает мир, обретаемый через Спасителя. И все в природе повторяет Его призыв: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11:28).

«И поставил из них двенадцать»

Евангелия от Марка, 3:13-19; от Луки, 6:12-16

«Потом взошел на гору и позвал к Себе, кого Сам хотел; и пришли к Нему. И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были и чтобы посылать их на проповедь».

Призвание двенадцати на апостольское служение произошло на горе, заросшей лесом, и там же была произнесена Нагорная проповедь. Иисус любил поля и холмы, и большей частью проповедовал под открытым небом, а не в храмах или синагогах. Ни одна синагога не могла бы вместить толп, которые собирались возле Него. Но не только по этой причине Он предпочитал учить в полях и рощах. Природа влекла Иисуса. Для Него тихое, уединенное место было священным храмом.

Первые жители земли также избрали место для своего святилища среди деревьев Едема. Там Христос общался с праотцом человечества. Изгнанные из рая, наши прародители по-прежнему совершали богослужение в полях и лесах, и там Христос открывал им благую весть Своей благодати. С Авраамом Христос говорил у дубравы Мамре, с Исааком – когда тот выходил молиться ночью в полях, с Иаковом – на склоне горы в Вефиле, с Моисеем – на горах Мадиамских и с юношей Давидом – на пастбище, когда тот пас овец. На протяжении пятнадцати веков по повелению Христа Израиль ежегодно покидал свои дома и неделю жил в кущах, взяв себе «ветви красивых дерев, ветви пальмовые и ветви дерев широколиственных и верб речных» (Лев. 23:40).

Собираясь дать наставления Своим ученикам, Иисус предпочитал удаляться из шумного города в тишину полей и холмов – это больше соответствовало урокам самоотречения, которые Он хотел преподать им. Совершая Свое служение, Спаситель любил собирать людей вокруг Себя под голубыми небесами на склоне холма, поросшего травой, или на берегу озера. Здесь, окруженный Своими творениями, Он мог направить помыслы Своих слушателей от созданного людьми к тому, что создал Бог. На примере роста и развития растений Христос раскрывал принципы Своего Царства. Когда люди смотрели на холмы Божьи и созерцали чудные дела Творца, они получали бесценное наставление в Божественной истине. Природа напоминала им учение Христа. Так бывает и с теми, кто общается с природой, имея Христа в своем сердце. Люди ощущают Божественную благодать. Жизнь природы напоминает нам притчи нашего Господа, повторяя Его наставления. В общении с Богом через природу ум облагораживается, сердце обретает покой.

Теперь следовало сделать первый шаг в организации церкви, которая после вознесения Христа должна была стать Его представителем на земле. В распоряжении апостолов не было дорогих алтарей, Спаситель повел Своих учеников в то уединенное, место, которое Он так любил. И священные переживания того дня навсегда слились в памяти учеников с красотой гор, долины и моря.

Иисус призвал учеников, как Своих свидетелей, провозглашать миру виденное и слышанное о Нем. Их призвали к самому важному служению, какое только может быть поручено человеку; оно уступало только служению Самого Христа. Они должны были стать соработниками Бога в деле спасения мира. Как в Ветхом Завете двенадцать патриархов являлись представителями Израиля, так и двенадцать апостолов должны были представлять Евангельскую Церковь.

Спаситель знал характер людей, которых Он избрал. Он знал все их слабости и ошибки; опасности, которые встретятся им на пути; ответственность, которая ляжет на них, – знал и переживал за этих избранных. Уединившись на горе недалеко от Галилейского моря. Он всю ночь молился за апостолов, которые спали у подножия горы. С первыми лучами зари Он велел ученикам подняться к Нему на гору, потому что хотел сообщить им нечто важное.

В течение непродолжительного времени эти ученики всемерно помогали Иисусу. Иоанн, Иаков, Андрей, Петр, Филипп, Нафанаил и Матфей были ближе к Нему, нежели остальные, и видели большинство чудес, сотворенных Им. Петр, Иаков и Иоанн находились в особенной близости с Ним. Они почти все время были рядом с Учителем, видели чудеса Его и слышали все, что Он говорил. Наиболее близок Иисусу был Иоанн, и поэтому его называют любимым учеником Христа. Спаситель любил их всех, но Иоанн оказался наиболее восприимчивым к Его любви. Он был моложе остальных и открыл свое сердце Иисусу с детской доверчивостью и верой. Поэтому и Христос любил его более других, и через него народу Божьему было передано глубочайшее духовное учение Спасителя.

Во главе одной из групп, на которые делились апостолы, был Филипп. Он стал первым, кому Иисус определенно повелел: «Следуй за Мной». Родом из Вифсаиды, города, в котором жили Андрей и Петр, Филипп был знаком с учением Иоанна Крестителя и слышал, как тот назвал Христа Агнцем Божьим. Филипп искренне искал истину, но оказался очень недоверчивым. Хотя он и присоединился ко Христу, однако, как показывает его разговор с Нафанаилом, не был полностью убежден в Божественности Иисуса. Голос с Неба провозгласил, что Христос – Сын Божий, но для Филиппа Он был «Иисусом, сыном Иосифовым, из Назарета» (Ин. 1:45). Во время насыщения пяти тысяч Филипп также проявил неверие. Чтобы испытать его, Иисус спросил: «Где нам купить хлебов, чтобы их накормить?» Ответ Филиппа показывал его неверие: «Им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу» (Ин. 6:5, 7). Иисус огорчился: хотя Филипп видел Его дела и сознавал Его силу, ему не хватало веры.

Когда греки спросили у Филиппа об Иисусе, он не ухватился за возможность познакомить их со Спасителем, но отправился сообщить об этом Андрею. И в последние часы перед распятием слова Филиппа свидетельствовали о его маловерии. Когда Фома сказал Иисусу: «Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь?», – Спаситель ответил: «Я есмь путь и истина и жизнь... Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего». Реакция Филиппа говорит о его неверии: «Господи! покажи нам Отца, и довольно для нас» (Ин. 14:5-8). Какая душевная неуклюжесть, какая слабость в вере у того, кто три года находился рядом с Иисусом!

К счастью, в противоположность неверию Филиппа, Нафанаил имел детскую веру. Он, будучи исключительно искренним человеком, постигал верою невидимый мир. И тем не менее Филипп был учеником в школе Христа, и Божественный учитель терпеливо сносил его неверие и ограниченность. Когда Святой Дух излился на учеников, Филипп стал учителем по Божественному предопределению. Он хорошо знал суть того, о чем говорил, и поэтому учил с уверенностью, которая передавалась слушателям.

В то время когда Иисус готовил Своих учеников к посвящению, явился некий никем не званный человек. Это был Иуда Искариот, утверждавший, что он – последователь Христа. И теперь он пришел с просьбой принять его в узкий круг учеников. С огромным воодушевлением и несомненной искренностью он заявил: «Учитель! я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел». Иисус не отверг, но и не приветствовал его. Он только с грустью произнес; «Лисицы имеют норы, и птицы небесные – гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову» (Мф. 8:19,20). Иуда веровал, что Иисус – Мессия, и надеялся, присоединившись к апостолам, занять высокое положение в новом царстве. В этом-то и решил Иисус его разуверить, объявив о Своей бедности.

Ученики очень хотели, чтобы Иуда тоже был принят в их число. Он обладал величественной внешностью, имел ясный ум и был усердным тружеником. И ученики рекомендовали его Иисусу как человека, который может быть весьма полезным. Они крайне удивились, что Иисус принял его так холодно.

Ученики были сильно разочарованы тем, что Иисус не пытался установить сотрудничество с вождями Израиля. Им казалось, что Он делает ошибку, не заручаясь поддержкой этих влиятельных людей. Если бы Он отказал Иуде, они бы усомнились в мудрости своего Учителя. Последующая история жизни Иуды покажет им, насколько опасно придавать значение житейским соображениям, подбирая людей для дела Божьего. Поддержка влиятельных людей – а именно ею старались заручиться ученики Иисуса – предала бы дело Божье в руки Его злейших врагов.

Присоединившись к ученикам Христа, Иуда не мог не ощутить Его совершенства. Он чувствовал воздействие Божественной силы, которая и привлекла души к Спасителю. Спаситель пришел не для того, чтобы преломить надломленную трость, и не для того, чтобы погасить курящийся лен, – Он не отталкивал душу, если в ней оставалось хотя бы слабое стремление к свету. Спаситель читал сердце Иуды. Он видел пропасть греха, в которую погрузится Иуда, если не будет освобожден Божьей благодатью. Приблизив к Себе этого человека, Он дал Иуде возможность изо дня в день соприкасаться с Его бескорыстной любовью. Если бы Иуда открыл свое сердце Христу, Божественная благодать изгнала бы из него беса эгоизма и даже Иуда мог бы стать подданным Царства Божьего.

Бог принимает людей такими, какие они есть, со всеми присущими им человеческими чертами, и готовит их, для Своего служения, если они смиренны и хотят учиться у Него. Эти люди избираются не потому, что они совершенны, но потому, что, несмотря на все их несовершенство, они способны через познание истины и воплощение ее принципов в жизнь, уподобиться Ему через благодать.

Иуда имел те же самые возможности, что и прочие ученики. Он слушал те же самые драгоценные наставления, но воплощение их в жизнь, как того требовал Христос, не соответствовало желаниям и намерениям Иуды. Он не собирался отказываться от своих идей, чтобы принять небесную мудрость.

С какой любовью Спаситель обращался с тем, кто должен был предать Его! Иисус подробно объяснял принципы благотворительности, которые подрывали алчность в самой ее основе. Спаситель показывал Иуде отвратительную сущность жадности, и Иуда понимал, что речь идет о его характере и его грехе. Но Иуда не желал признать это и изжить свою греховность. Вместо того чтобы сопротивляться искушениям, Иуда в своей самонадеянности продолжал мошенничать. Рядом с ним был Христос – живой пример того, каким он может стать, если воспользуется Божественным посредничеством и служением. Но Иуда не внимал наставлениям Христа.

Иисус не обличал его резко за алчность, но с Божественным терпением снисходил к этому грешнику, хотя и давал ему понять, что читает в его сердце как в открытой книге. Иисус открывал высочайшие преимущества праведной жизни, и Иуде, отвергнувшему небесный свет, не будет оправдания.

Вместо того чтобы выйти к свету, Иуда решил оставаться во тьме. Он до сих пор лелеял в своем сердце греховные желания, страсть к мщению, зловещие и мрачные помыслы, пока сатана не овладел им полностью. Иуда стал представителем врага Христова.

Когда он пришел к Иисусу, некоторые имевшиеся у него ценные черты характера могли бы стать благословением для церкви. Пожелай он нести бремя Христово, он был бы одним из главных апостолов. Но когда ему указали на его недостатки, он ожесточил свое сердце, одержимый гордыней и гневом, обуреваемый честолюбивыми желаниями, и, таким образом, оказался непригоден для работы, которую Бог мог бы ему поручить.

Когда Иисус призвал учеников на служение, у каждого из них имелись серьезные недостатки. Даже Иоанн, который был ближе всего смиренному и кроткому Учителю, не отличался кротостью и покорностью. Его вместе с Иаковом называли «сынами громовыми». Любое пренебрежение, выраженное по отношению ко Христу, приводило их в негодование и ярость. Дурной нрав, мстительность, критический настрой – все это было присуще любимому ученику. Гордый, он хотел быть первым в Царстве Божьем. Но изо дня в день он видел чуткость и великодушие Иисуса, так отличавшиеся от его вспыльчивости, слышал Его наставления о смирении и терпении. Он открыл свое сердце Божественному влиянию и стал не только слушать, но и исполнять слова Спасителя. Его «я» растворилось во Христе. Он научился нести иго и бремя Христа.

Иисус порицал Своих учеников и предостерегал их, но Иоанн и его братья не покинули Его. Они выбрали Иисуса, несмотря на Его порицания. Спаситель не оставил их, несмотря на все их слабости и ошибки, и они продолжали до конца делить с Ним все испытания, постигая Его уроки. И поскольку они взирали на Христа, они и сами преобразились.

Каждый апостол имел свои особенности. Здесь были и мытарь Левий Матфей, и пламенный Симон Зилот, непримиримый ненавистник римской власти, и щедрый, порывистый Петр, и алчный Иуда, и правдивый, но робкий и пугливый Фома, и медлительный сердцем и склонный к сомнению Филипп, и честолюбивые, прямые сыны Зеведеевы. Вот их собрали вместе – у каждого свои недостатки, наследственные и приобретенные наклонности ко злу. Но во Христе и через Христа они жили в семье Божьей, учась достигать единства в вере, учении, в духе. Впереди ожидали испытания, огорчения, разногласия, но пока Христос пребывал в их сердце, у них не могло быть раздоров. Его любовь научит их любить друга; благодаря урокам Учителя все различия между ними будут устранены, согласие достигнуто, так что они станут едины в мыслях и суждениях. Христос – центр всего, к чем ближе они будут к этому центру, тем ближе окажутся друг к другу.

