Вестник полночного крика

Нам нужен проповедник

Со времени обращения, которое произошло в 1816 году, жизнь Уильяма Миллера пошла в совершенно ином направлении. Многое доказывало, что его обращение было настоящим. Но самым важным для него было то, что во Христе он обрел личного Друга.

Это было трудное время. Миллер занимался делами на ферме. Вдвоем с Люси они растили восьмерых детей: шестерых сыновей и двоих дочерей. Один сын и одна дочь умерли: сын во младенчестве, а девочка в возрасте четырех лет. А Уильям продолжал изучать Библию. В дополнение ко всему этому на нем лежали обязанности мирового судьи. Этим делом он занимался в течение тринадцати лет, вплоть до 1834 года.

Будучи мировым судьей, он должен был разрешать различные конфликты, включая случаи краж, юридических разногласий и семейных ссор. Стоит упомянуть о двух случаях.* Оба они связаны с одним человеком.

9 февраля 1831 года поступила жалоба, подписанная человеком по имени Паулинус Миллард. Содержание жалобы сводилось к тому, что коптильня Милларда была взломана и из нее похищены два больших куска мяса. Владелец был уверен, что знает, чьих это рук дело, и просил, чтобы в домах подозреваемых был произведен обыск, дабы найти ворованное мясо. Уильям Миллер был как раз тем судьей, к которому Миллард обратился с подписанной официальной жалобой.

Еще один документ, датированный 10 ноября 1832 года, написан рукой самого Уильяма Миллера. Тот же самый Паулинус Миллард требовал ареста своего брата, Роберта Милларда. На этот раз случай был более серьезным. Вот как Миллер описывает эту жалобу:

«Мировой судья округа Вашингтон приветствует всех констеблей названного округа. Поскольку сегодня мне, упомянутому ниже мировому судье из Хэмптона в названном округе была представлена жалоба Паулинуса Милларда о том, что Роберт Миллард из вышеупомянутого Хэмптона напал, избил, помял, испинал, поранил и причинил иные болезненные действия названному Паулинусу из вышеупомянутого Хэмптона 10-го дня ноября месяца, то я опросил упомянутого Паулинуса, взяв с него клятву говорить только правду о случившемся и об обвинении. Из этого расспроса для меня явствует, что оное криминальное деяние действительно было совершено. Потому приказываю вам от имени населения штата Нью-Йорк немедленно схватить упомянутого Роберта Милларда и привести ко мне в мою контору в вышеупомянутом Хэмптоне, дабы судить его по закону. Под сим подписываюсь собственноручно в Хэмптоне 10 ноября 1832 года. У. Миллер, судья».

На обратной стороне документа констебль пометил, что арест Роберта Милларда произведен. Неуклюжий язык его пометки не идет ни в какое сравнение с изяществом стиля деловой переписки Уильяма Миллера:

«Я арестовал приступника и доставил его в Суд. Пошлина: 62 цента, как приказано. П. Спинк, конст.»

Человек, носивший имя Паулинус Миллард, по стечению обстоятельств позже вновь встретился на жизненном пути Уильяма Миллера.

Уильям Миллер продолжал изучать вопрос о Втором пришествии Христа, пребывая в постоянном убеждении, что ему необходимо идти и рассказать об этом миру. Это было в августе 1831 года. Однажды, в субботу утром после завтрака, он отправился в свой кабинет читать Библию. До этого Миллер постоянно делился своими открытиями с друзьями и соседями, но никогда еще не проповедовал. Занимаясь в то утро, он как бы вновь услышал, как Господь обратился к нему: «Иди и расскажи об этом всему миру». Миллер описывает случившееся таким образом:

«Впечатление было настолько внезапным и таким сильным, что я в растерянности сел на стул, говоря: «Не могу я пойти. Господи». «Почему не можешь?» — казалось, прозвучало в ответ. И тогда в моем мозгу возникли все прежние отговорки: отсутствие у меня способностей и так далее. Но мое переживание стало настолько великим, что я решил заключить с Богом прочный завет: если Он откроет передо мной путь, я пойду и исполню свой долг перед миром. «Что ты имеешь в виду, что это значит — открыть путь?» — казалось, прозвучало у меня в ушах. «Ну как же, — сказал я, — если мне придет приглашение выступить публично, то я пойду и расскажу в любом месте о том, что я обнаружил в Библии относительно пришествия Господа». В тот же миг как будто тяжелый груз спал с моих плеч, и я обрадовался, что, вероятно, меня никогда не позовут, потому что меня никто никогда не приглашал».

