Вестник полночного крика

День спустя

Для миллеритов, ожидавших пришествия Христа 22 октября, завтрашнего дня не существовало. Накануне они завершили свои дела, ожидая, что еще до того, как день закончится, будут прогуливаться на небесах по улицам, вымощенным золотом. Не было уже ни обыденной работы на ферме, ни занятий, ни неоплаченных счетов, ни болезни, которую нужно было бы терпеть, ни расставания с близкими из-за их смерти. И люди уже не ждали более ни насмешек, ни ложных обвинений от тех, кто не верил в пришествие Христа. Скоро начнется вечность. Но этому не дано было свершиться.

Едва ли можно себе представить, каково им было возвращаться к повседневной жизни. Она уже никогда не будет такой же. И, конечно же, завистники и ругатели все еще были рядом. Один из миллеритов на вопрос насмешника: «Почему ты не восшел на небо?», ответил тоже вопросом: «Если бы я вознесся на небо, то куда бы провалился ты?» .

Джозия Литч, старший миллеритский служитель в Филадельфии, писал Миллеру: «Здесь у нас облачный и темный день. Овцы рассеяны, а Господь еще не пришел».

Хирам Эдсон, сыгравший позже важную роль в становлении церкви адвентистов седьмого дня, так пишет о своем чувстве разочарования:

«В тот день были разрушены лучшие надежды и ожидания, и нас охватило состояние такого сокрушения, которого я никогда прежде не испытывал. Даже потеря всех земных друзей не может сравниться с этим. Мы стенали и плакали, пока не зашло солнце. Размышляя в сердце своем, я думал: мой опыт ожидания пришествия был богатейшим и ярчайшим из всей моей христианской жизни. Если это оказалось ошибкой, то чего тогда стоил весь мой оставшийся христианский опыт? Ошибалась ли Библия? Или, может быть, нет ни Бога, ни небес, ни великолепного города-мечты ни рая? А что если все это лишь хитрая, выдуманная басня? Неужели у наших лучших надежд и ожиданий нет никакой реальной основы?»

Своими чувствами поделился и Лютер Бутелль, миллеритский лектор:

«Двадцать второе октября прошло, оставив верных и ожидающих в несказанной печали и вызвав радость в лагере неверующих и нечестивых. Все было спокойно. Никаких «Advent Herald», никаких собраний, как прежде. Каждый чувствовал себя одиноко, безо всякого желания разговаривать с кем бы то ни было. Мы все еще в этом холодном мире! Никакого избавления — Господь не пришел!»

Уильям Миллер, переживший разочарование у себя дома, в Лоу Хэмптоне, штат Нью-Йорк, отметил, что этот день был торжественным временем, когда даже нечестивые ругатели стояли в безмолвии. Но затем назавтра Миллер написал:

«Он прошел. И на следующий день показалось, что все силы ада обрушились на нас. Те самые, кто умолял о милости еще два дня назад, и многие другие ныне смешались со всяким сбродом и насмехались над нами, угрожая нам самым богохульным образом».

Этот комментарий Миллера показывает, что, очевидно, некоторые люди примкнули к движению в последний момент из страха за свою жизнь. Когда Иисус не вернулся, как ожидалось, они продемонстрировали отсутствие глубоких переживаний.

Джошуа Хаймс, ближайший сподвижник Миллера и редактор «The Midnight Cry», в первом после разочарования выпуске написал о практических планах помощи тем, кто все отдал движению:

«Поскольку многие из наших братьев и сестер, с уверенностью ожидая скорого пришествия Господа, раздали свое имущество и милостыню согласно Евангелию от Луки, 12:33, то я желал бы, чтобы было сделано все необходимое для удовлетворения нужд таких людей и их семей со стороны братьев-адвентистов. Мы не должны допустить, чтобы они оказались зависимыми от мира или от той части официальной церкви, которая издевалась над нашей надеждой... У некоторых из нас все еще есть мирские вещи, которые можно было бы передать нуждающимся».