Завершив наставления, Иисус собрал это малое стадо вокруг Себя и, став на колени и возложив Свои руки на головы учеников, вознес молитву, посвящая их на святой труд. Так ученики Господа были рукоположены для евангельского служения.

Христос избирает Своими представителями на земле не безгрешных ангелов, но людей, имеющих такие же слабости, какие свойственны тем, кого они стремятся спасти. Христос принял человеческую природу, чтобы воздействовать на людей. Богу надлежало принять человеческую природу, ибо для спасения мира необходимы и Божество, и человек. Бог должен был принять человеческую природу, чтобы человек получил возможность общаться с Богом. Так обстоит дело со слугами и вестниками Христа. Человек нуждается в силе извне, чтобы восстановить в себе подобие Божье и быть способным трудиться для Бога. Но это не принижает человека. Когда люди полагаются на Божественную благодать, Христос воцаряется в их сердцах и человек обретает силы для того, чтобы творить добро.

Тот, Кто призвал рыбаков из Галилеи, и сегодня призывает, людей для Своего служения. Он хотел бы и через нас явить Свою силу, как когда-то явил ее через Своих первых учеников. Какими бы несовершенными и грешными мы ни были, Господь предлагает нам стать учениками Христа. Он призывает нас принять Божественные наставления, чтобы, объединившись со Христом, мы могли совершать дела Божьи.

«Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам» (2 Кор. 4:7). Вот почему проповедь благой вести была поручена обычным людям, а не ангелам. Так нам показывают, что Божья сила действует в немощи человеческой; и это побуждает нас верить: помощь, пришедшая таким же слабым, как и мы, может прийти и нам. И тот, кто сам «обложен немощью», должен «снисходить невежествующим и заблуждающим» (Евр. 5:2). Есть люди, которые, оказавшись в бедственном положении, познают все его трудности и тяготы, – они-то и призываются донести весть до тех, кто находится в такой же опасности. Немало людей отягощены сомнением, обременены немощами, слабы в вере и неспособны увидеть Невидимого; и потому тот, кого они в состоянии видеть, – человек, приходящий к ним с благой вестью, – может стать связующим звеном между такими людьми и Христом, может укрепить их веру.

Мы должны быть соработниками небесных ангелов, проповедуя миру учение Иисуса. С великой надеждой и радостью ангелы ожидают наших трудов, потому что средством общения с человеком должен быть человек. И когда мы всецело предаем себя Христу, ангелы радуются тому, что они могут нести любовь Божью с нашей помощью.

Нагорная проповедь

Евангелие от Матфея, 5; 6; 7

Намереваясь поделиться словом, Христос редко собирал только одних учеников. Его слушателями были не только те, кто знал путь жизни. Ему надлежало достучаться до множества невежественных и заблуждающихся людей. Он преподавал уроки истины там, где ее могли воспринять омраченные неверием умы. Он Сам был Истиной. Чресла Его были препоясаны и руки простерты для благословления. Словами предостережения, мольбы и ободрения Он стремился возвысить всех, приходящих к Нему.

Хотя Нагорная проповедь предназначалась для учеников, но произнесена она была в присутствии множества людей. После посвящения апостолов Иисус отправился вместе с ними на берег моря. Утром здесь начал собираться народ. Как всегда, целые толпы пришли из галилейских городов, но кроме них были здесь люди из Иудеи и даже из самого Иерусалима, из Переи и Десятиградия, Идумеи, находящейся к югу от Иудеи, из Тира и Сидона – финикийских городов на берегу Средиземного моря. «Услышав, что Он делал», они «пришли послушать Его и исцелиться от болезней своих... потому что от Него исходила сила и исцеляла всех» (Мк. 3:8; Лк. 6:18,19).

Узкий берег не мог вместить всех желавших слушать наставления Учителя, даже если бы они стояли, а не сидели, и поэтому Иисус поднялся на склон горы. Дойдя до уступа, где собравшиеся могли удобно разместиться. Он сел на траву, ученики и толпы людей последовали Его примеру.

Ученики всегда сидели рядом с Иисусом. Люди постоянно теснились к Нему, но ученики понимали, что им нельзя затеряться в толпе, отдалиться от Него. Они сели рядом с Ним, чтобы не пропустить ни единого слова из Его поучений. Они были внимательными слушателями, жаждавшими познать истину, – им предстояло открыть ее всем народам и векам.

Предчувствуя что-то необычайное, они обступили своего Учителя. Уверенные в скором установлении нового царства, они считали, что в то утро речь пойдет именно об этом. Ожидание охватило и всех собравшихся. Напряженные лица людей выдавали глубокую заинтересованность. Они сидели на зеленом склоке горы в ожидании наставлений Божественного Учителя, их сердца были преисполнены помышлений о будущей славе. Здесь были книжники и фарисеи, с нетерпением ожидавшие того дня, когда будут господствовать над ненавистными римлянами, владеть богатствами величайшей империи мира. Бедные крестьяне и рыбаки надеялись услышать заверение в том, что вместо жалких лачуг, скудной пищи, тяжкого труда и страха перед нищетой они получат богатые поместья и смогут вести праздную жизнь. Они надеялись, что взамен единственного грубого одеяния, служившего им и днем и ночью, Христос даст им великолепные одежды их поработителей. Все сердца трепетали от надменных упований на грядущее величие Израиля, избранного Богом народа, который подчинит себе остальных, на возвышение Иерусалима, который станет столицей всемирного царства.

Христос опрокинул их надежды на мирское величие. В Нагорной проповеди Он попытался исправить искаженные взгляды собравшихся, дать Своим слушателям правильное представление о Своем Царстве и Своем характере. Впрямую критиковать заблуждения народа Он не стал. Жалкое состояние мира, вызванное грехом, было очевидно, однако Он не стал открыто указывать людям на их беды. То, чему Он учил их, было неизмеримо прекраснее всего им известного. Не оспаривая их представлений о Царстве Божьем, Он рассказал, на каких условиях люди могут войти в него, давая возможность самостоятельно делать вывод о природе этого царства. Истины, которым Он учил, для нас не менее важны, чем для тех, кто был рядом с Ним. Мы не меньше нуждаемся в познании основных принципов Царства Божьего.

Первыми словами Христа к народу на горе были слова о блаженствах. Блаженны те, сказал Он, кто признает свою духовную бедность и чувствует нужду в искуплении. Евангелие должно быть проповедано бедным. Оно открывается не гордым духом, не тем, кто считает себя богатым, ни в чем не нуждающимся, но смиренным и кающимся. Для очищения греха был открыт только один источник, к нему могли припасть лишь нищие духом.

Гордый сердцем пытается заработать спасение, но заслужили ли мы жизнь на небе? Ответ на этот вопрос обусловлен праведностью Христа. Господь не может исцелить человека до тех пор, пока тот не убедится в своей слабости, не освободится от всякого самодовольства и не вверит себя Божьему водительству. Только тогда он может принять дар, который Господь хочет дать ему. Душе, сознающей свою нужду, ни в чем не будет отказано. Такой человек обретает беспрепятственный доступ к Тому, в Ком обитает вся полнота, «Ибо так говорит Высокий и Превознесенный, вечно живущий, – Святый имя Его: Я живу на высоте небес и во святилище и также с сокрушенными и смиренными духом, чтобы оживлять дух смиренных и оживлять сердца сокрушенных» (Ис. 57:15).

«Блаженны плачущие, ибо они утешатся». Смысл этих слов Христа не в том, что сам по себе плач может снять вину греха. Он не одобряет притворного смирения. Тот плач, о котором Он говорит, не означает меланхолию и рыдание. Хотя мы и печалимся о своей греховности, но мы также должны радоваться драгоценному преимуществу быть детьми Божьими.

Мы часто печалимся, видя, что наши злые дела приводят к неблагоприятным последствиям для нас самих, но это еще не покаяние. Истинное сокрушение о грехе – результат действия Святого Духа. Святой Дух открывает неблагодарность нашего сердца, которая огорчала Спасителя, и приводит нас, раскаявшихся, к подножию креста. Каждый грех снова ранит Иисуса, и когда мы смотрим на Того, Кого мы пронзили, то скорбим о грехах, принесших Ему страдания. Подобный плач приведет к отвержению греха.

Мирские люди могут считать подобную печаль слабостью, но это сила, которая неразрывными узами связывает кающегося с Бесконечным. Она показывает, что ангелы Божьи возвращают душе те добродетели, которые были утрачены в результате ожесточения сердца и многих преступлений. Слезы кающегося – это только капли дождя, предваряющие свет истинной святости. Такая печаль возвещает радость, которая станет живым источником для души. «Признай только вину твою: ибо ты отступила от Господа Бога твоего... Я не изолью на вас гнева Моего, ибо Я милостив, говорит Господь» (Иер. 3:13, 12). «Сетующим на Сионе... вместо пепла дастся украшение, вместо плача – елей радости, вместо унылого духа – славная одежда» (Ис. 61:3).

Есть утешение и для тех, кто испытывает страдания и тяготы. Горечь несчастья и униженное положение полезнее, нежели потакание греху. Через страдания Господь открывает нам наши слабости, чтобы Его благодатью мы победили свои недостатки. Открывая нам самих себя, Господь испытывает нас: примем ли мы обличение и совет Божий? Перенося испытания, мы не должны огорчаться и жаловаться. Мы не должны возмущаться и выпускать руку Христа. Мы должны смириться перед Богом. Пути Господни непонятны тому, кто желает видеть все в приятном для себя свете. Нам, с нашей природой, эти пути кажутся мрачными и безрадостными. Но пути Божьи – это пути милосердия, и в конце их – спасение. Илия не отдавал себе отчета в своих действиях, когда в пустыне просил о смерти. Господь по Своей милости не исполнил его просьбу. Илии предстояло еще многое сделать, а когда его труды окончатся, он не должен был погибнуть в пустыне в унынии и одиночестве. Ему предстояло не превратиться в прах земной, но вознестись в славе, в сопровождении небесных колесниц, к вышнему престолу.

Господь обращался к сокрушающимся так: «Я видел пути его, и исцелю его, буду водить его и утешать его и сетующих его» (Ис. 57:18); «И изменю печаль их на радость и утешу их, и обрадую их после скорби их» (Иер. 31:13).

«Блаженны кроткие». Все трудности, встречающиеся нам, переносить легче тому, кто обладает кротостью Христа. Если нам присуще смирение нашего Господа, мы сможем подняться выше обид, резких выпадов в наш адрес, каждодневных неприятностей, – все это перестает омрачать наш дух. Высшим доказательством великодушия христианина является самообладание. Тот, кто, подвергаясь оскорблениям или жестокости, теряет спокойствие и доверие, лишает Бога возможности явить в нем Свои совершенства. Смирение – это сила, благодаря которой последователи Христа одерживают победу; она является признаком их принадлежности к Небесному Царству.

«Высок Господь: и смиренного видит» (Пс. 137:6). Господь с любовью вознаграждает тех, кто являет кроткий и смиренный дух Христов. Мир может смотреть на них с презрением, но в очах Божьих они имеют величайшую ценность. Не только мудрые, великие, щедрые получат допуск в небесные обители; не только трудолюбивые, исполненные усердия и неугасимой энергии. Нет! Нищие духом, которые жаждут постоянно быть со Христом, смиренные сердцем, желающие только одного – выполнять волю Божью, – они войдут в Царство Небесное. Они будут среди тех, кто омыл свои одежды и убелил их в крови Агнца. «За это они пребывают ныне пред престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле будет обитать в них» (Откр.7:15).

«Блаженны алчущие и жаждущие правды». Чувство собственного недостоинства заставляет сердце алкать и жаждать праведности, и это желание не останется неудовлетворенным. Те, в чьих сердцах есть место для Иисуса, ощутят Его любовь. Все, кто желает уподобиться Богу, достигнут цели. Святой Дух никогда не оставит без помощи душу, которая стремится к Иисусу. Он «берет» от Христа и преподносит этой душе. Если взоры постоянно обращены ко Христу, действие Духа продолжается до тех пор, пока в душе такого человека не отразится Его образ. Чистая любовь распрямит душу, даст ей способность достигать новых вершин, углубит познания небесных истин, преисполнит полноты. «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся».