Миллер продолжает свое повествование:

«Спустя примерно полчаса с того момента, — я еще не успел покинуть комнату — пришел сын мистера Гилфорда из Дрездена, что примерно в шестнадцати милях от моего дома. Он сказал, что его отец послал За Мной и хочет, чтобы я прибыл к нему домой» .

Шестнадцатилетнему Гилфорду-младшему (который, помимо прочего, был племянником Миллера) пришлось проделать путь в шестнадцать миль сначала на лошади, затем на весельной лодке, а потом пешком. Он рассказал Миллеру, что у них нет проповедника для завтрашнего богослужения в церкви Дрездена, и его отец хотел бы, чтобы Миллер пришел и поделился с ними тем, что узнал о пришествии Господа.

Молодой Гилфорд отправился из дома с поручением найти проповедника до того, как Миллер дал обещание Господу!

Миллер злился сам на себя. Оставив юношу, он отправился в кленовую рощу неподалеку от дома. Его шестилетняя дочь Люси видела, как отец вышел из дома, и последовала за ним. Однако, глядя на поведение отца, решила оставить его одного. Она поспешила обратно в дом, сказав матери: «С папой что-то случилось».

Миллер оставался в роще в течение почти часа. претерпевая борьбу с самим собой. Наконец он решился и, вернувшись к ожидавшему племяннику, согласился пойти с ним. После обеда они отправились в Дрезден, где на следующий день Миллер пропо ведовал перед группой людей, собравшихся в доме Гилфорда. Описывая свою первую проповедь, он говорит:

«Как только я начал говорить, сразу же исчезли и моя неуверенность в себе, и застенчивость. Я лишь чувствовал величие темы, которую мне, по провидению Божьему, поручено было раскрыть».

Миллера пригласили остаться для проведения встреч на всю неделю. Участники перебрались в дрезденскую церковь, где было больше места. Из нескольких городков округи приехали целые семьи. Так началось возрождение веры. Из тринадцати семей, посещавших встречи, лишь два человека заявили, что не принимают весть Миллера Когда в следующий понедельник Миллер вернулся домой, он узнал, что пастор из Полтни, штат Вермонт, прислал ему еще одно приглашение проповедовать. Этот городок был первым местом, куда они с Люси перебрались после свадьбы. Пастор Фуллер стал первым служителем церкви, принявшим весть Миллера о Втором пришествии Христа.

После этого случая приглашения, казалось, посыпались со всех сторон. С самого начала собирались большие толпы, чтобы послушать проповедь фермера и мирового судьи о Втором пришествии Христа. Повсюду, где бы он ни появлялся, результатом его проповедей становились духовное пробуждение и нравственные преобразования. Вскоре приглашений у него было вдвое больше, чем возможностей принять их.

Любовь Миллера к Библии росла вместе с его изучением Писаний и проповедованием. В письме к другу-сослуживцу он говорит об этой любви так: «Теперь более, чем когда-либо, мне хочется увидеть тебя, и когда народа вокруг будет не так много, мы сможем сесть и хорошо пообедать Библией вместе».

В том же письме Миллер рассказал и о нужде в пасторе для местной баптистской церкви: «Кое-кто из наших прихожан хочет быстрой болтовни. Но я предпочитаю быстрое понимание».

Теперь уже никто не сомневался в том, о чем говорил Миллер.

Так Уильям Миллер начал свою публичную проповедь. Его служение в конце концов привело ко Христу, которого Миллер принял как своего личного Спасителя, по крайней мере 100 000 человек.

*Из документов, недавно обнаруженных в доме Миллера.