Особенно подвергался обвинениям Джошуа Хаймс, о котором ходили всякого рода ложные слухи. Утверждалось, что он разбогател за счет верных миллеритов. Хаймс написал опровержение этих слухов, опубликованное в газете «Boston Post» 2 ноября 1844 года, где ответил как на детальные, так и на общие обвинения, в некоторых случаях называя имена, места и детали. Обратите внимание на один пункт его ответа:

«Меня представили как нечестного спекулянта, играющего на человеческих страхах, как нарушителя спокойствия, как обманщика доверчивых людей, получающего деньги путем обмана, просящего их на общественные нужды и использующего для себя. Обо мне говорят, что я скрываюсь в Англии, но также одновременно и в Канаде, и в Техасе, и что я подлежу немедленному аресту по уже изданному распоряжению, и что меня уже арестовали и посадили в тюрьму Леверетт-стрит, и что я уже покончил жизнь самоубийством.

... На все это я скажу, что если обманул кого-то или был к кому-то несправедлив, то воздам ему вчетверо больше; и если кто-либо был каким-то образом обманут, поскольку я просил у него чего-то или что-либо когда-либо советовал, публично или в частном порядке, по любому поводу, и из-за этого человек стал нищим, то прошу таких людей обратиться ко мне публично.

Это заявление было распространено по всей стране, но на вызов Хаймса так и не последовало ни одного ответа, хотя ложные слухи были опубликованы во многих изданиях.

Сам Миллер также попал под перекрестный огонь несправедливых обвинений. Одно из них пришло в форме анонимного письма, но Миллер узнал почерк бывшего верующего миллерита по имени Бакстер. И написал ему:

«Несколько дней назад вы посетили наше собрание и заявили, что хотите получить больший свет. Однако с тех пор ваше поведение показывает, что вам это совсем не нужно. Вашей целью было выискать у нас ошибки... Затем вы принялись провозглашать ложные слухи, родоначальником части которых вы же и являетесь. Вы говорили, что целью моей проповеди была добыча денег. Вам виднее, ибо вы были со мной всегда и повсюду и не знаете ни одного места, где я получил бы достаточно средств для того, чтобы оплатить расходы».

Достаточно трудно терпеть несправедливость со стороны тех, кто всегда были врагами, но в этом анонимном письме Миллера обвинял человек, который прежде работал вместе с ним. Это было еще тяжелее. Миллер закончил свое письмо так:

«Ваше преступное обвинение, что я в течение шести лет послужил причиной большого числа самоубийств и помешательств, чем их насчитывалось за шестьдесят лет перед тем, побуждает меня заявить следующее: если вы будете честны до конца и признаете свой собственный почерк, то я предоставлю вам возможность доказать заявленное. Я удовлетворен уже тем, что вы не осмеливаетесь давать мне никакой возможности такого рода. Обманщик всегда бесчестен. Я, как и прежде, остаюсь ярым противником какого бы то ни было обмана».

В течение дней и недель, последовавших за разочарованием 22 октября 1844 года, «The Midnight Cry» публиковал статьи, в которых пытался призывать верующих быть по-прежнему готовыми к возвращению Христа. Одна такая статья в «The Midnight Cry» от 21 ноября 1844 года иллюстрирует сказанное:

«Ныне мы обнаруживаем, что находимся во времени, за пределы которого, согласно нашей хронологии и дате начала нового времени, не простирается ни один пророческий период... Следовательно, мы живем в такой период времени, когда должны внимательно следить за собой, чтобы ни в какой момент наши сердца не оказались переполненными желаниями обжорства и пьянства и заботами этой жизни, чтобы день тот не застал нас врасплох. Таким образом, мы стоим на позиции постоянного и уверенного ожидания».