Милостивые помилованы будут, и чистые сердцем Бога узрят. Всякое нечистое помышление оскверняет душу, ослабляет нравственность и сводит на нет влияние Святого Духа. Оно притупляет духовное зрение, и человек становится не способен видеть Бога. Господь прощает кающегося грешника, но, несмотря на это прощение, душа уже повреждена. Человек, стремящийся постичь духовную истину, должен избегать любых нечистых мыслей или речей.

Но слова Христа говорят не только о свободе от плотской нечистоты, не только о свободе от обрядового осквернения, которого так ревностно избегали иудеи. Себялюбие препятствует созерцанию Бога. Своекорыстный дух судит о Боге как о себе подобном. Пока мы не преодолеем этого представления, мы не сможем понять Того, Кто есть любовь. Только бескорыстный, смиренный и доверчивый узрит Бога – «человеколюбивого и милосердого, долготерпеливого и многомилостивого и истинного» (Исx. 34:6).

«Блаженны миротворцы». Мир Христов есть плод правды. Это гармония с Богом. Мир противится закону Божьему. Грешники враждуют со своим Творцом, и результатом этого является вражда друг с другом. Но псалмопевец заявляет: «Велик мир у любящих закон Твой, и нет им преткновения» (Пс. 118:165). Люди не могут созидать мир. Человеческие планы очищения и облагораживания отдельных людей или общества в целом не принесут плодов, ибо они не затрагивают сердца. Единственная сила, могущая создать и навсегда сохранить истинный мир, – это благодать Христова. Поселяясь а сердце, она изгоняет злые страсти, порождающие раздор и разногласия. «Вместо терновника вырастет кипарис; вместо крапивы возрастет мирт», и пустыня жизни «возвеселится... и расцветет как нарцисс» (Ис. 55:13; 35:1).

Люди были изумлены, услышав такие слова, – они сильно отличались от предписаний и жизни фарисеев. Все были убеждены, что счастье – это обладание богатствами мира сего, слава и почести от людей. Приятно, когда тебя называют «Равви» и превозносят как мудрого и набожного, когда все твои достоинства выставлены напоказ. Это считалось вершиной участья. Но Иисус в присутствии огромной толпы объявил, что такие люди обретут всего лишь земной достаток. Он говорил уверенно. Его слова обладали силой убеждения. Люди умолкли, и страх овладел ими. Они смотрели друг на друга с сомнением. Если учение этого Человека истинно, то кто же из них может спастись? Многие были убеждены, что этот чудесный Учитель был вдохновлен Духом Божьим и Его изречения исходили от Бога.

Иисус, объяснив, что значит истинное счастье и как его можно достичь, указал на долг Своих учеников как избранных Богом учителей вести других путем праведности и вечной жизни. Иисус знал, что их ждут горести и разочарования, что они встретятся с решительным сопротивлением, что их будут оскорблять, а свидетельства их – отвергать. Он прекрасно знал, что, исполняя свое служение, эти смиренные люди, слушающие Его столь внимательно, должны будут переносить клевету, пытки, заточение и смерть. И Он продолжал:

«Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах. Так гнали и пророков, бывших прежде вас».

Мир наслаждается грехом и ненавидит праведность, потому он враждебен Иисусу. Все отвергающие Его бесконечную любовь будут считать христианство помехой. Свет Христа рассеивает тьму, скрывающую их грехи, и указывает на необходимость перемен. Люди, подчиняющиеся влиянию Святого Духа, начинают бороться с собой, соединившиеся же со грехом борются с истиной и теми, кто ее олицетворяет.

Вот почему возникает вражда, и последователей Христа обвиняют в том, что они возмущают народ. Их союз с Богом вызывает враждебность мира. Они несут на себе бремя Христа. Они вступают на путь, по которому шли самые благородные люди. Они должны встретить гонения не с печалью, а с радостью. Каждое огненное испытание является Божьим средством их очищения. Оно делает их пригодными для выполнения Божественной миссии. Любое противодействие играет свою роль в великой борьбе за праведность и увеличивает радость победы. В свете этого последователи Христа скорее примут испытание своей веры и терпения, нежели будут избегать его как чего-то страшного. Страстно желая выполнить свой долг перед миром и заслужить одобрение Бога, Его слуги должны исполнить все свои обязанности, ничего не боясь и не заискивая перед людьми.

Иисус сказал ученикам: «Вы – соль земли». Не удаляйтесь от мира, надеясь избежать преследований. Вы должны жить среди людей, чтобы Божественная любовь, подобно соли, сохранила мир от разложения.

Через сердца, откликающиеся на влияние Святого Духа, изливаются Божьи благословения. Если бы исчезли на земле те, кто служит Богу, а Дух Его покинул людей, мир был бы обречен на опустошение и разорение – естественное следствие владычества сатаны. Нечестивые не знают, что они обязаны всеми благословениями этой жизни присутствию в мире народа Божьего, который они презирают и притесняют. Но если христиане являются таковыми только по имени, они подобны соли, утратившей свои свойства. Они не оказывают доброго влияния на мир. Искажая представление о Боге, они еще хуже, чем неверующие.

«Вы – свет миру». Иудеи считали спасение исключительно своей привилегией, но Христос показал, что спасение подобно солнечному свету. Оно даровано всему миру. Библейская религия не должна премудростью замыкаться в церковных стенах. Ее нельзя лишь от случая к случаю извлекать для собственной выгоды, а затем вновь убирать. Она должна освящать повседневную жизнь, проявлять себя в каждом деле и во всех наших общественных отношениях.

Истинный характер нельзя сформировать отдельно от нас: он сияет изнутри. Если мы хотим направить других на путь праведности, то должны сами блюсти принципы праведности. Исповедание веры – это только теория религии, но слово истины должно на практике подтверждаться нашим благочестием. Соответствующий образ жизни и возвышенные беседы, непоколебимая честность, одушевленность и благожелательность, благочестивость – вот средства, которыми свет даруется этому миру.

Иисус не вдавался в детали закона, в то же время не позволяя Своим слушателям думать, будто Он пришел отменить его требования. Он знал, что соглядатаи готовы ухватиться за любое слово, которое можно исказить в свою пользу. Он знал и о предрассудках многих Своих слушателей, и не говорил ничего, что могло бы поколебать их веру в предписания, сообщенные через Моисея. Христос Сам установил нравственный и обрядовый законы. Он пришел не для того, чтобы подорвать доверие к Своим же указаниям. Именно из-за Своего величайшего почтения к закону и пророкам Он стремился разрушить стену преданий, огораживавшую иудеев. Отвергая ложные толкования закона, Он всеми силами оберегал Своих учеников от нарушения жизненных правил, заповеданных иудеям.

Фарисеи гордились своим послушанием закону, но они столь мало знали о его применении в повседневной жизни, что слова Спасителя прозвучали для них как ересь. Когда Он расчищал мусор, под которым была погребена истина, они думали, что Он уничтожает саму истину. Они шептали друг другу, что Он пренебрегает законом. Прочитав их мысли. Он ответил:

«Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить». Тем самым Иисус опроверг обвинение фарисеев. Он пришел в мир, чтобы подтвердить священные требования того закона, в нарушении которого Его обвиняли. Если бы закон Божий можно было изменить или отменить, тогда Христу не нужно было бы выносить все последствия наших грехов. Он пришел для того, чтобы объяснить отношение закона к человеку и запечатлеть его заповеди собственным смирением.

Сострадая человеку, Бог даровал нам Свои святые заповеди. Чтобы оградить нас от последствий греха, Он открывает нам принципы праведности. Закон – это выражение мысли Господа. И когда мы принимаем его во Христе, он начинает выражать наши мысли. Он ставит нас выше природных желаний и наклонностей; выше искушений, ведущих ко греку. Стремясь сделать нас счастливыми, Господь установил закон, повинуясь которому, мы обретем радость. Во время рождения Иисуса ангелы пели:

«Слава в вышних Богу, И на земле мир, в человеках благоволение» Лк. 2:14

Так были сформулированы принципы закона, которые Он пришел возвеличить.

Провозглашая с горы Синай закон, Господь явил людям Свою святость, с тем чтобы они поняли свою греховность. Закон был дан, чтобы обличить людей в грехе к открыть им, насколько они нуждаются в спасении. Это может произойти, когда принципы закона вписываются в сердце человеческое Святым Духом. И сегодня закон действует подобным образом. Принципы закона раскрываются в жизни Христа, и когда Святой Дух Божий касается нашего сердца, когда свет Христов открывает людям их нужду в очищении Его кровью и в оправдании Его праведностью, закон по-прежнему приводит нас ко Христу, чтобы мы были оправданы верою. «Закон Господа совершен, укрепляет душу» (Пс. 18:8).

Иисус сказал: «Доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все». Солнце, сияющее на небесах, земля, на которой ты живешь, являются свидетелями Господа, подтверждающими, что Его закон неизменяем и вечен. Они могут исчезнуть. Божественные же заповеди останутся. «Скорее небо и земля прейдут, нежли одна черта из закона пропадет» (Лк. 16:17). Прообразы, указывавшие на Иисуса как на Агнца Божьего, упразднены Его смертью, но принципы Десятисловия столь же незыблемы, как и престол Господень.

И поскольку «завет Господа совершен», всякое отклонение от него является злом. Те, кто не повинуется заповедям Господним и учит других тому же, осуждены Христом. Своим повиновением воле Божьей Спаситель подтвердил все требования закона. Он доказал, что человек в состоянии соблюдать закон, и сделал зримым совершенство личности, которое достигается, через послушание. Все, кто смирен так же, как Иисус, подтверждают, что «заповедь свята и праведна и добра» (Рим. 7:12). С другой стороны, все, нарушающие заповеди Господни, поддерживают обвинения сатаны, что закон несправедлив и соблюсти его невозможно. Тем самым они участвуют в обмане и бесчестят Бога. Они – дети лукавого, того, кто первым восстал против Божьего закона. Допустить их на небеса – значило бы вновь внести туда семена раздора и бунта, поставить под угрозу существование Вселенной. Ни один человек, который своевольно игнорирует хотя бы единственную заповедь закона, не может войти в Царство Небесное.

Раввины считали, что пропуском на небеса является их праведность, но Иисус объявил о несостоятельности подобных надежд. Праведность фарисеев представляла собой соблюдение обрядов и теоретическое знание истины. Раввины считали себя святыми благодаря собственным усилиям в соблюдении закона. На самом же деле они разделили религию и праведность. Хотя они очень скрупулезно выполняли ритуалы, их жизнь была безнравственной и испорченной. Со своей так называемой праведностью они никогда не смогли бы войти в Царство Небесное.

Во времена Христа одно из величайших человеческих заблуждений состояло в том, что простое согласие с истиной и есть праведность. Однако опыт показывает, что теоретического познания истины недостаточно для спасения души. Это познание не ведет к праведности. Ревностное отношение к тому, что называется богословской истиной, часто сопровождается ненавистью к истине, воплощенной в жизни. Самые мрачные страницы истории испещрены преступлениями, совершенными религиозными фанатиками. Фарисеи считали себя детьми Авраама и хвалились полученными пророчествами Господними; однако это не уберегло их от себялюбия, злобы, алчности и самого низменного лицемерия. Они считали себя самыми набожными в мире, но их так называемая ортодоксальность привела к тому, что они распяли Господа славы.

Та же опасность существует и сегодня. Многие считают себя христианами просто потому, что придерживаются определенных богословских догм. Но они не воплощают истину в практическую жизнь. Они не верят в нее и не любят ее, и поэтому они не получают силы и благодати, которые даются через освящение истиной. Люди могут исповедовать веру в истину, но если это не делает их искренними, добрыми, терпеливыми, сдержанными и духовными, то вера становится проклятием для них, а через них – проклятием миру.

Праведность, которой учил Христос, – это подчинение сердца и жизни воле Божьей. Грешники могут стать праведными тогда лишь, когда они верят в Бога и поддерживают живую связь с Ним. Тогда подлинное благочестие возвысит их помыслы и облагородит жизнь, тогда внешние формы религии будут соответствовать внутренней чистоте христианина, тогда обряды, составляющие часть служения Богу, перестанут быть бессмысленными, как у лицемерных фарисеев.

Иисус рассматривает каждую заповедь отдельно, объясняя всю широту и глубину их смысла. Не изменяя ни одной йоты закона, Иисус показывает, какие важные принципы заложены в них, и открывает роковую ошибку иудеев, повиновавшихся Богу только наружно. Он говорит, что злое помышление или похотливый взгляд являются нарушением закона Божьего. Всякий, кто допускает малейшую несправедливость, нарушает закон и нравственно деградирует. Убийство сначала возникает в мыслях. Тот, кто вынашивает в своем сердце ненависть, вступает на путь убийцы, и его молитвы отвратительны Богу.

Иудеи вынашивали в своих сердцах дух мщения. В своей ненависти к Риму они всячески оскорбляли римлян и тем радовали лукавого, становясь похожими на него. Так готовилась почва для ужасных дел, к которым он их вел. В религиозной жизни фарисеев не содержалось ничего, что побуждало бы язычников к благочестию. Иисус предупреждал фарисеев, чтобы они не тешили себя мыслью о восстании против своих притеснителей, не лелеяли планов отомстить за обиды.

В самом деле, негодование может быть и праведным, даже у последователей Христа. Когда они видят, что имя Божье бесчестится и служение Его оскверняется, когда они видят притеснения невинных, праведное негодование наполняет их душу. Подобный гнев души, чувствительной к нравственным нормам, не является грехом. Но те, кто по любому поводу позволяет себе гневаться или негодовать, открывают свое сердце сатане. Горечь и вражда должны быть изгнаны из нашего сердца, если мы хотим быть в гармонии с Небом.

Но Спаситель идет еще дальше. Он говорит: «Если принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником и пойди прежде примирись с братом твоим и тогда приди и принеси дар твой». Многие люди ревностно участвуют в богослужении, в то же время пребывая в ссоре со своими братьями, хотя можно было бы и помириться. Бог требует сделать все возможное, чтобы восстановить согласие. До тех пор, пока этого не произойдет, Господь не сможет принять их служение. Долг христианина в этом случае ясно определен.

Господь посылает Свое благословение на всех. «Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных», ибо Он «благ и к неблагодарным и злым» (Лк. 6:35). Он призывает нас быть подобными Ему. «Благословляйте проклинающих вас, – говорит Иисус, – благотворите ненавидящим вас, да будете сынами Отца вашего Небесного». Это принципы закона, и они являются источниками жизни.

Божественный идеал для Его детей превыше самых возвышенных человеческих помышлений. «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный». Это повеление является и обетованием. План искупления предусматривает наше полное освобождение от власти сатаны. Христос при всех обстоятельствах ограждает от греха душу кающегося. Он пришел, чтобы разрушить дела дьявола, и по Его воле Святой Дух будет послан каждой кающейся душе, дабы удержать человека от греха.

Нельзя оправдывать дурной поступок деятельностью искусителя. Сатана ликует, слыша, как те, кто называют себя последователями Христа, оправдывают свое несовершенство. Эти оправдания ведут ко греху. Греху не может быть оправдания. Благочестивый нрав и жизнь, напоминающая жизнь Христа, доступны каждому кающемуся и верующему чаду Божьему.

Идеалом христианина является подобие Христу. Как Сын Человеческий был совершенен в Своей жизни, так и Его последователи должны быть совершенны в своей. Иисус во всем уподобился Своим братьям. Он имел такую же плоть, как и мы. Он испытывал голод, жажду, усталость. Он поддерживал Свои силы пищей и сном. Он разделил участь человека, и вместе с тем Он был непорочным Сыном Божьим. Он был Богом во плоти. Свойства Его характера должны быть присущи нам. Господь говорит о тех, кто верует в Него: «Вселюсь в них и буду ходить в них, и буду их Богом, и они будут Моим народом» (2 Кор. 6:16).

Христос – это лестница, увиденная Иаковом, основание которой было на земле, а верхняя часть достигала небесных врат – самого преддверия славы. Если бы эта лестница хотя бы немного не доставала до земли, мы бы погибли. Но Христос достигает нас, где бы мы ни были. Он принял нашу природу и победил, чтобы и мы могли победить, приняв Его природу. «В подобии плоти греховной» (Рим. 8:3) Он жил безгрешной жизнью. Ныне благодаря Своей Божественности Он достигает небесного престола, тогда как благодаря Своей человеческой природе Он достигает нас. Он призывает нас через веру в Него обрести славу Божественного характера. Поэтому мы и должны быть совершенны, как «совершен Отец наш Небесный».

Иисус истолковал, в чем состоит праведность, и указал на Бога как на ее Источник. Теперь Он обращается к практическим обязанностям. Раздавая милостыню, молясь и постясь, говорит Он, не старайтесь привлечь внимание к себе, не стремитесь к тому, чтобы вас похвалили. Искренне благотворите жаждущим беднякам. В молитве человек должен общаться с Богом. Если ты постишься, не ходи с опущенной головой и сердцем, наполненным помышлениями о себе. Сердце фарисея – это бесплодная почва, на которой не смогут взойти семена Божественной жизни. Только тот, кто безраздельно покоряется Богу, совершает наиболее приемлемое служение для Господа. Потому что через общение с Богом люди становятся Его соработниками, являя всем Его характер.

Служение, которое совершается от искреннего сердца, будет щедро вознаграждено. «Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно». Если мы живем по благодати Христа, мы совершенствуемся. Душе возвращается первоначальная духовная красота, появляются черты, свойственные Христу, и начинает сиять образ Божий. На лицах людей, которые живут, сознавая присутствие Божье, отражается небесный мир. Небесная атмосфера окружает их. Для этих душ уже настало Царство Божье. Они радуются радостью Христа, являясь благословением для человечества. Им доверена высокая честь – творить дело Господа во имя Его.

«Никто не может служить двум господам». Мы не можем служить Богу с разделенным сердцем. Библейскую религию нельзя поставить в один ряд со многими другими важными факторами – она должна быть наивысшим из них, превосходящим и подчиняющим все прочие. Эта вера не должна походить на мазки краски, беспорядочно нанесенные на холст, – напротив, она должна наполнять всю жизнь, подобно холсту, погруженному в краску, чтобы каждая нить этой ткани приобрела глубокий, нестирающийся цвет.

«Если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно». Только чистому и целеустремленному человеку Господь дарует Свой свет. Кто стремится познать истину, должен с радостью принять все, что она открывает. Нельзя идти на компромисс с заблуждением. Колебаться и сомневаться в отношении истины – значит избрать мрак заблуждения и сатанинского обмана.

Житейское благоразумие и незыблемые принципы праведности не переходят друг в друга подобно цветам радуги. Между ними вечный Бог провел ясную границу. Подражание Христу отличается от подражания сатане так же, как полдень от полуночи. Только те, кто живет жизнью Христа, являются Его соработниками. Единственный грешок, взлелеянный в сердце, единственная неизжитая вредная привычка оскверняют всего человека, и он становится орудием порока.

Все избравшие служение Богу должны полностью вверить себя Его заботе. Христос указал на птиц небесных, на полевые цветы, призывая Своих слушателей поразмышлять об этих творениях Божьих. «Вы не гораздо ли лучше их?» – сказал Он (Мф. 6:26). Мера Божественного внимания, уделяемого любому существу, соответствует его положению в иерархии бытия. Бог заботится и о маленьких воробьях. Полевые цветы, трава, ковром устилающая землю, также окружены вниманием и заботой нашего Отца Небесного. Великий Художник не позабыл и о лилиях, сделав их столь прекрасными, что они превосходят славу Соломона. Но Он несравненно больше беспокоится о человеке – образе и славе Господней. В Своих детях Он жаждет увидеть Свое подобие. Как солнечный луч тонко и разнообразно окрашивает лепестки цветов, так и Бог наделяет душу красотой Своего образа.

Избравшие Христово Царство любви, праведности и мира, ставящие его превыше всего, связаны с вышним миром, и им принадлежит всякое благословение, в котором они нуждаются. В книге Божьего промысла – книге жизни – каждому из нас отведена страница. На этой странице указана любая деталь нашей жизни, даже волосы на голове сочтены. Господь никогда не забывает о Своих детях.

«Не заботьтесь о завтрашнем дне» (Мф. 6:34). Мы должны изо дня в день следовать за Христом. Господь не посылает помощь, которая нам понадобится завтра. Он не открывает Своим детям все пути их жизни сразу, иначе бы мы пришли в смятение. Господь сообщает ровно столько, сколько мы можем запомнить и исполнить. Сила и мудрость даются нам для наших сегодняшних нужд. «Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, – и дастся ему» (Иак. 1:5).

«Не судите и не судимы будете». Не превозноситесь над другими людьми к не считайте себя вправе быть им судьей. Поскольку ты не можешь знать мотивы поступков, ты не можешь судить другого. Осуждая его, ты выносишь приговор самому себе, так как сотрудничаешь с сатаной, обвинителем ближних. Господь говорит; «Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследуйте» (2 Кор. 13:5). Вот что мы должны делать. «Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы» (1 Кор. 11:31).

Доброе дерево приносит добрые плоды. Если плод невкусный и никуда не годный, то дерево плохое. Так и плоды нашей жизни свидетельствуют о состоянии нашего сердца и совершенстве характера. Добрыми делами невозможно купить спасение, но они – свидетельство веры, движимой любовью и очищающей душу. Наши заслуги – вовсе не основание для получения награды в вечности, мы получим ее в соответствии с тем трудом, который совершили через благодать Христову.

Итак, Христос изложил принципы Своего Царства – великие правила жизни. Чтобы запечатлеть это наставление в умах, Он приводит наглядный пример. Недостаточно, говорит Он, чтобы вы слушали Мои слова. Мои слова должны стать основой вашей натуры. Человеческое «я» – не что иное, как зыбкий песок. Если вы строите дом свой на человеческих теориях и измышлениях, он упадет. Его сметут ветры искушений и бури испытаний. Но те законы, которые Я дал, незыблемы. Доверяйте мне и положитесь на Мое Слово.

«Итак всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне; и пошел дождь, и разлились раки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он нe упал, потому что был основан на камне» (Мф. 7:24, 25).

Сотник

Евангелия от Матфея, 8:5-13; от Луки, 7:1-17

Христос сказал, царедворцу, сына которого исцелил: «Вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес» (Ин. 4:48). Христа печалило требование народа доказать, что Он и есть Мессия. Снова и снова Он поражался неверию иудеев. Вместе с тем Его изумляла вера сотника, обратившегося к Нему. Сотник не сомневался в силе Спасителя. Он даже не стал просить Иисуса прийти к нему, чтобы совершить чудо. «Скажи только слово, – просил он, – и выздоровеет слуга мой».

Парализованный слуга сотника лежал при смерти. Слугами у римлян были рабы. Их покупали и продавали на рыночных площадях, обращаясь с ними крайне жестоко. Но этот сотник был всем сердцем привязан к своему слуге и желал его выздоровления. Сотник верил, что Иисус может исцелить слугу. Прежде он ни разу не видел Спасителя, но вести о Нем вселили в него веру. Несмотря на формализм иудеев, этот римлянин был убежден, что их религия превосходит его верования. Он уже преодолел барьеры национальных предрассудков и ненависти, которые разделяли победителей и побежденных. Он с почтением относился к богослужению и благожелательно – к приверженцам Бога, иудеям. В учении Христа сотник нашел то, в чем нуждалась его душа. Всем своим существом он откликнулся на слова Спасителя. Но, считая себя недостойным приблизиться к Иисусу, он обратился к иудейским старейшинам, чтобы те попросили Иисуса исцелить его слугу. Старейшины, знакомые с этим великим Учителем, знали, по мнению сотника, как обратиться к Нему, чтобы добиться Его благосклонности.

Когда Иисус вошел в Капернаум, Его встретили старейшины и рассказали о просьбе сотника. Они говорили: «Он достоин, чтобы Ты сделал для него это, ибо он любит народ наш и построил нам синагогу».

Иисус немедленно направился к дому этого воина, но, теснимый толпой, Он шел очень медленно. Весть о Его приближении опережала Его, и сотник, не веря себе, послал сказать Ему: «Не трудись. Господи! ибо я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой». Но Спаситель продолжал свой путь, и сотник, осмелившись наконец приблизиться к Нему, закончил свою мысль: «Потому и себя самого не почел я достойным прийти к Тебе: но скажи слово, и выздоровеет слуга мой; ибо я и подвластный человек, но имею у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит, и слуге моему: сделай то, и делает». Точно так же, как я представляю власть Рима и мои солдаты признают мою власть, так и Ты представляешь власть бесконечного Бога, и все творение повинуется Твоему слову. Ты можешь приказать болезни удалиться, и она повинуется Тебе. Ты можешь призвать посланников небесных, и они изольют исцеляющую благодать. Скажи только слово, и выздоровеет слуга мой.

«Услышав сие, Иисус удивился ему и обратившись сказал идущему за Ним народу: сказываю вам, что и в Израиле не нашел Я такой веры». А сотнику Иисус сказал: «Иди, и, как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час».