Далее в статье говорится о передаче имущества:

«Мы никому не советовали растрачивать свое имущество, но учили, что являемся лишь домоправителями Божьими и что всякий, имеющий вещи мира сего и имеющий в себе любовь Божью, когда видит, что брат его нуждается, должен проявить сострадание. Мы также учили, что если человек может принести больше пользы, не занимаясь своим обычным делом, а следуя за Господом, то пусть поступает так. Мы знаем о примерах таких поступков, совершенных во дни апостолов. Матфей бросил прибыльное дело, чтобы последовать за Тем, Кому негде было даже голову преклонить. Петр оставил занятие, которым зарабатывал себе на хлеб насущный; так же поступили Иаков и Иоанн, оставив и отца своего, чтобы последовать за Ним».

Как уже отмечалось ранее, Уильям Миллер не желал называть точного дня Второго пришествия Христа. Он чаще проповедовал о необходимости быть к нему постоянно, в любой день готовым. Именно такова его позиция, изложенная в письме к Джошуа Хаймсу от 10 ноября 1844 года, спустя чуть больше двух недель после дня разочарования:

«Свой мысленный взор я устремил на иное время — здесь я имею в виду необходимость стоять в вере до тех пор, пока Бог не прольет на меня больший свет. И это время — СЕГОДНЯ, СЕГОДНЯ и СЕГОДНЯ, до тех пор, пока Он не придет».

В том же письме Миллер продолжал выражать твердую уверенность во Втором пришествии Христа:

«Хотя я разочаровался уже дважды, я все же еще не сломлен и не обескуражен. Бог Духом Своим пребывал со мною и утешил меня. Ныне же у меня гораздо больше доказательств веры в Слово Божье, и хотя меня и окружают враги и насмешники, разум мой ясен, как никогда, и надежда моя на пришествие Христа крепка, как и прежде».

В другом письме, адресованном Орру и написанном приблизительно месяц спустя, он развил эту идею:

«Однако вы, как и многие из моих братьев, можете спросить: "Когда же на этот раз вы ожидаете Христа?" Я отвечаю "Се-год-ня". — "И даже не называете какого-то определенного времени?" — "Нет". — "Молим вас, скажите, когда?" Я говорю: "Се-год-ня, и до того дня, пока Он придет: я рассчитал все время, которое только мог. Теперь же я должен ждать и наблюдать до тех пор, пока Он по Своей милости не ответит на 10000 молитв, которые день и ночь возносятся на Его святую гору: "Гряди, Господи Иисусе, гряди скорее"».

Еще раньше в том же самом письме Миллер поведал о своей неуверенности в отношении точной даты даже за ночь до предполагавшегося пришествия: «Я сказал моим братьям, что Христос не придет завтра».

Когда его попросили объяснить сказанное, Миллер процитировал Евангелие от Луки 12:40, 21:35 и заявил, что Иисус придет в час, о котором никто не ведает, и это будет подобно ловушке для неподготовленных к пришествию.

Миллер, в отличие от некоторых своих последователей, не верил в то, что двери испытаний для этого мира уже закрыты. Некоторые учили, что закрытые двери в притче о десяти девах (из 25-й главы Евангелия от Матфея) символизировали именно это. Но Миллер продолжал проповедовать и обращать людей в веру, как мог. Он говорил о том, во что верил: «Во свете нынешних знаний никто не способен доказать, что дверь закрыта».

Миллер продолжал верить в то, что возвращение Христа должно вот-вот произойти, и призывал своих последователей терпеливо ждать по крайней мере, еще нескольких месяцев. После разочарования он с глубоким чувством написал:

«Я никогда не гнался за гордыми улыбками и не трусил, когда весь мир был хмурым. Мне не нужна их благосклонность, но я и не превышу полномочий, дабы не искушать их ненависти. Я никогда не предам свою жизнь в их руки, не растеряю и не угашу в себе надежду, если Бог, по Своему благому провидению, так повелит».

Но что могло произойти по прошествии дней и недель? Какие-то события можно было предсказать, но были и некоторые неожиданности.