Иудейские старейшины, которые ходатайствовали за сотника перед Христом, были далеки от понимания духа Евангелия. Они не сознавали, что, только терпя великую нужду, мы можем рассчитывать на Божью милость. В самоупоении праведностью они похвалили сотника лишь за его расположение к их народу. Но сотник сказал о себе: «Я недостоин». Его сердце затронула благодать Христова. Он видел свое недостоинство и все же не побоялся попросить о помощи. Он уповал не на свое благочестие – его доводом была неизбывная нужда. Вся его вера взывала ко Христу. Сотник верил в Него не только как в чудотворца, но как в Друга и Спасителя человечества.

Каждый грешник может прийти ко Христу таким же путем. «Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости» (Тит. 3:5). Когда сатана говорит тебе, что ты – грешник и потому не можешь надеяться на благословения Божьи, отвечай ему, что Христос пришел в мир спасти грешников. У нас нет ничего, что могло бы явиться нашей заслугой перед Богом; единственное, на что мы можем ссылаться, так это наше совершенно беспомощное состояние, – только тогда появляется нужда в искупительной силе Христа. Перестав полагаться на собственные силы, мы можем взирать на Голгофский крест, повторяя:

«Сам себя искупить я не смог, Лишь стою у креста, у Твоих ног.»

Евреев с детства учили тому, что должен сделать Мессия. Вдохновенные слова патриархов и пророков, а также символы жертвенного служения принадлежали этому народу. Но они пренебрегли светом и теперь не видели в Иисусе ничего примечательного. Но сотник, рожденный среди язычников и воспитанный в идолопоклонстве имперского Рима, знающий лишь солдатскую службу, по-видимому, был далек от всякой духовной жизни. Фанатизм евреев и презрение его соотечественников к народу израильскому еще дальше уводили его от Бога. И такой человек постиг истину, к которой дети Авраама остались слепы. Сотник не стал дожидаться, примут ли сами евреи Того, Кто называл Себя их Мессией. Когда свет истины, «Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин. 1:9), озарил его, он, находясь вдали, все же различил славу Сына Божьего.

Христос увидел в этом события доказательство того, что благая весть будет распространяться среди язычников. С радостью Он предчувствовал тот час, когда избранные души из всех народов соберутся в Его Царство. С глубокой печалью Он представил перед иудеями последствия отвержения ими Его благодати. «Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом и Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов». Увы, какое множество людей и ныне готовят себе такое же роковое разочарование! В то время как души, находящиеся во тьме язычества, принимают благодать Господа, многие живущие в христианских странах пренебрегают светом, сияющим им.

Более чем в двенадцати милях от Капернаума, на плоскогорье, возвышающемся над широкой чудесной равниной Ездрилон, находилась деревня Наин, куда направился Иисус. Вместе с Ним шли и многие Его ученики, и другие люди; по пути присоединялись те, кто стремился услышать слова любви и сочувствия, те, кто приносил больных к Нему на исцеление, – и все надеялись, что Он, обладающий столь дивной силой, явит Себя как Царь Израиля. Люди толпами следовали за Ним, с радостью и надеждой шли они по каменистой дороге к горной деревне.

Приблизившись к селению, увидели похоронную процессию, выходящую из ворот. Печальная эта процессия медленно направлялась к кладбищу. Впереди несли открытый гроб, за которым следовали плакальщицы, наполняя воздух причитаниями. Казалось, все жители города собрались, чтобы почтить покойного и выразить соболезнование его родным.

Нельзя было смотреть на это без сострадания. Вдова хоронила своего единственного сына. Осиротевшая, она, рыдая, провожала на кладбище того, кто был ее единственной поддержкой и утешением на земле. Увидев ее, Господь сжалился над нею. Иисус подошел к ней, ослепшей от слез и не замечавшей Его, и с нежностью сказал: «Не плачь». Иисус намеревался превратить ее горе в радость, и Он не мог удержаться, чтобы не выразить ей сочувствие.

«И подойдя, прикоснулся к одру». Его не могло осквернить даже прикосновение к мертвому. Несшие гроб остановились, и плакальщицы перестали причитать. Две группы людей собрались у носилок, надеясь на чудо. Здесь был Тот, Кто исцелял от болезней и изгонял бесов. Неужели и смерть подвластна Ему?

Ясным и повелительным голосом Он сказал: «Юноша! тебе говорю, встань!» Этот голос услышан. Юноша открывает глаза. Иисус берет его за руку и помогает подняться. Юноша вглядывается в плачущую женщину, стоящую рядом с ним; и вот уже мать и сын радостно обнимаются. Толпа смотрела на это молча, онемело, «и всех объял страх». Безмолвные, объятые благоговейным трепетом, люди как бы находились в присутствии Бога. Затем они славили Господа, «говоря: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой». Похоронная процессия, возвращаясь в Наин, превратилась в радостное шествие. «Такое мнение о Нем распространилось по всей Иудее и по всей окрестности».

Тот, Кто стоял подле плачущей матери у ворот Наина, и ныне стоит рядом с каждым плачущим у гроба. Он точно так же сочувствует нашему горю. Его любящее и соболезнующее сердце преисполнено чуткости. Слово Иисуса, возвращавшее жизнь мертвым, и ныне обладает такой же силой, как и тогда, когда Он обращался к юноше в Наине. Он говорит: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Мф. 28:18). Эта сила не стала слабее за истекшие годы и не истощилась от непрерывного проявления преизбыточествующей благодати. Для тех, кто верует в Него, Он по-прежнему живой Спаситель.

Иисус обратил печаль матери в радость, вернув ей сына. Впрочем, юноша был воскрешен только для этой земной жизни, чтобы переносить все ее печали, тяжкие труды и опасности и затем снова оказаться во власти смерти. Но в печалях об умерших Иисус утешает нас словами, исполненными бесконечной надежды: «Я живый, и был мертв, и се, жив во веки веков! И имею ключи ада и смерти» (Откр. 1:18). «А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола, и избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству» (Евр. 2:14, 15).

Сатана не может удержать мертвых в своей власти, когда Сын Божий возвращает их к жизни. Сатана так же не может удержать во власти духовной смерти ни одну душу, которая с верой принимает могущественное слово Христа. Бог говорит всем мертвым во грехе: «Встань, спящий, и воскресни из мертвых» (Еф. 5:14). Это Слово и есть вечная жизнь. Подобно тому как Слово Бога, которое вызвало к жизни первого человека, по-прежнему дарует нам жизнь; подобно тому как слова Христа: «Тебе говорю, встань!» – даровали жизнь юноше из Наина, так и слова: «Воскресни из мертвых» – даруют жизнь каждой душе, которая принимает Слово Господне. Бог избавил нас от власти тьмы и ввел в Царство возлюбленного Сына Своего (см. Кол. 1:23). Вот что предлагает нам Его Слово. Если мы принимаем это Слово, то приходит избавление.

«Если же дух Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса, живет в вас, то Воскресивший Христа из мертвых оживит и ваши смертные тела Духом Своим, живущим в вас» (Рим. 8:11). «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем» (1 Фес. 4:16, 17). Вот Слово, которым Он призывает нас утешать друг друга.

«Кто братья Мои?»

Евангелия от Матфея, 12:22-50; от Марка, 3:20-35

Сыновья Иосифа не слишком-то понимали, что, собственно, делает Иисус. Вести о Его жизни и трудах рождали у них недоумение и тревогу. Они слышали о том, что Он посвящал целые ночи молитве, что днем Его сопровождали огромные толпы людей, что у Него не оставалось времени даже на еду. Друзья Иисуса видели, что Он истощает Себя непрестанными трудами. Невозможно было ничем объяснить Его отношение к фарисеям, кое-кто даже побаивался, что Он повредился умом.

Обо всем этом слышали Его братья; слышали они и о том, что фарисеи обвинили Его в использовании помощи сатаны при изгнании бесов. Они болезненно переживали это поношение, которое касалось и их, родственников Иисуса. Они знали, какое смятение производили Его слова и дела; их не только тревожили Его смелые высказывания, но и возмущали наветы книжников и фарисеев. Решив, что Его надо переубедить или заставить прекратить такую деятельность, они заручились поддержкой Марии, полагая, что любовь Иисуса к матери позволит им повлиять на Него, и Он сделается благоразумнее.

Как раз перед этим Иисус вновь совершил чудо, исцелив одержимого бесом, слепого и немого, и фарисеи вновь повторили свое обвинение: «Он изгоняет бесов силой князя бесовского» (Мф. 9:34). Христос объяснил: приписывая деяния Святого Духа сатане, они лишают себя источника благословения. Те, кто выступал против Самого Иисуса, не понимая Его Божественной природы, могут получить прощение, потому что под воздействием Святого Духа способны увидеть свою ошибку и покаяться. Каким бы ни был грех, но, если душа кается и верует, вина смывается кровью Христа. Тот, кто отвергает Святого Духа, оказывается в таком состоянии, когда уже не может покаяться и уверовать. Именно через Духа Бог проникает в сердце человека, но если кто-то добровольно отвергает Дух, утверждая, что Он исходит от сатаны, то тем самым лишает себя возможности общения с Господом. Когда Дух окончательно отвергнут человеком, Бог больше ничего не может сделать для него.

Фарисеи, которых предостерегал Иисус, и сами не верили тому, в чем они Его обвиняли. Не было ни одного человека среди этих знатных людей, который не испытывал бы влечения к Спасителю. Они слышали голос Духа, провозглашавшего Его Помазанником Израиля. Этот Дух призывал следовать за Ним. В свете, исходившем от Него, они видели свою нечистоту и стремились к праведности, достичь которой собственными силами они не могли. Но единожды отвергнув Его, они были не в состоянии принять Его как Мессию. Став на путь неверия, фарисеи оказались слишком горды, чтобы признать свою ошибку. Вместо этого они с безрассудной яростью пытались оспорить учение Спасителя. Их раздражали доказательства Его силы и милосердия. Они не могли воспрепятствовать Спасителю совершать чудеса, они не могли заставить Его замолчать и не учить больше народ, но они сделали все возможное, чтобы оклеветать Его и исказить Его учение. Но обличающий Дух Божий все же не оставлял их, и тогда, сопротивляясь этой силе, они воздвигли между собой и Духом множество преград. Самая могущественная из всех сил, которые могут воздействовать на сердце человека, была устремлена на фарисеев, но они не уступали.

Ослепляет людей и ожесточает их сердца вовсе не Бог. Он посылает людям свет, чтобы нам можно было исправить собственные ошибки и следовать правильным путем, однако, отвергая Его свет, человек слепнет, и его сердце ожесточается. Часто этот процесс происходит постепенно и почти незаметно. Свет приходит к людям через Слово Божье, через служение Его посланников или через прямое воздействие Его Духа. Но когда отвергается хотя бы один луч света, духовное восприятие притупляется и последующее откровение света различается еще меньше. Так мрак сгущается в душе, пока она совсем не погрузится во тьму. Подобное случилось и с этими иудейскими вождями. Они были убеждены, что Божественная сила присуща Христу, но, пренебрегая истиной, приписывали труды Святого Духа сатане. Поступая таким образом, они сознательно избрали ложь. Они подчинились сатане, и с этого момента он стал господствовать над ними.

Предостережение Христа о грехе против Духа Святого тесно связано с предостережением воздерживаться от праздных и злых слов. Слова – показатель того, что происходит в сердце. «От избытка сердца говорят уста». Но слова – это нечто большее, чем показатель души: они способны воздействовать на сердце. Наши же слова влияют на нас.

Часто поддавшись внезапному побуждению, внушенному сатаной, люди облекают в слова свою зависть или подозрения. Они говорят то, чему, в сущности, и сами не верят, но произнесенное слово влияет на наши мысли. Оказавшись во власти самообмана, люди начинают считать истиной то, что было сказано ими по наущению сатаны. Изменить однажды высказанное мнение или суждение зачастую не позволяет гордость, и порой люди продолжают доказывать свою правоту до тех пор, пока сами в нее не уверуют. Очень опасно произносить слова сомнения, опасно сомневаться в Божественном свете и критиковать его. Привычка легкомысленно и непочтительно критиковать влияет на человека, способствуя развитию неуважения и неверия. Многие люди, обремененные этой привычкой, не сознают всей опасности, таящейся в ней, до тех пор пока не начинают критиковать и отвергать слова Святого Духа. Иисус сказал: «За всякое праздное слово, которое скажут люди, дадут они ответ в день суда. Ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься».

Затем Иисус предостерег всех, кто был поражен Его словами, кто с радостью слушал Его, но не подчинил себя влиянию Святого Духа. Не только сопротивление Ему, но и пренебрежение Им ведет к погибели души. «Когда нечистый дух выйдет из человека, – сказал Иисус, – то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там».

Во времена Христа, как и в наше время, встречалось множество людей, которые, казалось, вырвались из-под власти сатаны. По милости Божьей они были освобождены от злых духов, господствовавших над ними. Они радовались любви Божьей. Но, подобно каменистой почве в притче Христа о тех, кто слушает Слово Божье, они не сохранили Его любви. Они не отдавали себя Богу ежедневно, чтобы Христос мог обитать в их сердцах, и когда злой дух вернулся к ним вместе с семью другими духами, «злейшими себя», эти люди оказались полностью во власти темных сил.

Когда душа подчиняется Христу, новая сила овладевает новым сердцем. Происходит такая перемена, которую сам человек не в состоянии совершить. Это сверхъестественный процесс, обогащающий человеческую природу элементом сверхъестественного. Душа, подчинившаяся Христу, становится Его крепостью в этом восставшем мире, и Он желает, чтобы в этой крепости не было никакой другой власти, кроме власти Бога. Душа, которая находится во власти небесных сил, становится неуязвимой для наладок сатаны. Но если мы не подчинимся власти Христа, нами овладевает лукавый. Мы неизбежно оказываемся во власти одной из двух величайших сил, которые борются за обладание миром.

Для того чтобы оказаться во власти тьмы, вовсе не обязательно избирать служение царству тьмы – достаточно только отказаться войти в царство света. Если мы не сотрудничаем с небесными силами, сатана овладеет нашим сердцем и сделает его своим домом. Единственная защита от зла – Христос, живущий в сердце по вере в Его праведность. До тех пор пока у нас не будет живой связи с Богом, мы никогда не сможем противостоять греховному влиянию себялюбия, потворству своим желаниям и искушению ко греху. Мы можем отказаться от многих дурных привычек, на какое-то время даже освободиться от сатаны, но без живой связи с Богом, без всецелого подчинения Ему, мы потерпим поражение. Не познав Христа и не имея постоянного общения с Ним, мы оказываемся во власти врага и в конце концов будем выполнять его волю.

«И бывает для человека того последнее хуже первого, – сказал Иисус. – Так будет и с этим злым родом». Самыми ожесточенными являются те, кто отверг предложенную милость и презрел духа благодати. Чаще всего грех против Святого Духа проявляется в упорном пренебрежении Божественным призывом к покаянию. Каждый шаг на пути отвержения Христа – это шаг к отвержению спасения, шаг ко греху против Святого Духа.

Отвергнув Христа, еврейский народ совершил непростительный грех, и мы, отвергая предложенную милость, можем совершить ту же ошибку. Отказываясь слушать избранных посланников Его и вместо этого внимая посредникам сатаны, уводящим душу от Христа, мы оскорбляем Князя жизни и позорим Его перед сборищем сатанинским и перед всей Вселенной. И до тех пор пока человек так поступает, нет у него надежды и нет ему прощения, и в конце концов он утратит всякое желание примириться с Богом.

В то время как Иисус учил народ, ученики передали Ему, что Его мать и братья желают видеть Его. Зная, что было в их сердце, Иисус так ответил: «Кто матерь Моя и братья Мои? И обозрев сидящих вокруг Себя, говорит: вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат и сестра и матерь».

Все, принимающие Христа верою, связаны с Ним узами гораздо более тесными, чем родственные отношения. Такие люди становятся едины с Ним, как Он был един с Отцом. Духовные узы, связывавшие Иисуса и мать Его, которая верила Его словам и следовала им, были несравненно крепче их родственных связей. А братья его не могли воспользоваться преимуществом своего родства с Ним до тех пор, пока они не приняли Его как своего личного Спасителя.

Какой огромной поддержкой были бы Христу Его земные родственники, если бы они уверовали в Него, посланца небес, и сотрудничали бы с Ним в деле Божьем! Их неверие омрачило земную жизнь Иисуса. Оно было частью той горькой чаши, которую Он выпил за нас.

Сын Божий глубоко скорбел, чувствуя вражду к благой вести, гнездившуюся в человеческом сердце; особенно больно было Ему испытывать это в Своем доме – Сам преисполненный любви и доброты, Он ценил чуткость в семейных отношениях. Братья желали, чтобы Он считался с их мнением, тогда как это совершенно не соответствовало Его Божественной миссии. Полагая, что Он нуждается в их советах, они судили о Нем с человеческой точки зрения и считали, что если Он не будет противоречить книжникам и фарисеям, то избежит неприятных споров. Они думали, что Он был в исступлении, когда претендовал на Божественную власть и осмеливался обличать грехи раввинов. Зная, что фарисеи ищут случая обвинить Его, братья понимали, что Он дает им достаточно веский повод для этого.

Своим ограниченным умом они не могли постичь Его миссию в этом мире и потому не могли разделить Его переживания. Их грубые, бесчувственные слова показывали непонимание истинного Его характера, слиянности в Нем Божественного и человеческого. Часто братья видели Иисуса огорченным, но вместо того чтобы утешить Его, они ранили Его сердце своими словами и умонастроением. Все это было пыткой для Его чуткой натуры. Его побуждения были превратно истолкованы, труды Его не воспринимались.

Выдвигая зачастую избитые и устаревшие философские идеи фарисеев. Его братья осмеливались учить Того, Кто знал всю истину и понимав все тайны. Они не задумываясь осуждали все то, что были не в силах понять. Своими упреками они испытывали Его терпение, и Его душа была огорчена и изнурена. Открыто исповедуя веру в Бога, они думали, что таким образом подтверждают существование Бога, а тем временем Сам Бог пребывал с ними – и остался не узнанным.

Все это делало путь Иисуса тернистым. Непонимание, которое встречал Христос в собственном доме, доставляло Ему столь сильную боль, что Он с огромным облегчением покидал его. Был дом, куда Он любил приходить, – дом Лазаря, Марии и Марфы; здесь, в атмосфере веры и любви, Его душа находила покой. Тем не менее не существовало на земле человека, который был бы способен понять Его Божественную миссию и разделить те тяготы, которые Он нес за все человечество. Часто Иисус мог найти облегчение только в одиночестве, в общении со Своим Небесным Отцом.

Те, кто призван страдать за Христа, те, кто встречает непонимание и недоверие даже в собственном доме, могут найти утешение, вспоминая, что Иисус перенес то же самое. Он испытывает сострадание к таким людям: Он хочет, чтобы они обрели дружбу с Ним и утешение там, где Он Сам его нашел, – в общении с Отцом.

Все, принимающие Христа как своего личного Спасителя, не оставлены сиротами, которым суждено в одиночестве переносить тяготы жизни. Христос принимает их в небесную семью. Он приглашает называть Его Отца своим Отцом, для Него они – меньшие братья, дорогие сердцу Господа, связанные с Ним самыми нежными и прочными узами. Бог испытывает к ним великую нежность, превосходящую нежность родителей к беспомощному ребенку настолько, насколько Божественное превосходит человеческое.

Отношение Христа к Своему народу прекрасно видно на примере законов, данных Израилю. Когда из-за бедности иудей должен был расстаться с наследством и продать себя в рабство, то обязанность выкупить его и его удел лежала на ближайшем родственнике (см. Лев. 25:25, 47, 49; Руфь, 2:20). Так и дело искупления нас, а также и нашего наследия, утраченного вследствие греха, надлежало совершить Тому, Кто ближе всего к нам «по родству». Для того чтобы искупить нас, Он стал нашим родственником. Господь Спаситель ближе нам, чем отец, мать, брат, друг или любимый. «Не бойся, – говорит Он, – ибо Я искупил тебя, назвал тебя по имени твоему; Ты мой». «Так как ты дорог в очах Моих, многоценен, и Я возлюбил тебя, то отдам других людей за тебя, и народы за душу твою» (Ис. 43:1, 4).

Христос любит небесные существа, которые окружают Его престол. Но как объяснить великую любовь, которой Он возлюбил нас? Нам не дано понять ее, но мы можем познать ее реальность на собственном опыте. И если мы пребываем в родстве с Ним, то с какой нежностью мы должны относиться к тем, кто является братьями и сестрами нашего Господа! Не поспешим ли мы признать свое родство с Богом? Принятые в семью Божью, не должны ли мы почтить нашего Отца и наших родных?

Приглашение

Евангелие от Матфея, 11:28-30

«Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас».

Эти слова утешения были сказаны людям, следовавшим за Иисусом. Спаситель утверждал, что только через Него они могут приобщиться к Богу. О Своих учениках он говорил как о людях, которым дано знание небесных истин. Но ни один из них не испытывал такого чувства, будто он лишен Его заботы и любви. Все труждающиеся и обремененные могут прийти к Нему.

Книжники и раввины, несмотря на пунктуальное соблюдение религиозных формальностей, испытывали духовную жажду, которую не могли утолить обряды покаяния. Делая вид, что они довольствуются земным и чувственным, мытари и грешники в глубине сердца таили страх и неуверенность. Иисус не отвращал взора Своего от разочарованных и обремененных, от тех, чьи надежды рухнули, от тех, кто стремился успокоить томящуюся душу, предаваясь земным радостям. Христос призвал всех найти в Нем покой.

С нежностью Он обращался к труженикам: «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим».

Эти слова Христос говорит каждому человеку. Труждающиеся и обремененные – все люди, хотя они могут этого не сознавать. Каждый из нас влачит бремя, которое только Христос может снять. Самое тяжелое бремя – это бремя греха. Если бы нам пришлось в одиночку нести его, оно бы раздавило нас. Но наше место занял Безгрешный. «Господь возложил на Него грехи всех нас» (Ис. 53:6). Он понес бремя нашей вины. Он снимет груз с наших усталых плеч. Он даст нам покой. Он так же понесет бремя забот и печалей. Он призывает нас возложить все наши заботы на Него, потому что мы дороги Ему.

Наш Старший Брат находится у вечного престола. Он взирает на каждую душу, которая обращается к Нему – к Спасителю. На собственном опыте Он знает человеческие слабости и нужды; Он знает силу искушения: ведь Он, как и мы, был искушаем во всем, но не совершил греха. Он охраняет тебя, трепещущее дитя Божье! Ты искушаем? Он избавит тебя от соблазна. Ты слаб? Он укрепит тебя. Ты невежествен? Он просветит тебя. Ты изранен? Он исцелит. Господь «исчисляет количество звезд», и Он «исцеляет сокрушенных сердцем и врачует скорби их» (Пс. 146:4, 3). «Придите ко Мне», – призывает Он. Каковы бы ни были твои тревоги и тяготы, расскажи о своих бедах Господу. Он укрепит твой дух. Тебе откроется путь к освобождению от трудностей и тягот. Чем глубже ты осознаешь свою слабость и беспомощность, тем скорее найдешь поддержку в Нем. Чем тяжелее твое бремя, тем блаженнее будет покой, когда ты обратишься к Тому, Кто носит все бремена. Покой, который предлагает Христос, зависит от четко определенных условий. Их может выполнить каждый. Господь говорит нам, как мы можем обрести Его покой.

«Возьмите иго Мое на себя», – говорит Иисус. Ярмо – это орудие служения. Его надевают на животное для того, чтобы оно могло работать. На этом примере Христос стремится открыть нам одну истину: мы призваны на служение, которое продлится до конца наших дней. Мы должны взять на себя Его иго, чтобы стать Его соработниками.

Иго, которое делает нас служителями Бога, – это Его закон. Великий закон любви, открытый в Едеме, провозглашенный с Синая и запечатленный в сердцах Новым Заветом, отдает нас на волю Божью. Если бы мы были оставлены во власти своих наклонностей и своей воли, то попали бы в стан сатаны и приобрели его качества. Поэтому Бог подчиняет нас Своей воле – святой, возвышенной и благородной. Он хочет, чтобы мы терпеливо и мудро несли свое служение. Христос Сам, находясь в человеческой плоти, взял на Себя это иго служения. Он сказал: «Я желаю исполнить волю Твою, Боже Мой, и закон Твой у Меня в сердце» (Пс. 39:9), «ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца» (Ин. 6:38). Любовь к Богу, стремление прославить Его и любовь к падшему человечеству побудили Иисуса прийти на землю, чтобы страдать и умереть. Это было движущей силой Его жизни. Он призывает нас принять этот принцип.

Многие люди, стремясь достичь благополучия в этом мире, стенают под грузом забот. Они избрали служение миру, приняли все связанные с этим трудности, подчинились его правилам. Поэтому такой человек испорчен, и жизнь для него – бремя. Чтобы удовлетворить свои амбиции и мирские желания, люди идут против совести и мучаются под бременем вины. Постоянная забота истощает жизненные силы. Господь призывает их расторгнуть эти узы рабства и принять Его иго. Он говорит: «Иго Мое благо, и бремя Мое легко». Он советует: искать следует прежде всего Царства Божьего и Его праведности и обещает, что все потребное для земной жизни приложится. Суета ослепляет, и человек не думает о будущем. Но Иисус видит все концы и начала. Он знает, как найти выход из любого затруднительного положения. Наш Небесный Отец приготовил для нас тысячи путей, о которых мы ничего не знаем. Те, кто служение Богу и славе Его сделает своей высшей целью, увидят, как все трудности исчезнут и путь их выпрямится.

«Научитесь от Меня, – призывает Иисус, – ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим». Мы должны пройти школу Христа, чтобы научиться у Него кротости и смирению. Искупление – это процесс приготовления к жизни на небе. Эта подготовка означает познание Христа. Она означает освобождение от помыслов, привычек и обычаев, приобретенных в школе князя тьмы. Человек должен быть свободен от всего, что противоречит воле Божьей.

В сердце Христа, где царила совершенная гармония с Богом, был совершенный мир. Похвала никогда не приводила Его в восторг, а порицания и разочарования не выбивали из колеи. Испытывая самое ожесточенное противодействие, подвергаясь самому жестокому обращению, Он не терял присутствия духа. Но многие из тех, кто называют себя Его последователями, озабочены и встревожены, потому что боятся довериться Богу. Они не повинуются Ему полностью, потому что страшатся последствий такого повиновения. Им не найти мира до тех пор, пока они не подчинятся воле Божьей.

Причиной всякого беспокойства является себялюбие. Когда мы рождены свыше, мы будем мыслить так же, как и Иисус, Который смирил Себя, чтобы спасти нас. Тогда мы не станем искать себе более почетного места. Мы пожелаем сидеть у ног Иисуса и учиться у Него. Мы поймем: значимость наших трудов – не в шуме, не в показной активности и рвении, значимость наших трудов вообще не зависит от наших сил. Ценность наших дел обусловлена тем, насколько мы восприняли Святой Дух. Упование на Господа освящает разум и помогает терпеливо сносить все.

Ярмо надевается на животных, чтобы помочь им везти груз, облегчить его тяжесть. Так и с игом Христовым. Когда наша воля сливается с волей Божьей, и мы используем Его дары для благословения других людей, мы обнаруживаем, что бремя нашей жизни становится легким. Тот, кто ходит путями заповедей Божьих, ходит вместе со Христом, и в Его любви сердце обретает покой. Когда Моисей молился: «Открой мне путь Твой, дабы я познал Тебя», – Господь ответил ему: «Сам Я пойду и введу тебя в покой» (Исх. 33:13, 14). И через пророков было слово: «Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите, и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите по нему, и найдете покой душам вашим» (Иер. 6:16). И Он говорит: «О, если бы ты внимал заповедям Моим! тогда мир твой был бы как река, и правда твоя – как волны морские» (Ис. 48:18).

Те, кто доверится Христу и вручит Ему свое сердце и жизнь, обретут мир и покой. Ничто в этом мире не сможет опечалить их, потому что присутствие Иисуса вселяет радость. В совершенном согласии – совершенный покой. Господь говорит: «Твердого духом ты хранишь в совершенном мире, ибо на Тебя уповает он» (Ис. 26:3). В нашей жизни могут возникать трудности, но когда мы вверяем себя мудрому Творцу, Он изменяет жизнь нашу и нас самих по образу Своему. Люди, душа которых отражает славу Христа, будут приняты в рай Божий. Обновленное человечество окажется рядом с Ним в белых одеждах, потому что будет достойно этого.

Когда мы с помощью Иисуса достигаем покоя, для нас уже на земле начинается небесная жизнь. Мы откликаемся на Его призыв: «Придите, научитесь от Меня». Таким образом мы входим в вечную жизнь. Небо – это бесконечное приближение к Богу через Христа. Чем дольше мы пребываем в этом блаженном неземном состоянии, тем больше и больше Его слава будет открываться нам. А чем больше мы познаем Бога, тем счастливее мы становимся. Когда мы следуем за Иисусом в этой жизни, то, преисполненные Его любовью, можем радоваться Его присутствию. Все преимущества, которыми можно наслаждаться в человеческой плоти, мы можем получить здесь, на земле. Но что это в сравнении с будущей жизнью! Вот как описывает апостол Иоанн будущую жизнь: «Они пребывают ныне пред престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле будет обитать в них; они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной; ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод, и отрет Бог всякую слезу с очей их» (Откр. 7:15-17).

«Умолкни, перестань»

Евангелия от Матфея, 8:23-34; от Марка, 4:35-41; 5:1-20; от Луки, 8:22-39

Прошедший день в жизни Иисуса был насыщен событиями. У берегов Галилейского моря Он впервые говорил с народом притчами, знакомыми образами, вновь объясняя людям природу Своего Царства и каким путем это Царство должно быть установлено. Он сравнил Себя с сеятелем, рост Своего Царства – с ростом горчичного зерна и с действием закваски. Великое окончательное отделение праведных от нечестивых Иисус изобразил в притчах о пшенице и плевелах, и о неводе. Величайшая драгоценность истин, которым Он учил, была явлена в притче о сокрытом сокровище и жемчужине огромной цены. В притче о хозяине дома Иисус показал Своим ученикам, как должны трудиться они – Его представители.

Весь день Он учил и исцелял, и вечером множество людей по-прежнему толпилось вокруг Него. Изо дня в день Он служил им, едва успевая поесть и отдохнуть. Враждебные нападки и клевета фарисеев, преследовавших Его, затрудняли Его служение. И теперь к концу дня Он настолько устал, что решил отдохнуть где-нибудь в уединенном месте на противоположном берегу озера.

Восточный берег Генисаретского озера не был безлюдным: тут и там виднелись селения, но в сравнении с западным берегом здесь было пустынно. Жили здесь по преимуществу язычники, а не иудеи. Здешний народ мало что слышал о Галилее. Надеясь найти тут уединение, Иисус попросил Своих учеников пойти с Ним вместе.

И вот Иисус отпустил народ, ученики взяли Его, «как Он был», в лодку и тут же отплыли. Но они отплыли не одни. В стоявшие у берега рыбацкие лодки сели люди, следовавшие за Иисусом, желая по-прежнему слышать и видеть Его.

Наконец-то Спаситель, одолеваемый усталостью и голодом, мог отдохнуть от постоянно теснившегося вокруг Него народа. Он лег на корме лодки и вскоре заснул. Вечер был тихий и приятный, на озере царила тишина. Но неожиданно небо потемнело, из-за горных вершин с восточной стороны подул яростный ветер, и на озере разразилась сильная буря.

Солнце уже село, и ночной мрак опустился над бушующими водами. Вздымаемые ветром волны с силой ударяли в лодку учеников, угрожая потопить ее. Бывалые рыбаки, проведшие всю свою жизнь на озере, пережили много бурь. Но теперь их сила и опыт не помогали. Беспомощные, оказавшись во власти стихии, они потеряли всякую надежду, когда увидели, что лодка дала течь.

Поглощенные мыслями о спасении, они забыли о том, что в лодке находился Иисус. Теперь же, увидев, что все усилия напрасны и смерть неминуема, они вспомнили о Том, Кто повелел им переплыть море. Иисус был их единственной надеждой. В беспомощности и отчаянии они воскликнули: «Учитель, учитель!» Но густая тьма скрывала Его от их глаз. Голоса тонули в реве ветра, и не слышалось никакого ответа. Страх и сомнение охватили их. Неужели Иисус их оставил? Неужели Тот, Кто имел силу побеждать бесов, болезни и саму смерть, не может помочь сейчас Своим ученикам? Неужели Он забыл о них в беде?

И снова они зовут Иисуса, и снова – никакого ответа, слышен только вой ветра. Лодка уже начала тонуть. Еще мгновение – и они будут поглощены разъяренной стихией.

Внезапно вспышка молнии пронзает тьму, и они видят Иисуса – Он безмятежно спит среди всеобщего смятения. С удивлением и отчаянием они кричат: «Учитель! неужели Тебе нет нужды, что мы погибаем?» Как Он может так спокойно спать, когда они в опасности, на краю погибели?

Их крик пробуждает Иисуса. В свете молнии они видят небесный мир на Его лице. Они читают в Его взоре самозабвенную, нежную любовь, и обратившись к Нему, вопиют: «Господи! спаси нас: погибаем!»

Не было случая, чтобы такой вопль души не был услышан. Когда ученики из последних сил налегают на весла, Иисус встает. Он стоит среди Своих учеников, освещаемый вспышками молнии, и разъяренные волны обрушиваются на лодку. Иисус поднимает Свою руку, совершившую так много дел милосердия, и говорит разбушевавшемуся морю: «Умолкни, перестань!»

Буря стихает. Волны улеглись, тучи рассеялись, и засияли звезды. Лодка покоится на тихом море. Иисус печально обращается к Своим ученикам: «Что вы так боязливы? Как у вас нет веры?» (Мк. 4:40).

Ученики онемели от удивления. Даже Петр был не в состоянии выразить благоговение, переполнявшее его сердце. Лодки, сопровождавшие Иисуса, подвергались такой же опасности. Страх и отчаяние охватили людей. Но Иисус Своим словом усмирил бурю. Страшный шквал согнал лодки в одно место, и все оказались свидетелями свершившегося чуда. Когда стало тихо, люди забыли о страхе. Они шептались между собой: «Кто Этот, что и ветры и море повинуются Ему?»

Когда Иисус пробудился, чтобы встретиться лицом к лицу с бурей, Он был совершенно спокоен. Ни малейшего признака тревоги не выражалось ни в Его слове, ни во взгляде, потому что в Нем не было страха. Причина тому – не Его всемогущество в человеческом естестве. Он сохранял спокойствие не как Господь неба и земли. Эту власть Он сложил с Себя, Он говорит: «Я ничего не могу творить Сам от Себя» (Ин. 5:30). Он верил в могущество Отца. Спокойствие объяснялось верой – верой в любовь и заботу Бога, и сила слова, которое усмирило бурю, исходила от Бога.

Как Иисус сохранял уверенность в заботе Отца, так и мы должны покоиться в заботливых руках нашего Спасителя. Если бы ученики доверяли Ему, они были бы спокойны. Их страх в момент опасности выявил недостаток веры. Пытаясь спасти себя, они забыли про Иисуса и только когда, убедившись в своей беспомощности, ученики обратились к Нему, Он смог им помочь.

Как часто мы поступаем так же, как ученики! Надвигаются бури искушений, и яростно сверкают молнии, и волны отчаяния накатываются на нас, а мы боремся с бурей в одиночку, забывая, что есть Тот, Кто может помочь нам. Мы полагаемся на собственные силы до тех пор, пока не потеряем последнюю надежду и не ощутим близость смерти. Только тогда мы вспоминаем Иисуса, и, если молим Его о спасении, наша просьба не будет напрасной. Хотя Он со скорбью укоряет нас в неверии и самонадеянности, однако никогда не откажется подать нам руку помощи. На суше ли, на море ли, но если Спаситель в наших сердцах, нам нечего бояться. Живая вера в Искупителя успокоит жизненное море, и мы будем избавлены от опасности таким образом, какой Он сочтет наилучшим для нас.

В этом чуде усмирения бури кроется и другой, духовный урок. Опыт каждого человека доказывает истинность слов Писания: «Нечестивые – как море взволнованное, которое не может успокоиться... Нет мира нечестивым, говорит Бог мой» (Ис. 57:20, 21). Наш мир разрушен грехом. Мы не обретем покоя, если не укротим свое «я». Без этого человек не в силах справиться со страстями, бушующими в сердце. Мы так же беспомощны, как были беспомощны ученики среди разыгравшейся бури. Но Тот, Кто смиряет бушующие волны Галилейского моря, говорит слово мира каждой душе. И каким бы яростным ни был шторм, всякий, обращающийся к Иисусу с мольбой: «Господи, спаси нас!» – будет спасен. Благодать Христа, примиряющая душу с Богом, усмиряет восставшие в человеческой душе страсти, и в Его любви сердце обретает покой. «Он превращает бурю в тишину, и волны умолкают. И веселятся, что они утихли, и Он приводит их к желаемой пристани» (Пс. 106:29,30). «Оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа» (Рим. 5:1). «И делом правды будет мир, и плодом правосудия – спокойствие и безопасность вовеки» (Ис. 32:17).

Ранним утром, когда лучи восходящего солнца скользнули по земле, как бы неся ей благословение, Спаситель и Его спутники причалили к берегу. Но только ступили они на землю, как увидели зрелище намного ужаснее, нежели ярость бури. Из своих убежищ, находящихся среди гробниц, выбежали двое бесноватых и набросились на них, словно желая разорвать на части. На этих несчастных висели обрывки цепей. Их тела, израненные острыми камнями, были покрыты кровоточащими язвами. Из-под длинных спутанных волос злобно сверкали глаза. Казалось, бесы, овладевшие страдальцами, уничтожили полностью человеческий облик, и они походили скорее на диких зверей, чем на людей.

Ученики и спутники Христа в страхе бежали. Но вскоре, заметив, что с ними нет Иисуса, вернулись, ища Его. Он стоял там, где они Его оставили. Тот, Кто укротил бурю, Кто встретился с сатаной и победил его, не стал убегать от этих бесов. Когда эти люди, скрежеща зубами, с пеной у рта, приблизились к Нему, Иисус поднял руку, недавно усмирившую волны, и они не могли подойти ближе. Так они и стояли – рассвирепевшие, но бессильные перед Его силой.

Властным голосом Он повелел нечистым духам выйти из них. Его слова проникли в помраченный разум несчастных. Они смутно начали понимать, что перед ними был Тот, Кто может покончить с мучившими их бесами. Они припали к стопам Спасителя, чтобы поклониться Ему. Но едва их уста открылись, чтобы просить Иисуса о милости, бесы заговорили через них, бешено крича: «Что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня».

Иисус спросил: «Как тебе имя?» «Легион имя мне, потому что нас много», – последовал ответ. Используя страдальцев как своих посредников, бесы умоляли Иисуса не высылать их прочь из этой страны. Неподалеку на склоне горы паслось большое стадо свиней, и бесы просили позволения войти в них. Иисус позволил им. Стадо свиней сразу же пришло в неистовство. Стремглав бросились они с утеса вниз и утонули в озере.

А тем временем одержимые бесом чудесным образом преобразились. Сознание вернулось к ним, и в глазах засветилась мысль. Их внешний облик, продолжительное время искаженный и уподобившийся образу сатаны, неожиданно изменился, окровавленные руки были мирно сложены, радостными голосами эти люди славили Бога за свое избавление.

Пастухи, видевшие все происшедшее, поспешили сообщить об этом своим хозяевам и всему народу. В трепете и изумлении окрестные жители собрались возле Иисуса. Одержимые наводили страх на всю округу. Никто не мог спокойно миновать это место, потому что они набрасывались на каждого прохожего с дьявольской свирепостью. Теперь же эти люди, обретшие здравый ум, сидели у ног Иисуса, слушали Его наставления и прославляли имя Того, Кто исцелил их. Впрочем, собравшихся не радовало это зрелище. Потеря свиней казалась им более значительным событием, нежели избавление пленников сатаны.

Для владельцев стада свиней эта утрата была милостью Божьей. Погруженные в мирские дела, они пренебрегали духовной жизнью. Иисус хотел разрушить чары себялюбивого равнодушия, чтобы люди могли принять Его благодать. Но огорчение и раздражение, вызванные потерей материальных благ, ослепили их, и они не разглядели милости Спасителя.

Проявление сверхъестественной силы возбудило в народе суеверный страх. Если чужестранец останется с ними, то это приведет к дальнейшим бедам. Боясь разорения, они решили избавиться от Него. Те, кто пересек озеро вместе с Иисусом, рассказывали о событиях прошедшей ночи: о том, какой опасности они подвергались во время бури, и о том, как ветер и волны были укрощены. Но их слова не произвели никакого впечатления. Напуганные люди толпились вокруг Иисуса, умоляя Его удалиться от них. И Он согласился, тотчас отплыв на лодке на противоположный берег.

Жители Гергесинской страны имели живое свидетельство силы и милости Христа. Они видели людей, которым был возвращен разум, но, боясь за свое мирское благополучие, с Тем, Кто на их глазах победил князя тьмы, обошлись, как с незваным гостем. Дар Неба отошел от их дверей. У нас нет возможности отвергнуть Христа так, как это сделали жители Гергесинской страны, но многие люди по-прежнему отказываются подчиниться Его слову, поскольку послушаться означало бы принести в жертву некоторые земные интересы. А так как Его присутствие грозит принести убытки, многие отвергают Его благодать и отстраняются от Его Духа.

Но совсем иначе рассуждали исцеленные. Они пожелали следовать за своим Освободителем. В Его присутствии они чувствовали себя в безопасности от бесов-мучителей, лишивших их человеческого достоинства. Когда Иисус собрался войти в лодку, они не отходили от Него: став на колени, умоляли позволить остаться с Ним, чтобы всегда слушать Его речи. Но Иисус повелев им идти домой и рассказать о том, что совершил для них Господь.

Исцеленным предстояло отправиться к язычникам и поведал о благословении, полученном от Иисуса. Тяжело было им расстаться со Спасителем. Их наверняка ожидали большие трудности среди соотечественников-язычников. Продолжительное пребывание вне человеческого общества, казалось, сделало их неспособными выполнить повеление Иисуса. Но как только Иисус указал им на долг, они с готовностью повиновались Ему. Они рассказали об Иисусе не только своим родным и соседям, но, пройдя все Десятиградие, везде поведали о Его спасительной силе, освободившей их от бесов. Выполняя это повеление, они заслужили больше благословений, чем если бы остались с Иисусом только ради собственного блага. Возвещая великую весть о спасении, мы приближаемся к Спасителю.

Двое исцеленных бесноватых стали первыми миссионерами, которых Христос послал проповедовать Евангелие в Десятиградии. Эти люди общались с Христом всего несколько минут. Они не слышали ни одной проповеди из Его уст, они не могли наставлять народ так, как могли это делать ученики, ежедневно внимавшие Христу. Но они сами были доказательством того, что Иисус – Мессия. Они могли рассказать о силе Христа то, что сами узнали, увидели, услышали и почувствовали. Это может делать каждый, кого коснулась Божья благодать.

Иоанн, любимый ученик Иисуса, пишет: «О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни... О том, что мы видели и слышали, возвещаем вам» (1 Ин. 1:1, 3). Как свидетели Христа, мы должны говорить о том, что нам доподлинно известно, что мы сами видели, слышали и ощущали. Если мы неотступно следовали за Иисусом, нам будет что рассказать о пути, по которому Он вел нас. Мы можем рассказать о том, как на собственном опыте изведали Его обетование и убедились, что оно верно. Мы можем свидетельствовать о том, что нам известно о благодати Христа. Это есть то свидетельство, к которому нас призывает Господь и без которого мир погибнет.

Хотя гергесинцы не приняли Иисуса, Он не оставил их во тьме, которую они предпочли. В то время, когда они просили Его удалиться от них, им еще не приходилось слышать Его проповеди. Они не знали, от чего отказываются, поэтому Он снова послал им свет через тех, кого они не могли не выслушать.

Уничтожив стадо свиней, сатана хотел отвратить народ от Спасителя и помешать проповеди Евангелия в этой местности. Но именно это взволновало всю страну и привлекло всеобщее внимание ко Христу. Хотя Сам Спаситель удалился, но люди, которых Он исцелил, остались свидетелями Его силы. Те, кто являлся орудием князя тьмы, стали светоносцами и вестниками Сына Божьего. Люди изумлялись, слыша эту дивную весть. Весь этот край был открыт для Евангелия. Когда Иисус возвратился в Десятиградие, люди толпились вокруг Него, и в течение трех дней весть о спасении услышали не только обитатели одного города, но тысячи жителей окрестных мест. Даже бесы повинуются нашему Спасителю, и злые замыслы обращаются в добро.

Встреча с бесноватыми в стране Гергесинской стала уроком для учеников. Она показала те глубины вырождения, в которые сатана стремится ввергнуть весь род человеческий, и величие миссии Христа, пришедшего освободить людей от сатанинской власти. Эти несчастные существа, обитавшие в гробницах, одержимые бесами, ставшие рабами необузданных страстей и отвратительных похотей, олицетворяли состояние человечества, до которого оно опустилось бы, будучи отданным во власть сатаны.

Сатана постоянно воздействует на людей, чтобы, притупив их самоконтроль, направить мысли ко злу, подтолкнуть к насилию и преступлению. Он ослабляет тело, омрачает ум и развращает душу. Когда люди отвергают призыв Спасителя, они отдают себя во власть сатаны. Множество людей в разных ситуациях: дома, на работе и даже в церкви – поступают сегодня именно так. Поэтому распространились по всей земле насилие и преступление, и нравственная тьма, подобно погребальному савану, окутывает жилища людей. Своими изощренными искушениями сатана толкает человека ко все более страшным порокам, пока не добьется полного разложения и гибели. Единственная защита от его власти – это присутствие Христа. Сатана показал себя перед людьми и ангелами как враг и губитель. А Христос явил Себя как Друг и Избавитель. Его Дух пробудит в человеке все благородное и возвышенное. Он восстановит человека, его тело, душу и дух во славу Божью. «Ибо дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия» (2 Тим. 1:7). Он призвал нас «для достижения славы» – характера – « Господа нашего Иисуса Христа» (2 Фес. 2:14), призвал нас быть «подобными образу Сына Своего» (Рим. 8:29).

Поэтому души, которые были некогда орудиями сатаны, преображаются силой Христовой в вестников праведности. Сын Божий посылает их рассказать о том, «что сотворил с тобою Господь и как помиловал тебя».

«Прикосновение с верой»

Евангелия от Матфея, 9:18-26; от Марка, 5:21-43; от Луки, 8:40-56

Когда Иисус возвратился из страны Гергесинской на западный берег, здесь уже собралось множество людей, радостно приветствовавших Его. Какое-то время Он провел с ними, наставляя и исцеляя, а затем отправился в дом Левия Матфея, чтобы встретиться с мытарями. И тут Его нашел Иаир, начальник синагоги.

Этот иудейский старейшина пришел к Иисусу в большой печали и, припав к Его ногам, воскликнул: «Дочь моя при смерти; приди и возложи на нее руки, чтобы она выздоровела и осталась жива».

Иисус немедленно отправился с начальником синагоги в его дом. Хотя ученики были частыми свидетелями Его дел милосердия, они удивились, что Он согласился выполнить просьбу надменного раввина; тем не менее они последовали за своим Учителем, и весь народ тоже пошел за Ним с радостью и надеждой.

Дом начальника синагоги был недалеко, но Иисус и Его спутники, теснимые толпой, шли медленно. Взволнованного отца терзала эта медлительность, но Иисус, жалея народ, то и дело останавливался, чтобы облегчить страдания людей или утешить огорченных.

Они были еще в пути, когда сквозь толпу протиснулся посланник и сообщил Иаиру, что его дочь умерла и что он не должен больше утруждать Учителя. Услышав это, Иисус сказал: «Не бойся, только веруй, и спасена будет».

Когда пришли, нанятые плакальщики уже оглашали дом Иаира своими причитаниями, печально играли флейтисты. Мятущиеся люди удручали Иисуса. Он попытался заставить их замолчать, сказав: «Что смущаетесь и плачете? Девица не умерла, но спит». Слова Незнакомца вызывали возмущение: ведь все видели, что дочь Иаира умерла. Люди насмехались над Ним. Приказав всем выйти из дому, Иисус взял с Собой отца и мать девицы и троих учеников: Петра, Иакова и Иоанна, и вместе с ними вошел в комнату, где лежала покойница, приблизился к постели и, взяв умершую за руку, мягко, на языке, принятом в этом доме, произнес: «Девица, тебе говорю, встань».

И тут же трепет прошел по телу лежащей недвижимо. Жизнь начала пульсировать в ней, а на устах появилась улыбка, глаза широко раскрылись, как будто девица проснулась, и с удивлением смотрели на окружающих. Она встала, и родители заключив ее в объятия, плакали от радости.

На пути в дом начальника синагоги Иисус встретил в толпе бедную женщину – двенадцать лет она страдала от болезни, превратившей ее жизнь в тяжелое бремя. Все свои средства она издержала на врачей и лекарства, но ее болезнь была объявлена неизлечимой. Надежда ожила, когда она услышала об исцелении, совершенном Христом. Женщина была уверена: если ей удастся только подойти к Нему, она исцелится. Страдая и изнемогая, она пришла на берег моря, где Он учил, и пыталась протиснуться к Нему сквозь толпу, но все было напрасно. Затем она следовала за Иисусом от дома Левия Матфея, но по-прежнему не могла приблизиться к Нему. Она уже пришла в отчаяние, когда Иисус, пробираясь через толпу, оказался близ того- места, где она стояла.

Вот она – благоприятная возможность! Великий Врач рядом, но среди всеобщего смятен